"Чужак 8." - читать интересную книгу автора (Игорь. Дравин)





Дравин Игорь.
Чужак 8.

Пролог.

– Влад, мы на позициях, все готово.

– Тебе нужно мое разрешение или одобрямс, Пятый? Что с тобой? Действуйте.

Я отключился и посмотрел на тихо посапывающую во сне Алиану. Как я по тебе соскучился, но показывать это не стоит. Кстати, ей пора просыпаться, а то потом претензии мне предъявит, мол, все самое интересное и без нее произошло. Я взял с подноса яблоко и надкусил. Дыхание девчонки на мгновение сбилось, а потом Эла опять стала равномерно посапывать. Вот хитрюга, типа до сих пор спит. Ну-ну. Да убийца пробрался в твою опочивальню, убийца. Зачем тебе волноваться? А яблоки у тебя вкусные, я имею в виду фрукты, а не что-то другое. Хотя и что-то другое тоже вкусное. Алиана, ну кто же прячет оружие под подушкой?! Это же так пошло и банально. Ну куда так медленно и неторопливо ползет под одеялом твоя ручка? Там уже ничего нет. Я ведь злостный фетишист. Ага, удостоверилась в этом и замерла. Так, пора подать голос, а то Эла чересчур перевозбудится. Впрочем, она сама виновата в том, что до сих пор не опознала грабителя. Да-да, плохо тебя учили. И дело не в том, что ты лежишь ко мне спиной, дело в том, что так заставлять вазами с цветами свою спальню ниизззя. Они же не дают тебе почувствовать непривычный запах. Я наклонил голову к плечу, от меня сейчас несет дай боже. А что поделать, если я сутки с коня не сходил?

– Алиана, привет, – прошептал я.

– Влад! – вскинулась на постели моя женушка. – Ты опять ранен, тебе нужна помощь?!

– Не дождешься, я полностью жив и даже здоров. Не подскажешь, куда мне бросить огрызок от яблока? Нет, совсем не скажешь? Тогда я бросаю в ближайшую вазу.

– Влад, есть проблемы, зачистку города лучше отложить до утра или на более поздний срок, иначе у нас будут потери. Когда проанализирую все поступившие данные, скажу точнее.

– Что-то серьезное, Пятый?

– Нет, неудобное.

– Сам все решай, только держи меня в курсе событий.

Я с удовольствием наблюдал за сидевшей на кровати Алианой, за сменой чувств на ее лице. Изумление сменила радость, потом недоумение, а сейчас бесстрастная маска. Алиана в темпе прокачивает причины моего появления здесь. Простил ее за все, а почему не лезу с поцелуями к ней в постель? Пришел требовать разъяснений по поводу собственной, поруганной женою чести, а почему так спокойно себя веду, вопросов не задаю? Интересно, а какой стиль общения со мной она выберет? Их множество: «прости меня, я больше так не буду», «помутнение на меня нашло», «ты сам меня бросил, я свободная женщина», «не виноватая я, он сам ко мне пришел», «а я думала, что это ты», «сам дурак», « это ты во всем виноват», «мне это нужно по техническим причинам», «ты веришь мне или своим бесстыжим глазам», и так далее. Кстати, стили можно комбинировать и смешивать.

Алиана встала с кровати, накинула на себя пеньюар и направилась к трюмо. Ни одного взгляда в мою сторону. Присела и стала расчесывать свои роскошные волосы. Браво, все-таки умная у меня жена, дура, но умная. Эла выбрала вариант «Снежная королева». Прекрасная, холодная и недоступная леди, в спальню которой пробрался конюх и она считает ниже своего достоинства даже замечать такое ничтожное существо. Почти поверил, если бы не знал о твоих чувствах ко мне, не слышал только что твои слова.

– Какова причина Вашего появления в моем замке, граф? – закончив расчесывать волосы, не поворачиваясь ко мне, поинтересовалась снежинка.

О как завернула! Не про свою спальню спрашивает, не про то, как я вообще смог пройти ее охрану, а такой равнодушно-холодный интерес к самой мелкой твари на свете в познавательных целях. В замок, как же. Кроме того Эла пытается перевести наш разговор в великосветско-юридическо-правовую плоскость. Хочет заставить меня играть на том поле, где я точно ей проиграю. Все-таки в этой области моя женушка даст мне сто очков вперед. Опытная она в таких разговорах, стервочка. Эла, я не играю по чужим правилам на чужом поле, а сейчас я тебя разморожу. Рецепт сего действа прост: резкая смена темы, стиля и темпа разговора. Эх, давно у меня не было словесных поединков, отлично, а то мозг жиром стал заплывать.

– Муж вернулся из командировки, разве непонятно? – удивился я. – И вообще молилась ли ты на ночь, Дездемона? Ах, не успела, твой косяк. Сейчас ты мне за все ответишь, в особенности за виконта Яго.

– Какой виконт Яго? – Снежная королева соизволила едва приподнять правую бровь.

– Права, ведь Яго был наушником всего лишь. Но ты, как ты могла с виконтом Пино, любовью заниматься вот в этой гребаной постели?!

– Граф, Вы забываетесь, Вы не мой муж и Вы не ответили на мой вопрос.

– Влад, лучший вариант действия будет при выезде герцогини из дворца.

– Принял, Пятый, согласен, делай что хочешь, но наши потери должны быть минимальны.

Я стал айсбергом, я стал Северным и Южным полюсами одновременно. Казалось, что даже воздух вокруг меня заледенел. Эла, я могу быть таким холодным, что ты даже себе этого представить не можешь и не нужно представлять, испугаешься.

– Леди, – облачко холода вырвалось из моего рта, – я не являюсь Вашим мужем, но Вы, герцогиня, пока еще моя жена.

– Вы не ответили на мой вопрос, мой бывший муж.

– Девчонку за платочек задушили, а тут такое и прямо на моих глазах. И вообще, я пятистопным ямбом выражаться тренируюсь, а ты мешаешь мне, изменница.

– Каким ямбом, граф? Вы больны, извольте мне ответить.

– Которого из-за угла хореем и все по голове. Герцогиня, – я опять стал айсбергом, – занимаясь своими делами я почти случайно получил информацию, которая и заставила меня пренебречь правилами приличия и совершить столь дерзкий визит, не испрашивая на то Вашего дозволения.

– Граф, Вы объясните причины своего нахальства или нет? Мне вызвать охрану?

– А чо ты нервничать стала, снежинка? Чо из стиля выбиваешься? Я ведь с тобой пока по-плохому, по-хорошему будет больнее. Ладно, не парься, Эла, и мордочку свою не криви. У одних разумных возникла замечательная в своей гениальности идея, но почему-то она мне не понравилась. Мочить тебя будут завтра во время твоего выезда. Если бы чуток или капельку, так я только бы поаплодировал этим затейникам, я вообще проголосовал бы руками и ногами за такое развитие событий. Дураков, а особенно дур, нужно учить. Но дело в том, что мочить тебя будут конкретно, бэби.

– Граф! – маска Снежной королевы стала рассыпаться на глазах. – Вы …

– Да убивать тебя будут, Алиана, – устало сказал я без всякого ерничества, – а я не могу этого допустить, я не хочу, чтобы ты умерла. А слово «мочить» означает убить. Все тебе ясно?


Глава 1.

Цыганы шумною толпой по Бес…, бароны шумною толпой под предводительством Арны стремительно покидали мой бывший кабинет. Все правильно, водка греется в малом зале донжона, мясо стынет, а именинница скоро к ним присоединится, куда же Дуняша денется? А вообще мой визит в свой бывший замок напоминал спецоперацию. Грим, прикрытие, отвлечение внимания от непонятного организма, который едет вместе с баронами и так далее. Надо с этим что-то делать в частности, и что-то делать вообще в принципе. Уже начались шепотки среди народа по поводу частого выезда баронов и прочего благородного быдла к границам Закрытого лесочка. Вообще версия героической гибели графа эл Артуа от рук злобных друидов ненадежна, но ничего более лучшего в тот момент я придумать не мог. А было бы время, то я такую конфетку бы слепил, такую версию произошедшего распространил в народе, что сам Геббельс позавидовал бы мне. Ладно, не имея горничной пользуемся услугами поварихи. Итак, что мы имеем в моем бывшем кабинете, да ничего особенного, всех учеников школы Джокер кроме Четвертого, Гайда, Ераны и Венира занятых в княжестве и Мелоре, и трех святош. Вот последние меня и волнуют больше всего. Как бы они не стали делать глупостей, ситуация не просто серьезная, она архисерьезная, как любил говорить один классик.

– Что вы будете делать? – поинтересовался я у епископа Карита, командора Сенара и матери Эриты.

– Пока ничего, – вздохнул епископ, – Влад, мы все понимаем. Если информация об участии клириков обладающих силой Его в произошедших событиях станет широко известна, то матери-церкви грозит раскол. Прошлая рана, связанная с убийством твоих подруг, охотниц из Белгора прелатом Санром до сих пор не зажила, коалиция кардиналов севера Сатума требовала интердикта для ордена, а тут такое. Орден Слуг Создателя, орден этих, этих, этих, прости меня Создатель за мои греховные мысли, орден этих инквизиторов до сих пор обладает большой популярностью на юге Сатума, к моему большому сожалению.

– Согласен, – мрачно бросил командор, – не нужно обострять и так непростую ситуацию. Генералу ордена Длани Создателя я доложу о произошедшем, но только ему. Если об этом узнает какой-то фанатик и начнет кричать на каждом перекрестке… Проклятый, и нужно же было тебе, Влад, ввязаться во все это дерьмо! Влад, а ты уверен, что инквизиторы пользовались своеобразной магией основанной на силе Его?

– Я похож на дурака? Своей шкурой это испытал. Почему-то это действо мне не сильно понравилось. Своими костями я стенки пересчитал в Красных пещерах. Простая сила Создателя на меня не действует, отец Карит может это подтвердить.

– Плохо, все очень плохо, – заметила Рита. – Делать ничего мы не можем, но и бездействовать нельзя. Я предупрежу Великую мать, может быть она сможет нам что-то подсказать, сможет что-то сделать. Она имеет авторитет у Наместника Создателя и не только у него.

– Я против, Рита, мне ты нужна живая, а не в каком-то другом состоянии. В окружении Великой матери слишком много болтушек, они понятия не имеют о воинской дисциплине, сержант егерей Драконьего Хребта. Забудь о своих намерениях. Сенар информирует своего генерала и хватит.

– Предлагаю дождаться отца Анера, – сказал епископ, – лучше посоветоваться с ним. Его авторитета, влияния епископа Белгора хватит на трех Великих матерей. Против него никто из кардинальского конклава не пойдет.

– Не пойдет, – улыбнулся я, – против отца Анера может выступать только сумасшедший политический самоубийца. На самом деле это лучшее решение из всех, что можно себе представить. Скинем на него проблему четырех мертвых святош. Рита, кстати у меня есть к тебе вопрос, – я обогнул стол и обнял монашку. – У тебя получилось? – своими губами я захватил прелестное ушко.

– Да, – прошептала Рита.

– Тем более ты мне нужна живой. Не вздумай совершать лишние телодвижения. Мне это очень не понравится. Ребенок маг?

– Пока не знаю, но надеюсь на это.

– Короче, отныне ты будешь жить в замке эл Стока, не спорь, я обижусь. Здесь ты будешь в полной безопасности, а свои невеликие обязанности скинешь на свою заместительницу или заместителя. В замке графини эл Артуа тебя самому Проклятому обидеть будет сложно. Не с моими воинами и магами находящимися здесь.

– Ты хотел сказать в твоем замке? – улыбнулась Рита.

– Да не граф я уже, не граф, – возразил я. – Что вы все этим титулом тыкаете меня?! Я уже отмотал свой срок и хватит. Надоело мне это все, все мне надоело.

– Конечно, резать тварей и темных гораздо веселее, Влад, – усмехнулся командор. – Я уже не говорю о приручении кракена. Только не забывай об ответственности за все то, что ты сделал. А не подскажешь мне, где сейчас находится половина воинов графства и четверо твоих учеников?

– Какой же ты въедливый, Сенар. Ладно, все равно этого долго не скроешь, рано или поздно кто-то из воинов обязательно проболтается, цените мой жест доброй воли, святоши. В Риарском княжестве они свой отпуск проводят, мятеж небольшой делают, Шейк обещал качественную работу, и почему-то я ему верю.

– И когда ты успокоешся? – спросил епископ. – Влад, опять чернота? Опять ты влез в конфликт с темными?

– Не совсем, – подала голос Эллина, – обычная борьба за власть, с легким налетом черноты, вот и все. Я выпотрошила одного человечка, и он смог рассказать мне много интересного. Я продолжу? – магиня посмотрела на меня.

– Дело простое, – дождавшись моего кивка, продолжила Эллина, – кто-то захотел сменить династию в княжестве. Несколько раз пытался, не получилось, и решил привлечь к этому делу дополнительные силы и средства. Только одного он не учел, не учел того, что Влад будет в этом лично заинтересован. Заинтересован в сохранении династии. Вот вкратце и все. Да, забыла, в деле присутствуют мастера создания доппельгангеров.

– Что? – вскинулся командор. – Ведь все они были уничтожены еще до Смуты. Влад, ты не ошибаешься? Ты точно не ошибся?

– Хотел бы, да не смогу. Присутствуют они в деле и никуда не денутся, пока я их не отправлю к Проклятому.

– Влад, от твоих выходок я скоро поседею, – вздохнул епископ. – Пленный, которого смогла расспросить твоя ученица, еще жив?

– Жив, но разговорить его ты не сможешь, Карит, мозги ему Эллина все конкретно выпотрошила. Что делать, если он отказался добровольно сотрудничать со следствием? Я ведь предлагал ему по-хорошему, а оказалось, что и по-плохому не получится с его стороны. Я удивился и дал отмашку Эллине. А ей только дай, садистка она законченная.

– Вечно ты на меня наговариваешь, – притворно обиделась Эллина, – я с ним ласково и нежно поработала. Все как ты заказывал, а мозги, так у него с детства этого абгрейда нет.

– Абгрейда?

– Не обращай внимания, – посоветовал я епископу, – вечно мои ученики что-нибудь скажут, а мне потом расхлебывать. Короче, резюме нашего разговора такое, ждем епископа Анера, а только потом начинаем совершать подозрительные телодвижения. Все согласны? Рита, я тебя не спрашиваю, с этой минуты ты живешь здесь и никуда не выходишь из моего замка. Рот закрой и не смей мне возражать, ты дорога мне и я не хочу тебя потерять. Сержант, тебе приказ ясен?

– Вообще-то я сейчас мать.

– Пошлю и по матери, Рита, а потом ты все равно залегаешь в мой замок на постоянное место жительства. Обитать будешь здесь, это не обсуждается. Сенар, дай ей подзатыльник, чтобы некая мать не выеживалась.

– Так ты определись, твой это замок или нет.

– Отец Карит, а я ведь могу и грубо в морду зарядить, заканчивай прикалываться и пошли вы все праздновать день рождения моей сестренки. Двадцать лет ведь Евдокии исполнилось, чем не повод, чтобы нажраться до состояния розовых слонов?

– Ты нас хочешь спровадить как баронов? – поинтересовался Сенар.

– А ты думал, что я свою душу нараспашку вам выставлю? Командор, у всех нас есть свои тайны, ты Риту познакомил с обстоятельствами нашей первой встречи? Нет, а почему? Что мы так смущаемся, Рита, не мельтеши, я повторяю, у нас всех есть свои тайны. И дело не в том, что я вам не доверяю. Дело в том, что лишняя информация может сподвигнуть вас на нелепые поступки. Сенар, ты же сам говорил про фанатиков, спроецируй эту ситуевину на нынешнюю диспозицию. У меня есть тайны, которые вам пока просто не нужно знать. Никакой обиды в этом нет, никакой сверчок не должен знать свой шесток, просто поверьте мне, я ведь неоднократно доказал, что являюсь верным сыном Создателя, я заслуживаю доверия?

– Заслуживаешь, – вздохнул Сенар, – а что ты скрываешь, Влад?

– Рассказать тебе про несуществующий совет Верных, или ты мне про Псов Господа начнешь выкладывать подробности, Сенар?

– Я не понимаю, о чем ты говоришь.

– И я об том же. Короче, проваливайте отсюда господа и леди. Сейчас я буду разговаривать только со своими учениками. Они мне принесли клятву на крови, Сенар. Рита, епископ, уходите, а?

– Ты с ними не слишком? – проф посмотрел на закрывшуюся за клириками дверь. – Помощь церкви нам сейчас нужна как никогда, Влад. Мечи и магия не всегда могут заменить слово.

– Проф, ты кое-что не понимаешь, я сейчас гораздо более нужен церкви чем она мне. Вернее, не всей матери-церкви, с инквизиторами вместе я на одном поле не присяду, достали они уже меня, огнеборцы с темнотой, хреновы. Повторю, сейчас я более нужен церкви, чем она мне. Ты думаешь, что Наместник Создателя или падре из ордена знатоков не интересуются мной? Спешу и падаю тебя в этом разочаровать. Есть некоторые фактики указывающие на повышенный интерес со стороны неких персон ко мне. Падре уж точно наблюдает за мной, у портала Алых во время последнего моего перехода я заметил лениво осматривающих окрестности клириков из ордена Знающих, причем в штацком наряде, спалились они просто, одного из них я в Белгоре мельком видел. Они там у крепости Алых за птичками наблюдали? Знатоки установили такой же пост у портала как и я. Не даром говорят, что хорошая мысль может прийти не только в одну голову. Пока они ведут себя хорошо я их трогать не буду, но возможны всякие варианты.

– Влад, если церковь тобой сильно интересуется, то ничего хорошего я в этом не вижу. На себе испытал любопытство святош, едва от костра сумел сбежать.

– Я тоже не вижу в этом ничего замечательного, Ольт, но что мне делать, повесится на ближайшей сосне? Я не привык так работать. Закончили обсуждать мои проблемы и занялись делом. Дуняша, Шедар, завтра с утра я перебрасываю вас к ближайшему порталу Алых, оповестите о причинах гибели Гила руководство гильдии охотников. Сестренка, все что знаешь Матвею расскажи, тебе он поверит и не станет задавать никаких лишних вопросов. Про кракена и герцогство не забудь, совету Верных будет не лишним знать об этом. Лин, Третий, вас это тоже касается я имею в виду переход, отправитесь в третий поселок, все расскажете о причинах смерти мастера-рейнджера Гила Добряка Йерку Тихому. Долбаные святоши! – мой кулак разнес стол. – Не поленились, выследили друга Далва Шутника, и пытались допросить, сволочи! Хорошо, что Арна моментом въехала в ситуацию и быстро уничтожила тела убийц. Ребята и девчонки, вы представляете себе, чтобы было, если бы наши клирики узнали все подробности произошедшего? Да тот же командор Сенар, я уже не вспоминаю про Риту, поднял бы флаг войны с инквизиторами. Нам нужен раскол церкви? Нам нужна прелюдия к новой Смуте?

Молчание, тяжелое молчание, все и все прекрасно понимают. Я был прав, Гила убили из-за меня. Блин, выехал он на прогулку с Валией, хорошо, что моей дочерью слуговики не заинтересовались. Гил продержался почти минуту, а потом его убили, скоты, какие же они скоты! А через минуту патрули котов, дозоры моих воинов объяснили убийцам правила хорошего поведения лиц без постоянной регистрации в графстве. Всех прикончили, а особенно отличилась парочка скучающих после сдачи дежурства за стеной каменных извращенцев клыкастиков. В герцогство Тария я их не взял с собой, скоро возвращаться в родной поселок нужно, другим родичам ведь тоже хочется побывать в цивилизованных местах, вот Ратвер и Райжен и решили прогуляться по трактирам и окрестностям графства напоследок перед возвращением в родные пенаты, хорошо прогулялись. Как только они услышали звуки далекого боя, так прогулялись, что никому из десятки святош это действо сильно и смертельно не понравилось, зато высшие вампиры успели слегка размяться.

– Ты тоже не будешь баклуши бить, – я посмотрел на ставшего видимым Ругина, – отправишь гонца через портал Алых вместе с Лином и Третьим к патриарху клана Скалы, пусть ускорят переселение всех наших родичей в графство. Мне нужны воины, мне нужны высшие клыкастики клана в полном объеме. Дел много, а я на три части пока не умею разрываться.

– Жадный ты, Влад, – заметила Эллина, – всех клыкастиков хочешь себе заграбастать.

– Леди, – закаменел высший вампир, – Влад может как хочет называть своих родичей, ему это позволено, он в своем праве, но не Вам. Я требую Ваших извинений! Я…

– Так, все успокоились, – прервал я ненужную дискуссию, – все мы сейчас на взводе, родич, я приношу тебе свои извинения за мою ученицу, я за нее отвечаю, чтобы она не сделала или не сказала. Тебе этого хватит? Отлично, а сегодня ночью займись делом, поговори с этим клыкастым неудачником из ордена Серых. Разговоришь его, так сам решай, что с ним делать, не получится, убей, выбор решения целиком и полностью твой.

– Эллина, – я посмотрел на магиню, – следи за своим языком, ученица. Я понимаю, что ты устала с этими допросами моих гостей, но это не является твоим оправданием. Кстати, что там с индивидуальными порталами?

– Один будет чист через месяц, второй примерно через год, точнее я сказать не могу. Это нужно проверять опытным путем, Влад.

– Вот и проверишь, – успокоил я Эллину, – тот, который через месяц твой. Что ты так на меня смотришь? Я никогда не был замечен в жадности и всем остальном примерно подобным. Ольт стал с помощью посоха Повелителем Мертвых, а ты чем хуже? За все в этой жизни нужно платить, за все нужно вознаграждать, бери и пользуйся, лучший боевой маг школы Джокер, – усмехнулся я. – Дуняша, второй индивидуальный портал твой, нужно же мне сделать тебе подарок на день рожденья? Кроме того, у меня в школе присутствуют всего лишь две Повелительницы магии, и я вас хочу вдумчиво и цинично использовать. Никуда вы не денетесь, если мне потребуется ваша помощь, хватит визжать, Дуняша, ведь ты уже взрослая девушка. Ну кто так себя ведет? – под ухмылки всех присутствующих я оторвал сестренку от своей шеи. – Евдокия, ведите себя прилично, ты ведь леди в конце концов!

– Ты тут мне делаешь королевский подарок, а мне уже и порадоваться нельзя?

– Можно, но только в компании баронов, они ведь отмечают твой день рождения, бегом к ним, всех остальных это тоже касается. Со мной остаются только проф и Эллина. Быстро всем посторонним покинуть помещение!

– Что будем делать с кровью Создателя? – поинтересовался я, когда Ругин закрыл за собой дверь. – Предлагайте мне варианты, устроим сейчас нечто вроде мозгового штурма.

– Влад, я не представляю себе, что можно с ней сделать, – сознался проф.

– А ты думаешь, что я знаю?

– А давайте просто отдадим ее святошам? – предложила Эллина. – В любом случае свои преференции мы получим.

Я с сожалением посмотрел на измученное лицо магини. Круги под прелестными глазами, дай ей волю, так прямо сейчас заснет за столом. Нельзя так увлекаться допросами пленных, нельзя, нужно взять ей перерыв, в таком состоянии она мне совершенно не нужна. Черт, мне самому нужно взять перерыв, как я мог такое подумать об Эллине? Напряжение последних суток не самым лучшим образом сказалось на моей голове. Эх, Гил, Гил, я отомщу за тебя, весь этот орден слуговиков у меня кровью умоется! За моей спиной стоят ресурсы гильдий охотников и рейнджеров, воины и маги графства, воины и маги нескольких королевств, Орхет Пятый, леди Ловия, Керт и султан Рашид не откажут мне в небольшой просьбе. Не после того, что я сделал для них. Если кто-то думает, что я совершенно безопасен, то пусть эти мысли срочно покинут его, так он целее будет и может быть что даже выживет. Слуговики искали рейнджера Далва Шутника, они искали мужа герцогини эл Чанор, нашли на свою голову и тут же об этом позабыли. Трудно мертвым пребывать в ясной памяти и нормальном рассудке. Все-таки вы не отказались от мысли сделать Элу вдовой, вы просто не знали на кого бочку катите. Думали, что Гил вас выведет на какого-то вояку или мага, ошиблись, а когда все поняли, так стало поздно. Вы не рискнули с моим другом побеседовать в дальнем пограничье, правильно сделали, мангуст такие шутки не любит и не понимает, но напасть на него в моем графстве – это с вашей стороны полный идиотизм. Здесь я хозяин, а не кто-то другой, здесь я говорю джамп и все прыгают. Я зря себе команду с таким трудом создавал? Я зря спаивал в монолит баронов кровью, честью и деньгами? Я вообще не люблю сам работать, я лентяй, пусть другие за меня трудятся, а я только изредка буду подавать советы.

– Отдадим, – согласился я с Эллиной, – получим грамоту и орден почета от Наместника Создателя на грудь. Ты не получишь, бюст у тебя для ордена чересчур большой и красивый. Поеданием капусты наверняка в детстве ты сильно увлекалась. Эллина, через пять минут ты идешь в кроватку, будешь спать сильно и доброкачественно, у тебя голова совсем не работает, Повелительница Разума. Перетрудилась ты на работе. Как ты могла вообще такое предложить? Мы отдаем кровь Создателя, нас за это сильно и долго благодарят, а потом начинают интересоваться остальными запасами столь полезного продукта. Ведь если мы отдали такое количество сами и легко, то сколько же еще столь полезной жидкости у нас осталось в закромах родины? Да нас тут так шмонать будут приезжие святоши, что Проклятому мало не покажется! И меня еще до кучи за все подвиги, блин, не люблю это слово, клирики загребут в обезьянник до выяснения всех обстоятельств дела.

– А не отдавать лучше? – поинтересовалась Эллина. – Сидеть на этом флаконе как собака на сене? Кому от этого будет хорошо? Тебе, моей груди или профу?

– Отдавать просто так нельзя, – подал голос Колар, – и не отдавать невозможно. Сколько полезного с помощью крови Создателя можно сделать?

– Так что вы посоветуете? – обреченно спросил я.

– Не знаю, – синхронно ответили мне маги.

Блин, а я ведь ждал у них совета, придется мне самому это дерьмо разгребать. Зачем я вообще связался с этой кровью? Проверил себя на черноту и хватит, в Красных пещерах ее нужно было оставить.

– Короче, – начал я, – по поводу крови ты, проф, поговоришь с епископом Белгора. А что ты так вскинулся? Он тебя знает, ты его знаешь, так в чем проблемы? Отец Анер последний разумный на Арланде, который решит баловаться интригами с кровью Его. Возражения у вас есть? Нет, значит, мы договорились. Я вообще сомневаюсь, что епископ Белгора заберет у нас этот флакон. Не тот у него жизненный опыт, отец Анер понимает, к чему все это может привести. Разрыва отношений с Диким островом церкви не хватило? Графство эл Артуа ей еще подавай? Блин, вот ведь как все свалилось на мою больную голову, ни лечь, ни встать, и не подняться!

– Тафталогия, Влад, – заметила Эллина. – А нормально спать мне еще долго не придется, мужа сейчас со мной нет, кто меня ночью греть будет? А кроме того, ты представляешь что скоро здесь начнется?

– А ты себе представляешь, что скоро будешь проверять практически всех прибывающих в графство. Мало того, всех воинов баронов раз в две недели будешь просматривать, слуг и служанок моих вассалов вообще полностью потрошить будешь. На воровстве разумного легко поймать, а еще легче завербовать, угрожая выдачей нужных сведений заинтересованному лицу. Ты раньше этим не занималась, а теперь придется. Отныне каждый приезжий в графство будет рассматриваться как потенциальный шпион. Нас не сразу приняли в серьез, раскачивались долго, а когда дошло до печенки, до самого ливера, так стало поздно, я уже успел пустить здесь крепкие корни. Что делать, если темп жизни на моей бывшей родине на порядок превышает …

– Уходим, – проревел в амулет связи Шейк, – все уходим из дворца, тела наших павших взять с собой. Граф, Вы справитесь?

– Да, барон, я справлюсь, я уже справился. Благодарю Вас. Благодарю Вас, Ваших воинов и магов, и особенно я признателен графу.

– Сочтемся, – буркнул Шейк, – не в этой так в следующей жизни.

– Влад, – в кабинет ворвался Ругин, – сообщение от родича, пришло сообщение от связного, в княжестве мятеж успешно закончен. Граф эл Нари подавил все сопротивление и арестовал несколько заметных фигур. Четвертый с ними сейчас разбирается. Тебе необходимо отправляться туда. Немедленно нужно отправляться, дело стоит довести до конца, и кое-кто должен умереть.

– Отправлюсь, но с утра, ты со мной, двое путников ни у кого не вызовут вопросов, проф, чем ты еще недоволен?

– Ты подвергаешься большому риску, Влад.

– Это с высшим клыкастиком, который будет прикрывать меня в случае чего сталью? Эллина, а что ты хмыкаешь? Ты, как ты там себя называешь, вроде лучшим боевым магом школы Джокер? Эллина, ты не хочешь со мной сразиться? Почему нет, я даже скидку дам на твой усталый внешний вид? Проф, Эллина, большой отряд бойцов вызовет лишние разговоры, я их и так стараюсь избегать. Два странствующих путника, воин и боевой маг, что может быть более обычного и неприметного? Дела в княжестве не терпят отлагательств, нужно в темпе зачистить там все, что можно, особенно парочку организмов балующихся созданием доппелей. Их то уж точно Проклятый давно заждался. Кроме того, вы все забыли об одной моей очень неприятной черты характера. Я не люблю незавершенных дел, слишком много их у меня за последнее время накопилось, пора закрывать баланс, пора закрывать дела. Я хочу их прикрыть одно за одним, княжество в этом списке стоит на первом месте. А если я вспомню о других, так мне в пору повеситься от безнадеги. За что мне это все?

– За все хорошее, – пробормотал проф. – Один воин и один боевой маг тоже знакомый с танцем стали, Влад, а ведь это идеальный отряд по своему составу. Двое разумных… Да вы сможете проникнуть куда угодно!

– Никуда проникать я не буду!

– Так я тебе и поверил, бездарь и болван. Наверняка ты куда-то проникнешь, а лучше всего в замок барона эл Трита.

– А с чего я это должен буду сделать? – я посмотрел на Эллину.

– Последние полученные данные, он занимается разведением доппельгангеров, тебе я сообщить не успела до начала нашего совещания. Проф присутствовал на этом действе и сильно им заинтересовался.

– Влад, ты только не убивай его, науке нужны данные, доставь его мне, и я …

– Да головка ты от патефона! – взорвался я, – ты за кого меня держишь, старый маразматик от науки?! Я убийца? Я должен мотаться по всему Арланду и рисковать своей жизнью? Я должен рисковать жизнями своих друзей и подруг? Ее жизнью? – я указал на Эллину, – или твоей? Лучше твоей, все равно толку с тебя, как с козла молока!

– Влад, не принимай все так близко к сердцу. Успокойся, маг должен полностью контролировать свои эмоции. Вспомни все, чему я тебя учил.

– А не получается, проф, меня то закидывает в лакуну чувств, то выкидывает обратно. Свободен, – бросил я ошалевшему от нашей обыденной перепалки вампиру. Ну не привык Ругин видеть и слышать нашу привычную ругань. Я несколько раз вздохнул, опять меня зашвырнуло в лакуну чувств, когда все это закончится? Когда я научусь полностью контролировать свои эмоции?

– Эллина, ты тоже свободна, здесь остается только проф. Мой подарок тебе не забудь взять из сокровищницы.

– А что ты сейчас хочешь обсудить с профом?

– А ты уверенна, что тебе это нужно знать? Может быть, перебьешься, любопытная ты наша?

– А намекнуть ты мне можешь? Влад, ну ты мне только немножко намекни и все! Я никому не скажу, ты же меня знаешь! Ну что тебе стоит, Влад, ну пожалуйста, скажи пару слов.

– Слово «дерг» тебе знакомо? – поинтересовался я. – А что ты так резко побледнела, Эллина? Тебе еще несколько слов сказать? Давай, сейчас у меня очень хорошее настроение для этого дела. Сейчас я тебе такое скажу…

– Не надо! – Эллина выбежала из кабинета, странная женщина, то меня умоляет рассказать ей обо всем, то убегает. Вообще как можно понять этих существ женского пола, если у них даже анатомия другая?!

– Ну и зачем ты это так сделал?

– Ты меня сам учил, что прежде чем спрашивать нужно сначала хорошо подумать о последствиях. Было это или нет, проф? А о последствиях я хорошо подумал.

– Было, – согласился со мной Колар, – ты прав, Повелительницу Разума нельзя долго держать в неведении относительно твоего происхождения. Хоть она и твоя ученица, но методы ее работы, ее стиль нельзя признать разумным. Ты бы видел, как она допрашивала пленных, там была только кровь и ненависть с ее стороны. Я не останавливал Эллину, не в том она была состоянии. Мне жаль ее, мне ее не хочется убивать.

– Что будем с ней делать? Я сам убивать ее не хочу. Ты это знаешь, она возможно это знает, что делать, проф? Я в каземат школы Джокер ее должен привести и расспросить ее по поводу собственного психического состояния подробно?

– Да ты уже сам все сделал, Влад, – усмехнулся Колар, – теперь она, после твоего признания, сама не отойдет от тебя и будет слушаться не как ученица, а как твой верный и полностью преданный соратник. Дашь ей запрет на излишнюю жестокость и все, поговори с ней, возьми ее в парочку своих дел. У Эллины есть одна уязвимая точка, она слишком любопытна, и после того, как она узнала, что ты являешься дергом…

– Я уже представляю, что она себе там напридумывала, – перебил я профа. – Как ты думаешь, когда она пристанет ко мне с расспросами? Завтра утром или все-таки сегодняшней ночью?

– Ошибаешься, Влад, раньше, чем через несколько суток Эллина не будет к тебе приставать. Ей нужно переварить информацию о том, что ты иномирянин. Кстати, Влад, ты вовремя ее спровадил. Я закончил разрабатывать зерна школ Воды и Воздуха.

– Что?

– А теперь я приступил к разработке зерна школы Льда, Влад. Оно будет готово через пару месяцев. Когда есть готовое, то исходящее из него разрабатывать гораздо легче.

– Что?!

– Ты все-таки полный бездарь и болван, – вздохнул Колар. – Помнишь, как тебя этот еб… Гал пытался убить на турнире? Я ведь сказал тебе тогда, что ошибался. Ты был прав, школа Льда – это единственное, что поможет тебе выжить. Я не хочу, чтобы мой самый лучший ученик умер.

– Я твой лучший ученик, проф?

– А почему я до сих пор с тобой вожусь, Влад? Не делай такие изумленные глаза. Ты мой лучший ученик, и скоро никто не сможет тебя обидеть, я об этом позабочусь. Я тебе все мозги проконопачу, но ты у меня станешь владеть школой Льда на уровне Повелителя этой стихии. Тебя целых два месяца с хвостиком не было в замке, а я много успел сделать за это время, Владыка Льда.

– А …

– А про зерна школ Земли и Огня я забыл, не тогда я буду с ними заниматься, когда тебя пытаются убить. Наука требует жертв, но не таких и не от меня. Я не способен на это, а теперь проваливай к Проклятому, мой лучший ученик, моя гордость, мое тщеславие и мое достоинство. Свою жизнь я прожил не зря, Влад.

Кто тут у нас такой любопытный? Я убрал ладонь с рукояти айдала, да это Дуняша решила меня ночью навестить. Что на этот раз ей нужно? Портал ей подарил, за здоровье сестренки выпил и …

– Влад, – прошептала Дуняша присаживаясь на кровать, – расскажи мне об отношениях между мужчиной и женщиной. Как это все происходит, как у тебя с Арной это делается?

Дожил, Арна закинула свой кинжал обратно в ножны и беззвучно рассмеялась в подушку, как я своей двадцатилетней сестренке буду все это объяснять? Она не могла поинтересоваться столь животрепещущей темой у кошек или фрейлин? А с другой стороны, на сердце потеплело, наконец-то, давно я этого ждал, сестренка полностью пришла в себя, если этот вопрос ее так сильно заинтересовал. Магиня Смерти очнулась, не зря я ее взял с собой в Гоару, ох как не зря.

– Влад, не будь букой, рассказывай. Я вчера проснулась и поняла, что ничего об этом не знаю. Расскажи мне все подробно, ты же специалист в этой области, о тебе в Белгоре только так и говорят, когда не вспоминают про мертвых хозяинов погани. К кому же мне еще обращаться, у кого же мне еще спрашивать? Ты мне брат или не брат? Рассказывай все подробно, Влад.

– Дуняша, – начал я, – у цветов есть пестики и тычинки …

– Ты все поняла? – поинтересовался я у Дуняши.

– Про цветы все, – успокоила меня сестренка, – а как все происходит у разумных? Про это ты мне ничего не рассказал. Что ты секреты разводишь на ровном месте?

Арна закусила край подушки своими зубками, смешно ей видели те! Сейчас ты у меня посмеешься, хвостатое создание. А как иначе я мог проводить лекцию о половой культуре для подрастающего поколения своей сестре?! Мне нужно было все подробно и в деталях ей объяснять? Я пихнул волчицу в бок.

– Объясни своей подруге все непонятные ей нюансы происходящие между нами, – зло сказал я. – Потом ржать будешь, юмористка хренова. Мне одному здесь отдуваться?

– Дуняша, – подавившись смешком Арна села на кровать, – у цветов есть пестики и тычинки, проводим аналогию…

– Котяра, – Арна проводила взглядом покинувшую мой закуток Дуняшу. – А почему ты не задал мне одним вопрос, который был обязан задать? Как я вообще могла допустить смерть Гила? Он был моим хорошим знакомым и твоим другом, а ты столь равнодушно отнесся к этому. Это из-за твоей лакуны чувств?

– Арна, есть много причин, но эта не является первой и даже не второй. Ну ты сама посуди, половина воинов графства отсутствовала, из магов остались только ты и проф, хотя какой из тебя маг? Начальник внутренних войск, Шейк, у которого нюх на драку, – продолжил я, скинув обратно на постель накинувшуюся на меня волчицу, – тоже отсутствовал, после недавней резни наемников пытавшихся захватить замок эл Стока, все пребывали в эйфории. Гвардейцев тоже здесь не было. Много можно сказать вплоть до того, что за Гилом охотились не младенцы и транспаранты о своих намерениях над головами не несли. Даже тварей в графстве практически не осталось. Что могло угрожать мастеру-рейнджеру? Он сосунок, за которым нужно постоянно следить и слюнявчики вовремя подносить? Да и глупо все получилось, ты же сама видела иллюзию произошедшего.

Я лег на кровать и закрыл глаза вспоминая недавний просмотр организованный мне профом. Качество конечно было не ахти, но проф и не профессиональный иллюзионист, так для общего развития освоил пару фокусов. Вот недалеко от замка на поляне произошла встреча Гила и десятка путников. Рейнджер ведь не идиот, чтобы с маленьким ребенком на руках забираться в какую-то глушь, так покатать Валию, проветриться вышел на природу. Короткий разговор, представление сторон друг другу, Гил соскакивает с коня, относит Валию к ближайшему дереву, дает ей кинжал, чтобы под ногами не мельтишила и наверняка он в этот момент подает сигнал тревоги в замок, ведь к спешивающимся святошам Гил спиной стоял и его манипуляций с амулетом связи они не видели. Сначала мирный разговор постепенно переходит в беседу на повышенных тонах. Тут святоши лопухнулись, если им недавно кинули кость в виде темной ложи Декары, то это еще не значит, что инквизиторы являются лучшими друзьями графства и им тут можно все. Не связали они еще неких графа и рейнджера в одну занимательную личность, да и первый вроде погиб, а Шутник по слухам еще жив. Слуговики одетые как обычные путники пытались выяснить у Гила подробности личной жизни рейнджера Далва Шутника, а тот сначала в вежливой, а потом в жесткой форме стал их посылать. Тогда ему намекнули о том, что вопрос его лояльности матери-церкви находится под большим вопросом. Тут уже Гил дал маху, он не забыл, кто именно убил Нату и сорвался с катушек послав инквизиторов далеко и надолго. Ему тут же предложили сдать оружие и пройти в учас… э, пройти полную проверку на лояльность Создателю. Идиоты, как будто Гил не знал, что во время этого действия все его маленькие секреты перестанут быть таковыми. Рейнджер выдал длинную фразу суть которой если отбросить матерщину и переход на личности, заключалась в том, что сами вы козлы Проклятого и это вас нужно проверить на лояльность, а я свое отношение к Создателю уже доказал давно в лесах дальнего пограничья.

У инквизиторов не выдержали нервы, что взять с фанатиков, и они попытались разоружить Гила сами и в темпе выпотрошить, ведь понимали, суки, что беспредельничают, но уж очень им хотелось узнать про меня подробности, муж я Элы или не совсем муж. Всплыли концы годичной истории про наше с ней посещение пещеры бхута и прочее. Наверняка утечка произошла из окружения Торина Второго и прочих знающих подробности этого дела лиц. Короткая беспощадная схватка, двое слуговиков обладали силой Его, а у Гила все пальцы в стальных кольцах-амулетах и громадный боевой опыт. Четверо убитых и тяжелораненых инквизиторов, мертвый рейнджер, не получилось его слуговикам легко разоружить, перестарались, врывающиеся на поляну две серые тени клыкастиков, всего на пару секунд опередившие высланную из замка тревожную группу. Волчица сопровождаемая Рыжиком появились когда было уже все законченно. Подъехавший проф только покачал головой, он не маг Жизни и Смерти одновременно, что в принципе невозможно, он стихийник и ничем помочь Гилу не может. Грустно, господа, все будет грустно для инквизиторов, они меня достали. Ткач меня достал.

– Арна, не вини себя, – я погладил приникшую ко мне волчицу по голове, – ты ни в чем не виновата и не кори себя.

– Однако когда граф эл Артуа был жив и положение было гораздо серьезнее, разрозненные баронства, отсутствие воинов, денег, да даже магов боевых у тебя нормальных не было, вся территория кишела тварями и темными, такого здесь не происходило. А стоило мне взять бразды правления в свои руки, чтобы развязать их тебе для очередной схватки с темными, как сразу…

– Замолчи, – я прижал палец к губам Арны, – ты еще кое-чего не знаешь, придется просветить, чтобы ты не занималась самоедством. Гил знал, что скоро умрет, когда встретится со мной в третий раз в своей жизни.

Потянувшись к прикроватной тумбочке, я открыл настроенную на меня шкатулку, достал письмо и протянул его Арне.

– Читай, – Арна развернула бумагу, – это Гил оставил профу при своем приезде в замок с условием передать мне, если с ним что-то случится. Ты же помнишь их совместные приключения в лесах дальнего пограничья и погани. Это письмо я знал наизусть.

Здравствуй, друг. Если ты читаешь это письмо, то значит я мертв, предназначенное мне свершилось. Ты удивлен, Шутник? Несколько лет назад я охотился на наров около восточных отрогов Мрачных гор, а потом на меня стали охотится дикие драки, едва ушел, но был тяжело ранен. Попрощался с жизнью и потерял сознание. Очнулся я в домике у старика-отшельника, он меня выходил. Зеленый старец, так он мне представился, отказывался принимать от меня благодарность в любой форме, и лишь однажды буркнул, что спасал не меня, а мое будущее. Больше на эту тему он отказывался говорить и только при расставании сказал, что когда я впаду в отчаяние и буду готовиться к участи худшей, чем смерть, я встречу разумного и он спасет меня. Вторая наша встреча с ним позволит спасти много душ разумных, а третья приведет к моей смерти. Ты знаешь, чем закончились наши первые две встречи. Признаюсь тебе, я смалодушничал и стал избегать третьей. Когда прошли слухи, что Тихий набирает команду для Шутника не раскрывая подробностей предстоящего дела я специально ушел в леса. А потом, потом когда я узнал, зачем тебе это было нужно, когда услышал балладу о дружбе, мне стало так плохо, что хоть в петлю самому лезть. Я трус или мастер-рейнджер? Только наша третья встреча могла дать ответ на этот вопрос. Я рад, что познакомился с тобой, Влад, прощай. Твой друг Гил Добряк.

– Теперь ты все понимаешь? – спросил я у мокрых глаз, отложившей письмо в сторону Арны. – Ты ни в чем не виновата, никто не виноват. Создатель дал нам право выбора и Гил его сделал. Хватит влажность в комнате разводить, подруга, собери ты мне лучше мешок путника, все равно уже спать бесполезно, через час рассвет, а с первыми лучами Хиона я опять покину твои владения, графиня эл Артуа.

– Предназначенное, надо же – покачала головой Арна, – значит еще остались пророки старой школы.

– Конечно, остались, я же рассказывал тебе о друидах и почему они стараются не вмешиваться во все происходящее. Они что не пророки?

– Жалкие школяры по сравнению с теми, что были раньше. Те не просто видели множество вариантов развития событий, они могли интуитивно выбирать лучшее, не рассматривая все дерево возможного. Правда рождаются они очень редко, проф это письмо читал?

– Да, но только пожал плечами, мол у любого дурака может получится при тычке пальцем в небо угадать правильное развитие событий. Ты ведь его знаешь, он приверженец точных наук, а не гадания на костях или чем-то еще. Даже необразованная деревенская бабка может угадать – это я тебе его цитирую.

– А проф ни одного раза не ошибался?

– Есть такое, а что ты можешь мне предложить?

– Не знаю, я пророчествами не увлекалась, слишком много шарлатанов в этой области подвизается. Набор стандартный тебе уложить?

– Нет, мою любимую готику не ставь и клайд с айдалом тоже, засветился я в разных концах Арланда специфической броней и оружием. Да, у некоторых воинов есть нечто подобное, но все равно не хочу облегчать своим врагам работу. Подбери мне в оружейке обычный бастард и чинкуэду под мою руку, – я положил ладонь на грудь Арны, – ее параметры ты знаешь. В качестве брони закинь бахтерец, под чехлами он выглядит как обычный латно-бригантный доспех не слишком богатого воина. Шлем возьми с первого комплекта брони, мне нужен простой барбют, для создания завершенного образа наемника.

– Твой бахтерец тяжелее готики на несколько килограмм, Влад, а бастардом ты работал последний раз полгода назад в фехтовальном зале. Стоит ли отказываться от привычной брони и мечей? Жизнь дороже такой перестраховки.

– Стоит, а мой парадный эспадрон замени на обычный палаш в не слишком дорогих ножнах. Остальное все стандартное: одежда, еда, вода, эликсиры, лук со стрелами, алебарда и два малых тарча, франциски, метательные ножи, походный ремонтный комплект и всякая мелочевка. Ты еще здесь?

Вот так-то лучше будет, а то вздумала мне тут слезы пускать, делом займись, лентяйка! А что до пророков, так может Колар и не прав, но в любом случае я навещу этого Зеленого старца, я решил это сделать сразу после прочтения письма. Нужно быть совсем тупым, чтобы не понимать на какую встречу намекал хранитель. Событие произошло, Гил умер, а я не сорвался только благодаря тому, что драконы провели некачественную операцию на моем мозге. Наверняка из-за спектакля друидов обошедшийся им в почти сгоревший Закрытый лес. Форин, гад, не признается, а проф только разводит руками и как всегда делает различные предположения. Значит, пророчества могут быть точными, не знал, узелок на память. А у кого узнать хотя бы в общих чертах? Проф фыркает, как доктор медицины на знахарку-травницу, Арна не при делах. А что тут думать, у меня есть пресс-секретарь или нет? Пяти часов прошедших со времени закрытия совещания прошло и хватит. Арна даже мне, несмотря на скорый выход, столько времени не дала, мол, соскучилась и все такое, действуй, любовничек, когда я тебя еще увижу? Я встал с кровати, позже отоспишься в мягкой постельке, Эллина. Ты ведь теперь у нас как проф невыездной стала. Где мой охотничий комбез? Надо натянуть его на себя сразу, сюда я сегодня больше не вернусь. Дел по горло, да и время поджимает.

– Дуняша, ты собираешься? – крикнул я.

– Скоро выхожу, Влад!

Я вышел из апартаментов, кивнул мило беседовавшим между собой Юлге, Соту и Лакру, болтают, а свои ручки с рукоятей мечей не снимают, и почти ворвался в квартиру Четвертого и Эллины. Вот соня, скоро же рассвет, а как же обработанная инфа по пленным! Так не годится, я притронулся к плечу магини. Не получается, а если потормошить?

– Влад, отстань, дай мне десять секунд, и я приду в себя, – не отрывая личика от подушки пробормотала Эллина, – совесть имей, я только прилегла! Буквально двадцать минут назад допросы закончила, наклонись ко мне, посмотри в глаза, я скину тебе обработанную и новую, пока еще сырую информацию.

– Какие допросы, я же тебе сказал сразу идти спать, Эллина? – я перевернул девушку на спину. – Мне скоро выезжать, а ты тут прохлаждаешься.

– Садист, – потирая глаза Эллина села на постель, и взяла в свои ладони мое лицо. – Посмотришь на досуге, есть много интересного, – сказала магиня через пару секунд. – А допросы, так после того, как я узнала, что ты дерг, разве я могла уснуть? Пришлось идти нервы успокаивать, тем более, что ты мне рекомендовал идти спать, а не приказал.

– Посмотрю, а сейчас у меня к тебе есть маленькое дело, красивая ты наша.

– Что тебе еще надо, думаешь, если мужа рядом со мной нет, так я сразу на все согласная? А в принципе, давай я лягу на бок спиной к тебе, мгновенно засну, а ты делай с моим телом все что хочешь, только осторожно, не буди меня, а к голове не приставай, она у меня сейчас раскалывается и полностью не думает.

– О том, что у тебя по ночам в постели голова болит Четвертому говорить будешь. Тебя ткач уже не пугает? Совсем бесстрашная ты стала после Красных пещер?

– Так это будет только через год, – зевнула Эллина и опять приняла горизонтальное положение, спрятав под одеяло даже голову, – а сейчас если я не посплю часов двадцать – точно умру.

– Хорошо, – согласился я, – тогда не буду задавать одной любопытной леди вопрос о том, существуют ли пророчества, в которых описывается дерг, – одеяло зашевелилось, – постоянно вляпывающийся в дерьмо с адептами Проклятого, – из под одеяла показалась растрепанная голова Эллины, – и имеющего жену с чистой душой, – одеяло отлетело в сторону.

Вот так-то лучше, вставшая с кровати Эллина начала ходить по комнате и массировать себе виски, про чистую душу Элы я ей раньше не говорил. Глупо не использовать подконтрольные тебе ресурсы, когда в них возникает надобность. Раньше было рано, а теперь в самый раз. А она действительно вымоталась, даже ночную рубашку умудрилась одеть задом наперед, никогда не видел такого декольте на спине.

– Влад, – Эллина зло посмотрела на меня, – когда ты перестанешь меня поражать? Что ты со мной делаешь? Ты хочешь, чтобы я постоянно за тобой бегала, открыв рот от восхищения, бросила мужа, обучение у профа, бросила все? А ведь так и будет, я не усижу на одном месте, пока ты бродишь по Арланду и…

– А теперь конкретно, говорливая ты наша, – перебил я Эллину. – Что скажешь?

– Частично или полностью из нескольких десятков подходят два пророчества сделанные после Смуты, что предсказывали раньше плохо сохранилось в пожаре войны, – усевшись на постель начала Эллина. – Первое от некого Томаса Граского. Жил около пяти сотен лет назад. Он писал, что однажды на Арланд придет сын Создателя…

– Кто, кто, кто? – пробормотал я.

– И своей могучей десницей начнет очищать благословенную землю от ереси, порока, тварей и темных. Прекрасен будет его лик, а сила неимоверна. Одним взором он будет способен сокрушать скалы и испепелять моря. Наложением длани исцелять разумных, молитвой изгонять болезни из городов, сел и деревень…

– Дорогая моя редакция, я тихо ох…, ох как изумляюсь. И все это я? Право не ожидал от себя такого!

– А в конце концов он вызовет на бой Проклятого и отправит его в ад, возьмет себе в жены непорочную деву обладающей частичкой Творца и наступит эра всеобщего благоденствия и процветания.

– Эллина, а что курил автор данного опуса при его написании, или он предпочитал нюхать продукцию лакокрасочных производств? А, понял, он в диклофос пиво добавлял!

– Между прочим, ты зря ерничаешь, треть его пророчеств сбылась. Правда, он еще увлекался написанием пьес для театров. Второго пророка прозывали Лека, настоящее имя и фамилия неизвестны, жил примерно четыреста лет назад. Примерно половина его пророчеств исполнилось. И придет на землю Арланда вторая Ауна, и встретит на улице юношу. И полюбит она его. Но не давал ее отец согласия на брак своей дочери с нищим мужчиной неизвестно как оказавшимся городе. Влюбленные тайно обручатся браком по обряду святой Ауны… Я насторожился, если убрать поэтическое описание, то в принципе все похоже.

– Но не долгим было их счастье. Прознали адепты Темного о девушке с чистой душой и решили испоганить ее, переманить на свою сторону, сделать могучей колдуньей. Похитили они счастливую пару и подвергли мужа самым страшным пыткам на глазах у его жены. Несколько дней и ночей испытывал он немыслимые муки, несколько дней и ночей билась в оковах она плача и умоляя палачей прекратить это, но те лишь смеялись ей в лицо и предлагали самой прекратить страдания супруга. На четвертый день она сдалась и своими руками вырезала сердце у любимого. И стала она могущественной жрицей Проклятого и много горя и бед принесет Арланду, пока ее не убьют. Влад, что с тобой?! Зачем ломать мою кровать?!

Я разжал руку и обломки изголовья ложа Четвертого и Эллины упали на подушку. Я вам покажу вырезанное сердце, я еще вырванные годы вам обрисую! Вы думаете, что я дамся живым? Да похищалка у вас сломается трижды! А Элу я сам убью, если не будет другого выхода! Так, успокоиться, я нырнул в свое сознание, так и есть, опять я нахожусь в лакуне чувств, не пойдет, а теперь обратно.

– Купишь новую, – сухо улыбнулся я, – и не вздумай жаловаться мне на свою бедность. А теперь давай мне факты, кто, особенно меня интересует когда, место и время, в каком году, в каком месяце, день и час.

– Влад, но в пророчествах этого не указывается. Там дается только общее описание и все становится понятным только тогда, когда это событие произойдет.

– Вот так всегда! Эти Шекспироносные в перерывах между написанием опусов, как наедятся мухоморов и начинают рисовать всякий бред, Нострахерусы недоделанные, так люди потом начинают сильно переживать, а им все фиолетово. Эллина, пророчество обязательно исполняется или нет?

– Не обязательно, Влад, было много случаев, когда события развивались точно так, как было описано, но концовка была другой. Кроме того, сколько неизвестных пророчеств существует? Может быть даже больше чем известных, я имею в виду от серьезных разумных, настоящих пророков, а не всяких базарных шутов.

– Отлично, прямо бальзам на мою израненную душу. Озаботь Зетра, пусть ищет и покупает любые желтые издания, любые сказки и легенды народов мира. Лоне скажешь о выделении ему дополнительных средств. Срок исполнения – месяц, начать немедленно, возьми в хранилище эликсиры и приводи себя в чувство, я понимаю, что мало столь полезных пузырьков, но это мне нужно, позже поспишь.

– Подожди, – Эллина накинула на себя халат, – я готова, к работе, о мой повелитель.

Выйдя с Эллиной из ее апартаментов я наткнулся на ехидный взгляд волчицы, кроме нее компанию охране этажа составили проф и Ругин.

– Стоило мне отлучиться на десять минут, как ты по девкам стал бегать, Влад?

– Арна, он извращенец, – поддержала Эллина волчицу, – я ему предлагала всю себя, на все согласная была, а ему нужна была только моя память. Всю меня измучил!

– Что у тебя по пленному клыкастику? – я посмотрел на Ругина не обращая внимания на подколки девушек, не желающих успокаиваться и все на мой счет.

– Влад, ты только не падай, – вздохнул Ругин. – Он мой дальний родич из клана Камня, раскололся полностью, как увидел меня, обычный наемник, рекомендую отпустить. Он остался единственным высшим вампиром среди своих и только поэтому стал серым. Клан вымирает. О заказчике он ничего не знает, зато сообщил куда должны были доставить виконта эл Пино. А теперь приготовься, ты не поверишь, но в графство эл Артуа.

Охренеть, а я грешил на Торина Второго. Ошибся в который раз, надо что-то с этим делать, так и голову потерять легко.

– Планы опять меняются, я знаю, кто нанял серых, нужно навестить этого мерзавца в первую очередь, а только потом в княжество. Подставить меня вздумал? Придется взять с собой еще одну безделушку.

– В последнее время ты слишком часто стал говорить про изменение планов, Влад, – заметила Эллина.

– Жизнь такая, Эллочка. Арна, ты все мне в дорогу собрала?

– Держи, – Арна кинула мне мешок путника и скрылась в нашем общежитии.

Остальные тоже быстренько рассосались, кроме Ругина, начавшего помогать надевать мне доспех и прочие причиндалы. Проф с Эллиной стремительно двинулись в направлении ведущей вниз лестницы и даже охрана этажа ушла в маленькую караулку. Все правильно, все верно, охотники не прощаются и не провожают своих соратников, примета такая. Им остается только ждать, и наедятся на скорое возвращение своих друзей. А в замке эл Стока все разумные приняли правила охотников.

– Остальные разумные к переходу готовы?

– Да, все ждут только тебя, Влад, даже Евдокия умудрилась не опоздать. Вперед, а остальные оставшиеся в замке ждите нас и надейтесь.


Глава 2.

А вот и знакомый замок. Ну папа Мю, ты мне за все ответишь. Я на тебя почему-то зол за такую подставу. Зеркала и сферу молчания я уже накинул на себя в укромном уголке, города, формальностями сейчас я заморачиваться не буду, времени нет. Через вход для слуг и прочего быдла, отсалютовав тупо глазеющей по сторонам охране я проник во дворец. Все до боли знакомое, вот выход из кухни в главный зал, с точки зрения безопасности не самый лучший вариант. А с другой стороны, я как приклеенный следовал за слугой несущим кому-то поднос с жареным лебедем, а вдруг пища остынет за долгую дорогу? Гурманам может и не понравится. Кстати, эти самые которые хурманы или куроманы знают, что мясо лебедя плохо усваивается? Нет, так питайтесь им на здоровье, кто против? Второй этаж, а теперь налево, люблю я это дело, в ту сторону ходить. Слуга пошел по своим делам, а я по своим. Не по пути мне с ним. Ух ты какая красивая, юная, а уже за портьерой с пажом целуешься. Просто гнездо разврата и порока какое-то. Лестница на третий этаж, куда ты прешь на меня танком, со всем ослеп? Я едва успел увернулся от спешащего по своим делам гвардейца, так мигом зрение подправлю. А теперь вот в этот коридорчик, я знатный окулист. И что, сегодня еще никого в приемную тайной стражи короны Декары не доставили? Кто ж так работает? Заговорщики повсюду, Родина в опасности! Мне ждать до посинения, когда кого-то сюда приведут? Ладно, пойдем официальным путем. Я снял с себя невидимость и вальяжно вышел из-за угла. Подошел к двум гвардейцам охранявшим вход в кабинет папы Мю и с наслаждением потянулся прямо перед их изумленными мордами. Да какие это гвардейцы, это садовник и повар папы Мю решили маскарадом заняться!

– Ну что, служивые, – я постучал костяшками пальцев по кирасе левого дровосека, – как жизнь, не надоело здесь стоять? Радуйтесь, на сегодня я вас отпускаю, дверь мне откройте и свободны.

– Вы кто такой? – первым пришел в себя правый еще не обстученный дворник. – Что Вам здесь надо?

– Да поговорить мне нужно с графом эл Дали, разве непонятно? – удивился я. – Я же сказал, дверь мне откройте и свободны, я вас большее не задерживаю. Сегодня я добрый.

Бойцы тайной стражи переглянулись между собой. Их молчаливый диалог можно было расшифровать так: на пьяного не похож, его сразу в кутузку или сначала к лекарю? Плохо, ребята, очень плохо. Единственного инспектора короны Декары нужно знать в лицо. Я же вас сейчас самих за такое неуважения к столь высокой персоне на губу отправлю! Да, на мне тонкая иллюзия, которую ваша служба безопасности не считает за магическое воздействие, но это не должно служить вам помехой. Генерал всегда прав, вы у меня железными ломами опавшие листья с улиц подметать будете. Осень на дворе, рабочей силы в городе не хватает. Лица садовников закаменели, похоже, что в кутузку все-таки решили меня отправить. Остался только один вопрос – меня по дороге бить будут или нет?

– Граф эл Дали сейчас никого не принимает, – сказал левый садовник.

– Далее по коридору приемная, – принял у соратника эстафету правый дровосек, – узнаете, не ошибетесь, идите туда. Там Вас примет секретарь, выслушает и определит к кому Вы сможете обратиться.

Отлично, молодцы ребята. Папа Мю, у тебя хорошо поставлена подготовка состава. В морду мне не дали, на три буквы не послали и даже не хамят, хотя власть у этих двух сержантов тайной стражи ой какая немаленькая. Их даже громким титулом не испугаешь, и герцогов арестовывать приходилось, а на мне сейчас вообще обычная потертая кожаная одежда, еще мне не хватало в королевский дворец в броне идти, без всяких позолот, вышивок, камушков и тем более кружев. Вот только последних мне в принципе не нужно! Мужик в кружевах – это ведь так стильно, противный. Дворянской цепи на шее нет. А про павлиньи или другие хвосты закрепленные крупным камешком на берете, я и не вспоминаю.

– Расслабьтесь, служивые, – я показал им безделушку, – узнаете эту вещицу?

– Печать погибшей Руки короля Влада, графа эл Артуа, – ошеломленно пробормотал правый. – Но это же не возможно, в чужих руках она не показывает узор и…

– Ты сам себе ответил, да погиб я, погиб, и пусть так думают все остальные. Кому нужно те знают, что я жив. А вы оба забудете о нашей встрече и дальше будете считать меня мертвым, – я с размаху пнул дверь сапогом.

– Влад, заходи, – раздался едва слышный крик папы Мю.

С лиц подчиненных папы Мю можно было писать картину: «Изумленные ударом пыльного мешка»

– Проходите, господин инспектор, – правый заторможено потянул створку толстенной дубовой двери на себя.

– Вы что-то не поняли, ребята, – улыбнулся я. – Никакой Руки короля вы оба здесь не видели.

– И не слышали, – подошедший папа Мю стиснул меня в объятиях и затащил в свой кабинет.

– Валит, как узнал, кто к тебе в гости пришел? – поинтересовался я, когда дверь в кабинет за нашими спинами захлопнулась.

– А кто это еще может быть как не ты? Присаживайся за стол, обедать будем. Кстати, в эти полчаса, что я выделил себе для маленького перекуса, меня даже Их Величества не беспокоят, не говоря уже о канцлере и коннетабле. Я и так тружусь по пятнадцать часов в сутки, и лишать меня небольшого отдыха они считают неэтичным. Получил сигнал я от охраны, что какой-то безумец пытается увидеть меня и отпустить моих подчиненных со службы. А когда я услышал удар сапогом в дверь, то мне все стало ясно. Кроме тебя никто так себя вести не может, твоя наглость превышает все разумные пределы!

– Зато она второе счастье, – я развалился в кресле для посетителей и оглядел стол. – Заодно проверил твоих парней. Учитывая, что они сразу обратили внимание на несоответствие моей одежды манере поведения, быстро приняли решение не пороть горячку с непонятной личностью путем рихтования моей физиономии и дальнейшего препровождения в камеру. Учитывая, что они попытались спровадить меня подальше, пусть у других голова болит, да еще и тебе сообщили о непонятках, то можно сказать в трех словах про них только одно: умные, осторожные, хитрые. То, что и нужно. У тебя все такие?

– От сержантов и выше все, ниже большинство, ты не стесняйся, ешь давай.

М-да и все это богатство называется полдником, я вытащил из скрытых наручных ножен кинжал и отрезал себе большой кус пирога, да тут на пятерых еды хватит! С чем это он? Вроде мясо трех сортов без костей и зелень. Отлично, а то все эта начинка из перепелов, рябчиков и прочего извращения, особенно меня убивают соловьиные языки, мне не нравится. А теперь можно и сок попробовать, виноградно-березовый. Это я удачно зашел, люблю халяву. А насчет отдыха папа Мю лукавит. На столе толстая папочка содержимое которой Валит внимательно изучает и временами переворачивает листки свободной от вилки рукой. Так он язву точно заработает, деятель кабинетный! Я прислушался к своим ощущениям, больше точно не влезет.

– Наелся? – задал риторический вопрос Валит и отложил папку в сторону. – Тогда ответь мне, что ты вытворяешь, Влад?! Что ты делаешь?! Я понимаю силуиэнскую резню, гильдии рейнджеров рано или поздно следовало совершить нечто подобное. Уроки серенской бойни стали забываться некоторыми недальновидными разумными, а тут такой удобный повод. Убита жена рейнджера теми, кого он и она спасли, опять же противник удобный, ничьи политические интересы на Сатуме не задеты, кроме Великого герцогства. На Ритуме, где о рейнджерах вообще что-то слышали каким-то краем уха, их уже стали боготворить. Вы национальные герои коалиции четырех смешанных королевств севера этого материка. Мощнейший удар по эльфам за последние несколько столетий…

– Который смог получится только потому, – перебил я папу Мю, – что кролики из Дома Папоротника сотрудничали с рейнджерами на всю катушку, иначе эффект был бы ниже, а потери гораздо большими.

– Согласен, – кивнул Валит, – но скажи мне, щенок, трас ос этр! Зачем ты устроил следующую выходку?

– Это какую же? – поинтересовался я. – Почти позволил темным захватить свой замок? Так за это вы мне ноги целовать должны, темная ложа в Декаре уничтожена. Или ты имеешь в виду мой небольшой оздоровительный рейд в бывшее Великое герцогство Тария, где произошла небольшая бойня темных и тварей? Так это чисто в моих финансовых интересах. Кстати, Валит, ты считаешь, что я зря ликвидировал главу Торговой палаты острова Крайс? Так Крий Баросский меня об этом попросил, деньжат на бедность обещал подкинуть. Ты ведь был не против, ты был очень даже за. А к убийству десяти святош я вообще никакого отношения не имею!

Во время моего монолога я с удовольствием наблюдал за папой Мю, за сменой цвета его лица, за сменой выражений на этой канцелярской морде. Нехрен щенком меня обзывать! Когда я стал говорить про тогда еще свой замок и темных, он стиснул зубы и пытался прожечь меня глазами. Прозвучали слова «герцогство Тария», он сначала не въехал, а когда понял, о чем я говорю, так весь превратился в слух и на его лице появилось выражение сладкоежки, мол, а еще чем можешь угостить, просим, просим?! Я угощал, мне не жалко, все равно большая часть этой информации скоро будет у него. Вулкан это обеспечит наверняка, а остальная без подробностей и деталей ни стоит ничего. Но самое главное я ему еще не озвучил. Во время скачки в Бориту я просмотрел файлы скинутые мне Эллиной. Мне так стало стыдно за свое утреннее поведение, что я даже покраснел под шлемом, щеки прямо горели. За что мне досталось это сокровище, как я мог от усталой бедной девушки вообще что-то требовать сверх того, что она уже успела сделать? Да Стаханов с ней на одном пляже и рядом не валялся! Правильно она меня садистом называла и странно, что мангуст меня не убил, когда я увел у него это чудо. Надо еще чем-то компенсировать Тихому переход Эллины из клуба «Рейнджерс» в клуб «Джокерс», я же ее взял за бесценок. Да при встрече с мангустом мне будет невыносимо стыдно смотреть в его укоряющие глаза!

– Влад, – вкрадчиво начал папа Мю, – для начала я имел в виду твою выходку с друидами. Расскажи мне подробности.

– Это будет и до конца, – улыбнулся я. – Я думал, что они причастны к смерти Кенары эл Лайнистины, задал знакомому хранителю пару вопросов, он меня послал подальше, вот я и обиделся. Сначала с друзьями кроликов пошел убивать, а потом в одиночку к друидам наведался. Сделать наоборот было бы сложно. Убил я нескольких хранителей, остальные меня спеленали, потом привели в чувство и простили. Посчитали, что я был в своем праве. Тело одного из друидов выдали за мое и сожгли.

– У тебя и среди хранителей уже специфические друзья появились, – ничего не выражающим голосом медленно сказал Валит. – Что еще ты мне можешь сказать?

– Я же сказал, что не для начала, а до конца. Никаких сведений безвозмездно, ты мне, а я тебе – это первое. А второе, ты не подскажешь мне, сукин ты сын, когда твоя наглая морда успела стакнуться с орденом Серых?

Валит молча смотрел на меня пару минут, потом отодвинул в сторону кувшин с соком и достал из шкафчика емкость с совершенно другим содержимым.

– Гонар, – нажав завиток на столе тихо сказал папа Мю, наливая рубиновую жидкость в свой кубок, – пока меня ни для кого нет, – посмотрел он на вбежавшего в кабинет правого дровосека. – Беспокоить меня только в том случае, если Проклятый снова объявится на Арланде. Свободен, – Валит опрокинул кубок в горло. – Так это был ты, – тихо продолжил он, – а я ведь на тебя сначала подумал, но поразмыслив, вычеркнул из списка подозреваемых. Смотри сам, массовой резни живых нет, убито всего несколько разумных, а остальные просто выведены нападавшими из строя. Город не только не разрушен, он не подожжен и даже не разграблен! Никаких следов нападавших власти Нарины так и не нашли, хотя Горт Второй бился в истерике от страха и обещал всех своих высокопоставленных подчиненных отправить на плаху. Влад, это же совершенно не твой стиль! Хотя, – улыбнулся папа Мю, – задав свой вопрос ты ошибся. Теперь я знаю, кто стоит за событиями в Риарском княжестве, зачем-то тебе нужен был посол этого государста. Вместе с графом эл Нари действовал? Зачем тебе это было нужно? Улыбаешься, ладно, сам покопаю и все узнаю. Я ведь почти списал свою группу со счетов, бывают в жизни непредвиденные случайности. Хочешь похитить человека, следишь за ним и оказываешься в самом центре мятежа. А в произошедшем найме серых ты сам виноват.

– Я?

– Да ты, сколько раз я просил у тебя хоть немного твоих воинов, но ты отказывал мне, а потом даже вампиров себе нашел! Пришлось самому искать себе исполнителей. Помнишь того контролера серых, которого выпотрошила Эллина и все данные ты передал мне?

– А ты по ним раскрутил всю цепочку, вышел на действующих лиц и предложил им сотрудничество, намекая на то, что в противном случае биографии всех серых окажутся в ближайшем выпуске «Королевского вестника».

– Не совсем, но примерно так и было. Я не стал их прижимать к стенке, опасно это, мог вообще лишиться хороших исполнителей для грязной работы. Сошлись на том, что я могу изредка подкидывать им работу в течение пяти лет по сниженным расценкам. Потом я забываю о них и уничтожаю все данные имеющиеся у меня. С магистром ордена дали взаимную клятву на крови и все.

– Старый пердун, ты лично с ними встречался? Они же могли тебя грохнуть!

– Секунд тридцать я бы продержался, – улыбнулся Валит. – Кроме того меня страховали, да и серые особо не ломались. Привычна такая ситуация для них. Ты думаешь, что за несколько столетий серых ни разу не выслеживали. Было и не один раз, когда мы с магистром ордена обмывали договор, он признался мне, что более десятка раз такое случалось, и процедура ими полностью отработана. В договоре прописаны такие малейшие нюансы, что никак его не обойдешь.

– Зачем тебе был нужен этот виконт эл Пино, зачем ты приказал доставить его в графство эл Артуа?

– А ты не понимаешь, Влад?! – расхохотался Валит. – После твоей ложной гибели в Закрытом лесу, в графстве у меня постоянно находится группа тайных. Я тебе должен, много должен. Корона Декары тебе должна. И не забывай о том, что ты инспектор, ты Рука короля Керта Третьего, карающая или раздающая милости. Смерть Гоблов, убийца пятерки серых, тебя уважают и боятся не только в этом государстве. Достаточно сказать, что как только известие о твоей гибели дошло до Бориты, так сразу вокруг Чейты стали водить хороводы смазливые дворяне, в большинстве своем подданные других государств. Конечно, все происходит в рамках приличий, но ты сам все понимаешь. И это только одна из самых маленьких проблем, которые ты доставил королевству своей смертью, самая небольшая головная боль.

– Так пусть Чейта не появляется на этих придворных развлечениях или все время проводит с Кертом!

– А этикет? Есть и другая причина, нужно оказать внимание приложившим много сил и сумевшим попасть во дворец дворянам и дворянкам, а не выказывать им свое безразличие или пренебрежение. Пусть лучше интригуют между собой за внимание или милость короля и королевы, чем интригуют или вообще заговор организуют против существующей династии. Мы не полностью преодолели последствия мятежа, Влад, нам это нужно, так же необходимо, чтобы мятеж никогда не повторился

Ну никогда – это слишком громкое слово, но вот с такой стороны посмотреть на всевозможные увеселения принятые при дворе мне в голову не приходило. А ведь логика в этом есть, бедные Керт и Чейта, врагу такую работу не пожелаешь!

– А как Чейта поступала раньше до моей смерти?

– Просто, – успокоил меня папа Мю, – после твоего отъезда через некоторое время был бал. Чейта танцевала с троюродным племянником посла из Белого халифата, а послы и члены их семей обязательно приглашаются на придворные мероприятия. Так вот, после восхваления божественной красоты королевы в стихах этот племянник предложил ей продолжить свое знакомство со столь красивой и умной женщиной и на несколько секунд прижал Чейту к себе ближе, чем положено. А стихи были хорошие, я аж заслушался. Да и сам он красавец мужчина.

– А Чейта что сделала?

– С милой улыбкой ответила, что посоветуется по этому вопросу со своим лучшим другом графом эл Артуа, когда он снова навестит ее и только тогда примет решение. Племянник все оставшееся время танцевал молча и держал талию королевы на самом дальнем позволенном приличиями расстоянии от себя и только кончиками пальцев. Было еще пара попыток, а потом слухи распространились и с тех пор королева избавлена от таких ухажеров, как из нашей, так и из других стран. А вот Керту плохо приходится, у послов ведь есть и племянницы, да и в Декаре водятся вертихвостки мечтающие стать фавориткой. Плохо Керту. Влад, а у тебя нет на примете какой-нибудь красивой девушки-бойца?

– Ты кого имеешь в виду, Эллину, Арну или мою сестру? Черная не сможет уложить пятерку серых, Эллина будет готова через несколько месяцев, а Дуняша только через пару лет.

– Плохо.

– Валит, ты от ответа на вопрос не увиливай, ты ловко сбил меня с темы, но я это сразу заметил и продолжал разговор только из любопытства. Я не щенок в плетении таких словесных кружев.

– Да не увиливал я! – возмутился папа Мю. – По поводу серых которым я заказал виконта эл Пино. Повторю, ты нужен короне Декары живым, и я знаю, что герцогиня эл Чанор твоя жена, настоящая жена. Не нужно было тебе демонстрировать своим баронам кольцо. А когда ты из ревности чуть не убил прямо во дворце принца Джайда, когда твоя пикировка на грани приличия с Алианой привела к поединку, когда ты почти все время защищал ее магией и своим телом от серых, я понял, кем она тебе приходится. На похоронах Эрана Первого, когда я спрашивал тебя о твоих планах на герцогиню, я окончательно убедился в этом. Если за Кенару эл Лайнистину ты устроил силуиэнскую резню, а потом полез к друидам, то на что ты пойдешь за Алиану эл Чанор? Я не хочу это знать, а вдруг ты погибнешь по-настоящему? Я узнал, что герцогиня стала вести себя совершенно несвойственным ей образом и причина этого виконт. Дал заказ серым на его похищение, мои люди выяснили бы все и если бы он оказался виновным, то выдали его тебе или Арне. А что с ним делать ты решал бы сам.

– Спасибо за заботу о моем душевном спокойствии, Валит. Ты говоришь правду, и я благодарен тебе. Я уже все с ним решил, сотрут память о последствиях похищения и дадут пинка под зад. Теперь вкратце по основным пунктам твоего интереса. Я был недавно в герцогстве Тария, там находилась помимо всего прочего ложа темных связанная со своими друзьями в Каросе. Не перебивай меня, Валит. С помощью внедренного в ложу Пса Господа я со своим отрядом устроил резню. Погибли все, в том числе и глава Торговой палаты Крайса Дивигор эл Аско, там у них намечалось что-то вроде торгов, поэтому до кучи были еще убиты прибывшие четыре клирика и восемь магов из Золотой десятки ордена Заката. Валит, не смотри ты на меня так. Смысл торгов и всего остального заключался в вызове пяти демонов пяти различных стихий, обладающих почти полным иммунитетом к магии, к силе Его и стали. Забыл способностью к импринтингу они должны были обладать тоже. Глава местной ложи решил доказать Крию Баросскому, что он гораздо круче его, каким образом не знаю, ну и другие у него задачи были для столь мощного оружия. Основой для тел демонов должны были стать почти рожденные драконы из рода Стремительных, с ними я тоже познакомился, с драконами я имею в виду. Это дает защиту от стали и магии. Для обеспечения иммунитете к силе Его в жертвоприношении должно принимать участие лицо королевской крови помазанное на престол высшим церковным иерархом государства. Эта роль доставалась принцу Шотару и княжне Валии. Да не смотри же ты на меня так! Так же для проведения ритуала нужна была кровь и плоть еще пяти десятков разумных.

Короче, Валит, всех плохих мы убили и всех хороших спасли. В результате акции наши потери минимальны, только Пес Господа погиб, отличный был парень со стальными нервами. Мясо с принцем Шотаром было отправлено в королевство Каросу на захваченных у темных грифонах, что дальше было с ними ты знаешь и без меня. Княжну Валию я решил вернуть безутешным родителям через свою подругу баронессу Таню эл Фардо, наперсницу княгини. Мне было просто по дороге. Я в бою руку потерял и мне нужен был срочно жизнюк. Да и почему бы мне хоть раз в жизни не сделать доброе дело, понравилась мне эта малявка, смешная. Приехал в Килену, а оказалось, что княжна уже нашлась. Удивился и уехал. На следующий день посоветовался со знакомым друидом, а он мне тут и заявляет, что в княжеском дворце находится доппельгангер. Валит, я понимаю, что у тебя от столь радостных событий в горле пересохло, пить хочется, но не смей поперхиваться вином на мою одежду! Вернулся я в Килену и описал диспозицию Тане и ее отцу, он работает коннетаблем княжества, а в свободное время халтурит командиром городской стражи. Посидели, подумали и решили на основании полученной информации организовать небольшой мятеж. Мятежников под командованием Шейка представляю я, граф нам не мешает действовать, а потом он стремительно освобождает город и под шумок арестовывает всех заговорщиков. Также было решено моими силами произвести захват посла княжества в Нарине, он стоял за похищением княжны.

– Валит, ты уже четвертый кубок себе наливаешь, закусывай. По моей информации все в княжестве прошло успешно и закончилось вчера поздно вечером. Посол у меня, виконт у меня вот такие вот дела. Вкратце тебе излагаю, потому что к вечеру полный отчет будет лежать на столе у Кара и он с тобой наверняка поделится подробностями, а мне нужно спешить. К завтрашнему утру ни одного воина и мага графства эл Артуа в княжестве быть не должно. Молчание длилось пару минут.

– Влад, – папа Мю прекратил сжимать руками свою голову, – а о чем ты мне умолчал?

– Да есть по мелочи, Валит, но это тебя не касается. Это мои личные финансово-хозяйственные дела. То, что я должен был сделать как мастер-охотник и мастер-рейнджер, как Рука этих гильдий, как верный почитатель Создателя, я сделал. О темных сообщил, о святошах сотрудничающих с ними сообщил, о пока еще не вымершем как мамонт мастере создания доппелей сообщил, что тебе еще надо? Валит, да никогда еще я так подробно не сливал информацию о своих делах лицу, не принесшему мне клятву на крови! Умолчал кое о чем, не спорю, но это мое. Кар Вулкан будет скоро обладать почти всей информацией, такой же, как и мои ученики.

– И все это ты сделал, начиная с силуиэнской резни и ловушки для темных в твоем замке, заканчивая мятежом в Риарском княжестве за месяц? – тихо спросил папа Мю.

– Нет, что ты? За три недели и два дня, – я захлопал ресницами. – Кстати, замок уже не мой, как и графство, Арна там всем заведует. Все вопросы и претензии к ней.

– А убийство десяти святош, ты мне об этом ничего не хочешь рассказать?

– Да они убили моего друга мастера-рейнджера Гила Добряка, вот мои воины и добили оставшихся в живых. Инквизиторы решили узнать у него подробности биографии известного тебе Далва Шутника, а он не захотел с ними делиться. Йерк Тихий и Кар Вулкан оба узнают все к вечеру, информационные пакеты для них одинаковы. Валит, да не парься ты так, со дня на день в графство приедет отец Анер, вот пусть он и решает все церковные вопросы, нас они не касаются.

– Как это не касаются?! – взревел папа Мю. – Что ты говоришь?!

– Не касаются, а что беспокоится по поводу возможного раскола церкви, возможном конфликте между гильдией рейнджеров и поддерживающей ее гильдией охотников с одной стороны, и орденом Слуг Создателя с другой, о возможной прелюдией к новой Смуте? Я предпринял уже все необходимые шаги, не нервничай ты так. Мне своих бойцов нужно выводить из княжества, проверить обстановку царящую там. Я же не могу всю жизнь держать княжну Валию в замке эл Стока? Вот об этом надо беспокоиться, а не о каких-то там пустяках. Валит, не надо так на меня скрипеть зубами, я хороший, я добрый и местами даже пушистый.

– Ну, Шутник, – массивный серебряный кубок в руке папы Мю стал стремительно изменять свою форму.

Как я тебя загрузил, брат? Ничего, скоро такую от меня конфетку получишь, что и думать забудешь о какой-то княжне Валии. Вернулась девочка домой и все, зачем там тебе копать, волчара? А про приручение кракена из посторонних будет знать только совет Верных, Матвей умеет отделять зерно от плевел. А про добычу только ученики и участники рейда.

– Кстати, Валит, через некоторое время Эллина начнет тотальную проверку графства, а когда закончит с этим делом, то займется проверкой каждого приезжающего на эту малую землю. Это я к тому, чтобы ты сказал мне имена своих агентов, или увел их оттуда, вдруг мои и твои подчиненные неправильно друг друга поймут? Зачем нам это надо? Я едва успел нагнуться, как смятый кубок пролетел над моей головой.

– Меньше чем за месяц ты, – простонал папа Мю, – умудрился взбаламутить королевства Декару и Каросу, там тоже прошли массовые аресты темных и сочувствующих им лиц, в княжестве мятеж устроить, в Нарине вообще устроил Падший знает что, прогулка по мертвому герцогству, конфликт и примирение с друидами, резня эльфов, убийство святош! А эти мелочи, как ты о них отзываешься? Влад, а давай я тебя арестую как государственного преступника? – неожиданно азартно спросил папа Мю. – Ты спокойно доделывай свои дела в княжестве, возвращай своих головорезов в графство, я тебя не тороплю, а потом приезжай ко мне. Не дело, а конфетка будет: словесное оскорбление короны, физическое оскорбление Их Величеств, попытка переворота, попытка убийства полковника тайной стражи королевства, как тебе это?

– По первому пункту обвинения это мне нужно сказать, что клал я на все королевство, на короля и королеву при свидетелях. С этим все ясно. Второй пункт заключается в том, что на ближайшем балу я пощупаю попку Чейты и дам в морду Керту, тоже ясно. Не в первый раз я эти два пункта сделаю и Керту морду чистил и Чейту щупал, а про это долбаное королевство я раз пятнадцать высказывался, так что опыт подобных преступлений у меня есть. Попытка переворота наверняка заключается в том, что около недели пять сотен конных латников графства эл Артуа находились без виз на территории Декары, Валит, этот пункт моего обвинения не пройдет. Я уже тогда был официально мертв.

– А мы задним числом тебя оживим, – заверил меня брат, – оформим все как положено.

– А вот в чем заключается моя попытка твоего убийства до меня не доходит.

– Да потому что сейчас я напьюсь! Я выпью бочку вина и когда меня откачают жизнюки, то скажу, что это твоя вина, Влад. Такие новости нельзя сообщать без подготовки и все сразу!

– Да ты сам же захотел! – возмутился я.

– Хотел, но не настолько, – отрезал Валит. – Совести у тебя нет, а еще братом прикидывался. Кличку мою себе взял. Начал с воровства, а закончил коронным преступлением и не одним.

– Кличка моя, а что касается остального, так это был мой вклад в наши с тобой будущие отношения. Представь себе, захожу я к тебе через месяц и требую дать расклад по интересующей меня теме и ты как миленький даешь, не кобенишься, а потом вздыхаешь и списываешь с себя очередной должок. Охотник должен – охотник расплачивается.

– Влад, соглашайся на коронные преступления. Я обеспечу тебе роскошнейшие покои для государственных преступников, которые являются лицами королевской крови, все равно туда сейчас некого сажать. У Керта и Чейты близких родственников пока нет. Личного повара предоставлю, горничную, прогулки верхом по огороженной территории в любое удобное для тебя время и сколько хочешь, то столько и наслаждайся свежим воздухом. Фехтовальный зал, бассейн, баня – всем этим ты можешь пользоваться в любое время по своему желанию. Да эта тюрьма обошлась казне дороже, чем охотничий королевский домик и до сих пор в ней никто не сидел! Да я даже девочек тебе буду поставлять. Да они сами будут к тебе ломиться, чтобы потом рассказать своим завидующим подругам о жуткой, полной ужасов и насилия ночи, проведенной в тюрьме в одной камере с монстром! Соглашайся, Влад. А года через три Керт подпишет тебе помилование. Да я даже свидание с кем хочешь и когда хочешь тебе организую, соседние камеры могу предоставить для временного проживания твоих друзей или подруг. Правда там условия похуже, метров сто полезной площади и посуда не из серебра, а фарфоровая, для герцогов, маркизов и графов они предназначены.

– Условия заманчивые, – задумчиво сказал я. – Только я не понимаю в чем подвох, объясни мне подробно.

– А что тут объяснять? – удивился папа Мю. – Поживешь там в свое удовольствие, сил наберешься, Арланд отдохнет от твоих выходок, да и твои друзья в себя придут. Я уверен, что Вулкан и Тихий сегодня тоже напьются до свинского состояния, зачем ты так с нами?

– Нет, – подумав ответил я, – на воле я гораздо более полезен для своих друзей. Хочешь я дам тебе информацию, которую не скидывал Кару и Йерку? Она не касается интересов гильдий охотников и рейнджеров, она касается таких как ты, ренегатов, променявших погань и дальнее пограничье, на теплое кресло начальника. Только это между нами и ни в какой форме это не должно уйти дальше тебя. Слово?

– Слово, искуситель, – вздохнул Валит. – Проклятого на тебя нет, говори!

– Я хочу рассказать тебе сказку о некой герцогине и виконте. Виконт был благородным, но не совсем богатым человеком и поэтому помимо всего прочего изредка выполнял поручения второй канцелярии королевского кабинета одного государства. Иностранными делами занималась эта служба: назначением послов в соседние королевства иже с ними, их племянников, откровенные шпионы и убийцы тоже работали там. Канцелярия вырабатывала рекомендации королю на основе полученной информации. Если уровень был мелкий, то сама принимала решение. И в один прекрасный день получил виконт-племянник задание. Он воспринял его безрадостно. Он был не первый, кому ничего не удалось, стервой и пустым номером считалась некая герцогиня, но приказ – есть приказ. Сначала девушка холодно встретила его ухаживания, но потом за обедом виконт сумел покорить ее комплиментами и своим обаянием. Герцогиня стала с улыбкой посматривать на него, позволять маленькие вольности, не выходящие за рамки приличия, а после того, как он сумел сорвать с ее губ мимолетный поцелуй, сердце виконта запело. Он приводил себя в порядок часа три, не меньше и во время ужина ринулся на штурм. После нескольких танцев, кучи комплиментов, обаяния и стихов крепость пала, и той же ночью они оказались в одной постели. Никогда еще виконт не испытывал такого блаженства, никогда он еще не мог заниматься этим до самого утра. Под утро наш герой удалился из спальни герцогини, правила приличия, однако.

С первыми лучами Хиона виконт понял, что он добился полного успеха. Девушка так ласково на него смотрела, так ему улыбалась, позволяла ему такие выходящие за рамки приличия вольности, что все остальные гости и не только они сразу все поняли. И так продолжалось несколько дней и ночей. Но виконт был ответственным работником второй канцелярии, в перерывах между утехами, он занимал девушку разговорами на отвлеченные темы, на разные темы, вплоть до: ты меня любишь, а почему между нашими странами такие плохие отношения? Ты подскажи мне, любимая. А дальше шел очередной вал любви. На третью ночь герцогиня ласково улыбнулась своему возлюбленному и попросила его немного подождать, мол, сейчас она дочитает важное письмо, и придет к нему. Девушка дочитала, нахмурилась, заперла письмо в шкатулку для бумаг и оказалась в объятиях любимого. Но сегодняшняя ночь отличалась от предыдущих, герцогиня явно была скованна и мысли ее блуждали где-то далеко. Виконт лаской и нежностью все-таки сумел разговорить свою любовь. Чудовищная правда ему открылась, через несколько дней после охоты, циничный король-отец девушки опять вызывает ее в столицу королевства. Предстоит важная встреча, которая сильно изменит политический расклад на континенте. Прибывающие гости уже в который раз выставили условия присутствия всех членов королевской семьи на переговорах. Так было всегда на встрече с этими затворниками, и каждая встреча давала один маленький шажок вперед. Теперь наверняка будет подписан протокол о намерениях и поэтому герцогиня огорчена своей будущей разлукой с любимым. Виконт был опытным племянником, он не стал больше ничего спрашивать, а просто обрушил на свою любовь водопад нежности, ласки и тепла. Он обещал, что последует за ней хоть на край света, он никогда ее не покинет. Вторая часть ночи прошла великолепно.

– Что за встреча, с кем? – Валит впился в меня глазами.

– Не мешай мне рассказывать сказку. Утром виконт опять купался в сиянии глаз своей возлюбленной, а потом связался со старым шпионом своей страны, который работал в замке герцогини секретарем. Шпион объяснил на встрече племяннику, что нахрапом эту шкатулку не возьмешь, возиться с ней надо, но у него давно есть план как это сделать и как чисто уйти. Он завербовал управляющего поместья герцогини и тот втемную им поможет. Договорились эти персонажи так, виконт опаивает герцогиню сонным зельем, разбирается со шкатулкой, делает копию письма, а потом они утром пересекаются, и племянник передает секретарю бумажку. Герцогиня в это время будет очень занята и выезд задержится, свидетелей встречи не будет. Что делать, если ее управляющий крупно проворовался и девушке нужно разобраться самой во всем? В замке встречаться – это самоубийство, на улицу, племянник, на улице. Потом секретарь возвращается в замок, а виконт следует за своей любовью куда угодно, секретарь сам передаст эту бумажку куда следует.

У них все получилось, письмо было вытащено, копия сделана, встреча произошла и после нее их задержали, и не только их, а всех в радиусе ста метров от вжавшейся в стену фигуры секретаря. Это сделал коварный клирик работающий исповедником герцогини. Явно он поклонник Проклятого, если сумел так сработать, виконт на пока еще беседе все отрицал, требовал посла и все такое. Улик при нем никаких не было, да и не могло быть. Всех племянников снабжают нужным инструментом и прочим на месте стационарные секретари. Отпечатка ауры виконта на инструментах и прочем нет, однако. К счастью для виконта секретарь умер во время допроса и ничего никому не сказал. Ходили слухи, что его насмерть забил тот самый завербованный им управляющий, наверняка он это сделал, чтобы секретарь ничего не рассказал про его воровство. А потом в комнату отдыха виконта зашла вся заплаканная герцогиня и со слезами на глазах обняла своего постельного героя. Мало того, она совсем разрыдалась и сказала, что ее исповедник, это исчадье ада приказал всех задержанных пропускать через разумника, но она этого не допустит. Она не позволит мучить свою любовь. Прощай, любимый, уезжай отсюда как можно скорее, гвардия в этом замке подчиняется пока еще мне. Прощай еще раз, мы вряд ли увидимся в ближайшие годы, а может быть никогда мы больше не встретимся, но я буду помнить тебя всегда.

– Сказка хорошая, – заметил папа Мю, – но я в ней многое не понимаю. Вообще как она могла себя так вести? Не секрет, что часто принцы и принцессы занимаются неблаговидными делами, но таким образом, не понимаю. Не понимаю я и тебя, ты так спокойно к этому относишься, а как же твоя поруганная честь? Ты же один из лучших охотников и рейнджеров, ты дворянин, в конце концов!

– Да наплевать мне на честь в привычном понимании этого слова. Герцогиня была занята делом государственной важности, к кому мне претензии предъявлять? Ей или ее отцу? Хотя это мало что меняет, нельзя герцогиням, да и просто женщинам так себя вести с моей точки зрения. Пытаться так используя в своем понимании приказ папочки манипулировать воином, которого она по ее заверениям безумно любит нельзя. А на самом деле в сказке произошел изящно сделанный, но банальный слив информации противнику. Правдивая она или ложная неизвестно. Кроме того, у герцогини была вторая цель, виконта должны были принять за ее тайного мужа, и тем самым она пыталась защитить настоящего. Я в такой защите не нуждаюсь, я сам кого хочешь защищу, потом догоню и снова буду ногами защищать. Я мужчина, в конце концов. Многие темные, твари и не только они прочувствовали это на своей шкуре. Есть еще одна цель этого спектакля герцогини – это вызвать воина на разговор. На придворных забавах я не появляюсь, в Белгоре бываю изредка, в пограничье меня не найдешь, а в графстве Артуа Алиане вообще не стоит появляться. В прошлый раз только мой прямой приказ удержал моих бойцов от причинения ей неприятностей. Когда это понимаешь, то становятся понятны и все странности резкого изменения ее поведения. Я про нее много знаю, Валит, много знаю. Только тебе я рассказывать не буду, это личное. Забыл, попутно герцогиня обнаружила предателя в своем окружении. То есть в целом все сработано хорошо, грязноватенько, но хорошо. Ты ведь использовал серых, Валит, а у женщин свое оружие, стандартное правда, зато привычное.

– А что было в том письме? – поинтересовался после недолгого молчания папа Мю.

– Да ничего особенного, место и время встречи, условия ее проведения и так далее, королевского семейства с представителями расы разумных, которые уже длительное время не покидают свой анклав ограниченный Мрачными горами.

– Что?!!!

– Валит, а вот кричать не надо, не надо, будь спокойнее.

– Это правда про встречу королевской семейки из Мелора и эльфов Сатума? Ведь это действительно сильно меняет все, Влад, ты это понимаешь?

– Понимаю, а какая разница, правда это или нет? – удивился я. – Это неважно. Все равно эта информация попала к святошам из ордена Слуг Создателя, которых любят в Нарине, а от них поступит к эльфам Ритума и заставит тех действовать. Высунуть свои ушки и попытаться получить заслуживающую доверия информацию. Мне кажется, что Торин Второй сознательно выставляет свою страну на острие конфликта с эльфами. А что, это удобный момент. Эльфам нанесен сильнейший удар, особого вреда в ближайшее время они принести не смогут, население Сатума и половины Ритума рукоплещет силуиэнской резне, Ловии Литийкой недолго осталось, и после ее смерти не будет вопросов о том, кто должен быть следующим председателем столь спешно создаваемой антиэльфийской коалиции. Конечно же Торин Второй и никто другой!

– Ты и про коалицию знаешь, Влад.

– Знаю, я с леди Ловией в хороших отношениях был еще до спасения принца Шотара. Еще один нюанс мог подвигнуть Торина Второго на такой слив информации. Леди Ловия взяла на себя основной труд по сколачиванию союза королевств, налаживанию связей и сглаживанию острых углов. Она умирает, а Торин Второй приходит на все готовенькое, особенно ему трудится не надо будет. Все работает как часы! И основные успехи антиэльфийской коалиции придут как раз на время его председательства. Авторитет короля и его страны взмывает до небес, а то что все сделано чужими руками: рейнджерами, Андром Вторым, королем Веларии, леди Ловией, султаном Рашидом, Орхетом Пятым, так это никого не волнует.

– Иногда я жалею, что перестал ходить в погань, а вернулся на родину, и сейчас один из таких моментов, – мрачно сказал папа Мю. – Там было все гораздо честнее, Влад, там было правильнее. Слушай, брат, в этой семейке слились север и юг Сатума – это самая опасная смесь, может ну ее эту герцогиню? Ты что себе другой не найдешь?

– Любовь зла, Валит, полюбишь и герцогиню, кроме того я не сказал тебе самого важного для нее, а не для меня. В спальне с виконтом была не она, я это видел и герцогиня наверняка искренне считает, что она честная и верная жена, может быть. Разница менталитетов, брат.

– И тебе позволили посмотреть?

– Король Мелора отдал насчет меня специальные указания коннетаблю и начальнику тайной стражи, от них они спустились вниз. Что тут непонятного? Я ему нужен, вот и все, а для чего, так сам догадайся.

– У Торина Второго ничего не получится, Влад, – вдруг зло сказал папа Мю. – После Ловии Литийской антиэльфийской коалицией будет управлять кто угодно, но только не он. Чем Керт Декарский хуже, а Орхет Пятый?

– Вот так и не добили один раз кроликов Ритума, амбиции и обиды взыграли и что мы теперь имеем? Ты хочешь разрушить еще не созданную коалицию? Ты можешь, но к чему приведут эти глупые обиды на то, что другой увидел шанс там, где ты был слеп. Точно также и ты мог слить раньше Торина Второго похожую информацию кроликам Ритума, тем более, что счет у короны Декары к ним есть. Поле Мести и эльфийских наемников никто из тех воинов, что стояли и умирали там, пока не забыли.

– Не беспокойся, брат, все будет честно и без гнилых интриг, коалиция станет только сильнее, я все продумаю и сделаю на основании охотничьих правил, на основании нашей чести.

– Ладно, мне пора, – я встал со стула, – а знаешь, что самое интересное, брат? Этого виконта эл Пино я даже и не думал похищать, я хотел с ним просто поговорить о длинных языках, которые можно легко укоротить. А заинтересовался я им только после того, как его взяли твои серые. Смешно, правда, очень смешно? Поэтому я и стараюсь всегда шутить, так легче жить, так легче выживать.

– Влад, что мне передать Их Величествам от тебя?

– Что меня здесь не было, Валит, – я открыл дверь. – Времени нет совершенно.

– Граф эл Нари, – я посмотрел на заваленный телами коридор дворца Кенора и Лаэры, – погибших вроде бы слишком много? Как Вы сможете все это объяснить мне? В принципе Вы можете и промолчать, но тогда я могу и оскорбиться. Вам это надо? Короче, что здесь произошло? Как получилось, что мои войны и маги навалили здесь такую кучу трупов? Сразу предупреждаю Вас, что именно сейчас я с ними связи не имею. С удовольствием я бы их поспрашивал, но не могу.

– Как ни странно, – усмехнулся граф, – здесь были настоящие заговорщики и я отдал приказ Вашим подчиненным убить их. Резня предателей заняла недолгое время, но много места в коридорах и палатах дворца князя.

– А они точно предатели, граф, Вы случайно не использовали моих подчиненных в своих интересах? Вы знаете, я ведь могу и на это обидеться.

Еще не хватало тебе про амулеты дальней связи все подробности выложить! Ты меня вообще за доброго самаритянина принимаешь? Спешу тебя заверить, что я не такой, я очень мерзкий и подлый тип. Все подробности у Шейка и Ко я уже выяснил, ты тут провел заодно со всем происходящим и дополнительную резню своих врагов. Ругин обнажил клинок и стал между мной и графом. Занятно, меня пытается убить мой союзник? А что это его воины так перевозбудились и так близко подошли к нам?

– Граф, а Вам не кажется, что это будет ошибка? – поинтересовался я. – Ведь мои воины и маги не так далеко ушли из Килены и в любом случае у них есть время для возвращения. Я даже не упоминаю о том факте, что Ваша дочь находится у меня в гостях. Как Вы думаете, что с нею сделают мои подчиненные, когда узнают о возможном произошедшем между нами событии? Я никогда не ставлю на одну лошадь, успокойтесь и ведите себя прилично. Кстати, стоящий перед Вами воин является высшим вампиром, да он весь ваш отряд, состоящий из целых двух десятков разумных, перережет за несколько секунд, я прошу Вас сначала подумать, а только потом действовать.

– Влад, Вы не правы, есть откровенные предатели, а есть еще колеблющиеся, но готовые предать в любой момент, вот мы и решили сразу почистить княжество, как от первых, так и от вторых. Мои воины не угрожают Вам, они просто защищают. Ваш воин первый обнажил оружие, признайте это. Я никогда не пойду первым на конфликт с Вами. Это не в моих интересах, княжеству не нужна новая силуиэнская резня. И я не верю, что Ваши подчиненные смогут причинить моей дочери вред.

– Кто это «мы» приняли такое решение? Кого защищают Ваши воины, Вы ведь стоите прямо предо мной, и почему Вы думаете, что в случае нападения на меня Таня останется жива?

– Да потому, что я знаю, Вас, Влад. Вы человек чести. Вы все равно вырветесь с вашим вампиром из любой ловушки, какую бы мы на скорую руку не придумали. А обидеть Таню без Вашего приказа Ваши подчиненные не смогут. У них удивительно железная дисциплина, даже у гвардии князя Кенора такой нет…

Пятого благодари за это и Шейка. Первый объяснял, а второй если не понимали первого то есть Пятого, вбивал.

– И сами Вы никакого вреда Тане не сможете причинить, даже если бы я оказался негодяем. Не так давно Вы сделали невозможное, Вы спасли мою дочь от этой воды жизни и ничего не потребовали взамен. Я не отличаюсь короткой памятью, я Ваш должник. Пусть Ваш воин спрячет свой меч.

– Вы не ответили на мои вопросы, кто это «мы» и кого Ваши воины защищают? – я хлопнул Ругина по плечу.

Вампир спрятал свой фальшион, но все также стоял между мной и графом с его отрядом. А как почти все хорошо начиналось! Встретили нас, проводили к дворцу, отдали в объятия папы Тани, и только мы поднялись по лестнице, как я увидел, что Шейк мне не соврал. Десятков восемь трупов в парадных одеждах. Против моих воинов в полной броне у них не было ни одного шанса. Отморозок говорил примерно о полутора сотнях погибших разумных и четырех наших на весь город. Убойная статистика! Чувствую, что основное сражение развернулось здесь. Хорошо, что детей я тут не наблюдаю и только несколько женских тел валяется на узорчатом полу, не совсем хорошо.

– Меня они защищают, – раздался голос за спинами воинов княжества, – и ее.

Воины расступились, и я увидел мужика в полной латной броне. Да какой к чертовой матери это мужик! К его закрытому шлему была припаяна маленькая корона – это князь Кенор, а за его спиной прячется Лаэра одетая в кольчугу, а на голове у нее бацинет. Да что здесь вообще происходит, вернее, произошло? Ведь мятеж, а потом его подавление должны были происходить без ведома княжеской четы! Я посмотрел на графа, но тот надел на свою морду каменное выражение лица. Вот скотина, переиграл первоначальный сценарий! Я снял барбют и встряхнул волосы.

– Рад с Вами познакомиться, князь Кенор.

– Взаимно, мастер-охотник Влад Молния, – холодно ответил муж моей бывшей любовницы. По рядам воинов графа прошло едва заметное шевеление.

– Влад, а где мы с тобой познакомились, ты можешь мне об этом сказать? – высунулась из-за спины мужа бывшая любовница не по моей вине.

Спросила об этом меня та женщина, которой я сделал ребенка. Склероз в столь раннем возрасте вообще опасен для жизни. Она прикалывается, я дурак или у меня велосипед сломался полностью и бесповоротно?

– В гостинице «Пьяный кабан», Лаэра. Простите мое невежество, Ваше Сиятельство или Ваша Светлость, не помню точно, да плевать я хотел на титулы, княгиня Лаэра Риарская, Вы что все с дуба рухнули, или мне послать вас подальше к ядрене фене и уебы…э, уехать отсюда?

– Это он, это точно он! Влад, – Лаэра кинулась ко мне, – где моя дочь, где Валия?

А вот пытаться меня трясти за грудки не надо. Ты же все ногти себе обломаешь о мой чехол, прикрывающий бахтерец, перчатки кожаные нужно надевать на столь нежные и ласковые руки! Так я тебе и сказал при стольких свидетелях, что Валия находится совсем не там, где ты думаешь. После убийства Гила я ее переправил вместе с Таней и десятком котов в замок своего хорошего знакомого, с которым мы вместе стояли на поле Мести. С которым я пил за строительство перевала каменных гоблов. Которому я жизнь спас при зачистке Бориты. Вернее не совсем я, а наш отряд, но выходила барона моя Рада. При штурме замка эл Стока гоблами он прибыл к нам на помощь вместе с Лониром и еще двумя северянами из Декары и весело рубил в спину убегающих неразумных. Барон с севера Декары, один из моих ближайших соседей. Честный, упрямый и даже я бы сказал упертый. Как что-нибудь себе в голову вобьет, так пиши пропало. Не то, что колом, секирой не вырубишь! Считает, что мне обязан до гроба и обижается, когда приезжает раз в месяц к другу, а он где-то сражается и без него. До Шейка не дотягивает, но почти рядом, почти такой же отморозок. Барон Аркон эл Нато даже обиделся, когда я прислал вместе с Валией и охрану, мол, я сам не смогу девочку защитить? Да пусть только попробуют! Пришлось ему шепнуть на ухо, что такой высокородной леди как Таня, положена свита еще и больше, но у нас конспирация. Аркон онемел, а через минуту потребовал пира в честь таких высокородных гостей, я едва успел сбежать. Пусть Таня сама отдувается, у нее в этом деле гораздо больше опыта, чем у меня.

– А об этом стоит здесь говорить? – осведомился я. – Или выберем другое место? И вообще мне кто-нибудь объяснит в приватной обстановке, хотя бы ты, Лаэра, почему я – это он, с добавлением точно он. Я раздваиваюсь или расстраиваюсь? Сподобил Создатель научиться на старости лет. Когда я это успел?

– Доппели, Влад, – мрачно сказал граф, – половина из лежащих здесь тел, а то и больше доппели. Дожили!


Глава 3.

– Подскажите, граф, здесь есть место, где мы можем поговорить без лишних ушей? Князь Кенор, не нужно возмущаться, я понимаю, что этим воинам, из многих сотен Ваших гвардейцев, Вы доверяете полностью, раз они присутствуют при нашей встрече и Вы назвали им мое имя, но я настаиваю на беседе в ограниченном составе. Я и мой воин в случае опасности являемся более надежной защитой для Вас и княгини, чем Ваши воины. Только без обид.

– Влад, Вы угадали мое желание, – князь развернулся и пошел прокладывать нам путь. Нам – это мне, Ругину, Лаэре и графу. Я действительно хочу с ними поговорить наедине, негоже всем знать про некоторые маленькие секреты. Есть и другая причина, не хочется мне при подчиненных князя орать на него и графа матом. Блин, устроить такую бойню! Предатели, колеблющиеся и так далее подлежат усекновению на голову. Первая лапша на мои уши, пока они не выяснили что я не доппель. Вторая лапша, что половина лежащих на полу тел не совсем естественного происхождения. Зря я Шейка сюда послал и оставил без своего контроля. Зря я дал ему такие инструкции. Что я там ему говорил?

– Коннетабль княжества в курсе вашей миссии и является нашим союзником, как и часть армии Риары. Выполнять его указания в пределах моих распоряжений. Впрочем, суди сам по обстановке.

А с другой стороны, кого мне еще посылать? Кроме отморозка только Райн имеет авторитет не только у дружинников графства, но и у котов, и у моих учеников. Послать коннетабля, я усмехнулся. Сейчас графиня Арна эл Артуа выезжает только на моем авторитете и пока не утвердит свой суровый имидж в глазах избирателей графства, реальным хозяином моего бывшего домена является Райн. Там пограничье, а не цивилизованные места и пока не покажешь, кто ты есть по жизни, никто тебя в сложных ситуациях слушаться не будет. Пятый обезлюдевший замок сторожил, его оттуда ничем не вытащишь, пока все коты не вернутся домой. Не было у меня другого выхода и вот чем все это обернулось. Шейку только дай повод устроить резню. Хорошо, что ударные отряды Ераны, Венира и Четвертого в этой бойне не участвовали. Они контролировали город и внешние стены дворца. А внутри резвились баронские дружинники и маги. Жаль, что было не наоборот, тогда граф с его пожеланием-приказом был бы послан далеко и надолго. Мои воины и маги печенкой всосали, что я не люблю лишнюю кровь. Шейк тоже об этом знает, но становится скромным и миролюбивым только тогда, когда я маячу на горизонте, а если меня нет, то и суда нет.

Караул открыл князю небольшую дверцу, посмотрим, пропустив вперед Лаэру и графа я скользнул в комнату, на княжеский кабинет. Нет, это не кабинет, это комната для важных переговоров. В наличии полная защита от прослушивания, хорошая защита, даже профу ее не обойти. Сейчас начнем раздачу слонов.

– Снаружи постереги, – озаботил я Ругина и закрыл за собой дверь. – Княгиня, за свою дочь не беспокойтесь, когда здесь все закончится, то я ее Вам верну. Сейчас она вместе с Таней и десятком моих воинов находится в Декаре, больше я Вам ничего не скажу, ради безопасности самой Валии. Леди, Вы мне верите?

– Верю, Влад, – вздохнула княгиня, – все же я хорошо тебя знаю. С каких это пор я для тебя стала княгиней? Называй меня как прежде Лаэрой. Я помню кто спас мне жизнь.

И все остальное ты тоже помнишь, особенно ночь в Бренне. Зря ты так сказала, Лаэра, лица твоего супруга я не вижу, но вряд ли ему понравились твои слова. Видно ты до сих пор не пришла в себя, а вот теперь и слоны.

– Граф, Вы до сих пор не дали мне внятного объяснения произошедшей резне. Все эти короткие намеки на заговорщиков и на доппелей меня не устраивают. Потрудитесь дать объяснения в развернутом виде о причинах нарушения с Вашей стороны наших договоренностей.

– Охотник, а по какому праву Вы требуете объяснения от графа эл Нари? – процедил князь. – Требовать что-то от моего вассала могу только я, – Кенор снял свой шлем. – А все эти Ваши угрозы о возвращении Ваших бойцов вообще возмутительны!

Да, если бы я видел перед собой качающего права любовника своей жены, настоящего отца своей дочери, то я бы вообще с ним разговаривать не стал, а сразу в морду. Вот что значит хорошее воспитание полученное князем в детстве. На подобную реакцию я и рассчитывал, задав свой вопрос именно в такой форме. Лаэра положила свою руку на наруч мужа, типа успокойся и не буянь. Княгиня, следующий раз думай, что говоришь при муже, я перенаправил его недовольство с тебя на себя, но часто я это делать не буду.

– По какому праву? – удивился я. – По простому, князь. Пока вы все здесь радовались возвращению доппельгангера, я избавлял княжну Валию от алтаря. Граф Вам не рассказывал помимо всего прочего о том, в каком виде я нанес ему визит после стычки с темными? Граф, Вы расскажите князю вкратце, а что касается моих бойцов, раз на меня не совершено нападение, то и возвращаться им нет смысла.

Конечно нет смысла, они все засвечены, а вот к завтрашнему обеду в Риару должен прибыть ударный отряд Гайда и Ровер в придачу, а то каникулы себе устроили во владениях Алианы! Все работают, а они отдыхают. Забыл, Четвертый, Ерана и Венир никуда из княжества не ушли. А с кем я барону эл Трита визит вежливости буду наносить?

– Повторяю, князь, – начал я, когда папа Рыжика замолчал, – пока вы тут все радовались и веселились, я жизнью рисковал, в том числе и ради Валии, ради одной из тех, кто был обречен на заклание. Почему Вы возмущаетесь, я же не с Вас требую объяснений, а с графа? У нас были взаимные договоренности, свои обязательства я полностью выполнил: заговорщиков графу предоставил и Вашего родственника выкрал из столицы Нарины с минимальными жертвами. А вот граф свою часть работы перевыполнил, и я хочу узнать причину такого энтузиазма. Я в своем праве.

– Влад, давай я тебе расскажу все с самого начала, – перешел на «ты» папа Рыжика. – В захвате города твоими воинами не было ничего интересного. Вся Килена была взята на копье буквально за полчаса. Заговорщики заранее рассыпались мелкими группами и когда ты дал сигнал начали действовать. Редкие ночные патрули были обезоружены, здания арсенала и казармы блокированы, гильдия магов княжества была взята в первую очередь. Я вообще не понимаю, как это можно было сделать без потерь. Все находящиеся в доме гильдии маги, хотя это строение скорее нужно называть дворцом, были лишены возможностью пользоваться своей силой. Потом твои воины начали очищать стены и башни внешних укреплений города, на это у них ушло минут двадцать. За все это время никто из защитников города так и не поднял тревоги. Великолепная работа, Влад, чувствуется, что у твоих воинов есть большой опыт в подобных делах. А вот с захватом княжеского дворца возникли трудности.

Граф взял паузу, достал из шкафчика бутылку, четыре кубка и начал разливать напиток богов. Опыт у моих котов есть, здесь ты прав. Как взяли внешние укрепления дворца я сам могу тебе рассказать. Всех стражников захваченных в городе и на стенах согнали на срочно организованный фильтр, опыт зачистки Бориты, однако, захваченное оружие отнесли в городской арсенал. Потом примерно половина котов стала изображать из себя городскую стражу, а оставшиеся вместе с моими учениками минут за пять, не больше, взяли внешнюю стену дворца и остановились на этом. Дальше силы распылять было опасно. Да и было кому выполнять оставшуюся работу. Только Ерана присоединилась к отряду Шейка, у нее было своя задача – взять под контроль алтарь дворца. А после захвата скромного домика Кенара и Лаэры с наступлением утра все коты должны были стать городской стражей. Только беспорядков в Килене мне не хватало! Утром же весь город узнает о произошедшем.

– С взятием внешних стен дворца проблем не возникло, – граф протянул мне кубок, – на них как и в городе было минимальное количество патрулей, я постарался, в Килене сам, а во дворце порекомендовал своему хорошему знакомому, полковнику гвардии, тщательнее следить за гостями, а не за всем остальным. Город под моей ответственностью и пусть он не беспокоится. Вдобавок, праздник есть праздник и оставшимся в казарме гвардейцам от имени князя Кенора я пожаловал несколько бочек вина. Все знают о моей дружбе с князем и никого это не удивило. Я и раньше так делал, у меня свободный доступ в винный погреб Его Светлости.

– И это называется мой единственный друг, – проворчал князь. – Постоянно после любого праздника виночерпий мне сразу начинает жаловаться на очередную недостачу. Вот лишу тебя этой привилегии будешь знать. Я улыбнулся, напряженность, витавшая в комнате спала.

– Не за свой же счет мне поить горожан и твоих гвардейцев, Кенор! Вы, Ваша Светлость, более богаты, чем я, – отбился граф. – Продолжу, Влад. Как только твои воины и маги заблокировали казарму и ворвались во дворец, начало происходить нечто странное.

– Об этом лучше я расскажу, – перебил графа князь, – тебя там не было. Ко мне, Лаэре и Валии, – выплюнул последнее слово Кенор, – подбежал барон эл Дарси, командующий моей гвардией и сообщил, что во дворец ворвались заговорщики. Контроль над замковым алтарем утерян, бунтовщики великолепно ориентируются в планировке дворца и почти все ключевые точки уже находятся под их контролем. За это тебе отдельное спасибо, друг, – князь с усмешкой посмотрел на графа. – Подробно объяснил бунтовщикам всю систему безопасности дворца, все тайны выдал. Даже противоположную от основного входа в зал дверь заговорщики успели заблокировать, пробравшись по тайному ходу, так что отступать нам было некуда. Тут и остальные мои гости поняли что происходит, трудно не понять, когда слышится лязг стали и звуки применяемой магии. Возникла паника, но странная. Часть гостей стала сооружать перед переносными тронами линию обороны из столов и стульев, меньшая часть. Большинство просто прижались к стенам, а вот больше сотни моих подданных обоего пола вдруг резко сгрудились в одном углу Розового зала. Меня это удивило, судя по всему они готовились к контратаке, причем треть из них были леди. Как только мятежники ворвались в зал, разбежались по нему и стали укладывать моих подданных на паркет ударами мечей и топоров плашмя, то эта группа ударила им во фланг, отсекла от дверей и попыталась выбраться из дворца. К ним присоединились еще примерно полторы сотни из тех, кто жался к стенам. Храбрецы сумели выбраться из помещения. В произошедшем не было вины Ваших воинов, Влад. Основной выход из Розового зала они перекрыли надежно, заблокировали его двумя линиями щитов. Но когда несколько сотен мужчин и женщин бросаются своими телами на копья и мечи, не заботясь о собственной жизни, желая только смять и продавить дюжину воинов, не устоит никто. Хотя насчет Вашего вампира я не уверен. Добавим сюда царящий в зале хаос, крики, лязг стали, вопли и мольбы о пощаде. Я еще никогда не видел такого зрелища, хотя в юности побывал на многих войнах. Это был ад.

– Шейк сообщил мне о происходящем, Влад, – подхватил граф, – и тогда я отдал ему приказ рубить всех пытающихся вырваться из дворца. Никто из возможных заговорщиков не должен был покинуть его и скрыться. Все просто, верные князю подданные сгрудились вокруг княжеской четы, большинство все также жалось к стенкам зала, прорываются настоящие предатели возможно связанные с чернотой, так тогда я считал. Все было законченно минут за десять. Твои воины и маги взяли дворец полностью под свой контроль.

– Не полностью! – возмутился князь. – Прорывающиеся были большей частью истреблены, остальные были вытеснены обратно в зал, трусливые разумные лежали на полу и боялись шевельнуться, а те, которые решили до конца защищать меня, Лаэру и этого доппеля, только готовились подороже продать свою жизнь.

– И им бы это вполне удалось, – хмыкнула Лаэра, – воины и маги Влада почувствовали запах крови и вполне могли устроить бойню. Они же все из пограничья, а там свои законы, тем более, что четверо их товарищей погибли и гораздо больше получили ранения при прорыве благородных из Розового зала. Ситуацию спас вбежавший в зал барон эл Коран. Одной его команды хватило, чтобы заговорщики пришли в себя и отступили от баррикады. Они рассыпались несколькими группами по залу и с интересом стали смотреть на происходящее, попутно поднимая с пола и выводя из помещения гостей.

– А ты с еще большим интересом наблюдала за этим высунув свою голову из-за моей спины, – улыбнулся князь.

– Должна же я была посмотреть на столь нерешительных и милосердных заговорщиков, – рассмеялась Лаэра. – Пришли нас убивать и ничего не делают. Только их предводитель в одиночестве подошел к баррикаде и на горном наречии стал объяснять нашим защитникам, что если хоть один их них попробует что-то сделать своей ковырялкой, то он сам с ними сделает нечто ужасное. А их жен и дочерей, скрывающихся за спинами своих мужей, отцов и братьев, сначала отдаст на потеху своим воинам, а потом продаст троллям. У них наверняка присутствует дефицит женского пола. Тролли женщин сначала оплодотворят, а потом выпотрошат и закинут в кипящий котел. Но не всех, особо понравившихся им самок они…

– Лаэра, хватит!

– Кенор, ну я же не в подробностях и с точным описанием, я в вольном переводе.

– А откуда ты знаешь горное наречие? – поинтересовался я.

– В детстве я часто подслушивала разговоры отца со своими подчиненными, – призналась Лаэра. – А как он один раз тебя ругал, дорогой? Точное определение нескольких слов я до сих пор не знаю, ты мне подскажешь?

Князь смутился. Зря я на Шейка бочку катил, в рамках поставленной перед ним задачи справился он великолепно. Ну надо же как я могу благотворно влиять на разумных! А Бонар заработал себе место в школе Джокер, ведь это он координировал продвижение групп под командованием гвардейцев графства по княжескому дворцу. Ерана вообще молодец, хорошая, нет, отличная у меня команда, есть за что похвалить себя любимого.

– После сообщения Шейка о прорыве, – подождав когда пикировка между князем и княгиней прекратится взял слово граф, – я понял что твой план, Влад,..

– Наш план, граф, – перебил я папу Рыжика.

– Хорошо, наш план, – улыбнулся граф, – полетел к Проклятому и мое присутствие во дворце обязательно. На такие потери среди благородных княжества мы не рассчитывали. Но все бросить и приехать в Килену я не мог. Ты бы знал, Влад, с какими чувствами я продолжал чистить княжество.

– А Вы, граф, знали бы с каким я удивлением смотрела на Валию, которая с невероятной для своего возраста силой пыталась вырваться из рук няни, – заметила Лаэра. – Никакие уговоры не помогали, я присела перед ней на корточки, благо мятежники ничего не предпринимали и попыталась сама ее успокоить.

– И чуть не лишилась глаза, – мрачно буркнул князь. – Я расспросил няню, и она мне сказала, что Валия стала так себя вести через некоторое время после получения мною известия о проникновении во дворец мятежников. Вот тогда-то я и начал вспоминать все происходящие странности, раньше на это не было времени.

– Зато теперь появилось много, – хихикнула Лаэра, – несколько часов мятежники разгуливали по залу не предпринимая никаких попыток пресечь династию, хотя легко могли это сделать. Они даже ничего не грабили и никого не насиловали! А их командир, тогда мы еще не знали его имени, умудрился вытянуть из-за баррикады в зал барона эл Дарси, найти пару неповрежденных бутылок с вином и приступить к беседе и совместному распитию спиртного.

– Да, о более странном мятеже мне слышать не приходилось, – заметил князь. – Когда главарь мятежников и полковник моей гвардии стали открывать третью бутылку я окончательно удостоверился что все происходящее никакой не мятеж, а нечто скрытое под завесой заговора. Но тогда что? Этого я не понимал.

– Да что тут непонятного, – фыркнула княгиня, – когда заговорщики вежливо обращаются со своими жертвами, отбирая у них оружие и перевязывая раны? Некоторых тяжело раненных даже поили эликсирами и это только то, что мы видели в Розовом зале. А мои фрейлины эти вертихвостки, что они начали делать забыл, дорогой? Под утро они стали заигрывать с командирами групп воинов! А как барон эл Дарси и командир мятежников, шатаясь и поддерживая друг друга, вышли из зала?

– Было дело, – улыбнулся князь, – к утру обстановка в Розовом зале совершенно не напоминала ту, что была еще несколько часов назад. Валия пришла в себя и опять стала милой девочкой, командир мятежников и полковник моей гвардии, к тому времени вернувшиеся в зал, договорились о том, что все мои подданные сдают оружие и расходятся по своим покоям, покидать которые им запрещено. Также обязаны сдать оружие запертые в своих казармах гвардейцы и городские стражники. Взамен он гарантирует всем жизнь и неприкосновенность. Когда барон эл Дарси озвучил мне эти условия, добавив при этом что он лично убедился в полном контроле мятежников над Киленой я согласился с ними. У нас все равно не было другого выхода, а эти условия были невероятно мягкими. Мне барон эл Коран великодушно разрешил оставить меч и свободу передвижения по своему дворцу.

– Почему до сих пор не убраны тела из Розового зала и остальных мест? – поинтересовался я. – Со времени захвата замка прошло почти двое суток. Проезжая по городу я слышал нехорошие шепотки, мол, неизвестно что произошло во дворце, он по самую крышу залит кровью, а князь сидит на троне и питается сырым мясом разумных. Это только одна из версий, другие еще хуже вплоть до того, что здесь произошел ритуал призыва Проклятого.

– Вот тут и начинается самое странное, – нахмурился князь. – Конечно, Ваши воины уборкой заниматься и не думали, а слуги дрожали в своих каморках и не смели носа высунуть, пока их оттуда пинками не вышибли мятежники. Завтрак ведь нужно было кому-то готовить. Утром, когда все мои подданные разместились в своих покоях во дворец прибыла целая делегация из местной прецептории ордена Ауны. Они хотели оказать помощь всем раненым и Ваши воины, Влад, их пропустили.

– А что в этом удивительного, ауновки имеют на это право. Они даже на поле боя могут совершить вояж и никто им в этом препятствовать не будет.

– В этом странного ничего нет, но как только мать Олана со своей свитой вошла во дворец и начала осматривать убитых, то она потеряла сознание. Я присутствовал при этом, я уже час как гулял по своему дворцу поражаясь той легкости, с которой его захватили. Об участии в заговоре графа эл Нари я еще не знал. Придя в себя мать Олана категорически запретила трогать тела не объясняя причин даже мне. Командир мятежников послушался ее. День прошел спокойно, завтрак, обед и ужин проходили в Красном зале, куда из своих покоев мятежники препровождали моих подданных. Почти все выжившие начали находить в произошедшем даже какую-то пикантность. Во время обеда и особенно ужина леди настойчиво интересовались происхождением и скрытыми шлемами лицами столь благородных бунтовщиков. Но ваши бойцы, Влад, были непоколебимы, ни одного лишнего слова никто от них так и не услышал, что только подогрело интерес к мятежникам.

А вот после ужина мы узнали о доппелях. Все находящиеся во дворце о них узнали. К тому времени под честное слово командир мятежников разрешил лицам благородного происхождения свободное перемещение в пределах дворца, предупредив, что любая попытка покинуть его карается смертью на месте вне зависимости от пола или титула. Ему поверили, головы восьми слуг, двух благородных и одной благородной пытавшихся сбежать уже украшали собой пики около парадного входа во дворец. Тогда мы с Лаэрой решили устроить бал в Голубом зале, а что еще нам оставалась делать? Надо же как-то занять скучающих гостей, чтобы у них не было никаких неприятностей со столь галантными бунтовщиками. А в полночь мы услышали звуки боя. Голубой зал был почти мгновенно блокирован мятежниками. Через пять минут бунтовщики покинули помещение и заперли за собой двери. Еще через полчаса через окна мы увидели, как заговорщики покидают дворец. Сказать, что все присутствующие были удивлены – это значит, ничего не сказать. Мы подданные выломали двери зала и стали обыскивать дворец, я и Лаэра не отставали от них. К сожалению маги короны, находящиеся во дворце были опоены сонным зельем и разбудить их не представлялось возможным, поэтому поиски места боя затянулись. Наконец группа придворных обнаружила груду тел в коридоре, ведущем в винный погреб. Они были ошеломлены. Не буду утомлять Вас, Влад, подробностями, но одно из мертвых тел принадлежало живому барону эл Дарси. Полковник моей гвардии, увидев своего мертвого брата-близнеца, которого у него отродясь не было, пришел в себя только через минуту.

– И тут появился я. – принял эстафету граф. – Мои маги разблокировали ворота, казармы гвардейцев и дворец. Увидев все произошедшее, узнав все подробности я принял решение рассказать князю Кенору всю правду о мятеже. На этот раз доказательства существования доппельгангеров у меня были. Все убитые около винного погреба имели живых братьев и сестер-близнецов из числа самых близких к княжескому трону лиц, из числа тех, кто готов был вчера отдать свою жизнь за династию.

– Я поверил графу, – грустно усмехнулся Кенор, – трудно было ему не поверить. Существование доппелей прекрасно объясняло все произошедшее. Утром я послал за матерью Оланой и показал ей своих живых подданных, а потом тела их доппелей, и граф рассказал ей про Валию и ее двойника. Я поставил перед матерью условие или она мне все говорит о своих странных распоряжениях или я добьюсь ответа от Великой матери ордена святой Ауны любым способом, невзирая на последствия. Отступать монашке было некуда. На заре своего создания, когда каноны еще не устоялись, орден Ауны в глубочайшей тайне использовал доппелей для лечения разумных отягощенных различными пороками. Да, Влад, именно для лечения. Создавалась копия и она вытягивала почти все дурное, что было в разумном. А потом доппель уничтожался. Шли годы и все больше матерей выступало против такого лечения, противоречившего идеям основательницы ордена. Какие там шли религиозные дебаты матери Олане неизвестно, но шестьсот двадцать три года назад всякое лечение при помощи доппелей было запрещено. Все материалы по методике создания этих существ были уничтожены. Остались только знания о доппелях, в том числе о том, как отличить мертвую копию от обычного мертвеца. С живыми это сделать невозможно. Все просто, если мертвеца не перемещать трое суток, то тело доппеля слегка желтеет. Это как-то связано с его застывающей мертвой кровью. Кроме того, раны у мертвых доппелей имеют легкий характерный отблеск. Мать Олана увидела это и пришла в ужас. Однако она не была точно уверена, все ее знания носили теоретический характер, поэтому она и приказала нам не трогать тела. Олана сама хотела мне обо всем рассказать, но клятва не давала ей это сделать.

Доппелей направил в атаку на Ваших воинов, Влад, кукловод, так ауновки называют их создателя. Он был среди моих гостей, он и сейчас находится во дворце. Этот негодяй был среди тех, кто прорывался к выходу прикрываясь своими созданиями. Мать Олана знает обо всем этом только потому, что является официальной преемницей Великой матери, остальные ауновки об этом не догадываются. Она была готова повторить свой рассказ надев обруч истины на чело.

– И вот так спокойно она Вам об этом рассказала? – недоверчиво поинтересовался я.

– Я же сказал, Влад, что у нее не было выбора. Ради своей дочери, – князь подчеркнул последние слова, – я готов был пойти на изгнание всех ауновок с территории княжества, с объяснением причин, почему я это сделал. Я обвинил бы их в попытке узурпации власти в княжестве, во всем, что угодно, вплоть до поклонения Проклятому. Мое давление позволило матери Олане обойти клятву. Я мысленно присвистнул. Вот это да, вот это решительность.

– Кроме того, она взяла с нас клятву, что никто кроме нас и еще одного разумного об этом не узнает. Лаэра и граф были уверены, что Вы, Влад, не успокоитесь, пока не поймете все, что произошло во дворце, а если не поймете, то и не вернете нам нашу дочь. Влад, Вы готовы принести клятву на крови?

– Да, последнее, что я хочу в этой жизни, так принести вред ордену Ауны, – я достал кинжал.

– Что можешь сказать о произошедшем, Влад? – поинтересовался папа Рыжика.

– По поводу кукловода конкретно ничего. Я больше по темным в княжестве специализируюсь.

– Влад, а может ты опять расскажешь нам сказку? Помнишь, как ты мне и Тане про похитителя княжны рассказывал.

– Граф, Вы хотите, чтобы я описал Вам психологический портрет кукловода и, отсекая излишние сложности, нарисовал прошедшие события, которые и заставили нас очутиться в этой комнате, основываясь на своей и только что полученной от Вас информации? Хорошо, граф. Этот разумный привык жить в постоянном страхе. Он осторожен, он опасается всего, учитывая его склонности – не удивительно. Кукловод готовился к неспешному захвату власти в княжестве. Вольное баронство для него слишком мелко, королевство не по зубам, а тут княжество почти бесхозное на дороге валяется, как не подобрать? И начал он действовать, заменил часть элиты, что-то еще по мелочи и вроде все складывается хорошо, но тут с ним случилась небольшая неприятность. Один влиятельный вельможа, родственник князя, каким-то образом узнал о его проказах, а потом поставил вопрос на ребро, сделай мне копию княжны и все. Мне это нужно для мести княжеской чете, откажешься, так тебе же хуже будет. Нет, сдавать тебя я не буду, но у меня есть друзья среди адептов Проклятого, это им тоже нужно, наверняка они захотят с тобой побеседовать о столь редком мастерстве. Сделай копию, что тебе стоит, потом сам же ею будешь управлять. Кукловод согласился и потребовал предоставить ему материал. Только предупреди меня заранее месяца так за четыре, мне же подготовить нужные ингредиенты нужно. Вельможа тоже согласился и начал организовывать похищение княжны. Была эта встреча как минимум год назад, почему такой срок, да потому что я при освобождении Валии руку потерял. Ребята там были серьезные и обстоятельные, ничего в спешке делать они не привыкли.

Но кукловод не дурак, понимал, что все его планы по захвату власти находятся под угрозой, кто ж ему даст княжной управлять? В лучшем случае отодвинут в сторону. Он решил форсировать события. Где-то месяца три или четыре назад он устроил роскошную охоту, бал или что-то в этом роде, куда были приглашены многие благородные и даже высокородные. Действо продолжалось как минимум неделю. Сначала народ нужно подпоить так, чтобы отсутствие в течение нескольких часов разумного остальными не замечалось. Конечно можно все это провернуть и ночью, но вдруг интересующая кукловода персона будет спать не одна? И все у него получилось.

Сделал он зародыши нужных ему лиц, это ведь не кроха княжна, им расти долго нужно. Подождал кукловод немного времени и дождался вельможу с княжной. Сделал он копию Валии и, похихикивая про себя, отдал ее заказчику. Старайся, милый, лей воду на мою мельницу. Сейчас в княжестве такое началось, что все темные легли на дно или оформили себе загранкомандировку. Ничем вы мне помешать не сможете. А мне нечего опасаться, к черноте и похищению я никакого отношения не имею. В ближайшее время я опять организую бал и подменю нужных мне лиц своими куклами. Количество в данном случае бьет качество. Слетит вельможа со своего высокого поста и ничем не сможет мне помешать. Кстати, он даже ему помог, у кукловода наглости и смелости не хватило бы самому княжну красть. А тут князь созывает всех благородных и высокородных княжества на пир. Кукловод радостно потирает ручки, какая экономия средств получается! Переправляет кукол во дворец и прячет их в винном погребе за пару дней до празднеств, старые куклы все обеспечили. Кукловод планировал заменить оригиналы копиями в последний день торжеств. Новым куклам ведь нужно информацию на ус мотать, с кем встречались их оригиналы, о чем разговаривали, их привычки и так далее. Это ведь Валия могла говорить только слово «дай», а тут вопрос серьезный.

А тут мятеж, разумных режут. Учитывая, что практически вся знать княжества находилась в Розовом зале, это могли быть только темные. Княжество граничит с королевством Мелор и все, и война между ними в ближайшее время невозможна. Слишком хорошие отношения между этими странами. Запаниковал кукловод, решил, что темные разгадали его коварный план. Убивают их наемники князя и княгиню, режут преданную престолу элиту и его под шумок, и подумал этот гений, что Падший с куклами, своя жизнь дороже, все на прорыв. Но образовалась проблема, кукловод не воин, он ученый, он плохо разбирается в военном деле. У него есть полторы сотни кукол, а ворвавшихся в зал где-то под сотню. Учитывая, что здесь еще находится около восьми сотен дворян, дворянок и гвардейцев он подсчитал, что его шансы велики. Постоял у стеночки и дал команду на прорыв. Ошибся, всех его кукол вырезали или затолкали вместе с ним обратно в зал.

Погрустил он в покоях, а потом решил, что не так уж все плохо. Захватившие замок не являются знакомыми вельможи, эти мятежники вообще какие-то странные, ночью будет бал, трупы кукол и дураков последовавших за ними всюду валяются, а почему сегодня подмену не произвести? Десятка три живых кукол отпущенных под честное слово, вот дураки эти мятежники, ему в этом помогут. Бал начался, да какой это бал, все ходят где угодно и бурно обсуждают прошедшие события, мятежников в зале почти нет, в основном в коридорах их посты стоят. Вывести кукол из подвала, пройдут они спокойно мимо постов, смешаются с толпой и все. Забыл, оригиналы нужно куда-то заманить и прирезать, лица изуродовать, а потом все свалить на бунтовщиков. Опять ошибся кукловод, мои воины не просто стояли в коридорах, они организовали сеть, они прекрасно знали план дворца и постоянно поддерживали между собой связь. Когда мимо одного поста прошли туда с десяток разумных, а обратно возвращаться начали три десятка, причем никаких перекрестков впереди до винного погреба не было, мои воины попросили предъявить документы. Им было плевать на титулы и должности, у них есть приказ, который нужно выполнять, пограничье быстро учит дисциплине оставшихся в живых разгильдяев и прочих невнимательных лиц. На сигнал тревоги и шум схватки подтянулись ближайшие посты, вот и все. Как вам моя сказочка? Кого можно втиснуть в рамки нарисованного мною портрета кукловода учитывая его действия?

Князь мрачно смотрел в стол, княгиня вертела в руках кубок, а ее лицо было красным от гнева. Граф просто постукивал клинком кинжала по ладони.

– Граф эл Орта, – выдохнул Кенор.

– Или барон эл Васт, – заметила Лаэра.

– Под это описание подходят также бароны эл Тано и эл Лако, – выразил свое мнение граф. – Но я согласен с Его Светлостью, скорее всего это граф эл Орта.

– И все они побежали на прорыв, держась в тылу доппелей, а потом вернулись обратно в зал, – скрипнул зубами князь.

– Жаль, что весь мой улов никакого отношения к кукловоду не имеет. Все арестованные связаны с обычным заговором против правящей династии, – вздохнул граф.

– А кто говорил, что будет легко? – поинтересовался я. – Кто вам сказал, что все куклы мертвы? Короче, пока не найдете кукловода, Валию я вам не верну. Забыл, а что с копией княжны?

– Под замком сидит, – ответила Лаэра. – Ведь есть мизерный шанс, что ты ошибаешься, что все мы ошибаемся.

– Может быть, – согласился я. – В любом случае через месяц я привезу ее сюда на пару часов, она дотронется до вашей княжны и все станет ясно. Но потом я снова заберу ее с собой, если кукловод к тому времени не будет обнаружен. Его планы полетели к Проклятому и никто не знает на что он способен пойти, испытав такое разочарование.

– А почему Вы, Влад, в ближайшее время не хотите так сделать?

– А мне понравился метод лечения ауновок, что-то в нем есть. Пусть Ваша дочь, князь Кенор, будет почти святой при жизни, разве это плохо?

– Для будущей княгини Риарской – да, а для моей дочери – нет, – улыбнулся Кенор. – Как отец я полностью за, а как князь, так мужа ей соответствующего надо подобрать, чтобы ни один верат даже искоса не смел посмотреть на Валию.

– Вот и хорошо, а что там с княжеской тайной стражей, граф?

– Пока ничего не понятно, Влад, маги армии княжества ведут допросы, но успехом похвастаться я не могу.

– Князь, подскажите мне, на Ваших торжествах присутствовал барон эл Трита?

– Нет, его не было, он вообще затворник и за последние два десятка лет не покидал свой замок.

– Ладно, – я встал со стула, – мне пора. Есть у меня еще дела в Вашем княжестве, князь. Если на днях до Вас дойдет слух о взятом на копье замке затворника, то Вы сильно этому не удивляйтесь. У меня к нему есть пара вопросов по поводу Вашего родственника, до недавнего времени работавшим послом княжества в королевстве Нарина и по поводу доппелей тоже. Князь только покрутил головой, а граф спрятал усмешку в густые усы.

– Влад, ты ничуть не изменился, – рассмеялась Лаэра. – Я помню, как ты выехал из Бренна, а потом мы узнали о захвате пограничного замка на территории королевства Кароса. Ты хоть знаешь, что означают слова «суверенное государство»?

– Нет, никогда с таким словосочетанием не сталкивался, необразованный я. Лаэра, да вы вообще благодарить меня должны, у вас и так много проблем, которые нужно решить в кратчайшие сроки. Я вам просто помогаю, выпотрошу следующей ночью затворника и всю интересную информацию передам вам.

– Так быстро? – удивился Кенор. – Без осадных машин и серьезного отряда?

– Князь, один раз я по правилам штурмовал замок, мне это не понравилось. Более того, один раз я участвовал в битве по правилам, мне это не понравилось еще больше. Все эти маневры, ложные отступления, перегруппировки и так далее … Ну не мое это, не мое. Я лучше тихо подойду сзади и воткну сталь в спину. Так гораздо проще.

Сопровождаемый тихим смехом оставшейся троицы я покинул комнату. Граф, я общаюсь на «ты» только с теми малознакомыми мне организмами, кому доверяю или с симпатичными девушками. Вы пока не входите ни в одну из этих категорий. Я ведь специально не требовал с Вас клятв о своей полной анонимности, я оставил некоторую информацию на Ваше усмотрение, и как только запахло жаренным, так Вы меня сразу князю слили, прикрывая свою задницу, папа Мю так поступать никогда бы не стал.

Тиха украинская ночь и тучи небо закрывают. Самая лучшая погода для налета. Сестры своим светом никому не мешают, в двух шагах обычный человек уже ничего не видит. Посмотрим затворник, я дал отмашку на выдвижение, ху есть кто, когда Эллина вместе с Четвертым выпотрошат тебя в Закрытом лесочке, к профу я тебя отвозить не стану. Слишком опасны эти знания.

Пора, я накинул на себя сферу молчания, как все обыденно и привычно, Ерана сделала с собой то же самое. Правда, у нее свой вариант этого плетения, короткий рывок к подошве невысокой скалы. Кроме профа и меня она единственная кто может накладывать на себя сферу. И тут дело не в моей гениальности, а в том, что я универсал, а все мои ученики – нет. Вот для каждого в отдельности и приходится, займемся альпинизмом, разрабатывать свой вариант плетения, причем ученики должны это сделать самостоятельно. Черт, чуть не сорвался! Это что-то вроде экзамена на зрелость, так сказать. А этот барон эл Трита – трус! Я забрался на узкий карниз и прижался спиной к основанию невысокой стены. Так усеять рогатками и сигналками узкий серпантин ведущий к его замку, разве мужчины так себя ведут? Я закрепил третий канат алхимическим креплением в трещине скалы и сбросил бухты вниз. Где его смелость, где его достоинство? Не нахожу глядя в упор. А про опыт в обороне замка вообще грустно вспоминать, я помог Еране взобраться на карниз. Кто ж концентрирует почти все дозоры на воротной башне и прилегающим к ней куртинам? Кто так поступает? Почему, Третий первым из котов взобрался на карниз, вот неугомонный, забыта противоположная считающаяся неприступной стена? Лона его в замке ждет, а он с пеной у рта отвоевал свое участие в налете на замок, мол, ты столько времени развлекался без меня, я командир твоей гвардии или нет? О чем это я? Вспомнил, так вот нет таких крепостей, уже десяток убийц магов толкались на карнизе, которых бы не смогли взять большевики, особенно считающихся неприступными стен.

Пора, я передал Третьему все свое железо, почти все, а он привязал к моему поясу конец. Вперед, мои пальцы нащупали выемку, и я рывком подтянул свое тело вверх. Какой это у меня замок по счету? Не помню. Надо будет как-то найти свободное время, принять влево, здесь в стене нет ни одной трещины, и посчитать. Думаю, что десяток наберется, может быть, а может и больше. Да этот барон является параноиком! Кто так гладко шлифует камень на неприступной стене, пальцы некуда засунуть?! Я достал из заспинных ножен поочередно два кинжала. Ты мне еще и за это ответишь. Правая рука – тихонечко вдавить клинок в едва заметную щель, подтянуться. Левая рука – вытащить кончик кинжала из трещины, поднять вверх и вдавить в другую недоработку каменных дел мастеров. А если бы у меня клинки были не из булата, чтобы я тогда делал, лифтом пользовался? Вполне возможно, только я не знаю есть ли у тебя защитная система реагирующая на магические проявления, а рисковать мне не хочется. Я глянул вниз. М-да, метров восемь стены я уже преодолел, плюсуем пятнадцать метров почти отвесной скалы, падать я буду долго, я с силой вдавил кинжал в очередную едва заметную трещину. На Земле такой трюк, как променад по стене подтягиваясь поочередно на руках без помощи ног, я изобразить бы не смог. Вот и все, я перевалился через парапет.

Позже отдохну, я стал наматывать веревку на руку. А вокруг тишина, ни одного дозорного с косой я не наблюдаю, а за разгильдяйство нужно учить. А вот и они, все те же самые три каната, ребята даже петли на концах сделали, слезы умиления скатились по моим щекам. Как они заботятся обо мне, а вдруг я перетружусь? Я затянул последнюю петлю на третьем мерлоне. А теперь можно присесть и отдохнуть. Да, данные что Эллина вырвала из головы посла как она и предупреждала вышли неполными. Я считал, что барон эл Трита организовал производство доппельгангеров, а оказалось что не совсем так. В моем уравнении появилась новая неизвестная величина. А почему, собственно говоря, в моем, я должен свою задницу на панамский флаг делать похожей? Почему я стараюсь быть в каждой бочке затычкой? Есть разумные получающие жалование за свою работу в этом долбаном княжестве, так пусть ее и выполняют. Я тут что как в пошлом анекдоте отвечаю за все? Перебьются, сами пусть ищут этого кукловода, у меня своих дел полно. Не найдут, так я спокойно воспитаю Валию в своем, тьфу, в замке Арны и пусть только попробуют, Третий как всегда появился первым, предъявить мне претензии. Вот и Ерана перевалилась через парапет. А вот моя броня и сбруя с оружием, повеселимся, давно я замки на копье не брал. Целый месяц прошел с тех пор, как я любовался полыхающим Силуиэном.