"Выгодная сделка" - читать интересную книгу (О'Брайен Кетлин)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Сейчас же убирайтесь, а то рука дрогнет, и я кого-нибудь подстрелю.

Глаза мужчины беспокойно забегали, но он не шелохнулся. Надеясь, что она выглядит так же грозно, как полицейские в фильмах, Дарси театрально вытянула руку во всю длину.

— Я сказала — убирайтесь!

Он по-прежнему не шевелился, и она еле сдерживала свое раздражение. Господи, до чего же он пьян! Пистолет был тяжелый, рука уже болела, но хуже всего, что вспотели ладони, поэтому, когда она целилась мужчине в грудь, мушка все время сползала куда-то к коленям.

Наконец он проявил признаки беспокойства, хотя было заметно, что его мозги основательно затуманены виски.

— Это пистолет? — Мужчина скосил глаза и наморщил лоб, пытаясь осмыслить непредвиденный поворот событий. Он явно не ожидал, что его планам соблазнения красотки помешает дуло пистолета.

Дарси молчала, продолжая целиться.

— Эй, эй, не переусердствуй, — сказал он и попятился, не отрывая взор от плавающего металлического глазка. — Хочешь, чтобы я ушел? Нет проблем, я понятливый. — Он махнул рукой в сторону пистолета, как бы показывая, что Дарси, в отличие от него, не слишком понятлива. — Ты могла просто попросить меня уйти.

— Я прошу вас уйти. — Дарси подняла пистолет и сощурила карие глаза.

— Хорошо, хорошо, нет проблем, — прочувствованно повторил он. Кирпичная дорожка, должно быть, показалась ему длиной в милю, но, наконец, почувствовав под ногами асфальт, мужчина со стоном облегчения отвернулся и затрусил к красной машине, стоявшей у обочины.

Ушел, слава Богу, подумала Дарси. Она опустила руку и потрясла ею, чтобы расслабить мышцы. Теперь, когда он исчез, она его почти жалела. Беднягу, наверное, сейчас тошнит в машине: страх и алкоголь — вещи несовместимые. Бедный... кто, Том? Или это был Рой? А может, Боб...

Какая разница? Мужчины, с которыми ее отчим якшается в загородном клубе, все на одно лицо. Может, только когда садятся за карточный стол, они и похожи на нормальных людей, но, подходя к ее дверям, выглядят как блудливые псы и ведут себя соответствующе.

Взвизгнули шины, Томми-Рой-Боб уехал. Еще до полуночи по Джорджтауну разнесется весть, что Дарси Скайлер свихнулась, таскается с оружием и стреляет в мужчин. Вот и хорошо. Хоть на время от нее отстанут.

Но если Джордж не прекратит свои глупости, даже пистолет не поможет. Иллюзий насчет того, почему эти «блестящие» юноши страстно рвутся к ее двери, у Дарси не было: в местном баре те просидели с Джорджем несколько часов за покером, пили его виски и слушали россказни о том, какая у него красивая падчерица и какое счастливое будущее он ей готовит.

Чаще всего это было просто хвастовство, но иногда Джордж клал на стол ключи от дома в качестве ставки, и если проигрывал — а это, слава Богу, случалось редко, — то выигравший брал ключ и шел пытать счастья у красавицы падчерицы.

Наверное, парни ужасно злились, когда обнаруживали, что девица не так уж красива и вовсе не желает участвовать в их играх. Она не раз думала, что они скажут Джорджу, когда он бросит ключи в очередной раз, но, зная его, понимала, что ему все равно: он унизил ее, и этого достаточно.

Она посмотрела в зеркало и не удержалась от иронии: красивая? Ой, вряд ли! Все эти Томми-Рои-Бобы бывали поражены, когда «принцесса» оказывалась самой обыкновенной девушкой. Блестящие густые волосы, а так — ничего особенного. Большие карие глаза от улыбки теплеют, но все равно это не глаза чародейки. Как там пишут в полицейских протоколах? «Белая женщина, возраст — 22 года, вес — 105 фунтов, шатенка, глаза карие». В одном Вашингтоне таких миллион.

Но вот ее деньги были привлекательными...

Дарси медленно закрыла калитку и задвинула засов. Надо идти в дом. Миссис Кристофер сегодня не будет, по средам она ночует у дочери в Арлингтоне. Вот почему среды опаснее всего. Джордж наверняка в разговоре ввернет, что у домработницы выходной... и молодая падчерица одна...

Какой же он дурак. Но Дарси слишком устала, чтобы злиться. Вздохнув, она выключила фонарь, и дорогу ей теперь освещал лунный свет.

Она медленно поднялась на площадку с кустом роз, чернеющим в темноте, вошла в дом и, пройдя через большой темный холл, поднялась на второй этаж. На светлый ковер ложилась длинная тень от пистолета.

Она, как всегда, остановилась под дверью Тессы.

— Ты спишь? — шепотом спросила Дарси, надеясь, что не услышит ответа. В комнате было тихо и темно. Это хорошо. Для своих пятнадцати лет Тесса видела слишком много подобных сцен. Чтобы убедиться до конца, она приоткрыла дверь. — Тесса Скайлер, ты что делаешь?

Темная фигура у окна зашевелилась.

— Дарси, я только хотела посмотреть... — В лунном свете рыжие волосы Тессы казались темными, а белая майка, еле прикрывавшая кружевце на трусах, — серой.

Дарси включила свет, и краски ожили. Тесса моргала зелеными глазами, ее встрепанные волосы пламенели. Никакие определения типа «волосы каштановые» не подошли бы для младшей Скайлер! Про Тессу написали бы «волосы — рыжие, глаза — зеленые». Дарси невольно улыбнулась. Тесса, на пороге женственности, была великолепна. Как только игроки в покер это заметят...

Ни за что! Дарси прикусила губу. Она их не подпустит. После смерти отца она оберегала сестренку, будет оберегать и дальше. Но как только эта мысль мелькнула в ее сознании, Дарси почувствовала, что все это пустые слова. Оберегать? Как? Тесса хорошеет день ото дня, управлять ею все труднее. Сердце тревожно забилось, и Дарси сказала резче, чем собиралась:

— Ложись спать, Тесса. Шоу для любителей подглядывать закончено.

Ничуть не смутившись, Тесса уселась на кровати, скрестив ноги.

— Дарси, я не подглядывала. Просто смотрела в окно, увидела, как ты спускаешься с ракетницей Джорджа, и никак не могла понять, что ты будешь с ней делать. Но ты была великолепна!

Дарси невольно улыбнулась. Она, конечно, не была «великолепна», но одурачить очередного Ромео ей удалось.

— Если бы он не был так пьян, то наверняка догадался бы, что пистолет не настоящий. Мне просто повезло.

— Он был пьяный, да? — Тесса грызла ноготь, но вдруг сообразила, что делает, и опустила руку под колено. — Он такой интересный.

Дарси нахмурилась.

— Интересный?

— Ну да, я его видела в клубе. Все считают, что он шикарный парень. — Глаза у Тессы заблестели, она откинулась на подушку. — Если бы он пришел ко мне! Уж я-то не стала бы грозиться подстрелить его, можешь не сомневаться!

— Вот как? — Дарси старалась говорить игриво, она отлично помнила, как в пятнадцать лет ненавидела родительские допросы. — И что бы ты сделала?

Тесса в экстазе закатила глаза.

— Пригласила бы его зайти. Ммм... и мы бы танцевали перед камином.

Дарси не могла сдержать улыбку. Неужели она была такая же? Помнила она себя в ту пору смутно, но, видимо, да, была. До первого отчима, второго и третьего. До всех этих покерных мальчиков среди ночи. До Джорджа. Ее улыбка угасла.

— Не думаю, что он приходил, чтобы потанцевать, — сухо сказала она и выключила верхний свет. — Забудь о нем, Тесса. Спи. Уже наступило завтра.

Не слушая возражений, она закрыла дверь и пошла к себе. Тесса так очаровательна, так наивно романтична. Скоро Джордж и покерные мальчики станут кружить возле нее, как стервятники. С этим надо что-то делать, но что? Своим наследством она сможет распоряжаться только через три года, а если попытаться увезти Тессу против воли Джорджа... Дарси выбросила эти мысли из головы. Сегодня она слишком устала, чтобы что-нибудь решать.

Снизу послышался шум — кто-то споткнулся о бутылку и тихо выругался. Дарси сжалась. Джордж.

Она вцепилась в перила лестницы и, собравшись с духом, спустилась по ступенькам, залитым через окно лунным светом.

— Я ее выбросила, Джордж, — с вызовом сказала она.

Ну почему даже сейчас, в двадцать два года, ей страшно противостоять Джорджу? Мать умерла три года назад, и эти три года она хорошо справлялась, заботилась о Тессе, несмотря на то, что Джордж пил все больше и больше.

И все равно сердце испуганно билось, а ноги подкашивались.

— Я велела миссис Кристофер вылить все спиртное, находящееся в доме.

Она остановилась на последней ступеньке, вцепившись обеими руками в перила. Ни шума, ни взрыва ярости. Тишина обескураживала. В библиотеке было темно, хотя Дарси знала: Джордж там. Наверно, роется в баре, с каждым мгновением распаляясь от злобы.

До ее слуха донесся тихий звук, как будто смешок. Смешок?

Неожиданно в дверях библиотеки появились силуэты двух фигур и застыли так близко, как будто поддерживали друг друга. Дарси сразу узнала широкие плечи Джорджа, его гордость как экс-боксера: он поддерживал форму в спортзале три раза в неделю. Смешно в двадцать два года иметь отчима тридцати с небольшим лет! О, мама, мама, что за путаница получилась!

Другую фигуру она не сразу узнала, но и так все было понятно. Тревога превратилась в злость, поэтому Дарси решительно пересекла фойе и включила свет.

Женщина оказалась более трезвой, она первой пришла в себя и хитро улыбнулась.

— Джордж, послушай, она тебе не мать. Слишком молода, чтобы быть твоей матерью, — язвительно начала блондинка, положив голову ему на плечо. — Джордж всегда предпочитал блондинок. — Но говорит как мать. — Она вцепилась ему в лацкан. — Джордж, ты плохо себя ведешь, скверный мальчишка!

Красивое лицо Джорджа покраснело, и у Дарси упало сердце. Она выдержала его взгляд. Но при подружке он не хотел проявлять характер. Такие, как он, не показывают свою подлинную суть. На людях они всегда учтивы. Им удается долго и безнаказанно издеваться над домашними, и никто не поверит, что добряк Джордж может быть настоящим тираном.

Она видела, как он подавил вспышку гнева, голубые глаза сощурились, рот изогнулся в язвительной усмешке.

— Слишком молода? Абби, не поддавайся на удочку. На вид ей двадцать два, но в душе она старуха. Вся пересохла и заржавела.

Абби хихикнула, и, почувствовав поддержку, Джордж воодушевился.

— Да, она решила, что ее удел — пресекать порок, где бы он ей ни встретился. Мы зовем ее суперстарой девой.

Дарси прикусила губу и не ответила на вызов. Джордж хочет поругаться, но она не доставит ему этого удовольствия. Дарси повернулась и стала подниматься по лестнице, обронив лишь:

— Спокойной ночи, Джордж. Поговорим завтра.

— Завтра меня не будет, так что не «спокойной ночи», а «до свидания», принцесса. Я буду на Багамах, где миссис Кристофер не сможет выбросить все бутылки «Маргариты».

На Багамах? Дарси остановилась.

— Но завтра ты должен быть здесь, Джордж. — Она повернулась к нему с побледневшим лицом. — Утром заседание Совета директоров и попечителей. Забыл?

На его лице отразилось злобное удовольствие.

— Не забыл, принцесса. Я его отменил. Попечители могут подождать, а «Маргарита» нет.

— Но, Джордж, это очень важная встреча: мы собирались обсуждать мое назначение в отдел закупок. Разве ты не помнишь, мы решили...

Она оборвала свою речь, напуганная выражением злорадства на лице Джорджа. Пусть он распутник и пьяница, но он не дурак. Она задела его, и он тут же жестоко отомстил ей. Ведь контроль за «Магазинами Скайлера» полностью в его руках. И еще в течение трех лет или до замужества Дарси он будет управлять сетью фешенебельных магазинов отца.

Да, удар попал точно в цель, и Дарси осталось только подавить боль. Джордж хорошо знал два ее уязвимых места: отцовский бизнес и младшая сестра — и, не задумываясь, пользовался этим.

Беззвучный смех сотрясал его плечи.

— Видишь ли, принцесса, я передумал. Ты еще не готова возглавить отдел закупок. Я решил выдвинуть на эту должность Джози Уилкокс.

Дарси пришлось стиснуть зубы, чтобы сдержать восклицание: Джози Уилкокс, которая всего год проработала помощником продавца и чей талант — фигурка да умение подлизываться к боссу! Главным закупщиком будет Джози, у которой понятие о шикарном платье — это поменьше шелку, побольше разрезов!

Злость вспыхнула, как гейзер, быстрый и горячий. «Магазины Скайлера», сеть больших фешенебельных магазинов, были признаны на всем Восточном побережье, это было любимое детище деда, радость и смысл жизни отца. А теперь они перешли по наследству ей. Как истинный Скайлер, она любила бизнес и разбиралась в нем. Но отчим держит ее в отделе по связям с общественностью, где она должна составлять пухлые пресс-релизы о новых линиях весенней одежды или устраивать экскурсии для важных персон. «Ей надо немного поучиться», — с улыбкой говорил Джордж, наслаждаясь своей властью. А пока остается ждать три года, чтобы получить возможность прекратить это, три года влачить жалкое существование.

— Я считаю большой ошибкой назначать Джози на эту должность, Джордж, — как можно спокойнее сказала она. — Подумай еще раз.

Он сильно покраснел, отчего стал заметнее белый шрам над бровью. Дарси поняла, что Джордж в ярости.

— Я должен еще раз подумать? О нет, принцесса, это ты еще раз подумай — кто хозяин «Магазинов Скайлера» — я или ты?

Гулкий бас был призван усилить впечатление, и Дарси бросила нервный взгляд наверх — ей не хотелось, чтобы Тесса проснулась.

— Отвечай, мисс Принцесса. Я управляю «Скайлерами» или не я?

Она не собиралась отвечать. Оба прекрасно знали условия завещания матери, оба помнили, как Дарси безуспешно пыталась оспорить его и вырвать правление из рук человека, которому оно досталось потому, что он был последним отчимом. Адвокаты сочувствовали ей, но ничего не могли сделать. Дарси нужно или ждать три года, или выйти замуж, чтобы изменить положение вещей. А пока Джордж будет всем распоряжаться, как бы она ни противилась.

Их взгляды скрестились; ни один не хотел первым отводить глаза, и тут нежный голос нарушил враждебную тишину:

— Дарси, что случилось?

Дарси резко обернулась на голос сестры. Тесса стояла наверху. Увидев подружку Джорджа, она натянула майку, безуспешно пытаясь прикрыть колени.

— Я не знала, что у нас гости, — неловко добавила она.

— Все в порядке, Тесса, — проговорила Дарси сквозь зубы. Сестра могла бы догадаться, что не следует разгуливать полуголой. — Ты должна спать. Так что ступай.

Тесса скосила глаза, по чистому лбу пролегла складка, и раздражение Дарси улетучилось. Бедная Тесса.

— Иди спать, дорогая, — повторила она уже мягче.

Сестра колебалась, переводя взгляд с Дарси на Джорджа.

— А ты?

— Я тоже иду, — улыбнулась Дарси. — Джордж хотел попрощаться. Он завтра улетает на Багамы.

Она стрельнула взглядом в Джорджа, призывая его прекратить спор, но тот на нее не смотрел. К ее ужасу, он, разинув рот, настойчиво разглядывал Тессу с ног до головы; Дарси поняла, что значит этот взгляд, и похолодела.

Не раздумывая, она взбежала на площадку и заслонила собой Тессу. Нет, слышалось ей в каждом ударе пульса, нет, нет, нет.

— Тогда до свиданья, — вежливо сказала Тесса, успокоившись, что никакого скандала нет. В этом была вся Тесса: доверчивая, принимающая любые объяснения. А Джордж старательно скрывал от нее свои темные стороны. Она знала, что у него непростой характер, но и представить себе не могла, какую гнусность души прикрывает его улыбка. — Счастливого пути, Джордж.

— Спасибо, детка. — Он перестал разглядывать фигуру Тессы и посмотрел на пылающее гневом лицо Дарси, и она увидела, что он наслаждается. Он обожал раздражать людей: тогда он ощущал свою власть над ними. — Тесса, а может быть, ты тоже поедешь с нами? В это время года остров Парадиз полностью оправдывает свое название.

Тесса была заинтригована; она вопросительно скосила глаза на Дарси. Та крепко прижала к себе сестру.

— Нет. Тесса останется здесь.

— Почему? — Джордж подмигнул Тессе: — Мы бы неплохо поразвлекались, правда, детка? Половили бы рыбу... и все такое прочее.

Вот оно. Этого дня Дарси со страхом ждала все годы — дня, когда Тесса подрастет и Джордж проявит интерес к сестре. Тяжелое воспоминание всплыло в памяти: Джордж неотвратимо надвигается на нее, мгновенная паника, удар, осколки разбитой пивной бутылки и затем кровь из глубокой раны у него на виске, ярость в глазах, он уходит...

Больше Джордж не пытался к ней подступиться. Он понял, что, хотя Дарси молода, у нее достаточно силы и мужества. Но как оградить от его посягательств Тессу?

Она схватила сестру за руку, но в этот же момент Тесса, буркнув: «Дарси, мне больно!», выскользнула из ее объятий.

Чистый голосок сестры заставил Дарси отвлечься от тяжелых воспоминаний. Осталось только неколебимое решение, что у Тессы этого не будет никогда.

Теперь Дарси знала, что ей делать. Это было решение, которое она когда-то с ужасом отвергла, но сейчас оно казалось единственным спасением. Она все сделает, чтобы защитить Тессу.

— Извини, детка. — Дарси попыталась улыбнуться. Сейчас надо уйти, не вызвав подозрений у Джорджа. Если он узнает, на что она решилась... — Пошли, Тесса. Миссис Кристофер сегодня не сменила мне постель, не возражаешь, если я лягу спать у тебя?

— Вот здорово! — Тесса весело, перепрыгивая через две ступеньки, побежала наверх. — Всем спокойной ночи и счастливого пути.

На негнущихся ногах Дарси последовала за сестрой; за спиной раздался смех Джорджа. Он заполнял собой все пространство, отравляя воздух. Она ускорила шаги, чуть не бегом пересекла холл и захлопнула за собой дверь комнаты Тессы.

К Флориде они подлетели на рассвете; небо серебрилось, чисто промытое розовыми губками облачков.

Но это видела только Дарси. Тесса спала как убитая и в самолете, и во взятой напрокат машине, веря, что тайный вылет среди ночи из Вашингтона во Флориду имеет свой смысл, раз так сказала Дарси.

Она даже не очень расспрашивала Дарси о неожиданном решении последней выйти замуж.

— За Эвана? — спросила она и сморщилась. Она не так себе представляла героя романа. — А мне казалось, Эван не особенно тебе нравится.

Дарси холодно объяснила, что делает это из чисто прагматических соображений: Джордж мешает бизнесу, пора его остановить.

Тесса знала, что «Магазины Скайлера» много значат для Дарси, часто была свидетелем их с Джорджем споров, поэтому не слишком удивилась. К тому же сестра заменила ей мать, и она привыкла слушаться ее.

Немного попричитав, как это неромантично, Тесса все же вскоре прониклась духом таинственного приключения и признала, что без Джорджа будет лучше.

— Он много пьет, поэтому и становится ужасно противным.

Дарси хотелось истерически захохотать, но она вовремя справилась с собой и согласно кивнула головой.

Сейчас у нее было время немного поразмыслить. Сбавив скорость — торопиться некуда, — Дарси стала обдумывать сложившееся положение. Не безумие ли лететь во Флориду, даже не позвонив? Конечно же, Эван обещал всегда ждать ее, но последнее письмо от него пришло полгода назад...

Она остановила машину возле площадки для пикников и еще раз достала это письмо. Она всегда носила его с собой, как тайный талисман.

В письме Эван сообщал, что все еще любит ее и надеется, что когда-нибудь они поженятся. Если ей понадобится его помощь, писал он, она может приехать к нему в любую минуту, он будет ждать.

Еще на выпускном балу он дал такое обещание, назвав его «пактом». Дарси сначала возражала, говоря, что в этом нет никакой необходимости, но Эван был непреклонен — и слава Богу.

Но что же она скажет? Она не рассказывала Эвану правду о Джордже, хотя, конечно, Эван знал, что она презирает отчима, возмущается тем, как последний ведет дела, но ее школьный товарищ ничего не знал о том, что Джордж пытался... Тогда еще мать была жива, и даже она ей не поверила. После этого Дарси решила никому не рассказывать, в том числе и полиции. Да и кто поверит шестнадцатилетней истеричке, обвиняющей уважаемого бизнесмена? К тому же тогда ей было стыдно, страшно, не покидало чувство вины...

Дарси глубоко вздохнула. Сейчас нужно забыть неприятные воспоминания и найти Эвана. Она сверилась с адресом: остров Санибел, Терраса Чаек, дом «Две пальмы» — и поехала на остров, вглядываясь в таблички с названиями улиц.

Найти Террасу Чаек оказалось несложно. И почти сразу же Дарси увидела синюю табличку с надписью «Две пальмы» в окружении цветущих ветвей. Она остановила машину и, набравшись мужества, стала разглядывать дом. Это был двухэтажный желто-белый особняк, позади которого изумрудным блеском сверкал залив, а по обе стороны длинной белой террасы росли две великолепные пальмы.

Дарси немного успокоилась. Дом производил приятное впечатление. И казалось, что он приветливо встретит гостей, как и его хозяин, Эван. Не будя Тессу, Дарси тихо вылезла из машины и по дорожке прошла к входной двери.

Она несколько раз постучала, но на стук, который глухо отдавался в доме, не было ответа. Неужели Эвана нет? И, не успев испугаться этой мысли, Дарси услышала за своей спиной голос:

— Чем могу помочь?

Она резко обернулась.

— Ох, извините. — При виде незнакомца, только что вылезшего из моря, Дарси смешалась. — Я ищу мистера Хоторна.

Мужчина щурился на солнце; мокрые курчавые волосы падали на глаза с невероятно длинными ресницами; он сдернул с широких плеч полотенце и убрал волосы со лба.

— Извините, мы с вами знакомы?

Дарси покачала головой. Незнакомец был прекрасно сложен: загорелое, стройное тело было почти совершенной формы. Он мог бы служить манекеном в «Магазинах Скайлера», если не принимать во внимание чувства, которые он в ней вызывал. Ведь при виде манекена кровь не приливает к щекам...

— Нет, — наконец произнесла она. — Я Дарси Скайлер. Я ищу Эвана Хоторна.

Глаза его широко открылись на какое-то мгновение — и она успела увидеть, что они бездонно-карие, — и снова сощурились.

— А, Дарси Скайлер. — Имя было ему знакомо, но он не улыбнулся. Квадратная челюсть окаменела. — Что ж, добро пожаловать в «Две пальмы», Дарси. Эвана нет, сейчас он где-то посреди Атлантического океана, руководит доставкой судна одному из наших клиентов на Багамах. А я не смогу вам помочь? Я его брат Майлз.