"Полночь не наступит никогда" - читать интересную книгу автора (Хиггинс Джек)





Джек Хиггинс Полночь не наступитникогда

Глава 1

Распахнув дверь и на мгновение задержавшись в проеме, Шавасс понял, что совершил ошибку. Где-то в глубине души у него появилось предчувствие опасности. Это сработал первобытный инстинкт, унаследованный от бретонских предков и присущий всем древним народам, усиленный опытом десяти трудных лет работы в Бюро.

Он нерешительно шагнул вперед, и вдруг темнота наполнилась оглушительным грохотом, а над его головой, освещая сразу все четыре угла маленькой комнатушки, сверкнул огонь.

Йоргенсен, в безукоризненно сшитом смокинге со свежей еще розой в петлице, стоял у окна, слегка расставив ноги. В правой руке он держал револьвер марки «смит-и-вессон» 38-го калибра, направив дуло в пол.

Шавасс опустил руку в карман пиджака за автоматическим «вальтером», понимая, что у него нет ни единого шанса. Йоргенсен, глядя на него, почти с сожалением улыбнулся:

– Опоздал, Пол. На тысячу лет опоздал. – Вспыхнул огонь, вырвав Йоргенсена на мгновение из темноты, – и это было последнее, что увидел Шавасс прежде, чем получил страшный удар в грудь, сбивший его с ног и швырнувший в коридор.

Он ударился о стенку и сполз на пол, хватая ртом воздух. Рядом были слышны голоса и удалявшиеся в темноту шаги, потом в коридоре вспыхнул свет, и Йоргенсен снова появился в дверях.

Шавасс, все еще сжимая в руках «вальтер», попытался поднять его. Йоргенсен ожидал, держа «смит-и-вессон» у бедра, и что-то похожее на жалость снова появилось у него в глазах. «Вальтер» выстрелил, пуля отбила кусок штукатурки футах в трех от Йоргенсена, а потом пистолет как будто сам выскочил из руки. Шавасс издал странный кашляющий звук и рухнул лицом вниз.

* * *

Хаммонд поднялся по крутой лестнице и пошел по коридору. Странная тишина царила здесь, как бы отрезая окружающий мир, а единственный звук – легкое гудение динамиков – доносился из комнаты связи. Поднявшись на пару ступенек по лестнице, ведущей другой коридор, он распахнул окрашенную белой краской дверь и вошел в комнату.

Это был небольшой, скромно обставленный кабинет, вдоль стен которого стояли заполненные папками шкафы. Его единственной обитательницей была женщина за пишущей машинкой у дальней двери. Лет тридцати, полная, но, несмотря на большие очки, довольно привлекательная, она перестала печатать и встревоженно взглянула на Хаммонда.

– Ну, как Пол?

– Когда я уходил, он не слишком хорошо выглядел. Сейчас его обследуют.

Женщина посмотрела на холщовый мешок в руках у Хаммонда.

– Это было на нем?

Хаммонд кивнул.

– Да. Шеф хотел посмотреть. Он у себя?

Секретарь щелкнула выключателем на пульте, и сразу же раздался голос:

– В чем дело?

– Пришел полковник Хаммонд, мистер Мэллори.

– Пусть войдет.

Хаммонд вошел в кабинет, осторожно закрыл за собой дверь и остановился. Перед человеком, сидящим за столом, лежала стопка отпечатанных документов, которые он читал, наклонив абажур настольной лампы. С первого взгляда было понятно, что это высокопоставленный чиновник на государственной службе. Все в нем было узнаваемо: прекрасный костюм темно-синего цвета, купленный на Сэвил-роу, галстук выпускника старого Итона, серебряная седина в волосах. Но, посмотрев на Мэллори, Хаммонд ощутил легкий шок, встретившись с холодным взглядом серых глаз, и странное, необъяснимое чувство, как будто он снова стал юным офицером Сандхерста, стоящим навытяжку перед начальством, охватило его.

– Ну, что ж, давайте посмотрим.

Хаммонд быстро шагнул вперед, раскрыл мешок, и в неярком свете лампы блеснула нейлоном куртка без рукавов.

– Это его пуленепробиваемый жилет? – поинтересовался Мэллори.

– Да, сэр. Производство «Уилкинсон Суорд и К°». Их делают из хорошей гибкой брони.

Мэллори взвесил жилет в руках.

– Он тяжелее, чем я ожидал.

– Шестнадцать фунтов. Нейлон и титан. Пуля 44-го калибра, выпущенная с близкого расстояния, не пробивает его.

– Пол был ранен такой пулей?

Хаммонд кивнул:

– quot;Смит-и-вессонquot;, 38-й калибр.

– Как он себя чувствует?

– Сильная одышка. И кровоподтеки еще останутся недели на две.

– Как я понял, он потерял сознание.

Полковник мрачно кивнул.

– Боюсь, что так. Честно говоря, я бы сказал, что он вообще чувствовал себя неважно, да и нервы у него расшатаны до предела. Йоргенсен думал, он и пяти минут не выдержит в деле.

Мэллори сердито хмыкнул и вскочил на ноги. Затем закурил, подошел к окну и остановился, глядя в темноту.

– Такое может случиться с каждым из нас, сэр, – сказал Хаммонд. – И, насколько я знаю, он сам неофициально напросился участвовать в этом Албанском деле.

Мэллори кивнул.

– Да, это так, хотя результат был для нас очень важен.

– Что же там произошло, сэр?

– Последний раз я посылал Шавасса в Албанию установить контакт с теми, кто еще поддерживал там партию Свободы. Ему пришлось туго. Едва выкарабкался, и я дал ему отпуск. Там у нас была девушка в отделе S2 в Риме – Франческа Минетти. Отец – итальянец, мать – албанка. Она уговорила Шавасса переправить ее из небольшого итальянского порта Матано в Албанию. О ней говорить не будем, но Шавасс попался на удочку.

– Он сошел с ума!

– Не было причин не верить ей. Она ведь работала в Бюро уже несколько лет. Я сам назначал ее. Она всех нас обманула.

– Вероятно, двойной агент?

– Вот именно. Поэтому албанцам было достаточно легко добраться до Шавасса, и это им почти удалось.

– Что с девушкой?

– О, она получила, что положено, но до этого сумела пырнуть его ножом. Чуть не прикончила.

– Было расследование?

Мэллори покачал головой.

– Нет, в своем доме мы и сами можем навести порядок. Обещаю, что никаких Минетти больше не будет. – Он тяжело вздохнул и стряхнул пепел в пепельницу на столе. – А Шавасса жаль. Самый способный агент в отделе, который я возглавляю вот уже пятнадцать лет. Я даже лелеял надежду, что он проживет достаточно долго, чтобы занять мое место, когда придет время.

– Извините, сэр. Я этого не знал, – ответил Хаммонд.

Мэллори подошел к шкафу, плеснул себе виски.

– Впервые я столкнулся с ним в 1955-м. Он был тогда преподавателем в университете – доктор филологии, современные языки.

Сестра его друга вышла замуж за чеха. После войны ее муж умер.

Она хотела вернуться в Англию, но коммунисты не выпустили ее из страны.

– И Шавасс решил ей помочь?

Мэллори вернулся к столу.

– Наше правительство помочь не могло, а так как Шавасс владел языком, он решил действовать неофициально.

– Наверное, было очень трудно, особенно для новичка.

– Как ему удалось, не знаю, но удалось. Он лежал в госпитале в Вене, где приходил в себя после ранения, и я решил взглянуть на него. Самое интересное в нем, наверное, то, что он называет «чувство языка». Вы же знаете, как некоторые люди запоминают кубические корни или всю жизнь помнят то, что когда-то прочли. Вот так и у Шавасса блестящие способности к изучению языков. Впитывает их как губка, без всяких усилии.

– И он стал работать в Бюро?

– Не сразу. Сначала это его не заинтересовало. В следующем семестре он вернулся в университет. Как раз на рождественских каникулах он зашел узнать, остается ли в силе мое предложение.

– Он пояснил, почему передумал?

– В этом не было нужды.

Мэллори взял из ящика слоновой кости еще одну турецкую сигарету, аккуратно вставил ее в мундштук из жадеита, его единственное пристрастие.

– У Пола есть все, что необходимо хорошему агенту: чутье, изобретательность, блестящий ум, здравый смысл, а это не часто встречается. К тому же у него есть готовность убивать – качество, которое отсутствует у многих, заставляя колебаться даже в очень трудной ситуации.

– Поэтому он решил, что ему нужна более активная жизнь.

– Что-то вроде этого. Думаю, приключение в Чехословакии позволило ему открыть в себе качества, о которых раньше не подозревал: любовь к расчетливому риску и, главное, желание помериться силами с противником. Преподавать французский и немецкий в старинном университете – дело скучное.

– Но это же было около десяти лет назад? – Мэллори кивнул.

– Признаюсь вам, Хаммонд, я был бы счастлив иметь такого же агента взамен.

В дверь осторожно постучали, и Джин Фрейзер положила на стол пухлый конверт.

– Медицинское заключение о состоянии Пола Шавасса, сэр. Врачи говорят, что минут через пятнадцать он освободится.

Мэллори посмотрел на конверт и вздохнул.

– Хорошо, я сразу же приму его.

Джин уже направлялась к двери, когда он мягко добавил:

– И еще, мисс Фрейзер, я не хочу, чтобы нас беспокоили, ни по какому поводу. Понятно?

Она вышла, и Хаммонд поднялся.

– Что-нибудь еще, сэр?

Мэллори отрицательно покачал головой.

– Это мое детище, Хаммонд. Увидимся завтра утром.

Дверь открылась, впустив на мгновение легкий ветерок. Мэллори задумчиво посмотрел на конверт и с трудом заставил себя собраться. Такая сентиментальность до добра не доводит. Он надел очки и принялся изучать документы.

* * *

Лежа на операционном столе, Шавасс смотрел на свое многократно повторенное отражение в рефлекторах на низком потолке. На груди четко выделялся темный от крови рубец, но боли не было.

Тело его, казалось, усохло, сделав более уродливыми шрам от старой раны на левом плече и огромный след от ножевого удара, который протянулся от бедра почти до самого левого соска.

Десять лет. Десять трудных, обагренных кровью лет – вот все, что досталось ему в награду.

Он привстал, опустил ноги на пол, но в этот момент дверь распахнулась и вошел доктор Ловатт, крепко зажав в зубах трубку. Одной рукой он отбросил со лба непокорную прядь седых волос и усмехнулся.

– Как чувствуете себя, Пол?

– Ужасно. Во рту сухо, как в песчаном карьере.

Ловатт кивнул.

– Я дал вам четверть грана морфина для обезболивания.

– Это несколько устарело, не так ли?

– Ничего другого, по-моему, нет, – ответил доктор. – Я не собираюсь менять свои методы лечения только потому, что какая-то фармацевтическая фирма присылает мне свои хвастливые проспекты.

Он наклонился, чтобы осмотреть шрам на колене, осторожно провел по нему кончиками пальцев, и Шавасс спокойно спросил:

– Ну, что скажете?

– Время, Пол, вот все, что нужно.

Шавасс хрипловато засмеялся.

– К чему притворяться? Эта рана выжала из меня все соки, и вы знаете об этом. Ведь вы уже закончили с анализами.

– Шавасс, можете одеваться.

– Так каков же приговор?

– Документы уже у Мэллори. Он примет вас, как только вы будете готовы.

– Значит, такие дела?

– Длительный отдых – это все, что вам нужно, но решение зависит от Мэллори.

И прежде чем Шавасс успел что-то сказать, доктор подошел к двери.

– Может быть, мы еще увидимся с вами до того, как вы уйдете.

Нахмурившись, Пол стал медленно одеваться. Он был уверен что анализы не слишком хороши, особенно те, которые взяли после его фиаско с Йоргенсеном. Но как поступит шеф – вот вопрос. Отправит отдохнуть на пару месяцев, а потом даст ему работу в офисе? Неплохо было бы отойти от дела на некоторое время. Или наоборот?

Он был еще слишком слаб, чтобы думать об этом всерьез, да и морфий уже начал действовать: даже завязать как следует галстук оказалось не так уж просто.

«Вальтер» лежал на столе рядом с портмоне и мелочью. Пол взвесил пистолет в руке, опустил его во внутренний карман пиджака. Здание показалось ему неестественно тихим, и он взглянул на часы. Половина десятого. Все уже ушли, за исключением дежурного офицера ночной смены в комнате связи.

Но Шавасс ошибался: распахнув дверь в приемную Мэллори, он увидел Джин Фрейзер. Она сняла очки, встала из-за стола и шагнула навстречу. Лицо ее выражало искреннее участие.

– Ну, как ты, Пол?

Он взял ее за руки.

– Хорошо, лучше не бывает. Шеф у себя?

Джин кивнула и сжала его руку.

– Приходи ко мне, когда освободишься, Пол. Похоже, тебя нужно подкормить. Поговорим, может, полегчает. – На мгновение лицо его осветилось такой обаятельной улыбкой, что он совершенно преобразился. Он слегка коснулся ее щеки, и в голосе его прозвучала неподдельная искренняя признательность:

– Не стоит терять времени, пытаясь склеить то, что разбилось, Джим. Ничего не получится.

Джин как-то сникла, и плечи ее опустились. Шавасс повернулся, постучался и вошел в кабинет к Мэллори.

Тот сидел за столом. Он серьезно взглянул на Шавасса и кивнул.

– Неважно выглядите, Пол. Присядьте. – Затем встал. – Виски?

– Доктор запретил, – ответил Шавасс. – Или вы еще не прочли медицинское заключение?

Мэллори помедлил, потом, опершись руками о стол, ответил:

– Я прочел его.

– Нельзя ли побыстрее покончить с этим? У меня сегодня был трудный день.

Мэллори глубоко вздохнул и медленно наклонил голову.

– Что ж, если вы хотите, Пол.

Он сел, открыл папку, лежавшую перед ним. Когда он заговорил снова, голос его звучал отрывисто и официально.

– Боюсь, что результаты ваших анализов отрицательны.

– Все? – спросил Шавасс. – Я не люблю половинчатости, вы же знаете.

– Знаю, – ответил шеф. – Честно говоря, общее состояние здоровья у вас очень слабое. Я имею в виду испытания, которые выпали на вашу долю в Албании, да еще эта ножевая рана. Доктор Ловатт сказал, что нужно еще три раза делать дренаж.

– Что-то вроде этого. Он полагает, что необходим длительный отдых на солнышке. А что вы можете предложить?

Мэллори снял очки и откинулся в кресле.

– Дело в том, что мне нечего вам предложить. Видите ли, заключение психиатра тоже неважное. Ваша нервная система никуда не годится. Он даже считает, что вам необходимо лечиться.

– Десять гиней за сеанс, – сказал Шавасс.

– Вы это серьезно? – Мэллори хлопнул ладонью по столу. – Ради Бога, Пол, взгляните фактам в лицо. С Йоргенсеном вы вели себя как дилетант. Вы же были почти на том свете, разве вы не понимаете?

– Я понял только одно, – горько сказал Шавасс, – то, что я получил оплеуху. Ведь так, не правда ли?

– Никто не просил вас вмешиваться в Албании, – сердито ответил Мэллори. – Это был ваш собственный почин.

– Но я поверил члену этой организации, – возразил Шавасс, – человеку, которого, как я понял, вы назначали лично.

На мгновение в воздухе повисла напряженная тишина. Мужчины с вызовом смотрели друг на друга, затем Мэллори тяжело опустился на стул. Полностью овладев собой, он заговорил:

– Вы получите пенсию, Пол. Хоть это-то мы для вас обязаны сделать.

Он открыл красную папку и достал письмо.

– Я поддерживаю отношения с моим старым другом Гансом Мюллером. У него кафедра современных языков в одном из новых университетов в Мидленде. Он будет рад принять вас в свой штат.

Шавасс громко засмеялся, затем встал, оттолкнув стул.

– Приятно было провести время, мистер Мэллори. Как говорят наши американские друзья, это был настоящий праздник.

Он направился к двери, и Мэллори вскочил.

– Ради Бога, Пол, не будьте дураком.

Шавасс помедлил, затем, открывая дверь, с усмешкой сказал:

– Я, помню, читал где-то об одном французском аббате, который пережил революцию. Его спросили, что он делал во времена террора. «Я смог выжить, – сказал он, – смог выжить». Думаю, что и я скажу то же самое. За одно это я должен быть вам благодарен.

Он быстро открыл дверь и, прежде чем Мэллори успел ответить, вышел.