"Профиль клинка" - читать интересную книгу (Прорез Журнал, Митин Сергей)

Сергей Митин ПРОФИЛЬ КЛИНКА

Говоря о продольном профиле клинка, мы рассматриваему как правило, форму его острия. Именно в передней (ближе к острию) части разница между разными типами профиля становится наиболее заметна, практически сходя на нет у пятки клинка. Быть может, именно поэтому в англоязычной литературе типы продольного профиля клинка подразделяют именно по форме его передней части — перу и острию (по-английски — point).

Владея несколькими языками, я всегда испытываю немалые затруднения с переводом некоторых терминов. Названия профилей клинка не составляют исключения. В глубинах богатого русского языка есть термины, или, по крайней мере, их прообразы, определяющие все известные типы профиля клинков. Но слова, переходя из одного языка в другой, часто меняют свое значение, иногда на практически противоположное. Солидно звучащее слово «симпозиум», например, происходит древнегреческого симпосион, что в античные времена означало эдакий «мальчишник» с вином и нагими танцовщицами. Но кто это теперь помнит? Во всем мире сейчас пользуются англоязычными названиями, не будем исключением и мы.

За базовый, основной, профиль клинка я предлагаю принять изображенный на рис. 1. Думаю, что его родителями были Технология, довольно примитивная в те времена, и Здравый Смысл, который сохраняет свои позиции по сегодняшний день. Изготовить такой нож проще всего, даже имея лишь оборудование средневековой деревенской кузницы. А делать им можно буквально все, что можно и нужно делать ножом. В нашем распоряжении прямая часть лезвия, которой можно строгать.

Выпуклым «брюшком» очень удобно резать «с потягом», концентрируя режущее усилие на ограниченном отрезке лезвия и, тем самым, увеличивая эффективность реза. А самое острие пригодится, чтобы что-то проколоть, пробить, или вырезать отверстие, например, в шкуре. Все под рукой. А приходится защищаться от хулигана — ну, что же, острием, находящимся на линии направления удара, можно довольно точно нанести колющий удар (это по-научному) или, проще говоря, пырнуть. А выгнутой передней частью лезвия можно полоснуть противника режущим ударом, эффективно прорезая даже толстую зимнюю одежду, кожу, крупные кровеносные сосуды и сухожилия. Простота и функциональность! Чего же удивляться, что такие клинки встречаются у старинных ножей во всем мире, где только вообще пользовались стальными клинками, от Скандинавии до Японии. Его и до сих пор используют (фото 2), но все реже и реже. Почему? Да просто потому, что стремление улучшить то, что и так хорошо работает, видно, заложено в самые основы человеческой натуры.

Думаю, что именно желание повысить эффективность режущих ударов за счет сильного, более выразительного изгиба лезвия привело к модификации исходной формы клинка в направлении поднятия острия над линией обушка (рис. 3). На английском такой тип профиля клинка, как правило, называется upswept point, а говоря по-русски — задранное острие. Иногда встречается название persian, предполагающее, что историческим прообразом таких клинков были древние персидские боевые ножи. Если поднимем острие над обушком, то при равной длине клинка длина лезвия увеличивается с увеличением крутизны его изгиба. Значит, таким ножом можно полоснуть противника более эффективно при меньшим усилии, что может иметь решающее значение в бою. Особенно, используя технику боя, основанную на непрерывных движениях вооруженной руки, нанесении режущих ударов без остановки и возвратном движении руки в исходное положение. Только прошу все мои рассуждения о различных техниках ножевого боя принимать с холодной головой и изрядной долей здорового скептицизма. Просто в течение многих веков нож оставался серьезным оружием, и это не могло не влиять на его эволюцию. По большому секрету скажу, что мне лично использовать нож в качестве оружия пришлось только дважды в жизни. И то один раз дело ограничилось тем, что я вынул нож, а во втором случае даже и вынимать не пришлось, для убеждения противников, что они не правы, хватило движения руки к карману с ножом. Правда, как потом оценил мой знакомый специалист прикладного рукоприкладства и художественного кровопускания — движения очень точного и уверенного, профессионального, можно сказать. Тем не менее, во всем, что касается ножевой драки лучше советоваться со специалистами именно по этим вопросам.

Но все в этом мире имеет свою оборотную сторону. Поднимая острие над линией обушка и сильно выгибая лезвие, мы в значительной мере теряем контроль над острием и заметно уменьшаем точность и эффективность нанесения таким клинком колющих ударов. Думаю, что изначально такой тип профиля клинка появился именно в ноже-оружии, а не в ноже-инструменте. Дело в том, что работать острием такого ножа тоже не слишком удобно, именно потому, что оно значительно хуже контролируется, чем при основном, исходном профиле клинка с острием на линии обушка (фото 4).

Единственное исключение, которое приходит мне в голову, это нож-шкуродер. Сильно выгнутая дуга лезвия помогает эффективно и точно подрезать жир, сосуды и сухожилия при ошкуривании туши охотничьей добычи. А загнутая вниз в направлении лезвия линия обушка помогает несколько притупить острие, сделать его менее агрессивным, уменьшая риск пробить им шкуру при работе (рис. 5 и фото 6).

Плодом совершенно противоположенного направления развития техники ножевого боя, основанной на нанесении проникающих, колющих ударов, можно считать клинок обоюдоострого кинжала (фото 7). В литературе англоязычной такой профиль клинка называется dagger point, так как dagger по-английски — это именно кинжал. Узкий обоюдоострый клинок обладает исключительной проникающей способностью, и пырять таким — одно удовольствие. А вот режет он плохонько, именно потому, что спуск, выведенный только на половине ширины и без того узкого клинка, образует, согласно законам геометрии, толстое, малоэффективное при резании лезвие. Слышал я такие утверждения, что обоюдоострым лезвием можно наносить режущие удары в обоих направлениях без оборота кисти руки, чем, якобы, увеличивается боевая эффективность клинка. Наносить-то можно, только толку от такого удара! Выведенное тупым клином лезвие, к тому же практически лишенное изгиба, потеряет практически всю свою силу в одежде противника, а нанесенная рана будет больше похожа на царапину, которую в горячке боя можно даже не заметить. Поэтому даже для боя как такового кинжал был и остается так себе пригодным. В средне вековой Европе такой кинжал назывался мизерикордией, что в переводе с латыни ближе всего соответствует «кинжалу милосердия». Применялся он для добивания поверженных, раненых противников, пробивая панцирь в местах сочленений, например, между наплечником и нагрудником. Во времена Ренессанса в уменьшенном варианте использовался для тихого и, по возможности, гуманного (чего зря мучить!) закалывания политических противников и надоевших любовников. А во время Второй мировой войны английские и американские специалисты-разведчики предлагали вооружить узкими обоюдоострыми клинками диверсантов, чтобы не слишком мучить умерщвляемых во сне вражеских часовых.

Вот только беда — кроме гуманного закалывания ничего другого делать таким клинком практически невозможно. Даже действующему в тылу врага диверсанту, а уж мирному пользователю и подавно (фото 8). Быть может, именно из-за неприспособленности к использованию в мирных целях (примерно, как забивать гвозди пистолетом) ношение обоюдоострых клинков запрещено во многих цивилизованных странах, например, в Германии, Италии, Франции, большинстве штатов США.

Не исключаю, что именно желание легализировать ношение чего-то «кинжалообразного» породило клинки, называемые в англоязычной литературе spear point (spear — по-русски копье) своей формой отдаленно напоминающие наконечник копья (рис. 9). Именно отдаленно, потому что настоящий наконечник копья все-таки заточен с обеих сторон. Но, закон есть закон… Обратите, пожалуйста, внимание, что одно из лезвий кинжала становится фальшивым, в действительности не заточенным — вот и появилось так называемое фальшлезвие (false edge или swedge в англоязычной литературе). В различных вариантах исполнения такой клинок может иметь форму, более или менее приближенную к симметричной относительно средней линии. Острие может находиться на средней линии или быть незначительно сдвинуто, как правило, в сторону фалыилезвия (фото 10). По пригодности к мирной работе такой клинок не намного отличается от кинжала, законов геометрии не обманешь так просто. Единственное существенное и положительное отличие, это то, что фальшлезвие все-таки фальшивое, не острое. Пофорсить не мешает, а вот опасности для пользователя не представляет. Об обоюдоострых клинках ведь много, знаете ли, пословиц ходит…

Из наиболее утилитарных, пригодных для как нельзя более мирных целей типов клинков, заслуживают особого внимания клинки каплеобразной формы, называемой в англоязычной литературе drop point — от слова drop, что по-английски значит капля (рис. 11).

Линия обушка у них более или менее выгнутая. В чистом, первозданном, можно сказать, виде такой клинок не имеет фальшлезвия даже в зачаточном состоянии и от клинка с исходной, основной формой отличается только несколько опущенной в сторону лезвия линией обушка. Теряем при этом незначительную часть лезвия (при равной длине клинка), но выигрываем в большей точности работы острием. К тому же острие получается не слишком агрессивным, но зато более прочным. Можно сказать, золотая середина, разумный баланс между прочностью, удобством работы и проникающей способностью, которая в рабочем ноже не имеет решающего значения. Большинство охотничьих и туристских ножей имеют клинки, так или иначе приближенные к этой форме (фото 12).

Если срезать линию обушка в направлении к острию наклонно по прямой, то получится форма клинка, именуемая в англоязычной литературе clip point, от слова clipped или по-русски — срезанный (рис. 13, фото 14). Острие клинка в этом случае получается более агрессивное, проникающее. Но менее прочное, конечно. Обратите, пожалуйста, внимание — острие может быть или прочным, или агрессивным, проникающим, но никогда — то и другое вместе. Попытки сделать острие одновременно прочным и хорошо проникающим предпринимались и предпринимаются всяческие и разные, но, как правило, это — не что иное, как любительские попытки игнорирования законов природы (фото 15, 16).

Если линию обушка вывести в направлении острия вогнутой дугой и добавить в этом месте развитое фальшлезвие, то получится клинок, который вслед за американцами все называют «боуи» (bowie). Ну, как же! Этот тип клинка названный именем одного из легендарных американских героев, сегодня возведен в ранг символов Америки, как виски, низкокалорийная пища или обмусоливаемая в средствах массовой информации история о том, как некая Моника трахалась с неким Биллом, но Билл при этом с Моникой не трахался… Скептики, правда, осмеливаются утверждать, что легендарный Джим Боуи, победивший в поединке вооруженного шпагой противника, сражался самым, что ни на есть, обыкновенным мясницким ножом. Только что, довольно большим, но не много общего имеющим с тем, что назван его именем (рис. 18, фото 19). А уж совсем вредные любители докапываться до дна сильно подозревают, что причиной победы была хорошая физическая форма и быстрая реакция, попросту говоря, здоровенный бугай и отъявленный головорез был этот Джим, что история и личные впечатления современников, кстати, подтверждают. Ну, может быть, удача ему улыбнулась, счастливая, знаете ли, случайность. Может быть, какие-то еще причины, а та или иная форма клинка ножа, которым он был вооружен, находилась среди них на сорок последнем затоптанном месте. Но американцы любят символы… А уж скромны, как никакой другой народ! Именно врожденная скромность приказала им забыть (или попросту не знать), что традиционные испанские складные ножи навахи (navaja — это по-испански именно складной нож) имели клинки такой формы задолго не только до рождения Джима Буи, но и до открытия Америки (фото 20).

Клинки с прямым лезвием и загнутой в его направлении линией обушка на английском принято называть Wharncliffe blade от фамилии английского лорда, который где-то в начале XIX века заказал мастеру-ножеделу складной нож с именно таким клинком (рис. 21 и фото 22). Таким клинком можно удобно и очень точно строгать, например, затачивать карандаши. Можно что-нибудь вырезать острием. Для абсолютного большинства выполняемых ножом работ такой клинок не слишком подходит, но красиво, изящно выглядит. Поэтому клинки такого типа остаются, главным образом, уделом небольших парадно-выходных складных ножиков, часто именуемых джентльменскими (gentleman folder).

Если при сохранении прямой линии лезвия обушок опустить достаточно круто, закругляя при этом острие, то тем самым лишим его проникающей способности практически полностью. В некоторых случаях это и хорошо, можно, например, подсовывать клинок под автомобильные ремни безопасности, разрезать одежду или снаряжение на потерпевшем без риска поранить его острием ножа. Именно поэтому спасательные ножи часто имеют клинки называемые в англоязычной литературе sheep foot blade или клинок в форме овечьего копыта (рис. 23 и фото 24).

Сильнее выгибая обушок уорнклиффского клинка и выводя линию лезвия по вогнутой дуге, получим клинок, формой напоминающий коготь хищного зверя. Или клюв хищной птицы, ястреба, к примеру (рис. 25). Быть может, именно поэтому в англоязычной литературе такие клинки обычно называются hawkbill blade, или клинок в форме ястребиного клюва. Такой клинок и впрямь обладает свойствами клюва или когтя — он режет, а точнее, распарывает не только, и даже не столько, будучи втыкаемым, сколько вытаскиваемым из раны. Этот эффект позволяет наносить хоть и неглубокие, но обширные раны, приводящие к быстрой потере крови и болевому шоку жертвы, что является основой атаки всех хищников. В человеческом исполнении этот природный прообраз породил клинки, которыми даже слабая или неопытная рука может нанести серьезную рану. Из-за своей очень уж узкой специализации они не получили широкого распространения, хоть иногда встречаются в некоторых исторических, национальных ножах — в филиппинских керамбитах, например (фото 26). Мирное применение таких клинков ограничивается функциями ножей садоводов, предназначенных для подрезания веточек и прививок растении, а также ножей предназначенных для резки большого количества волокнистых материалов, веревок хотя бы. Только вот я никогда не мог понять — разве все это нельзя сделать обыкновенным ножом с нормальным клинком? Только наточить его получше…

Для чего я так подробно описываю разнообразные профили клинков? Прежде всего, чтобы очередной раз проиллюстрировать давно известное правило — форма определяется функцией. Исходным моментом являются задачи, для решения которых тот или иной клинок предназначен.

Далеко не последнюю роль играет универсальность клинка, возможность многоцелевого его использования. Пользуясь случаем, хочу показать, что нет четких границ между разными типами клинков, их профили как бы плавно переходят друг в друга. В зависимости от фантазии мастера или проектировщика его клинок может соединять в себе черты разных профилей. Ну, и самое главное — не важно как клинок называется, важно как он работает! Иными словами — вернулись мы к исходной точке — форма определяется содержанием.