"Снова и снова" - читать интересную книгу автора (Папай Кальман)





Папай КальманСнова и снова

КАЛЬМАН ПАПАЙ

СНОВА И СНОВА

Пер. Н. Подземской

"В Европе теперь уже все ходят в зимних пальто". При этом мысли он поежился и окончательно проснулся.

Солнце стояло высоко, но жары еще не чувствовалось. Из окна бунгало видны были руины. "Немного осталось от города, - подумал он, - и жалко трогать эти развалины". Накануне вечером он приехал из Афага, где до темноты ждал начальника экспедиции, который привез его сюда, к руинам. Археологов здесь собралось много, и весь облик международного лагеря напоминал венгерскому археологу Ласло Ведрешу студенческий лагерь в Аквинкуме. Там была интересная и приятная работа, не давшая, правда, больших результатов. Примерно того же ждал Ведреш и от Адабских раскопок. Вот если бы вместо Адаба их послали в Вавилон!

Он приехал одним из последних ив тот же вечер познакомился с большинством участников экспедиции; всем им ближайшие два месяца работы представлялись чем-то вроде хорошего отдыха. Так сказал Джон Мортимер, с которым больше всего беседовал Ведреш, предпочитавший, если уж приходилось объясняться на иностранном языке, ломаный английский.

Ведреш не спеша оделся и вышел из бунгало. Все еще спали; по крайней мере никого не было видно, только несколько арабов плелись к кухне. Он направился к развалинам. Лагерь был разбит на краю города. Редкие деревья, синее небо, руины и тишина... От древнего города мало что сохранилось, и Ведреш не очень-то верил в успех раскопок. Он сел на камень, окинул взглядом лагерь. Теперь скрылись из виду и арабы.

- Доброе утро, - произнес кто-то по-французски за его спиной.

Обернувшись, он машинально ответил на приветствие. На него с улыбкой смотрел Лагардье, лысеющий коренастый человек средних лет.

- How do you do? - Чтобы Ведреш его лучше понял, француз перешел на английский язык. - Я решил прогуляться и посмотреть на наш городок. Развалины довольно живописные, жаль только, мало что сохранилось.

Ведреш с ним согласился. Нашлось, о чем поболтать с четверть часа. Между тем лагерь ожил, возле бунгало появились археологи в пижамах.

- Когда приступим к работе? - спросил Ведреш.

- Не знаю, - ответил Лагардье, - да и не больно интересуюсь. Там, подальше, - он указал на другой конец города, - от одной постройки кое-что уцелело. Видимо, с нее мы и начнем осмотр. Понятия не имею, для чего она служила; по тому, что от нее осталось, трудно судить. Утром, так я слышал от Мортимера, мы все вместе осмотрим развалины, а после обеда Олсен и иже с ним решат, где начнем копать.

- А пока я предлагаю плотно позавтракать, - сказал Ведреш, и они пошли в столовую.

Все утро археологи осматривали руины. Только начальник лагеря - так Ведреш окрестил Олсена, высокого светловолосого шведа, - был всерьез увлечен предстоящей работой. Он, судя по всему, основательно изучил историю города, в то время как остальные участники экспедиции знали только, что Адаб был одним из торговых центров Древнего Вавилона. Но Олсен не сумел разбудить их интерес. После обеда на коротком совещании решили, с чего следует начать, и договорились завтра же утром приняться за дело.

Потом Ведреша пригласил к себе Мортимер, живший один в палатке. Этот англичанин, лет сорока, обладавший чувством юмора, с симпатией относился к Ведрешу, с которым его сближало увлечение шахматами. Сыграв после обеда несколько партий, они условились вечером продолжить это занятие.

Во время ужина Мортимер спросил, не пропало ли у Ведреша что-нибудь из вещей.

- По-моему, нет, - ответил тот.

- Видишь ли, - продолжал англичанин, - из моей палатки исчезли кое-какие мелочи. Я подозреваю рабочих, но пока никому, кроме тебя, об этом не говорил.

- Что же пропало?

- По сути дела, ничего ценного. Зеркальце, бритва, зубная паста вместе со щеткой.

- Непременно скажи Олсену, - посоветовал Ведреш. - Знаешь, я привез несколько тюбиков зубной пасты, могу с тобой поделиться.

- У меня болит голова, - пожаловался Мортимер, - а коробка с лекарствами тоже куда-то запропастилась.

Он взял у Ведреша лекарство и пошел объясняться с Олсеном. Поиграть в шахматы в тот вечер им не удалось.

На следующий день археологи трудились с утра до обеда, но ничего интересного не обнаружили.

И тогда решили покопать здесь еще завтра, а если опять ничего не найдут, попытать счастья в другом месте.

Вечером Мортимер зашел к Ведрешу.

- Не обижайся на меня, - сказал он, - но и сегодня я не смогу сыграть с тобой в шахматы. У меня разламывается голова. Впрочем, как нам играть? Шахматы мои исчезли, да и сидеть не на чем. Утром пропало почти все мое имущество.

- Ты шутишь, - сказал Ведреш. - Кому нужны твои стулья?

- Не знаю. Но палатку мою обобрали основательно, только вещи потяжелей остались.

- Ты говорил вчера с Олсеном?

- Да. Он возмущен случившимся, но полагает, что не стоит сейчас портить отношения с рабочими.

- Иными словами, считай, мол, что ничего не привез из дому.

- Примерно так.

- Прекрасно, - усмехнулся Ведреш. - Завтра тебя, спящего, выкинут вон, а твою палатку уволокут. Хотел бы я знать, что тогда скажет добряк Олсен?

- Пойду поищу его, но дай мне сначала что-нибудь успокоительное.

За ужином все обсуждали таинственное исчезновение имущества Мортимера. Самого англичанина при этом не было. Он пожаловался доктору на сильную головную боль, и тот посоветовал ему пораньше лечь спать.

Ужин отнесли Мортимеру в палатку. Между тем Олсен успел переговорить с уполномоченным правительства, который пообещал строго наказать рабочих, если они действительно окажутся виновными.

Так как пропали довольно громоздкие вещи, он считал, что нетрудно будет найти вора.

К утру Мортимеру стало хуже; он жаловался, что у него буквально разламывается голова, немеют руки и ноги. Жара у него не было. Доктор растерянно посмотрел на Ведреша, который пришел справиться о здоровье приятеля. Потом дал больному сильнодействующее снотворное и велел положить на голову холодный компресс. Выйдя из палатки, он признался Ведрешу, что не может поставить диагноз, и прибавил:

- Если к вечеру Мортимеру не станет лучше, завтра его придется отправить в Ан-Нашириайскую больницу.

Но до этого дело не дошло. Когда на другой день археологи после безуспешной работы вернулись в лагерь, их ждала весть: Мортимер исчез. Около полудня доктор зашел его навестить, но палатка была пуста. Пропала даже постель.

- Так что же вы предприняли? - спросил уполномоченный правительства пришедшего к нему майора полиции и жестом указал на стул.

Майор отказался сесть и принялся расхаживать по комнате.

- Должен признаться, ничего, - чуть погодя ответил он.

- Не сердитесь, пожалуйста, - гневно сдвинул брови уполномоченный, - но мне все это совершенно непонятно. Там, где больше чем на сто километров в округе сроду не слыхали о похищении людей, вдруг пропадает тяжелобольной человек! К тому же иностранец. Знаете, какой разразится скандал?

- Я тоже, разумеется, понимаю, что дело пренеприятное, сказал майор, - но в данных обстоятельствах, чего вы от меня ждете? Чтобы я с помощью волшебной палочки вернул исчезнувшего или нашел его двойника? Правда, вы, люди гражданские, считаете, - он сердито махнул рукой, - что раз вызвали полицейского, он должен тут же все выяснить и даже уладить. А если полицейский этого не сделал, он просто болван стоеросовый. Так ведь?

- Не сердитесь, - откинувшись на спинку стула, примирительно повторил уполномоченный. - Я немного погорячился. Но поймите, ситуация весьма неприятная и вся эта история с исчезновением человека настолько нелепа, что остается только развести руками и признаться в полной своей беспомощности... - Потянувшись за пачкой сигарет, он спросил: - Не хотите закурить?

- Благодарю вас... Дело это беспокоит меня и по другой причине. По правде говоря, за то время, что я здесь работаю, это уже второй случай.

Майор на минуту замолчал и, как бы проверяя впечатление от своих слов, внимательно посмотрел на уполномоченного. Тот весь обратился в слух.

- Это случилось здесь же пять лет назад, - продолжал майор. - И тогда сюда приезжали археологи. Исчез американец... Кстати, сейчас среди приехавших нет ни одного американца?

- Нет, - покачал головой уполномоченный. - И что же, он нашелся?

- Отнюдь нет. Это был некий Уильям Форест. Мы разыскивали его повсюду, но безрезультатно. Он тоже лежал больной. Американцы направили ноту нашему правительству. В конце концов им самим разрешили вести поиски, но и это ни к чему не привело.

- Все селения в этой округе они прочесали?

- Да. Несколько человек до сих пор занимаются поисками, но я не верю, чтобы им удалось найти пропавшего. - Майор развел руками. - Просто фантастика, но такой случай уже имел место.

На лице уполномоченного отразилось отчаяние.

- Всех в лагере вы допросили? - поинтересовался он.

- Да. Больше других могли рассказать доктор и венгерский археолог. Но их показания лишь подкрепили мое подозрение, что повторился случай, происшедший пять лет назад... Завтра я возвращаюсь в столицу. Дальнейшие поиски считаю бессмысленными. Если англичанин так и не найдется, нас ждут грандиозные неприятности.

И он удалился, оставив огорченного уполномоченного наедине с сомнениями.

После исчезновения Мортимера Ведреш лишился покоя. Еще до приезда полиции он не раз ходил в палатку англичанина в надежде найти там какойнибудь след, случайно оставшуюся улику, хоть чтонибудь, способное помочь розыскам пропавшего. Однажды, вернувшись к себе в бунгало, он вспомнил, что оставил свою зажигалку в палатке, когда сидел там на полу у входа и курил. Но было уже поздно, и идти за ней не хотелось. А на другой день зажигалки и след простыл. Он спрашивал всех, но никто, кроме него, в палатку не входил и зажигалку не видел. Ведреш долго искал ее, но она как сквозь землю провалилась.

Палатка стояла в стороне от прочих строений, на пригорке, и Мортимер вначале радовался, что во время дождя под нее не затекает вода. Поселившись рядом с руинами, он с гордостью называл себя единственным жителем древнего города...

Во время допроса Ведреш умолчал о пропаже зажигалки, считая это пустяком по сравнению с исчезновением человека, да к тому же он и сам стал сомневаться, в палатке ли он ее оставил. Майор полиции сказал ему, что здесь уже второй раз пропадают люди, и Ведреш сразу понял, что услышал нечто важное, наводящее на след, поскольку оба случая, должно быть, как-то связаны между собой. Он ушел встревоженный, не поделившись с майором своими соображениями.

После несчастья с Мортимером началась какая-то сумбурная жизнь; раскопки были прерваны, и Ведреш подолгу сидел в одиночестве, попивая привезенную из дома вишневую наливку. Однажды, как ему показалось, его осенило: он разгадал загадку, над которой все время ломал голову, и решил вечером попытать счастья.

За обедом разговор по-прежнему вертелся вокруг исчезновения англичанина. На сей раз Ведреш не вступал в беседу. Его мысли были заняты предстоящим экспериментом. Зайдя к себе, он прихватил коекакие мелочи и отправился в палатку Мортимера. Там он положил на пол спичечную коробку и, сев у входа, стал ждать. Терпеливо ждать. Ведь если он не ошибается, то вскоре сам убедится в своей правоте.

Время тянулось мучительно медленно. Ведреш курил сигарету за сигаретой. Он то и дело поглядывал на коробку, но она лежала на прежнем месте. Чем дальше, тем безнадежнее представлялась ему вся затея.

Приближалось время ужина, и он уже стал подумывать, кто бы мог его сменить, посидеть здесь, пока он поест. Потом, опасаясь стать предметом насмешек, решил никого не посвящать в свой план. Между тем совсем стемнело, и в лагере кончили ужинать. Ну что ж, придется перенести опыт на завтра - и тогда уж весь день не покидать своего поста...

Войдя в палатку, Ведреш принялся в темноте на ощупь искать спички. Чуть погодя он бросил поиски и, преисполнившись уверенности, зажег фонарик: спичечная коробка исчезла.

Вечером Ведреш попросил разрешения переселиться в пустовавшую палатку Мортимера. Ему не отказали.

Веки у Ведреша налились свинцом, а тело стало легким, почти невесомым. Ничего не чувствуя, он словно парил в воздухе, в полной тьме. Он не знал, когда это началось и долго ли будет продолжаться. У него не было прошлого, и он не знал своего будущего. Исчезли все желания, испарились мысли; он не понимал, зачем живет на свете. Потом что-то начало шевелиться в глубинах сознания, и он обнаружил, что недоволен настоящим. Недовольство все росло и росло, пока не последовал приказ:

- Действуй!

- Но как? - спросил он.

- Разрушь окружающий тебя мир! - прозвучал ответ.

- У меня нет рук, нет тела, я не могу сдвинуться с места, - в отчаянии пробормотал он. - Что же мне делать?

Последовало молчание, потом донесся ответ:

- Открой глаза и оглядись!

И, сделав над собой чудовищное усилие, он разомкнул веки.

Все вокруг было залито бледно-зеленым светом, не раздражавшим глаза. Ведреш лежал не шевелясь, ослабевший и страшно усталый. С большим трудом ему удалось слегка повернуть голову. Казалось, и она налита свинцом. Но мучительная головная боль прошла.

Ведреш не знал, долго ли он так пролежал, как вдруг почувствовал, что к нему возвращаются силы, и попытался сесть в кровати.

Он находился в большой комнате. Зеленый свет проникал сверху, но Ведреш не мог понять, что служит его источником. Когда он получше осмотрелся, то увидел среди стоящей в беспорядке мебели исчезнувшие вещи Мортимера. Стало быть, он не ошибся в своих предположениях. Он попробовал встать, но это оказалось ему не под силу. Тогда он стал думать, какую вещицу взять ему отсюда с собой, и вдруг вспомнил о своей спичечной коробке. И она нашлась. Он очень обрадовался, что его расчеты оказались правильными, но тут же похолодел от страха при мысли: где он находится?

Ведреш еще раз огляделся, теперь уже внимательнее. Комната была очень большая, площадью не меньше ста метров. Кроме вещей Мортимера, там стояла еще какая-то мебель. На зеркально-гладких стенах сверкали зеленые блики. Дверей не было. "Но Мортимер как-то выбрался отсюда", - подумал Ведреш. Он оделся и прошелся по комнате. Когда он приблизился к стене, она бесшумно раздвинулась. Он выглянул в коридор, тоже освещенный зеленым светом. Под ногами что-то зашелестело. Это был листок бумаги.

"Не удивляйтесь ничему. Все это превосходит самую богатую фантазию. Совсем иной мир. Ступайте в библиотеку. Если меня там не окажется, вы найдете мою весточку.

Дж. Мортимер".

Длинный коридор вливался в другой. Впереди стояло что-то похожее на автокар, но без колес. Ведреш осмотрел машину со всех сторон, но так и не понял, что это. Невысокая, с двумя сидениями, она действительно напоминала автокар, но у нее отсутствовало всякое управление. Ведреш сел в машину, и она тотчас тронулась. У него мелькнула было мысль, не спрыгнуть ли на ходу, но вскоре он передумал. Куда же она едет, если сама выбирает дорогу? Конечно, в библиотеку. Хотя сам Ведреш и представления не имел, где находится библиотека.

Автокар бесшумно несся по воздуху в нескольких сантиметрах от пола. Проезжая по однообразным коридорам, Ведреш подумал, что за стенами тянутся, наверное, какие-то помещения, похожие на комнату, откуда он только что выбрался. Свет стал ярче, один коридор сменялся другим, и автокар, не замедляя хода, сворачивал то вправо, то влево, мчась к цели, неведомой Ведрешу. У него не выходила из головы найденная записка. Где же он, в самом деле, и что означают слова "совсем иной мир"? Но тут машина вдруг остановилась, и стена перед ней раздвинулась. Ведреш вошел в комнату.

Там не было ни одной книги, однако он сразу понял, что попал в библиотеку. Ряды стеллажей, доходивших до потолка, были заставлены коробками, с виду напоминавшими книги. Когда Ведреш снял с полки и открыл одну из них, то обнаружил внутри кинопленку.

- Рад тебя видеть, старина, - сказал кто-то поблизости, и Ведреш тут же узнал голос Мортимера. - По правде говоря, мне не верилось, что я так скоро встречусь с тобой. Выходит, ненапрасно я оставил записку.

- Знаешь, Джек, не моя заслуга в том, что я тебя отыскал. Этот автокар точно прочел мои мысли и доставил меня сюда.

- В том-то и дело, - кивнул Мортимер, - ты управлял им мысленно.

- Так ты считаешь... - с недоверием взглянул на него Ведреш.

- Да. Им можно управлять мыслью. Отличная машина. - Англичанин достал трубку и стал не спеша ее набивать. - Тебе, верно, хочется знать, кто изготовил удивительные вещи, которые ты здесь видишь, где мы, как очутились здесь и прочее, прочее...

- Ты прав, обо всем этом я хотел спросить.

- Так вот, на первый вопрос я еще могу ответить: очевидно, здешние хозяева - гении. Но они прячутся от нас. За всю неделю я не встретил ни души. На третий вопрос, к сожалению, не могу дать никакого ответа, а на второй отвечу, если ты последуешь за мной.

Они вышли из библиотеки. В конце коридора появился автокар и вскоре остановился перед ними.

- Давай выберемся на вольный воздух, - сказал Мортимер, когда они тронулись.

Они долго ехали по зеленым коридорам. Ведрешу о многом хотелось расспросить своего спутника, но он молчал всю дорогу. Пол в коридорах полого поднимался, зеленый свет становился все ярче. Потом вдруг путь им преградила стена. Машина остановилась, и стена раздвинулась. Они очутились под открытым небом.

На зеленом небе сияло зеленовато-желтое солнце. Здание, откуда они вышли, было одноэтажное, с плоской крышей, без окон. Перед ним простирался парк. Стояла глубокая тишина.

- Как тут красиво! - нарушил молчание Ведреш.

- Да. Мы могли бы находиться на Земле, - сказал Мортимер, - но мы не там. Это не Земля. Разумеется, не Земля. Посмотри на небо. Посмотри вокруг. Это не земные растения. Вроде такие же, как на Земле, и вместе с тем совсем другие. Да, мы могли бы находиться на Земле, но мы не там, - повторил он.

- А где же тогда? - встревоженно спросил Ведреш.

- Не знаю. На планете другой Солнечной системы. Здесь не наше Солнце. В нашей Солнечной системе только на Земле такая биосфера.

- Ты в этом уверен? То есть в том, что мы действительно не на Земле? - после недолгого молчания спросил Ведреш.

- Я уже целую неделю здесь, - пожав плечами, проговорил англичанин.

- А что там дальше? - спросил Ведреш.

- Не знаю. Как-то раз я прошелся немного, но парк огромный, и я побоялся слишком далеко забираться. В библиотеке есть, что посмотреть.

- Фильмы?

- Да. Я отыскал проекционный аппарат.

- Какие же это фильмы?

- По-моему, сплошная математика, физика. Я ничего не понял. Какие-то каракули, формулы. Да будь это и английский язык, я все равно ничего бы не понял, не разбираюсь в высоких материях.

- Скажи, а ты их не видел?

- Нет, - покачал головой англичанин. - К счастью, нет.

- Конечно. Мне думается, они опередили нас на несколько веков.

- Верней, на много веков. Вспомни хотя бы, как мы здесь очутились.

Они брели по траве.

- Интересно! Тебя не поражает эта тишина? Будто здесь все вымерло.

- Может быть, мы просто не замечаем их, - сказал Мортимер. - В конце концов мы же не на Земле.

- Очень трудно свыкнуться с этой мыслью.

- Тебе хочется есть? - остановившись, спросил англичанин.

- Да.

- Тогда вернемся. И пока будем ехать в автокаре, думай о том, что хочешь есть.

Ведреш ничуть не удивился, когда, проделав примерно такой же путь, они попали в небольшую комнату, где раздвинулась стена и оттуда выскользнули металлические тарелки с едой. Все было вкусно, хотя ничуть не напоминало знакомые блюда.

- Рано или поздно ты свыкнешься с мыслью, что ты не на Земле, - сказал Мортимер. - Окружающая обстановка поможет тебе перестроиться.

Потом, побывав опять в библиотеке, они решили покинуть дом и попытаться отыскать тех, кто перенес их в этот отчасти знакомый и все же такой чуждый им мир.

- Наверно, нас доставили сюда с какой-то определенной целью, - сказал Ведреш.

- Но, видно, потом про нас забыли. И мы даже не знаем, где их искать. Как странно!

- Может быть, они наблюдают за нами?

От этой мысли оба содрогнулись.

- Роль подопытного кролика мне не по вкусу, - сказал Мортимер.

- Ну, тогда попробуем их отыскать.

- Но как? Парк огромный.

- Мне кажется, здесь только исследовательский центр, медленно проговорил Ведреш. - Где-то должен быть город или что-то в этом роде. Туда мы и отправимся.

- Но как туда попасть?

- Я думаю, мы сможем воспользоваться автокаром, - поразмыслив, сказал Ведреш.

Они переглянулись, и через минуту уже ехали по тихим, залитым зеленым светом коридорам. Оба думали о доме, о людях, а машина тем временем бесшумно неслась уже над травой по парку к только ей известной цели.

Парк и в самом деле был огромный, и по пути они не видели ни одного живого существа. Через некоторое время они оказались на зеленой, поросшей травой равнине. Солнце садилось, судя по всему, дело шло к вечеру, но Мортимер сказал, что дни здесь длинные и полная темнота наступит не скоро.

На равнине не наблюдалось никаких признаков жизни, и так как время шло, а конца пути не было видно, они пожалели, что не отложили свое путешествие на завтра.

Они все ехали и ехали, ландшафт же вокруг не менялся. Солнце опускалось все ниже, и они уже приготовились провести бессонную ночь, как вдруг Мортимер протянул вперед руку и сказал:

- Там город.

- Вижу, - всмотревшись вдаль, проговорил Ведреш. - Значит, не напрасно предприняли мы это путешествие. - Потом он нерешительно прибавил: - Не хватит ли на сегодня? Я немного устал.

- Нет, - возразил англичанин. - Не будем отступать.

В той стороне, куда указывал Мортимер, многократно отражались на чем-то лучи заходящего солнца. Прямо туда держал путь автокар, и постепенно перед ними все яснее вырисовывались очертания города.

На окраине машина остановилась, и люди не смогли заставить ее следовать дальше. Оба устали и не чувствовали особого желания идти пешком. Но не долго стояли они в нерешительности, вскоре к ним подкатил другой автокар, более удобный. После некоторого колебания они сели в него и направились в центр, а первая машина повернула обратно и скрылась за домами.

Город напоминал большие города на Земле. Правда, улиц в понимании землян не было; одноэтажные дома. чередовались с многоэтажными, но отстояли друг от друга не меньше чем на сто метров. В них поражало отсутствие окон. Впрочем, архитектура отличалась красотой и гармоничностью. Ни тротуаров, ни мостовых не было, но вездеход на воздушной подушке в них и не нуждался.

Он бесшумно продвигался вперед, и на глазах людей облик города постепенно менялся. Когда солнце скрылось за горизонтом, небосвод посветлел, и все озарилось тем же зеленым светом, который освещал коридоры исследовательского центра.

- Наверно, какой-то невидимый купол сооружен над городом, - сказал Ведреш.

- Возможно. Но неужели и здесь нет ни одного живого существа? - спросил Мортимер.

Ведреш молчал. Его так поразил внешний вид домов, что он не заметил даже, что город производит впечатление необитаемого.

- Если где-нибудь на этой планете есть живые существа, то они должны быть здесь, - после некоторого раздумья сказал он.

- Разумное замечание. Но мне все это не нравится.

- Давай остановимся и оглядимся получше. Зайдем в какой-нибудь дом.

- А ты видишь хоть один вход?

- Нет. Но в исследовательском центре их тоже не было. И отсутствие окон ни о чем не говорит. Стены, вероятно, прозрачные.

- Поехали дальше.

- Как хочешь, - пожал плечами Ведреш, и автокар с двумя пассажирами покатил вперед.

Через полчаса он остановился.

- Очевидно, мы добрались до центра, - сказал Ведреш.

Они вылезли из машины и стали осматривать окружающие их строения. Дома здесь стояли ближе друг к другу, чем на окраине, и среди них возвышалось многоэтажное цилиндрическое здание. Мортимер указал на него:

- Попытаемся туда проникнуть.

Он пошел вперед, Ведреш последовал за ним. Они обошли здание вокруг, но входа не обнаружили. Им вспомнился исследовательский центр. Они приблизились к стене, которая тут же раздвинулась, и они очутились в зеленом коридоре. Все здесь напоминало ту комнату, где они пришли в себя, перенесенные в этот неведомый мир. Новый автокар вез их по лабиринту тихих коридоров, а сами они понятия не имели, куда хотят попасть. Неожиданно машина остановилась, и они вошли в комнату, где стояли две кровати, стулья и стол. Одна стена была сделана из какого-то прозрачного материала, и перед ними открылась красивая панорама. С высоты пятидесяти метров они увидели город, залитый бледнозеленым светом.

- Тут позаботились о том, чтобы мы могли поспать, - Ведреш отошел от прозрачной стены. - Но раньше надо все осмотреть.

- Я за то, чтобы поскорей лечь спать, - возразил Мортимер, стоявший у стены, через которую они проникли в комнату. - Пока ты любовался красивым видом, я обнаружил, что попасть сюда легче, чем выбраться отсюда.

- Как так? - в недоумении глядя на него, спросил Ведреш.

- Да ведь нас заперли. Город этот, видимо, обитаем, я уже склоняюсь к этой мысли.

Подойдя к стене, Ведреш попытался припомнить, что он делал раньше, когда хотел выйти из комнаты. И понял: так же как и теперь, он ничего особенного не делал, значит, их действительно заперли.

- Ну, с голоду по крайней мере мы не умрем, - сказал Мортимер, глядя на тарелки, выскользнувшие из стены. - Думаю, сейчас самое разумное - поужинать и лечь спать. Видно, инопланетяне сегодня не намерены общаться с нами.

Они принялись за еду.

- Знаешь, Джон, - сказал Ведреш, когда они, уже лежа в постелях, любовались панорамой города, - по-моему, они очень похожи на нас.

- Кто? Жители этой планеты?

- Да. Подумай сам: их пища вполне съедобна; они, как и мы, живут в домах, спят в кроватях. Мы дышим их воздухом, и даже не замечаем, что это не наша, а какая-то другая атмосфера.

- И мы надеемся встретиться с ними, хотя до сих пор не видели ни души. Да в таком большом городе! Интересно, увидим ли мы их когда-нибудь?

- Тебе, очевидно, не терпится.

- Не думаю, чтобы они хотели причинить нам какой-нибудь вред, иначе давно могли бы это сделать. Впрочем, мы очутились здесь не по своей воле.

- Ну и что из того?

- Мне кажется, мы просто не в состоянии их видеть. Боюсь, они для нас невидимы. Быть может, они где-то рядом, а мы их не замечаем.

Они замолчали. Обоих терзали сомнения. Но усталость взяла свое, и вскоре они заснули глубоким сном.

- Мистер Мортимер и мистер Ведреш, вы слышите меня? Мистер Мортимер и мистер Ведреш, проснитесь! Вы понимаете, что я говорю? Мистер Мортимер и мистер Ведреш, вы меня слышите?

- Кто это?

- Рад, что вы наконец проснулись. Доброе утро.

- С кем мы говорим?

- Я обращаюсь к вам от имени жителей этого города. Мой шеф... иначе говоря, мэр...

- Нельзя ли нам повидать его?

- Нет. Мой голос доносится к вам из репродуктора в стене. Я робот. Я полностью в вашем распоряжении. Когда к нам приезжают гости, моя обязанность их обслуживать.

- Откуда ты знаешь наш язык?

- Я изучил его ночью, пока вы спали. Мне пришлось выбирать один язык из двух, и я выбрал тот, который вы оба знаете.

- Твой шеф тоже робот?

- Нет.

- С ним можно поговорить?

- Нет. Он еще не знает, что вы здесь.

- А ты разве не сообщишь ему?

- Когда он придет, как делает это ежедневно, я доложу ему о вас.

- А когда это будет?

- Скоро. Не нужно ли вам чего-нибудь?

- Когда поговоришь с ним, извести нас.

- Хорошо.

- Один вопрос...

- Какой?

- Как выглядит твой шеф?

- Похож на вас. Только немного постарше.

- Спасибо.

- До свидания.

Мортимер и Ведреш сели в кроватях и уставились друг на друга. Солнце стояло уже высоко, и через прозрачную стену виден был город, в котором попрежнему не наблюдалось признаков жизни.

Не успели они обменяться впечатлениями, как снова раздался голос робота:

- Мистер Мортимер и мистер Ведреш!

- Мы тебя слушаем.

- Я доложил своему шефу.

- А нам можно поговорить с ним?

- Он уже ушел.

- И ничего нам не передал?

- Он лишь выслушал, что я ему рассказал, но сам промолчал по обыкновению.

- А ты не знаешь, куда он пошел?

- Я здесь, - раздался чей-то голос.

Робот молчал, а Ведреш и Мортимер повернулись туда, откуда донесся голос.

Перед ними стоял седовласый мужчина лет пятидесяти.

- Меня зовут Уильям Форест. Очень рад вас видеть. Я уже знаю ваши имена, и вам нет нужды мне представляться. Если не ошибаюсь, вы тоже археологи.

- Да, мы археологи, - сказал Мортимер. - Но простите меня, сэр, как вы сюда попали? Может быть...

- Вот именно. Точно так же, как и вы. Только значительно раньше. Пойдемте ко мне, я расскажу вам все, что знаю.

- Но робот...

- Им распоряжаюсь я, - сказал Форест. - А теперь одевайтесь и пойдемте ко мне. Мою дочь очень обрадует приход гостей.

В доме, стоящем ближе к окраине, их встретила молодая девушка, назвавшаяся Майрой Форест. Хозяин провел Мортимера и Ведреша в комнату, обставленную необычной на вид, но очень удобной мебелью, и, усадив гостей, принялся рассказывать свою историю.

- Вы, верно, слышали раньше мое имя. Исчезновение мое вряд ли могло пройти незамеченным, правда? Впрочем, это не столь существенно. Я действительно попал сюда так же, как и вы. Разница, видно, заключалась лишь в том, что, заметив, как постепенно исчезают мои вещи, я сам решил последовать за ними. Это было лет пять назад, ведь здесь нелегко вести земное летоисчисление. В Адабе тогда был открыт международный лагерь археологов, такой же, полагаю, как ваш. Прежде чем отважиться на этот рискованный шаг, я написал дочери о том, что передумал и перечувствовал, что собираюсь сделать, и попросил ее, если я не появлюсь через неделю, рассказать все соответствующим органам. А она, - тут он бросил укоризненный взгляд на стройную смуглую девушку, - не сказав никому ни слова, последовала за мной, что послужило причиной немалых бед. Ну, да что говорить!

Итак, я проделал тот же путь, что и вы. Меня тоже потрясла эта высокоразвитая цивилизация. Вы, например, еще не знаете, так как попали сюда совсем недавно, что климат здесь автоматически регулируется и постоянно стоит хорошая погода, в чем вы сами могли уже убедиться. Все механизировано и автоматизировано. Для руководства всей хозяйственной жизнью достаточно одного человека. Большинство машин управляется с помощью телепатии, о прочем я умолчу.

Словом, я был потрясен увиденным и стал искать живые существа, создавшие все это. Долго искал, но так и не нашел. Пять лет - срок немалый. Сначала я досконально изучил город, потом мы с Майрой отважились выйти за его пределы. Мы посетили несколько городов, похожих на этот, но все они оказались необитаемыми. Машины и роботы действовали, а поскольку Майра получила образование инженера-электрика, мы вскоре научились управлять ими, хотя сам принцип действия удавалось понять лишь в редких случаях.

Шли месяцы, и мы постепенно теряли надежду встретиться с разумными существами. Мы вообще не видели никаких живых организмов. На этой планете нет признаков жизни, только машины и роботы, роботы и машины. Убедившись в этом, мы почувствовали себя увереннее. Нас стали занимать вопросы: что произошло с местными жителями, как нас перенесли сюда и зачем? Мы просто-напросто смирились с мыслью, что нас двое на всей планете, и, желая познакомиться с новой для себя цивилизацией, понять ее, принялись искать ответы на эти вопросы.

- К каким же выводам вы пришли?

- Не знаю, правильны ли они. Вы, разумеется, согласитесь со мной, что для археолога трудно найти более интересную задачу, но фантазия может далеко его увести... Не угостите ли вы меня сигаретой? Не помню, когда курил последний раз.

Ведреш протянул ему пачку сигарет, а Мортимер дал зажигалку. Форест, удобно устроившись в кресле, некоторое время молча курил, потом продолжил свой рассказ.

- Вскоре я с огорчением убедился, что эту задачу мы с Майрой решить не в силах. Нам необходима большая, огромная помощь. Первое время я надеялся, что, прочтя на Земле мое письмо, многие последуют за мной. Но сюда прибыла лишь моя дочь, и мне не оставалось ничего иного, как рассчитывать на счастливый случай. И вот через пять лет появились вы. Впрочем, лучше поздно, чем никогда. Для вас это всего лишь небольшое приключение, ведь вскоре мы сможем вернуться на Землю.

Ну, что вам сказать? Мы здесь узнали немало. По материалам, хранящимся в музеях, библиотеках и архивах, многое удалось восстановить. Здешняя цивилизация по крайней мере на тысячу лет опередила нашу. Биологически жители были похожи на землян - я вам покажу несколько фильмов, - это необыкновенно интеллектуальные существа, если угодно, люди. Их знания в области естественных наук, насколько Майра может судить, просто поразительны. Достигнув высшей ступени развития, они совершали межпланетные путешествия и побывали на Земле. И тут их история тесно переплелась с нашей.

Прошел не один год, прежде чем мне удалось разгадать тайну их письменности. Знаете, что послужило ключом? Вавилонское письмо. Меня всегда интересовали древние языки, и теперь эти знания пригодились. Письмо обитателей этой планеты поразительдо напоминает вавилонское.

Вы спросите, почему и как исчезли эти существа? С помощью Майры картина постепенно прояснилась. По неизвестной причине космическая радиация на поверхности планеты значительно возросла. Нарастала она скачкообразно, и, несмотря на высокоразвитую науку, инопланетяне оказались не способны устранить внезапно возникшую опасность. Их цивилизации грозила гибель. Оставался один выход: ограниченному числу жителей покинуть планету, и когда минует опасность, вернуться обратно. Я уже говорил, что они совершали межпланетные путешествия. Как они это делали, мы не знаем, хотя и сами каким-то образом попали сюда. По мнению Майры, они научились разлагать предметы и живые существа на составные элементы, кодировать их и передавать в ииде электромагнитных волн. У нас нет ни малейшего представления, как из электромагнитных волн они воссоздавали предметы в их первоначальной форме. Но и для них, по-видимому, это было не просто, иначе спаслось бы все население. А так лишь некоторым удалось бежать, и они попали на Землю.

Ведреш не верил собственным ушам: рассказ американца казался ему совершенной фантастикой. Мортимер же, сохранявший невозмутимость, спросил:

- Что из сказанного вы способны аргументировать, а что представляется вам гипотетичным? Ведь если все это соответствует истине, то можно сделать далеко идущие выводы, касающиеся развития земной цивилизации.

- При желании вы можете ознакомиться с фильмами, снятыми этими существами во время их первого путешествия на Землю. Это было еще до начала нашей истории, основанной на письменных источниках. Однако запечатленные в фильмах животные и растения позволяют установить примерное время. Я не берусь делать какие бы то ни было заключения, но, учитывая сходство письменности инопланетян с вавилонской, можно полагать, что они переселились на Землю примерно за десять тысяч лет до нашей эры. Их появление способствовало развитию нашей цивилизации. Не трудно также доказать родство их письма с шумерским.

- Допустим, вы правы, - заметил Ведреш, - но что же произошло с ними на Земле? Почему мы не находим их следов? Ведь раса с такой высокой цивилизацией могла укорениться на Земле, и тогда мы, люди... - он запнулся, не зная, чем кончить фразу.

- Вы хотите сказать, - пришла ему на помощь Майра Форест, - что мы, ныне живущие люди, могли бы быть их потомками?

- Я бы не стал делать такие смелые предположения, - сказал Ведреш.

- И я тоже, - поддержал его Мортимер. - При современном состоянии антропологии в это едва ли можно поверить. Надо искать другое объяснение.

- Я долго ломал голову, но не нашел удовлетворительного объяснения, - сказал Форест. - Мне кажется, могло произойти следующее: инопланетяне запрограммировали машины таким образом, чтобы, когда минует опасность, изменить направление передачи информации; это позволило бы им возвратиться сюда. Затем они транспортировали на Землю группу избранных. Но так как они стремились в первую очередь спасти живые существа, им пришлось практически без всякого оснащения переселиться на Землю.

И хотя нам, современным людям, известен принцип работы цветного телевидения и ракеты, предложи я сейчас вам создать то или другое, вряд ли кто из вас взялся бы за это. Где раздобыть нужные материалы, инструменты? Вероятно, в таком же положении оказались и жители этой планеты, которым на Земле пришлось начинать все сначала. Они, очевидно, надеялись рано или поздно вернуться обратно, но это им не удалось. Их планета очень долго оставалась необитаемой. Если цивилизованного человека бросить одного в джунглях, у него мало шансов выжить. А как могли добиться превосходства на Земле эти пришельцы?

И теперь не трудно объяснить, каким образом мы попали сюда. Должно быть, началась обратная передача, и планета снова стала обитемой.

- А тем временем сами ее обитатели бесследно исчезли, сказал Ведреш.

- Они действительно исчезли, но не бесследно. Возможно, небольшие их группы смешались с людьми той эпохи. Надо полагать, земляне принимали их за кудесников, и поэтому они заняли привилегированное положение в общинах Двуречья. Но их было мало, и они не могли повлиять на ход истории, а чтобы не погибнуть, вынуждены были приспосабливаться.

В доказательство своей гипотезы сошлюсь еще раз на сходство месопотамской письменности с письменностью инопланетян. В древности письменность была привилегией и заповедной тайной избранных, что представляется мне довольно убедительным аргументом.

Но это не единственный путь, по которому можно пойти. Предположим, два инопланетянина вступили в общение с нашим предком. Предположим далее, что они, отличаясь высоким интеллектом, сумели как-то с ним объясниться и рассказали ему о райской жизни на своей планете, где благодаря машинам у них самые благоприятные условия существования. Что способен был усвоить из их рассказа наш пращур, живший более тысячи лет назад?

- Очевидно, ничего из того, что связано с техникой, сказал Мортимер.

- И, очевидно, ничего из того, что связано с чужой культурой, - прибавил Ведреш.

- Надеюсь, вы уже убедились, что эти существа действительно жили здесь, как в раю, - продолжал Форест. - Да, как в раю. Они были умнее нас. И, отведав плодов от древа познания, навлекли на себя гнев всевышнего, и он изгнал их из рая. Об этом говорится в Библии. Именно такова история Адама и Евы.

Пришельцы стремились вернуться на свою планету, но не смогли. Одно поколение сменяло другое, и постепенно меркли воспоминания об ином мире. Некоторые инопланетяне, видимо, смешались с землянами, остальные погибли... А направление передачи изменилось, и Майре понадобилось пять лет, чтобы научиться настраивать приборы. Завтра, к нашему счастью, мы сможем вернуться на Землю.

Они сидели на траве перед зданием исследовательского центра. Ведреш смотрел на деревья, зеленое небо, парк, за которым где-то вдали раскинулся город.

- Я очень беспокоюсь за отца, - нарушила молчание Майра. - Почему я не осталась с ним?

- Твой отец ни за что бы на это не согласился.

- Но мы уже знаем принцип действия приборов. И ничем не рискуем. Во время эксперимента предметы исчезали один за другим.

- Возможно, - без особой уверенности проговорил Ведреш.

- Но это действительно так. Ведь мы имеем дело не с земными машинами.

- Вот именно. Мы можем и не заметить, что они вышли из строя.

- Ничего подобного! Неужели ты думаешь, что в них отсутствуют предохранительные устройства?

- Я знаю только одно: им уже около десяти тысяч лет, сказал Ведреш.

- Поэтому-то я и хотела бы сейчас быть вместе с отцом! воскликнула Майра. - Я же сама настроила все приборы.

- Но именно поэтому тебе пришлось здесь остаться. Возможно, тебе понадобится и моя помощь. - Он посмотрел на девушку, печально устремившую взгляд в пространство. - Не волнуйся, Майра, на Земле все мы встретимся.

Она словно не слышала его слов.

- Он боялся, как бы со мной не приключилась какая-нибудь беда, - чуть погодя сказала она.

- Когда мы сможем отправиться? - спросил Ведреш.

- Да хоть сейчас.

- Тогда пошли.

Девушка хранила молчание. Ведреш обвел взглядом расстилавшийся перед ним пейзаж.

- Теперь, когда мы можем вернуться домой, мне жаль покидать этот мир, - сказал он.

- Мы с отцом прожили здесь пять лет, - сказала Майра, - и все это время нас поддерживала надежда, что когда-нибудь нам удастся возвратиться на Землю.

Они молча двигались но коридорам, мерцающим в зеленом свете, и наконец достигли нужной комнаты. Ведрешу все здесь было знакомо и даже чем-то мило. Ему действительно было жаль покидать этот мир. А если тут никого не останется, люди никогда больше сюда не попадут. Некому будет изменить направление передачи информации. И почему он не оставил на Земле письма? Кто знает, когда представится другой случай приобщиться к этой забытой цивилизации и за короткое время приобрести столько знаний? А теперь он и Майра покинут эту планету, замкнется невидимая дверь, и человечество лишится огромных возможностей. К тому же переданная на Землю информация, возможно, и не пригодится... В какой мир попадут они, вернувшись туда? Сами они не успели еще состариться, а на Земле какой сейчас год?

Ведреш находился в комнате, где в свое время очнулся, перенесенный на неизвестную планету. Там ничего не изменилось, только исчезли вещи Мортимера. И, разумеется, не было самого Мортимера и Фореста, которые два дня назад побывали в этой комнате. Вскоре здесь появится Майра, сейчас она в последний раз проверяет приборы. И потом в путь, на Землю. Там они узнают хотя бы, сколько прошло времени, надо будет только заглянуть в календарь.

Одна из стен раздвинулась и в комнату вошла Майра. Лицо ее было бледно. Она в изнеможении прислонилась к стене. Ведреш понял: что-то случилось.

- Приборы... - прошептала она. - Приборы перестали действовать.

- Что?! - вскричал Ведреш.

- Вышли из строя. Не представляю, что делать. Я так и не научилась как следует разбираться в этих электронных приборах.

Перед глазами Ведреша все поплыло. Значит, они остаются здесь. И неизвестно, насколько. Прощай, Земля.

- Я пошла проверить настройку и убедилась, что приборы не действуют. Просто с ума можно сойти.

Майра заплакала.

Ведреш огромным усилием воли взял себя в руки. Более того, он почти смирился со случившимся. Видно, воля судьбы, чтобы накопленные знания не пропали даром. Но Майра... Только что она призналась: лишь надежда на возвращение придавала ей силы. Сейчас она казалась слабой, хрупкой девочкой.

- Что же теперь будет? - молящий голос Майры на время отвлек его от раздумий.

Что сказать ей? Что он и в самом деле ни о чем не жалеет? И вдруг он понял, почему не испытывает грусти и сожаления: рядом с ним девушка - молодая, привлекательная.

- Сейчас мы уйдем отсюда, Майра. А завтра снова придем. Если понадобится, и послезавтра...

- А если все понапрасну? - Как видно, она ждала от него спасительного совета, но он ничем не мог ей помочь.

- Тогда мы придем сюда через некоторое время. Будем приходить снова и снова.

- А если так и не сможем покинуть эту планету?

- Будем надеяться, что мы вернемся на Землю. И вернемся не с пустыми руками. Мы здесь первые люди. Если не возражаешь против такого сравнения, современные Адам и Ева. Некогда обитатели этой планеты вступили в общение с нашими предками. Им тогда пришлось много труднее. И уверен, они не сдались... Зачем же нам опускать руки?

Его взгляд встретился со взглядом Майры. Глаза ее затуманились от слез. Она долго молчала и Ведреш уже начал отчаиваться, но наконец она прошептала:

- Мы не сдадимся.

И улыбнулась сквозь слезы.