"Страшилки" - читать интересную книгу автора (Рик Татьяна)

Рик ТатьянаСтрашилки

Татьяна Рик

СТРАШИЛКИ

Прабабушкина чернобурка

В класс, где учился мальчик Кирюшка, пришла новая классная руководительница. Молодая и красивая. Звали её Лия Степановна. Кирюшка на неё смотрел, как на солнце. Смотрел и жмурился: такая красивая! Кирюшка всё думал: "Вот если бы я был такой... такой... ну вот как артист Олег Меньшиков, я бы Лию Степановну замуж позвал! И она бы пошла, куда б она делась, раз я красивый и взрослый! И талантливый, конечно!"

И тут Лия Степановна говорит: - Ребята! Давайте организуем театральный кружок! Поставим сказку, будем её малышам показывать. А если хорошо получится, на районный фестиваль поедем.

Кирюшка очень обрадовался. "Вот это шанс! - подумал он. - Стану я актёром, она увидит, какой я талантливый, сразу согласится за меня замуж. Я и школу уже скоро закончу. Всего каких-то шесть лет осталось! Если любит, подождёт!"

И помчался Кирюшка в театральный кружок записываться. - Возьмите меня, Лия Степановна, буду у вас богатыря Василия играть. - Богатыря Василия будет играть Мымриков! - сказала Лия Степановна. - Потому что он высокий и здоровый, а ты, Кирюша, будешь Бабу Ягу играть, потому что ты смешной и у тебя нос длинный. Очень хорошо получится, я уже чувствую!

Кирюшка огорчился сначала, а потом подумал: "Ну и ладно, ну и пусть себе! Комические роли даже лучше героических!"

И пошёл домой - костюм бабы-ёжский себе готовить. Открыл шкаф, а там платья мамины, но все - модные, не подходят! Открыл второй шкаф. Там вещи бабушкины. Но все - большого размера. Открыл тогда Кирюшка старый чемодан, а там - прабабушкины вещи. Глядь - платье подходящее, с цветочками, а ещё прабабушкина чернобурка. Это лиса чёрная, точнее, шкурка от лисы, но вместе с хвостом и с головой. А глаза - красные, стеклянные. Прабабушка эту лису по большим праздникам на плечи накидывала - для красоты. Тогда это ужасно модно было. Кирюшка перед зеркалом чернобурку примерил, рожу скорчил - ну точно Баба Яга!

Обрадовался Кирюшка и прямо с чернобуркой на шее на репетицию пошёл. "Вот, - думает, - прикольно будет: приду - а Лия Степановна подойдёт и погладит мою лису и меня заодно. И скажет: "Ах, какая прелесть!" А потом посмотрит, посмотрит и добавит: "И ты, Кирюша тоже - просто прелесть!" Замечтался Кирюшка, идёт, ничего не видит. И тут ему лиса-чернобурка в самое ухо как крикнет: - Осторожно, машина сзади!

Кирюшка отпрыгнул в сторону, мимо машина пролетела. Перепугался Кирюшка, а как в себя пришёл: - Ты что, говорящая? - спрашивает.

А лиса молчит. Ладно, пришёл Кирюшка в школу. Стали на сцене репетировать. Мымриков в роли богатыря Василия мечом дюралевым машет, на Кирюшку-Бабу Ягу нападает. - Защищайся, - кричит, - старушка подлая!

А Кирюшка знай себе приседает да хихикает. Отличная из него Яга получилась, очень смешная. Лия Степановна хохочет на весь зал. Оглянулся на неё Кирюшка, а Мымриков в это время мечом как замахнётся! - В сторону! закричала чернобурка.

Увернулся Кирюшка и хорошо сделал, не то Мымриков голову бы ему пробил!

А Лия Степановна так испугалась, вся белая стала. Подбежала, обняла Кирюшку, гладит его по голове.

"Вот повезло, - Кирюшка думает. - И башка цела, и Лия Степановна рядом. Что ещё нужно для счастья? Вот она, главная удача в моей жизни!"

И пока Лия Степановна его обнимала, Кирюшка решил ей сразу, не откладывая, предложение сделать. Только воздуху набрал, а лиса ему - в ухо: - Не торопись!

И тут входит в зал неизвестный дядька какой-то. Красивый и взрослый, как артист Олег Меньшиков. С цветами. В костюме. - Лия, - говорит, - пошли уже. ЗАГС закроется.

И тогда Кирюшка понял, что главная удача в его жизни - не Лия Степановна, а чернобурка.

Бешеные огурцы

Мальчик Лёша Тюльпанчиков очень увлекался биологией. Он и книжки читал про растения да про животных. И вот однажды он в книжке прочитал, что бывает на свете СОВЕРШЕННО БЕШЕНЫЙ ОГУРЕЦ! Почему, спросите, бешеный? Да потому, что он... СЕМЕНАМИ ПЛЮЁТСЯ! Да-да! Не верите - посмотрите в энциклопедии. Вот растёт себе такой огурец и всё высматривает, в кого бы плюнуть. Как издалека человека какого-нибудь увидит, так сразу соберётся, приготовится, подпустит поближе, прицелится и - ТЬФУ!!! Стоит человек весь в зелёных мокрых семечках, вытирается, а бешеный огурец хохочет противным голосом: - Ха-ха-ха-ха! Охо-хо-хо!

Вот такие чудеса природы.

Прочитал про это Лёша Тюльпанчиков - ужаснулся. А в это время мама на кухне обед готовила: огурцы в салат нарезала. Помчался Лёша маму предупредить: вдруг среди рыночных огурцов бешеный попадётся! Помчался, да не успел: один большой зелёный огурец из-под ножа в маму ка-ак плюнет: "ТЬФУ!" И стоит мама вся зелёная, мокрая, в зелёной слизи и в семечках огуречных. И тут прямо у Лёши на глазах на маме, как на грядке, стали огурцы расти! На голове - огурцы, на руках - огурцы, шею всю стебли-листья обвили, цветочки оранжевые, огуречные зацвели. И ползут цветы-листья-огурцы по маме. И вот уже мамы не видно почти. Один нос торчит, и глаза - все в слезах - моргают. Плачет мама и только одно повторяет: - Сейчас папа с работы придёт. Увидит меня такую и сразу разлюбит навсегда!

И тут ключ в замке поворачивается... И входит папа. Посмотрел он на зелёную маму в огурцах и говорит: - До чего же, дорогая, тебе этот костюм к лицу! Ты в нём просто как Весна!

Подошёл папа, чтобы маму поцеловать, и тут бешеные огурцы, что на маме созревали, как начали в папу плевать! И сразу папа тоже огурцами покрылся! - Боже мой! Как же я теперь на работу пойду! - испугался папа. - Меня же уволят сразу! Ничего себе - коммерческий директор фирмы! Просто лешак какой-то!

(Это папа был коммерческий директор!) - А я? - опять заплакала мама. У меня концерт скоро. Мне сольную партию играть, а я вся - в этих дурацких огурцах!

(Мама Лёшина была скрипачкой и играла в оркестре.)

Тут подбежал к ним Лёша и кричит: - Плюйте и в меня, бешеные огурцы! Пусть и я буду, как мама и папа! Чтобы им не обидно было! Будем мы зелёное семейство!

А про себя подумал: "Заодно и в школу не пойду!"

А бешеные огурцы вдруг и говорят человеческим голосом: - Бешеный какой-то этот мальчик! А мы в бешеных мальчиков не плюём! Мы с ними - одной крови: мы все сумасшедшенькие!

Так и остался Лёша без огурцов.

Село зелёное семейство с горя телевизор смотреть. А там как раз передача "Советы садоводам и огородникам". На экране появилась щекастая тётя в соломенной шляпе: - Вы, конечно, знаете, дорогие дачники, что для огурцов очень опасен холод! - А-а-а-а! - закричала мама. Она бросилась к холодильнику и попыталась туда залезть. - Не пущу! - закричал папа и стал оттаскивать маму за ноги. - Мне нужна нормальная жена, а не свежезамороженная снегурочка! Лучше я сам!.. - папа тоже попытался залезть в холодильник. - И мне нужен нормальный муж, а не снежный человек! Не пущу! - крикнула мама. - И я не пущу! - крикнул Лёша. - Станете холодными, как пельмени! - Что же делать? - расстроилась мама. - Ничего, - сказал папа и обнял маму. - Я тебя и такую люблю. - А я тебя такого зелёного даже ещё больше полюбила, - сказала мама. - Давайте-ка заварим зелёный чай, растроганно сказал папа. - И будем пить его с конфетами и баранками!

Мама стала заваривать чай, и тут телевизор неожиданно сказал: Внимание! Специальный выпуск новостей! В городе - ужасное чрезвычайное происшествие: люди покрываются листьями и огурцами. Огурцовая эпидемия приобретает масштабы стихийного бедствия! Биологи озадачены. Они пока не знают, как справиться с трагедией. Люди заражаются огурцами друг от друга и от огуречных салатов. Рынки закрыты, дороги перекрыты, из продажи изъят даже огуречный лосьон. Правительство призывает граждан воздержаться от употребления огурцов в пищу и от контактов с заражёнными людьми. Если у вас есть опыт по борьбе с огурцами, звоните по телефону такому-то. Смотрите нашу программу. Мы постараемся держать вас в курсе событий. - Да... сказал папа и отхлебнул зелёного чаю. - Угу... - кивнула мама и тоже отхлебнула зелёного чаю.

И тут с папиной макушки сорвался огурец.

И у мамы со лба и с затылка обвалилось по огурцу.

И тут начался настоящий огурцепад. Ну то есть огурцы как начали падать и падать! И листья с жёлтыми цветочками тоже завяли и отвалились. - Что это? - удивились родители. Они уже привыкли к своей огуречности. - Это зелёный чай! - закричал Лёша. - Я побегу позвоню на телевидение! Мы теперь знаем средство! Пусть все пьют зелёный чай!

Лёша убежал, а папа сказал маме: - Давно мы так уютно не сидели! И если бы не огурцы, может, мы бы и не узнали никогда, как мы друг друга любим!

Синий человечек

Всё началось с Лизы Ползунковой. Она осталась дома одна. Родители её на дачу уехали, а Лизу дома оставили и просили никому не открывать. Лиза открывать никому и не стала. Она как воспитанная девочка пошла руки перед едой помыть, открыла кран, а из крана... вытек синий человечек. Был он какой-то мутненький, жиденький, глазки кругленькие и тоже мутненькие. Ну, неприятный очень человечек. Дохнул он синеватым туманом, руками взмахнул... И Лиза сразу впала в летаргический сон! Это специальный сон такой, когда разбудить человека никак не получается. Он вроде и не умер, дышит даже, а не просыпается. И проспать так можно и месяц, и год, и десять лет, и двадцать и вообще - всю жизнь!

Приехали родители с дачи, а Лиза спит. День спит, два спит, три спит не просыпается никак! В это время соседская девочка Катя Флакончикова тоже сидела дома одна. Решила посуду помыть. Открыла кран, а из него... вытек синий человечек! Дохнул синеватым туманом... Катя туман вдохнула и тоже заснула летаргическим сном.

Прошло ещё несколько дней. И тут мальчик Илюша из третьей квартиры захотел цветы полить. Открыл кран, а из него вытек синий человечек... Короче, Илюша тоже заснул.

После так же заснули Лиля, Тамара, Колька и Серёга Веников.

В школе, где все они учились, объявили карантин. Родители врачей да целителей поназвали кучу целую. Ходят врачи да целители стаей и все руками разводят. Никто ничего не понимает.

А дети спят себе. - Ужас какой! - плачет Серёгина мама. - Будет мой сынок теперь расти во сне! Бородой покроется, состарится - всё во сне. Даже мороженым его не угостить! Даже железную дорогу ему не подарить! - Даже за двойки теперь некого ругать! - вторит ей Серёгин папа. - Как же я теперь без моего Серёги?! Кого же я теперь в угол ставить буду?

Родители Ползунковы к Вениковым пришли - тоже плакать. А за ними родители Флакончиковы. А уж за ними подтянулись Лилина мама, Тамарин папа, сестра Илюшкина - Светка - и Колькины дедушка с бабушкой. И как начали они все вместе плакать! И наплакали целую лужу большую посреди комнаты. Такую лужу, что у соседей снизу с потолка закапало.

И из этой лужи вдруг выплыл со дна... Синий человечек! И как начал синим туманом дышать! Родители начали этот туман вдыхать и засыпать начали по одному. Тоже - летаргическим сном!

И только Илюшкина сестра Светка не стала туман вдыхать. Она, между прочим, по вторникам и четвергам синхронным плаванием занималась - с прищепкой на носу. Она как увидела, что все от синего тумана засыпают, из кармана прищепку вытащила, нос зажала и в лужу наплаканную как прыгнет! Стала синего человечка ловить. Человечек хотел было нырнуть и уйти в глубины слёзные, но не тут-то было! Светка отлично ныряла! Бултыхнула Светка ногами, изогнулась, извернулась и схватила мутного синего человечка! Да как начала его трясти! - Буди, - кричит, - брата моего Илюшку и всех вокруг детей и родителей! Буди, рыба паршивая!

А синий человечек молчит, дёргается только.

Тогда Светка как тряхнёт его! - Голову, - кричит, - тебе отвинчу, пиявка ты синяя! Расколдовывай быстро всех!

И посадила его Светка в аквариум. И крышкой накрыла, чтоб не вылез и чтоб синим туманом в комнате не надышал.

А тут вдруг Колькина бабушка проснулась. То ли процесс расколдовывания уже пошёл, то ли дышала она неглубоко - по методу доктора Бутейко*. Короче, проснулась эта бабушка и говорит: - Я знаю, чем мы его возьмём! У меня в аквариуме рыбка гурами живёт. Она уже всех мелких рыбок поела и этого, синего, тоже сейчас прищучит! - А если это не поможет, - угрожающе прошипела Светка, - мы его к нашему директору школы отнесём. Тут этот синий и расколется! - Нет! - заорал истошно синий человечек. - Нет!!! Только не это! Караул! Спасите! Меня пытать хотят!!! - Ты не ори, ты колдуй быстрее! - рявкнула Светка.

Тут уж синему человечку деваться некуда было, пошевелил он пальцами и все проснулись.

Стали радоваться, прыгать-скакать, по комнате носиться! Тамарин папа нечаянно локтем задел аквариум. Тот, конечно, упал и разбился. А синий человечек сразу исчез. Утёк куда-то.

Если вдруг его где встретите, вы уже знаете, что делать! Кричите громче:

- Директор школы идёт! Директор школы идёт!

И постарайтесь не дышать!

Осенний шуршунчик

Это случилось осенью. В самый листопад. Девочка Уля Беляночкина гуляла во дворе, собирала красивые жёлто-красные листья - для гербария. И тут в листьях кто-то зашуршал. Уля думала, что это ёжик. А это был жёлтый шуршунчик. Он - раз - и укусил Улю за палец! От неожиданности и от боли Уля вскрикнула и уставилась на прокушенный палец. На крик прибежала Катя Шанькина из второго подъезда. - Что? Что там у тебя? - Не знаю, тут жёлтый какой-то бегает! - Где? - Да вот, шуршит. - Ай, вижу! Побежал! Побежал!

Сунула Катя руку в жёлтые листья, хотела шуршунчика схватить. А он раз - и тоже укусил её! И убежал в неизвестном направлении!

И тут вдруг прямо у Кати на глазах Уля стала вся жёлтая и шуршащая. Вся даже как-то сморщилась, как осенний лист!

- Ай! - испугалась Катя и отступила на шаг.

Но в этот самый миг и сама Катя тоже вдруг сморщилась и пожелтела! Ой! - перепугалась Уля, посмотрев на Катю.

Они уже всё поняли: это шуршунчик осенний своего увядательного яду в них впрыснул! И они теперь вянут и желтеют на глазах! И если всё это не остановить, то они как раз через несколько часов станут совсем сухими и ломкими, и очень даже могут потрескаться и развалиться на кусочки. Послушай! - прошептала вдруг Катя. - А что если увядательный яд на мозги подействует! Так мы совсем дурочками станем!

Катя была отличницей и стать внезапно дурочкой совсем не хотела. - А мне всегда хотелось быть красавицей! - захныкала Уля. - А из-за этого шершавчика... - Из-за шуршунчика! - Из-за этого паразита кусачего мы теперь такие сморщенные старушки стали! - Нечего руками хватать кого попало! неожиданно вмешалась в разговор дворничиха тётя Венера. - Шуршунчики осенние хуже, чем крысы. С ними надо осторожно! Они даже если метлу покусают, метла развалиться может! Очень этот яд увядательный сильный! Что же нам делать? - заревели девчонки? - Подумать надо, - ответила тётя Венера.

И она ушла думать куда-то в подсобку, где у неё хранились всякие мётлы и лопаты, а девчонки остались сидеть на скамеечке. - Не хочу быть старой! Не хочу-у! - хныкала Уля. - Не скули! - сердилась Катя. - Рассыпаться можешь! Найдём выход! Быть не может, чтобы не нашли!

И тут вышла из подсобки тётя Венера. - От увядательного яду есть противоядие! - объявила она. - Весенние молодые соки! - Какие же сейчас весенние соки? Сейчас осень! - У кого осень, а у кого и весна! - загадочно отвечала дворничиха. - У кого же сейчас весна? - У влюблённых весна. У них всегда весна. - Ну и при чём же здесь влюблённые? - Не зна-аю! таинственно улыбнулась тётя Венера. - И опять ушла в свою подсобку. Чокнутая у нас тётя Венера! - разозлилась Уля. - Охо-хо, - вздохнула Катя. - Пойдём что ли мороженого купим с горя, а то мне такой сморщенной даже домой идти неохота.

И они отправились за мороженым.

Пока они шли, подул сильный осенний ветер. Этот ужасный холодный ветер дунул на Улю и Катю... Они покачнулись, как сухие листочки... И обе упали в лужу! И заревели изо всех сил.

В это время мимо шёл восьмиклассник Миша Воропаев. Он был высокий и взрослый. У него были такие красивые курчавые волосы! И ещё он играл в школьном театре! - Вы не ударились? - участливо спросил он, выуживая девчонок из лужи. - Нет! - сказали девчонки, глядя ему прямо в глаза. - Вот и хорошо! - сказал Воропаев и ушёл.

Уля и Катя смотрели ему вслед и наполнялись весенними соками.

Подушка-десантник

Все знают, что чудеса обычно происходят ночью. В семье Ивашкиных именно так и получилось. Активная бабушка Ивашкина купила всем домочадцам ортопедические подушки. Это такие очень дорогие подушки, которые как-то там особенно правильно поддерживают шейные позвонки. От них и сон должен улучшиться, и здоровье потрясающе окрепнуть может. Мама Ивашкина подушке не то чтобы обрадовалась, но послушно взяла. Она знала, что с бабушкой Ивашкиной лучше не спорить. Папа поморщился, но тоже уступил - лёг на эту чудную горбатую подушку, а вот Ваня - их сын и внук - новую подушку как-то сразу не одобрил. Прежняя была мягкая, уютная, а эта и на подушку вовсе не похожа. Но бабушка на него так посмотрела, что пришлось уступить. Только когда бабушка заснула, Ваня эту подушку из-под головы вытащил и под кровать затолкал, а свою прежнюю любимую подушечку - подложил. И правильно сделал, потому что дальше было вот что.

Наступила полночь. Луна, полная и круглая, в окно заглянула. Часы на стенке двенадцать раз пробили. Подушки все, как по команде, поднялись и стали своих хозяев душить! Вот тебе и укрепление здоровья! А сон от этих подушек и правда крепкий - уж заснул, так навсегда! Ужас! Ужас! И все ведь в доме уже спали, один Ваня не спал! А подушка Ванина без дела осталась: кого ж ей душить, если Ваня её под кровать бросил!

Но вдруг все подушки выскочили на середину комнаты, построились в колонну и стали строем ходить, по комнате маршировать! Даже будто где-то барабан бил... Или послышалось?.. А бабушкина подушка громким голосом командовала:

- Левой! Левой! Раз, два, три!

А папина подушка наволочку, как белый флаг, несла. И на языке подушек это тоже означало: "Сдаюсь!" И тогда Ваня понял, что у подушек в отношениях тоже не всё гладко. Бабушкина подушка - командир. И хочет все другие подушки под себя подмять! А папина подушка вроде и не хочет, чтоб её подминали, только ей деваться некуда. Вот она и сдаётся с белым флагом!

Понял Ваня, что действовать надо! Может быть, можно ещё родителей оживить! Дождался Ваня, когда солнышко стало всходить: в такое время все чудеса ночные прекращаются. Обычно ещё в этот час и петухи начинают кричать. Ну, петухов в городской квартире встретишь нечасто, а вот попугай Гриша проснулся в клетке и стал чирикать.

Тут как раз подушки и улеглись спать - на пол прямо.

Ваня осторожно встал, поднял с полу папину подушку и на кухню её унёс. Стал с ней беседу вести. - Подушечка, - сказал он ласково. - Дорогая моя! Я вижу, обижают тебя!

Молчит подушечка.

Стал Ваня подушку кулаками взбивать да трясти. Тут подушка заворочалась, заворчала. Ваня опять - её уговаривать. - Хорошая моя подушечка. Обижают тебя! Дай я тебя пожалею, поглажу, - и принялся подушку гладить.

Подушка разомлела, как кошка, замурлыкала, заурчала даже. И тут Ваня её локтем прижал: - Что же ты, поганка, папу моего задушила?

А подушка хрипло, придушенно так отвечает: - Прости меня! Не хотела! Я вообще обозналась. Нас должны были одним бандитам продать. Дали нам специальное задание: бандитов этих передушить и банду ликвидировать. А тут по ошибке нас твоя бабушка купила. Все подумали, что она - бандитский авторитет! - Что же вы не видите, что мы - никакая не банда! Мы - семья простая! - Уж теперь-то я вижу, да только ночью темно. Мы с вами познакомиться толком не успели. А командир наш сказал, что мы на месте, и скомандовал выполнять задание. - Что ж делать-то? - спросил Ваня. - Мне мои родители живыми нужны. - Давай попробуем их специальной оживительной пудрой посыпать, - предложила подушка. - У меня есть немножко. Это нам выдавали на крайний случай. - Где? - Где-где! В центре подготовки. Если мы вдруг при выполнении задания лишнего кого задушим, на этот случай оживительную пудру дали. Только ты её понемножку используй. И другим подушкам не говори. У нас командир суровый очень! Он десантник бывший. Его один парашютист к попе привязывал, когда с парашютом прыгал. Вот такой заслуженный подушка! И с тех пор он вообще жалости не знает. Ему бы только душить! Смотри, не говори ему ничего! - Не скажу! - пообещал Ваня.

Взял он оживительной пудры и пошёл в спальню. Бабушкину подушку-десантника он сразу в шкаф запихал. И начал всех родственников посыпать пудрой.

Первой ожила бабушка. И сразу хотела командовать (была у неё такая склонность), но только с утра у неё голос пропал!

Оживил Ваня папу с мамой. И сразу им сказал, что подушки надо обратно сдать - где купили.

- Да, - сказал папа. - Что-то я на этой подушке не выспался, шея очень болит. - И у меня! - обрадовалась мама. - и голова кружится. А ещё, смотри-ка, из новых подушек какая-то белая дрянь сыплется. - Она стряхнула с себя и с папы оживительную пудру. - Да, - прохрипела бабушка. - Я вообще без голоса проснулась. И чувство такое, будто меня новой подушкой душили.

И пошли Ивашкины всей семьёй подушки обратно сдавать. Дружно пошли как на праздник.

Ваня на прощанье папину подушку погладил и шепнул тихонько: - Спасибо. - Мур-р, - проурчала подушка. - Удачи по борьбе с бандитизмом! - пожелал Ваня. - Служим любимой Родине! - тихо ответила папина подушка.

Так они и расстались.

Бабушка вышла из магазина, покрутила шеей и прохрипела:

- Хорошо ещё, что я ортопедических матрасов не купила!

Маленькие ножки

У Наташи Малиновкиной в этот день было очень хорошее настроение. Ей подарили большую куклу в большой коробке, игрушечную стиральную машину и игрушечный пылесос. Наташа все эти сокровища даже в постель с собой взяла, когда спать ложилась. Коробку, правда, под кровать поставила. Стала уже Наташа засыпать, вдруг слышит: "Топ-топ-топ!" Будто какие-то маленькие ножки бегают по стене. "Топ-топ-топ!" - маленькие ножки уже по потолку топают. "Топ-топ-топ!" - на антресолях. Обняла Наташа куклу, а кукла сама по себе - раз - и глаза закрыла! И в стиральной машине словно бы что-то вертится само собой, а пылесос, кажется, пошевелился! Только коробка тихо под кроватью стоит - не двигается! Неприятно стало Наташе. Вот тебе и хорошее настроение! Какие-то там ножки топают! Встала Наташа, зажгла свет, пошла на кухню и съела там большое пирожное с кремом. От сладкого как-то всегда легче жить бывает! Слышит: маленькие ножки снова: "Топ-топ-топ!" Здесь уже не до пирожных Наташе стало! Помчалась она к папе с мамой жаловаться. Папа проснулся, глаза протирает - никак не поймёт, что случилось. Надел очки, смотрит вокруг: - Нет ничего, Натуся!

И мама проснулась. - Это, - говорит, свинство первостатейное - людей будить! Потому что мне на работу в шесть вставать!

А Наташа: - Это не я! Это ножки! - Какие такие ещё ножки?! продолжала сердиться мама. - Ножки Буша что ли? Окорочка куриные? - Не знаю! - хлюпала Наташа. - Ножки топают! - А ты ушки заткни, чтоб не слышать. Я вот сплю - мне никакие ножки не слышны! - Это точно! - сказал папа. - Рота солдат маршировать будет - ты и то не услышишь! - И отлично! ответила мама. - К чему мне твоя рота? У меня завтра восемь уроков! Каждую перемену столько ножек по коридору топает - мало не покажется! - Наташина мама учительницей была. - Папа! - заныла Наташа. - Там - ножки! - Пойдём, сказал папа. - Разберёмся с ними. Оставим от них рожки да ножки!

Прошлись по квартире - тихо! - Никто не топает, - заметил папа. Уложил Наташу, поцеловал её в нос и спать пошёл.

Полежала Наташа немножко, хотела спать, слышит: топают где-то маленькие ножки. Туда бегут, сюда бегут...

Кто это? Что это? Почему это?

Обняла Наташа куклу, а кукла как скажет: - Мя!

Ужас какой! Наташа и не знала, что кукла говорящая!

А ножки пуще прежнего резвятся. Топочут! Наташа натянула одеяло на голову, да только от темноты ещё страшнее! А ножки топают! Топают!

Наташа боялась, боялась, а потом незаметно заснула.

Утром просыпается - тихо! Только чашки на кухне звенят. Это папа для Наташи завтрак готовит. Мама уже на работу ушла. Пришлёпала Наташа босиком на кухню. А папа ей и говорит:

- Привет, Натусик! Ты зачем же все пирожные ночью слопала? - Я не все! Я одно только! - И я одно, - пожал плечами папа, а мама говорит - все пропали. Там семь штук было. - Это ножки! - прошептала Наташа. - Это они! К холодильнику топали и обратно! Я точно знаю!

А папа улыбнулся и в рифму придумал:

Это, видно, ножки

Какой-то бабки-ёжки! - Костяные ножки! - догадалась Наташа. - Где же они днём прячутся?

Пошла Наташа одеваться - в школу. Глядь, а на галошнице, в её резиновых сапогах - две ножки маленькие стоят. С тощими коленочками. И совсем без головы, без ручек, без тела! - Ах! - сказала Наташа. - Ха! сказали ножки. - Вы здесь чего стоите?! - сурово спросила Наташа. Пирожные перевариваем! - хором ответили ножки. - Мы тебя навестить хотели, а ты боишься почему-то. Нас вместе с подарками принесли, в кукольной коробке. От нас в хозяйстве польза большая: мы мышей гоняем, цветы на окнах выращиваем, а главное - хозяину с нами не так одиноко. Мы и разговор всегда поддержим, и песенку споём! Можно мы у тебя поживём немножечко?

Наташа от растерянности даже не смогла ответить. А ножки и говорят: Вот и славно! Вот мы и устроились на новом месте! А пирожные у вас часто дают?

Остались ножки у Наташи, а тут как раз такая история вышла.

Сидит Наташа днём дома. Уроки делает. И тут!... Дверь тихо открывается!.. И входит в квартиру!.. Совершенно посторонний мужчина! Входит и - по комнатам - шмыг, шмыг! Увидал Наташу, достаёт ножик из кармана: - Что же, крошка, подойди поближе, не бойся. Я тебя не больно зарежу. Только ты мне расскажи, где у вас золото-брильянты хранятся. - Там, - пролепетала Наташа, а сама пальцем на резиновые сапоги показала.

Полез туда грабитель, а в сапогах - две худенькие ножки!

И эти ножки вдруг как подпрыгнут! Как закричат: - Ты что, дурак, за коленки хватаешь! Щекотно же! А ну уйди и лапы убери!

Грабитель где стоял, там в обморок прямо и грохнулся. Там его милиция и нашла. Оказалось, это очень опасный вор-рецидивист. И судимостей у него двадцать штук!

Мама с работы пришла, как всё узнала - побежала специально в магазин и на ползарплаты пирожных накупила - ножки угостить!

Ели ножки, облизывались, ногами дрыгали от удовольствия. Еда для ножек - самая радость большая! А ещё, оказалось, их любить надо. Без любви ножки чахнут как-то. Вянут. Наташа их и полюбила! Даже кроссовочки им новые купила. Жаль, с размером не угадала - на вырост пришлось. Ножки очень рады были. Даже не топали, всё на цыпочках ходили, пританцовывали.

Если вы когда услышите вдруг: "Топ-топ-топ!" - то на всякий случай не очень бойтесь! Может, конечно, это наши ножки, а может, у соседей сверху младший внучек в гостях!

Цветочек аленький

В одной семье было три девочки, три сестры: Глаша, Агаша и Настенька. Вот однажды собрались их родители в Тайланд - отдыхать. И спрашивают: - Что вам, доченьки, из страны заморской привезти?

Глаша говорит: - Мне бы бусики из жемчуга! Из настоящего!

Агаша говорит: - Я бы вообще-то компьютер новый хотела, ну уж ладно. Привезите мне браслет золотой, большой, с камушками.

А Настенька: - Мне привезите цветочек аленький!

Поехали родители в Тайланд. Отправились там на базар, накупили девчонкам подарков: побрякушек, украшений... Стали цветочек аленький искать. Вдруг видят: под окнами их гостиницы, на клумбе, хорошенький такой аленький цветочек растёт. Папа ночью вышел с лопаткой и горшочком да и выкопал цветочек вместе с корнем - чтобы не завял. Оглянулся: не идёт ли хозяин неведомый - гостиницы этой хозяин? Нет, не идёт.

Приехали родители домой, привезли подарки, очень девчонок обрадовали. Настенька свой цветочек на окошко поставила - чтоб любоваться. И даже имя ему придумала - Алик. Потому что аленький. А внутри цветка у Алика маленькие жёлтенькие тычинки. Тоненькие такие, на маленькие ручки похожие. Вот сидит Настенька, цветочком аленьким любуется, видит: села на него муха. И тут тоненькие жёлтые ручки как схватят муху за ногу, как потянут! Аленькие лепесточки над мухой сомкнулись... И аленький цветочек муху сожрал. С хрустом, с чавканьем сожрал! Вот тебе и аленький! Вот тебе и Алик! Как внешность обманчива бывает! Хищником оказался! Ещё и облизнулся, и причмокнул даже!

Настеньке аж плохо стало!

Тут на цветок мотылёк серенький опустился. Жёлтенькие тоненькие ручки схватили мотылька за пятки, аленькие лепесточки сомкнулись... Зачавкал цветочек, зачмокал, прожевал мотылька, а крылышки выплюнул.

Поворачивается к Настеньке и говорит: - Эй, Наська! Червяков накопала бы мне что ли! А то у вас с голоду ноги протянешь!

Ахнула Настенька и в обморок упала. А Глаша с Агашей насмехаются над сестрой: - Нечего выпендриватся было! Попросила бы серёжки или кулончик! А ей цветочек подавай! Вот и копай червяков своему цветочку!

Только Настенька очухалалсь, глазки ясные открыла, как цветочек Алик губы вытер и говорит: - Ты, Наська, пожрать неси, не то я сестёр твоих слопаю да и папеньку с маменькой не помилую.

Принесла Настенька колбасу из холодильника. Алик, цветочек-то аленький, колбасу враз слупил - весь батон. Вздохнул - объелся, видно. Маловато, - говорит. - Я бы ещё добавил!

И заснул. А Настенька сидит и думает, что дальше-то делать. Неизвестно, кого ещё этот Алик съесть захочет. А что если он и вправду папу с мамой съест?

Взяла Настенька свой цветочек и, пока родители на работе, срочно улетела с ним в Тайланд. Нашла там ту самую гостиницу, пришла к хозяину её неведомому и объявляет: - Я вам, дорогой хозяин, ваш цветочек назад привезла. Кормите, чем хотите.

А хозяин гостиницы как Настеньку увидел, так и влюбился без памяти. Жаль, - говорит, что вы этот прожорливый цветок назад приволокли! Уж я так рад был, что от него избавился! Но до того мне приятно вас видеть, что давайте все втроём в ресторан сходим.

И пошли хозяин, Настенька и аленький Алик в ресторан. Алик больше всех ел. А хозяин тем временем Настеньке в любви объяснился и замуж позвал. Он, между прочим, русским эмигрантом оказался. Из Твери. Его Афанасием Никитиным звали.

Подумала Настенька, подумала да и вышла за Афанасия. Очень уж он ей приглянулся. Стала она хозяйкой гостиницы в Тайланде. Афанасий ей серёжек и браслетов накупил немерено. А от цветов Настенька почему-то отказалась!

Маленький Зубастый

В доме у Серёжи Тюнькина стали всякие странности происходить. Началось с того, что утром болонка Клотильда проснулась вся в мелких косичках. Кто косички заплетал? Неизвестно! Серёжа спал. И папа спал. И мама спала. И бабушка. И кошка Фенька спала. Ну а на хомячка и черепашку никто даже и не подумал.

Ходит Клотильда перед зеркалом. То хвостом помашет, то ухо поднимет, то лапкой пузо почешет. Красивая! И косички все разные: толстенькие, тоненькие, и колоском заплетённые, и обычные... - Клотя, кто же тебя украсил? - Серёжа спрашивает.

А Клотильда тявкает застенчиво и не признаётся.

А назавтра ещё страннее вышло: кто-то кошку Феньку на бигуди накрутил! Затейливо так, мелкими колечками. Не кошка - овечка кудрявенькая получилась. Ну и дела! А уж когда хомячка накрутили-заплели, Серёжа и вовсе обалдел. А хомяк бегает, модный такой, красуется перед черепашкой. А черепашке - всё равно. Презирает хомячка.

И тут вдруг Серёжин дедушка из деревни приехал. - Когда я маленьким был, - дедушка говорит, - у нас в конюшне кто-то гривы лошадям заплетал. А я однажды проследить решил. В сено зарылся и жду. Смотрю, выбегает такой маленький-маленький, зубастенький человечек. Прыг лошадке на хвост! По хвосту на круп взобрался, а потом - на шею. И ну гриву заплетать! - А ты? А я ойкнул. - А он? - А он вздрогнул, с лошади кубарем скатился и - в щель! Так я его и не разглядел. Давай мы ночью тоже покараулим. - Так он больше не придёт, наверное, - опечалился Серёжа. - Он Клотильду заплёл, и Феньку заплёл, и хомячка. Осталась черепашка только. Но она же лысая! - Есть ещё один нелысый предмет, - дедушка говорит. - Это моя борода. Я её поверх одеяла выложу. Может, Зубастенький соблазнится!

Так и порешили. Положили бороду на одеяло, свет потушили и притворились, будто спят.

Ночью, только часы пробили, кто-то: шур-шур! Шмыг-прыг! И уже по дедушкиной бороде Маленький Зубастенький забегал! Ручками проворными косы заплетает и бормочет что-то. Ножнички малюсенькие из кармана вынул, отстригает волоски. Терпел дедушка Тюнькин, терпел, да как схватит Маленького Зубастенького! А тот как заверещит: - У нас свобода личности! Свобода действий! Свобода передвижений! Спасите! Защитите! - Не вопи! прикрикнул на Зубастого дедушка Тюнькин. - Ты кто есть? - Визажист я! тоненько и гордо объявил Зубастый и величественно поправил чёлку, точно корону. - Кто? - не понял дед. - Визажист и стилист! Очень модный! Эрик меня зовут! Всем причёски делаю, стиль подбираю! Имидж! Слыхали? - Так ты парикмахер что ль? - уточнил дедушка. - Ну вроде того, - поморщился Зубастенький Эрик. - Только круче. - Ясно, - вздохнул Тюнькин дед. - Что ж ты, крутизна зубастая, в бороде моей роешься? - К конкурсу готовлюсь международному! Нас таких Зубастиков со всего мира несколько сот соберётся. Нужно ж чем-то удивить! - Нужно, - согласился дедушка. - Что ж делать? Предлагаю нашу маму накрутить! - придумал Серёжа. - Я вообще-то даром не работаю, - начал было Зубастый, - у меня расценки международного класса...

Но дедушка покрепче сдавил его пальцами. - Кхе, - придушенно прошипел Зубастый Эрик, - для вас исключение сделаю! Задёшево... Кхе! Даром! Кхе! Совсем даром накручу! - Так-то! - кивнул дедушка Тюнькин. И посадил Зубастого Эрика к маме на подушку.

Утром мама встала - прямо красавица. На работе все ахнули, а начальник мамин - очень злобный - в обморок упал от внезапной влюблённости! - Я теперь по улице пройти не могу, - пожаловалась вечером мама. - Вся улица телами внезапно влюбившихся усеяна. Что мне с ними делать? Я ведь замужем! - Голову помой! - предложил Серёжа. - Ну... - замялась мама. - Я ещё немножко так похожу. А тела внезапно влюбившихся дворники уберут!

Чёрный шарф

У девочки Таси была подруга Оля. Однажды Оля позвонила Тасе и говорит: - Я к тебе в гости приеду. Можно? - Очень рада буду! - Тася отвечает.

Приехала Оля к Тасе. И прямо с порога говорит: - Я тебе подарок привезла. Чёрный шарфик. Тёплый, уютный, шерстяной. С помпошками!

И достаёт шарф из сумки. Смотрит Тася, и правда, такой шарф красивый! И помпончики такие весёленькие!

Посидели они с Олей, чаю попили. После уехала Оля. Тася одна осталась. Укуталась в чёрный шарф. Стала дремать в кресле. Вдруг чувствует: чёрный шарф её душить начал! И помпошкой рот заткнул, чтобы не кричала! Тут видит Тася: стоит над ней подруга Оля вся в чёрном и говорит загробным голосом: Скоро ты выйдешь замуж за одноклассника своего, за Ваньку Сороконожкина.

Тася даже задыхаться перестала! Выплюнула помпончик: - За Ваньку, кричит, - ни за что не пойду! Он дурак! - Увидишь, как всё будет! таинственно ответила подруга Оля и исчезла.

Тася шарф с себя стряхнула, села поудобнее и думает: - Рано мне вроде замуж! Сперва школу закончить надо!

Смотрит, шарф зашевелился, снова к ней тянется. И шёпотом, тихонечко так говорит: - Не выйдешь за Ваньку - придушу!

И помпошками, как кулачками грозит.

- Ладно, - поморщилась Тася. - Я подумаю!

Пошла она на следующий день в школу. Входит Ванька Сороконожкин в класс. Такой дурацкий! И лицо у него несерьёзное! И одет смешно как-то... Для чего мне за него идти? - Тася думает. - Чепуха какая! Мне, наверное, всё приснилось!

Вернулась домой. А дома - холодно! Не топят ещё! Закуталась Тася в новый шарфик. И тут шарфик как начнёт её душить! Глядит Тася: снова подруга Оля появилась - вся в розовом. И говорит: - Выходи, Таська, за Ваньку Сороконожкина! Лучше жениха тебе сроду не отыскать! - Не хочу я Сороконожкиной быть! - Тася кричит. - А ты фамилию не меняй, - Оля советует. - А насчёт Вани всё же подумай хорошенько!

И исчезла.

А на следующий день подходит к Тасе Ванька с букетом. - Тася, говорит, - я хотел тебе сказать... Э-э-э... Пойдём сходим куда-нибудь. В Макдональдс, например.

Хотела Тася отказаться, и тут чёрный шарф как начал шею ей сдавливать! А помпошки стали её по животу колотить! Пришлось соглашаться. - Ладно, сморщила нос Тася. - Пошли.

Пришли они в Макдонадльдс. Ванька Тасе мороженого купил, и чизбургер, и картошку, и коктейль клубничный. - А он ничего, не жадный, - Тася подумала.

По дороге домой Сороконожкин ей стихи читал. Такие красивые! - А он ничего, начитанный, - Тася подумала.

У подъезда Сороконожкин Тасю в щёку поцеловал. - Не противно почему-то! - Тася подумала.

И шарф её за шею ласково так обнял.

А поженились они потом, после школы уже. Сразу после выпускного вечера. И подруга Оля на свадьбе была. Вся в голубом.

Очень Сороконожкины хорошо живут! Дружно! Поначалу пыталась Тася с мужем поругаться, так чёрный шарф ей сразу кислород перекрыл! Еле откашлялась! Так что если вы ругаетесь с кем, купите себе чёрный шарф!

Смерть пришла!

Сеня Корзухин по математике двойку получил. Ну не выучил! Ну бывает! А Зоя Ивановна, математичка (вот вредина!) очки золотые на носу поправила и как начала морали читать! Весь урок стыдила Сеню, стыдила! Уж лучше бы ещё раз тему эту объяснила! Покраснела вся от злости. Родителей вызвать обещала. А всё оттого, что Сеня вообще-то ничего учился, а тут вдруг ожидания обманул. Взяла Зоя Ивановна дневник и туда большую пару влепила! Заплакал Сеня и с горя пошёл, куда глаза глядят. Шёл, шёл, неизвестно куда зашёл. Видит, лесная опушка, а за ней - КЛАДБИЩЕ!

Смотрит Сеня, женщина прогуливается. Вся в белом, косыночка на ней беленькая, а в руке - коса! - Наверное, для козы травку косит, - подумал Сеня.

Подошёл ближе, видит, а вместо глаз у тётеньки - чёрные дыры. Страшно стало Корзухину. - Ты кто? - он женщину эту спрашивает. - Я - СМЕРТУШКА ЛИХАЯ! - отвечает. - Сейчас заберу тебя к себе!

Охнул Сеня. - Я пока ещё не собирался! - говорит. - Это мне не важно, - смерть объясняет. - Ты мне вполне подходишь! - Пусти меня домой, - Сеня просит. - Я родителей предупредить должен, что к тебе пойду. Я им обещал, что без разрешения никуда уходить не буду. А то они волноваться станут! Так и быть! - смерть говорит. - Даю тебе отсрочку на денёк. Но ты не расслабляйся. Жди. Со дня на день к тебе смерть придёт.

Побежал Сеня домой со всех ног. И все эти ноги как-то сами собой его к дому и вывели.

Ночью лёг Сеня спать, но не спится ему. Каждый шорох пугает. Ворочается Сеня - смертушку лихую поджидает.

Только до утра так никто и не пришёл.

На другой день Сеня решил в школу не ходить. - Зачем, - думает, - мне теперь учиться? Я хоть перед смертью отдохну, телевизор посмотрю, в компьютер поиграю. А то последние часы жизни - на математику тратить! Ну уж фигушки!

Вот сидит Сеня дома тихонечко - варенье прямо из банки трескает. И вдруг - стук в дверь. - Кто там? - Сеня спрашивает.

А из-за двери: - ЭТО СМЕРТЬ ПРИШЛА! - Не буду открывать! - Сеня думает.

А смерть через дверь прошла! Смотрит Сеня, а смерть эта самая пушистая какая-то. И ещё - с хвостом! А вместо косы в руке - рыбий скелет. - Я пока не за тобой, - смерть объясняет. - Я - за кошкой твоей. Впрочем, если в доме есть рыбки, их тоже забрать могу. - Только селёдка в холодильнике, - Сеня говорит. - Но она уже дохлая. Причём давно. - Жаль, смерть отвечает. - А кошка где же? - А у нас кошки и не было никогда, ты, наверное, адресом ошиблась!

Фыркнула смерть, развернулась и ушла. И дверью обиженно хлопнула.

На следующий день сидит Сеня дома - конфетами объедается и видик смотрит. И тут снова в дверь стучат. - Кто там? - ЭТО СМЕРТЬ ПРИШЛА!

И снова - через закрытую дверь просочилась! Но в этот раз смерть вся зелёная была. В зелёной простыне. И колючках почему-то. - Где ты лазила?! удивился Сеня. - Нигде не лазила! - рассердилась смерть. - Чего ж ты в зелёнке вся да в занозах? - Дурак! - рассердилась смерть ещё больше. - Я всегда такая. С детства! Потому что я не простая смерть, а кактусовая. У вас в доме кактусы есть? - Нету! - Ну вот! - разозлилась смерть. - А я с собой гробы тащила!

И стала из карманов гробики для кактусов вытряхивать. Это коробочки такие малюсенькие. С крышечками. - А мне вашу квартиру указали! Сказали, здесь есть, чем поживиться! - Обманули! - посочувствовал Сеня. - Да уж вижу! - хмыкнула смерть и ушла, побросав кактусовые гробики на пол.

На следующий день снова - стук в дверь. Сеня даже спрашивать ничего не стал. - Всё равно, - думает, - смерть эта поганая через дверь проберётся!

Открывает, а там - Зоя Ивановна стоит! - Корзухин, родители дома? спрашивает. - Нет, - Сеня отвечает. - Ничего, - сказала Зоя Ивановна, - я их подожду.

Сидят они вдвоём и тут - звонок. - Кто там? - ЭТО СМЕРТЬ ПРИШЛА!

И опять сквозь дверь проходит - белая такая, зубастая. В золотых очках! Вместо косы в руке - указка и журнал. - Я, - говорит, - смерть учительская. - Нет ли у вас здесь учительницы какой? Даже плохонькую взять готова, а то столько школ обошла: нигде не отдают. Замены, - говорят, нету. Так что, есть училка? - Нет! - закричала ужасным голосом Зоя Ивановна. - Нет! И не было никогда! - А вы кто? - смерть строго так спрашивает и очки золотые на носу поправляет. - Я Сенечкина родная бабушка! На пенсии! Давно уже! - Обидно! - смерть говорит. - Я так надеялась! Похоже, у нас в диспетчерской опять неправильно адрес дали! - Это у вас компьютер завис, наверное! - Сеня говорит. - Всем мой адрес выдаёт. Третий вызов за неделю. И все - ложные! Никого не забрали! Вы им передайте! Хорошо, - пообещала смерть учительская. - Передам.

И, видимо, передала, потому что смерти ходить к Сене перестали.

И Зоя Ивановна тоже.

Пластинка для зубов

У мальчика Гриши Тарасова были кривые зубы. И каждый, кто на эти зубы смотрел, говорил ему: - Надо тебе, Гриша, пластинку для зубов поставить!

И соседка так говорила, и учительница. Вот как-то в школу врач специальный пришёл, зубы у всех осматривал и тоже - о том же: - Приходи, Гриша, я тебе пластинку для зубов поставлю! - и талончик дал на приём.

Гриша удивился: какую такую пластинку? Спросил у мамы. Мама объяснила: - Это скобочка такая, на зубы надевается, чтобы их выровнять. Я в детстве тоже такую носила.

И пошли мама с Гришей пластинку ставить!

Идут, а над ними небо потемнело, нахмурилось-наморщилось и снежком плеваться стало. - Это плохой знак! - Гриша думает.

И тут навстречу бежит кошка драная, воробья полузадушенного тащит. Посмотрела на Гришу наглым взглядом, выплюнула воробья и говорит: - Не ставь, Гриша, пластинку для зубов!

И воробей недопридушенный от кошки подальше отпрыгнул, на дерево взлетел и оттуда хрипло так чирикает: - Не ставь, Гриша, пластинку для зубов!

Страшно стало Грише. - Что же, - думает, - за пластинка такая?

Идёт дальше, а деревья вокруг качаются и скрипят: - Не ставь, Гриша, пластинку для зубов!

А у входа в поликлинику сосулька с крыши сорвалась. Чуть по носу не угодила! Пролетела рядом совсем и просвистела: - Не ставь, Гриша, пластинку для зубов!

Стал было Гриша канючить, маму уговаривать, что пластинка ему вовсе и не нужна, но мама назад отступать не стала, тем более, что пришли уже!

Посадил доктор Гришу в кресло, в рот заглянул. - Ага, - говорит. - Всё мне ясно!..

И тут достаёт из шкафа, из медицинского, пластинку... Ну такую, чёрную, с дырочкой посередине, где музыка записана. Гриша ещё подумал: Все вокруг кассеты слушают и диски, а врач этот по старинке пластинки крутит!

А врач покосился на Гришу и говорит: - Не бойся, Гриша, это специальная пластинка для зубов!

Подошёл к старому проигрывателю, поставил эту свою чёрную пластинку... Музыка ка-ак заиграет! Громко так! Пронзительно! И Гришины кривые зубы сами собой из Гриши ка-ак выпрыгнут! И сразу съели маму! Потом прошлись по коридору - съели медсестру. Подскочили было к Грише, уже распахнулись, чтобы и его тоже проглотить, да раздумали потом. - Ты, говорят, - наш родной. Мы тебя есть не будем!

Доктора, между прочим, тоже не тронули, даже на него не покушались! Видно, он со своей пластинкой на зубы влияние имел!

Побродили ещё зубы, повыбирали: кого ещё слопать. Выбрали в регистратуре румяную тётеньку. И её умяли. После на улицу выскочили и кошку съели. Ту самую! Кошка на прощанье только и крикнула:

- Не надо было, Гриша, пластинку ставить!

И воробья зубы слопали, тоже - того самого. Вот ведь жизнь: от кошки-то он удрал, а от зубов кривых Гришиных не удалось! Зубы дальше двинулись. Сосульку подобрали, ту, что Гришу предупредить хотела. Сгрызли её, конечно!

А пластинка всё играет! А беззубый Гриша сидит и думает: Пластиночка-то заигранная! Скрипит! Сколько же под неё народу съедено было!

А зубы - всё бегают, всё едят! Водителя грузовика съели, с грузовиком вместе. И с грузом - с кирпичом. В магазине, где посуду продавали, зубы всяких кастрюль-сковородок наелись. Хорошо, продавщица спрятаться успела! Про эти два случая потом по телевизору сообщили. В криминальной хронике.

А пластинка всё играет! А несчастный Гриша, который так внезапно сиротой остался, терпел, терпел всё это безобразие, а потом вскочил с зубного кресла, доктора ужасного в живот пихнул и выключил пластинку! Выхватил её и - раз! - ловким движением руки в окно её вышвырнул. А пластиночка-то - хряп! - и разбилась!

И сразу зубы - прыг, прыг, прыг - как лягушки - назад прискакали! Вернулись! - похвалил их Гриша.

Зубы, как кошка, об коленку Гришину потёрлись и на место впрыгнули.

А все съеденные личности из них живыми и непомятыми выплюнулись. И мама тоже выплюнулась! Ура!

Мама-лунатик

Жила-была девочка Верочка. Была у неё мама Надя. Хорошая мама, добрая, только немножечко странная. По ночам она вставала, песни пела, бродила по квартире. Лунатическая мама какая-то! А то вдруг стала уходить из дома. Тоже ночью. Тоже - не открывая глаз. Забеспокоилась Верочка. А вдруг мама в колодец провалится?! Или об столб стукнется?! Или под машину угодит?! И куда можно ночью ходить?

Решила Верочка за мамой проследить. Отважная это была девочка, просто разведчица какая-то!

Вот мама ночью встала и прямо как была, в голубенькой ночной рубашечке с кружевами и в тапочках, на улицу пошла. Верочка - за ней!

Мама - в переулок, и Верочка - за ней.

Мама - в подворотню, и Верочка - за ней.

Мама вышла на окраину города, и Верочка - за ней.

Подходит мама к какому-то домику, такому старенькому-старенькому, бедненькому-бедненькому, страшненькому и перекошенному! Мама в дверь постучала.

А за дверью кто-то стоит и говорит: "Пароль назовите! Пароль назовите!"

А она и отвечает: "Я - Голубая Короле-ева! Я - Голубая Короле-ева!"

Её пропустили! Тогда девочка тоже подходит к двери и говорит: "Я дочка Голубой Короле-евы! Я - дочка Голубой Короле-евы!"

И её тоже пропустили. Входит девочка внутрь, а там внутри всё такое красивое, такое сверкающее - прямо царский дворец после евроремонта. И всё - голубое почему-то. А посреди зала - трон высоченный. К нему лестница ведёт. И лестница эта почему-то костями какими-то выложена!

Спряталась Верочка за бархатное кресло и затаилась, смотрит, что же дальше будет.

Взобралась мама Надя на трон - в своей голубенькой рубашечке с кружевами. Тут со всех сторон двери распахнулись и из дверей - мертвецы выбежали! Принесли маме корону и мантию королевскую, а в руки - черепушку дали круглую. Как символ власти. - О, Голубая Королева! - кричат мертвецы. - Выслушай нас, представителей своего народа!

А мама Надя, не открывая глаз, вдруг и спрашивает: - Где преступник? В карцере! - мертвецы отвечают. - Доставить его сюда! - приказала мама Надя и в ладоши три раза хлопнула.

Смотрит Верочка: мертвецы выкатили гроб на колёсиках и к трону прямо подкатили. А из гроба как выскочит Жёлтый Покойник! На руке у него кольцо, и на ноге почему-то тоже кольцо, и в ушах - кольца. Да и в носу кольцо! Золотое с бриллиантом огромным. И бриллиант так и сверкает, так и сверкает! А Жёлтый Покойник захихикал, кольцо своё на руке повернул, и мама Надя вдруг над своим троном взлетела и поплыла по воздуху. Так и плыла, не открывая глаз, не просыпаясь. Жёлтый Покойник кольцо на ноге повернул, и мама в гроб на колёсиках свалилась, и крышка над ней захлопнулась. С грохотом! Жёлтый Покойник себя за кольцо в ухе дёрнул - гроб скрипнул и укатился куда-то. А Жёлтый Покойник на трон взобрался - с ногами прямо! - и кричит: - Я теперь правителем буду! Президентом республики! Долой монархию!

Но тут Верочка из-за шторки как выскочит: - В королевских семьях, кричит, - трон по наследству передаётся! Я - дочка Голубой Королевы! Голубая Принцесса!

Оттолкнула она Жёлтого Покойника (и как не побоялась?!) да сама на трон и плюхнулась. - Подать мне корону! - приказывает.

Прибежали мертвецы, принесли ей корону, голубую, с черепушечками, и кость берцовую - вместо скипетра. А ещё - мантию с голубой подкладкой.

Верочка корону напялила, в мантию поуютнее укуталась.

А мертвецы волнуются, кричат, руки костлявые к ней тянут:

- О, Голубая Королева! О, Голубая Королева!

Верочка важно так зал взглядом обвела и спрашивает:

- Что это вы, граждане мертвецы, так разорались? - С прошением мы! мертвецы отвечают. - У нас на кладбище горячую воду отключили: ни тебе помыться, ни согреться, ни чайку попить. Замерзаем мы. Очень уж холодно в гробах лежать! И хорошо - осень сейчас, а зимой-то что будет?! - Топливный кризис у нас! - Верочка отвечает. - Потерпите! Я разберусь. Обещаю через неделю всё уладить.

Мертвецы на колени упали, кланяются.

А Верочка глаза закрыла, замерла. Потом глаза открыла и говорит: Ясно вижу: в топливном кризисе виноват он! - и косточкой берцовой на Жёлтого Покойника указывает. - Хватайте его!

Мертвецы его сразу схватили, по рукам - по ногам связали.

Верочка глазами сверкнула гневно, снова костью размахивает:

- Приказываю вам маму мою обратно доставить, а преступника вашего жёлтого назад в карцер запихать!

Стали мертвецы Жёлтого Покойника за все кольца дёргать. Тут сразу и гроб назад прикатился, и крышка сама собой отскочила, и мама-лунатик из гроба вылетела. На трон села, прямо дочке своей на коленки. Девочка сонную маму на ручки взяла и домой понесла.

А назавтра к ним соседка баба Катя зашла, святой воды в бутылочке принесла. Водою этой маму напоили и больше она к мертвецам не бегала!

Девчачья Тайна

или

Коричневое Ухо

В классе, где училась Танюша Рыбкина, появился новый мальчик. Звали его Никита. Фамилия - Стрельников. У него были глаза зелёные-зелёные и ресницы длинные-длинные. И когда он смотрел на Танюшу, у неё прямо сердце замирало, а потом вдруг начинало стучать быстро-быстро, как молоточек. И ей хотелось до потолка подпрыгнуть или сделать что-нибудь очень-очень хорошее и важное. И Танюша поняла, что мальчик Никита - самый лучший мальчик на свете! И что это - её Большая Девчачья Тайна! И от этой Девчачьей Тайны внутри стало так щекотно-щекотно! До того щекотно, что хочется до невозможности кому-то эту тайну рассказать. Ну хоть одному человечку! Ну хоть на ушко! Хоть кусочек этой тайны приоткрыть! Щекочет Тайна, уроки делать не даёт, читать мешает, от телевизора - и то отвлекает. И решила Танюша своей Тайной со Светкой Мыльниковой поделиться. Подошла к телефону, набрала Светкин номер. И пока гудки в трубке гудели, щекотная Тайна так в Танюше и прыгала, так и клокотала. - Да! - ответила Светка на том конце провода. - Знаешь, Светка, - сказала Танюша, - мне ужасно нравится...

И тут прямо над Танюшиной головой из стены появилось Огромное Коричневое Ухо! Оно наклонилось над Танюшей, чтобы щекотную Тайну подслушать! Танюша испугалась и замолчала. - Что тебе нравится? - сердито спросила Светка. - Она в этот момент сериал смотрела. "Сладкие слёзы и чёрные розы" называется. Там дон Гонзалес донье Марте как раз предложение делал. А тут Танька позвонила! Как назло! - Что, спрашиваю, тебе нравится? - зарычала Светка в телефон.

Танюша смотрит: Коричневое Ухо ещё ближе к ней придвинулось. - Мне... Клубничный кисель очень нравится! - пробормотала Танюша, хотя всякие кисели она терпеть не могла. - Дура ты, Танька! - рявкнула Светка. И трубку бросила.

Смотрит Танюша, а Коричневое Ухо стало само собой уменьшаться и в стену втянулось, исчезло совсем. Может, и не было его? Может, показалось?

А Тайна щекочет, даже царапает внутри! И решила Танюша Агате Сливкиной позвонить - тайной поделиться. - Алё! - сказала Агата. - Это я, - сказала Танюша. - Знаешь, Агата, я очень люблю...

И тут из стены снова вылезло противное Коричневое Ухо. Огромное и волосатое. И стало к Танюше приближаться. Прямо над головой нависло! - Кого ты там любишь? - заинтересовалась Агата. - В цирк ходить люблю! - выдохнула Танюша.

А Ухо как-то даже скривилось от обиды. - У-у-у! - разочарованно протянула Агата. - Я-то думала!

И тоже трубку повесила.

Сидит Танюша со своей Тайной внутри и чувствует: распирает её Тайна во все стороны. - Сейчас лопну, как мыльный пузырь! - Танюша думает.

Тут мама с работы пришла. - Ладно, - решила Танюша. - Поделюсь с мамой! Она меня поймёт!

Зашла мама. Села рядышком. - Мамочка! - Танюша шепчет. - У нас в классе...

И тут опять над Танюшиной головой это проклятое Коричневое Ухо возникло. Подслушать хочет! Танюшкину девчачью тайну! Ну нет! Кому-кому, а Уху этому гадкому Танюшиной Тайны нипочём не узнать! - Что у вас в классе? - склонилась над Танюшей мама. - Скоро контрольная будет! По английскому. Я тебе репетитора найму! - пообещала мама. - У меня уже есть на примете одна женщина.

Ухо про женщину-репетитора слушать не стало. Исчезло. В стену втянулось. А зря. Потому что женщина-репетитор уже на следующий день заявилась. Звали её Иоланта Сергеевна. И нос у неё был длинный и острый, как птичий клюв.

Стала Иоланта Сергеевна с Танюшей по-английски разговаривать. И спрашивает вдруг: - Do you love Nikita Strelnikov? - Что по-русски означает: "Любишь ли ты, Танюша, мальчика Никиту Стрельникова?"

Огляделась Танюша - Уха Коричневого нету пока. - Yes, I do, отвечает. Это по-русски значит: "Да, я очень-очень-очень люблю Никиту, потому что он самый лучший мальчик на всём свете! И самый красивый!" - А вы откуда знаете? - прошептала Танюша по-русски. - Я всё знаю, - таинственно ответила Иоланта Сергеевна. - Я ясновидящая.

И опять на английский перешла.

А на следующий день Никита к Танюше подошёл и говорит: - Давай в парк сходим, на каруселях покатаемся. Я с тобой дружить хочу.

Танюша от счастья чуть не упала.

Вот и всё. А Ухо Коричневое, волосатое, больше не приходило.

Потому что и тайны больше не стало.

Вот ведь счастье, что Ухо это дурацкое по-английски не понимает! А иначе неизвестно, что и было бы!

Таинственные исчезновения

В одной деревне стали пропадать женщины. Правда, потом некоторые из них возвращались, но где были, никому не рассказывали.

Как раз в это самое время в эту деревню приехала Розочка Козюлькина.

Однажды поздно вечером за Розочкой зашла подружка Ганечка и стала звать её на танцы. Надо сказать, что эта Ганечка с Розой каждое лето дружила. В детстве она учила Розочку венки плести и грибы различать, потом - плевать учила - на дальность, а теперь вот на танцы позвала. Розочка вообще-то уже спать собиралась, и на улице стемнело совсем. - Поздно уже, Роза говорит. - Самое время, самые женихи! - бодро отвечает Ганя. Страшновато что-то! - сомневается Розочка. - А на тебя Володька Рыжий глаз положил! - уговаривает Ганечка. - Сказал: "Приведи Козюлькину, я с ней танцевать буду! Мне эта Козюлькина до ужаса нравится!" - Так и сказал? покраснела Розочка. - Так и сказал! - закивала Ганечка.

Тут Розочка сразу в лучшее своё платье запрыгнула, туфли на каблуках напялила и на танцы помчалась шагами огромными. Ганя еле за ней поспевала. А дорога на танцы через мостик шла, а дальше - через парк, а в парке этом клуб был. Там вот танцы и устраивались. Бегут девочки по мостику. Тут как раз луна из-за тучки вышла. До того стало красиво: Розочка даже замерла на бегу. На одной ноге - как окаменелая. Стоит в позе ласточки - природой любуется! И Ганечка любуется тоже. Улыбнулась она от красоты природной... Смотрит Розочка, а у Гани будто клыки у лунном свете блеснули. Показалось! - подумала Розочка.

И ещё быстрее громадными прыжками на свиданье помчалась. Ганя сразу отстала: дыхалка не выдержала, и коленки подогнулись. Не знала эта Ганечка, что Роза Козюлькина всю зиму в городе спортом занимается. Биатлоном.

Мчится Розочка всё быстрее и быстрее. Вдруг видит, в парке - фигура белая между деревьями. Высоченного роста. Розочка опять раз - и замерла на месте. Смотрит на белую фигуру, дыханье затаила. Тут Ганя к ней подбегает. Отдышалась минут через пять и говорит: - Ты чего, Козюлькина, встала? Так Володька Рыжий с другой уйдет! Торопиться надо!

А Розочка: - Гляди! Там кто-то белый-огромный-ужасный. И не шевелится! Гляди! Это мертвец, наверное! - Дура! - Ганя говорит. - Это девушка с веслом. Из гипса. Её сто лет назад тут поставили! Для красоты! - Ф-фу! выдохнул Розочка. - Так это скульптура? - Конечно! А вон у дверей Володька! - Где? - Да вон! Беги скорее!

И Розочка сразу ка-ак припустит изо всех сил - гигантскими скачками. Бежит по аллее, подбегает ближе к белой фигуре, видит: правда - статуя с веслом. Хотела Роза проскочить, а тётка гипсовая её веслом ка-ак по башке стукнет! Розочка сразу упала и ноги на каблуках откинула.

Потом - уж неизвестно, через сколько времени, - пришла в себя. Смотрит: стоит она на каком-то ящике белом, в руках - палка какая-то, и всё тело у неё - тяжёлое и неподвижное, каменное будто. А внизу, возле ящика-то, Ганечка стоит, и мама её, тётя Фаня. Тётя Фаня почему-то приседания и наклоны делает, а Ганя улыбается, так, что маленькие зубки-клычки блестят в лунном свете. - Ох, - говорит тётя Фаня, - и замаялась я тут стоять! Руки-ноги затекли, сил нет. И не надеялась уже на смену-то! - Что ты, мамочка! - Ганя отвечает. - Я ж тебе обещала! Сперва хотела Люську Дудкину заманить, но она не пошла. Потом бабу Шуру звала будто котёнка её искать. Но и она в темноту идти побоялась. А потом вот Козюлькину, дуру городскую, заманила! Я ей, представляешь, набрехала, что её Володька Рыжий в клубе ждёт. И она со всех ног своих кривых побежала! А Володька-то с весны ещё в армии! Ха-ха-ха!

Тут только до Розочки дошло, что стоит она в парке, с веслом, в виде скульптуры! И что до неё тут тётя Фаня стояла. То-то лицо скульптурино ей на бегу знакомым показалось! - Ладно-ладно! - думает Розочка. - Вот сейчас я тебя саму по башке веслом в скульптуру превращу! Подруга называется!

Только размахнуться хотела, а Ганя с мамой за руки взялись и домой понеслись. И так весело понеслись, что Розочке даже жалко стало Ганьку эту вероломную по башке лупить. Хоть она подруга и подлая, зато маму свою любит!

Стоит, стоит Розочка в парке. И страшно ей, и холодно! И дома, конечно, волнуются. И что делать - непонятно! Видит, милиционеры бегут с фонариками. Наверное, её, Розочку, ищут. Милиционера веслом бить жалко! У него дома - семья. И он вместо того, чтобы с этой семьёй чаи распивать, её, Розу Козюлькину, героически ищет.

Стоит Роза, стоит... Утро настало. Мимо почтальон тётя Клава, как торпеда, промчалась. Тётю Клаву бить тоже жалко. Без тёти Клавы никто писем не получит. И от Володьки из армии - тоже. Потом медсестра Милочка пробежала. Милочку тоже жалко. Она всем уколы делает. И у неё - жених.

Смотрит Розочка - бежит мимо коза Мотька. Уж такая коза вреднющая! Сколько она огородов в своей козьей жизни разорила - не сказать! И Розочку эта Мотька самолично за коленку кусала. Размахнулась Розочка да как врежет веслом по козе!

Глядь, стоит она, Роза Козюлькина, на земле, а Мотька - вся гипсовая на ящике. Весло в копытцах держит. И морду свою гипсовую задрала горделиво. И человеческим голосом блеет: - Вот повезло мне! То вы, людишки, меня шпыняли, дурой звали, за хвост дёргали, а теперь я - памятник! Выше всех вас стою! Любуйтесь!

А Роза отряхнулась от гипса и на каблуках вчерашних домой заковыляла. Все очень рады были, что она нашлась.

С тех пор Розочка к памятнику козе Мотьке ромашки носит. А с Ганькой-поганькой и не разговаривает даже!

Гломыммер

Родители Алёны Сундуковой переехали в другой район - на новую квартиру. И пришлось Алёне в новую школу идти. И в этой школе новой всё оказалось как-то не очень... Классная - злюка, директриса - страшнее атомной войны (вызовет в кабинет - живым не вырвешься!), а главное - класс какой-то враждебный. А хуже всех Лидка Кожина. Тощая такая, костлявая прямо, а на макушке - хохолок жиденький. И такая вреднющая эта Лидка! На уроках она сзади Алёны сидит. То ущипнёт вдруг, то иголкой уколет! Просто проходу Алёне не дает: на перемене ЩЕКОТАТЬ начинает! Алёна с детства щекотку не выносит! Аж трясётся вся! А Лидка противная подкараулит в углу и как начнёт своими пальцами тощими Алёне в живот тыкать! И кричит: Американский бокс! Американский бокс!

А щекотно - сил никаких нет! Какой там бокс! Алёна в угол забьётся и чуть не плачет! А Лидка ещё больше пристаёт! И заступиться совершенно некому! Ну хоть в школу не ходи!

А тут ещё новая беда. В квартире этой новой гломыммер завёлся. Такой большой, жутко зубастый, с длинным холодным хвостом. Приходит этот гломыммер ночью, лапами очень шлёпает, когтями по полу стучит, зубами лязгает и чешуёй шуршит. Не-при-ятный очень гломыммер! Впрочем, где вы видели приятного гломыммера?! Они все - так себе!

Возникают они из мрака: темнота всё сгущается, сгущается, и вот из этого сгустка появляются лапы, зубы, хвост, а потом - эти маленькие гадкие глазки. Начинает чешуя проступать. И вот тогда гломыммер совсем готов.

Вот появится и к кровати близко так подходит, наклоняется и начинает противным таким скрипучим голосом подвывать. Рот разевает - зубы показывает. Глазами вращает. Словом, пугает. Алёна на это смотрела, смотрела, а потом говорит: - Ну что ты ко мне прицепился? Не боюсь я тебя!

Гломыммер опешил даже: - Почему? - По сравнению с директрисой нашей ты просто безобидный красавчик! - Алёна говорит. - А по сравнению с Лидкой ты - прямо ромашка аптечная, безвредно-полезная!

Гломыммер аж подпрыгнул. - Так, - говорит, - меня ещё никто не оскорблял! Меня, одного из самых кошмарных ужасов, РОМАШКОЙ обозвать! - Да, - кивнула Алёна. - Я буду звать тебя Рома. В честь ромашки аптечной.

Гломыммер заплакал и ушёл.

А на следующую ночь опять заявился. - Мне, - говорит, - покоя не даёт, что ты - девчонка сопливая, а меня, чудовище хвостатое, не испугалась. Мне после новой школы ничего не страшно, - Алёна отвечает. - Слушай, Рома, а может, ты меня съешь? - Ты что, очумела?! - испугался гломыммер. - Я детей не ем! Пугаю только! И зачем тебе надо, чтобы я тебя съел? - В школу очень не хочу! - Ты думаешь, у меня в животе лучше? Там же - ТЬМА! - А в школе - ЛИДКА! Это похуже будет! Слушай, Ромка, может, ты тогда Лидку напугаешь? - Да ну! - поморщился гломыммер. - Ломает! В школу ещё тащиться! - А ты трус, оказывается! - подпрыгнула на кровати Алёна. - Ты даже не ромашка, ты - лютик-одуванчик! Ты какая-то прямо птичка-соловушка, а не чудовище пугательное!

Гломыммер даже ноздри раздул от возмущения. - Хорошо же, - говорит, только, чур, не обижаться, когда я школу твою дурацкую по щепочкам разнесу! А Лидку твою нахальную на дерево загоню, как кошку! И слезть не дам! Очень хорошо! - Алёна обрадовалась. - Вот завтра и начинай!

А следующий день сидит Алёна на уроке и ждёт, когда же гломыммер появится. - Вот сейчас, - думает, - свет погаснет, тьма сгустится, Ромка из неё как выползет, как зубами лязгнет! Злюка наша классная сразу в обморок брык! А Лидка верещать начнёт. А Ромка к ней подойдёт близко-близко и скажет задушевно: "Ну ты, дура тощая, будешь Алёнку обижать, уши пооткусаю! Не в чем серёжки носить будет!" А Лидка на колени сразу бросится. Передо мной, конечно, не перед ним. Умолять о пощаде будет. Вот так примерно: "Алёнушка, солнышко, красавица наша, убери гада своего! Век тебе списывать давать буду!"

Размечталась Алёна, и тут вдруг её к доске вызвали. Пришлось идти. А Ромка-гломыммер так и не явился, предатель!

Ночью-то он снова из темноты возник! Как всегда! Будто раньше явиться не мог! Алёна его и спрашивает: - Ты чего ж не пришёл, ромашка ты трусливая?! Обещал ведь, обманщик чешуйчатый!

А гломыммер: - Извини, я забыл! - и нос виновато лапой вытер. - Ты себе на хвосте узелок завяжи для памяти! - Алёна предложила.

Гломыммер завязал послушно. Здоровый такой узел получился, неудобный. - Ничего! - Алёна говорит. - Потерпишь!

Вот на следующий день ждёт его Алёна, ждёт, мечтает, как он Лидку за пятку укусит. И тут Лидка её ка-ак уколет булавкой. Алёна как подпрыгнет, как закричит! А гломыммер всё не идёт. Пришлось Алёне пока самой начинать борьбу. Накостыляла она Лидке по шее, та затихла. А классная, злюка, не затихла, наоборот даже. Накричала на обеих и в коридор из класса выгнала.

И тут!.. Ура! Гломыммер ковыляет! Неуклюжий такой! А на хвосте - узел здоровый завязан. Подошёл он к Лидке близко-близко, прижал её пузом к стене и как начал её пальцами в живот тыкать: - Американский бокс! Американский бокс!

Завопила Лидка. Она, оказывается, щекотки тоже боялась. А потом гломыммер Лидке голову зубастую на плечо костлявое положил и прошептал: Тронешь Алёнку - сожру!

И пошёл, переваливаясь. Потом обернулся и спросил у Алёны: - Ну хоть узел-то на хвосте можно развязать?..

Больше Лидка к Алёне не приставала. Они даже подружились потом. А после школы вместе поступили в медицинский институт. На отделение психиатрии!

Кактус-вампир

Эта жуткая история случилась в больнице. Впрочем, очень многие жуткие истории случаются именно в больницах. Там ведь иногда умирают люди. И кто знает, почему...

Одна медсестра, звали её Жанна, брала у больных кровь! Из вены и из пальца. Для анализа. И всегда после анализа часть крови оставалась, и Жанна выливала эту кровь в горшок с кактусом. И кактус этот как начал расти! Рос, рос и такой огромный сделался - ужас просто! Сначала он стал размером с кошку! Потом - размером с ребёнка, с первоклассника, примерно! А потом вообще размером со взрослого здорового дядьку! Так что занял прямо половину окна! Стал он похож на главврача этой больницы, Сергей Сергеича. И за это сестры и врачи стали этот кактус между собой Сергей Сергеичем называть.

И наливался этот Сергей Сергеич кровью, и даже иголочки все у него стали красными! А чем больше этот ужасный кактус рос, тем больше крови ему требовалось. И уже крови от анализов стало ему не хватать!

И вот однажды выследил кактус Сергей Сергеич свою Жанну и как гаркнет ей в самое ухо: - Крови давай! Кровушки!

А крови в тот день как раз и не было. Тогда кактус вонзил в сестру Жанну свои колючки и стал из неё кровь пить! Жанна позеленела вся, почти как сам кактус зелёная стала. Хорошо хоть не умерла совсем! А Сергей Сергеич подлый крови напился и сразу замер в углу, как будто он тут не при чем!

А на следующую ночь один больной, звали его Пётр Емельянович, пошёл в туалет. Идёт по коридору, видит: кактус огромный тянет к нему колючие руки и говорит загробным голосом: - Крови давай! Крови!

Пётр Емельянович еле до туалета домчался!

А однажды такой ещё случай приключился. Идёт с обходом настоящий Сергей Сергеич - главврач который. Важный такой, пузик свой круглый впереди себя несёт. Торжественно ступает, и все больные, как на параде, по стеночкам стоят, о здоровье рапортуют слабыми голосами. А сзади - молодые врачи, ординаторы, семенят - мелкими шажочками.

И тут вдруг кактус с окна - руку колючую как вытянет! К горлу прямо. Главврач охнул и присел. А кактус как гаркнет: - Дайте мне крови! Крови!

Главврач молча глазки закрыл и затих. Унесли его в ординаторскую, стали нашатырь в нос пихать. Пришёл Сергей Сергеич в себя, огляделся затравленно. Тихо снял халат, собрал свои вещички, и больше его в больнице не видели. Говорят, он в Австралию уехал. Навсегда.

А ещё как-то ночью кактус на дежурного врача напал. На Илью Игнатьича. Тот хотел Сергей Сергеича вместо анализа крови анализом мочи полить. Ну конечно, кактус рассердился и немножко крови из Ильи Игнатьича выпил. Илья Игнатьич не умер, позеленел только. Сам стал на кактус похож, особенно носом.

А потом кактус Сергей Сергеич на санитарку напал. На тётю Веру. - Дай крови! Дай!

Тётя Вера не испугалась. Она в больнице давно работала. Ко всему привыкла! И не таких буйных усмиряла. Потрогала лоб ему: - А витаминочки не хочешь? - спрашивает.

И дала ему витаминок разноцветных.

Попробовал кактус Сергей Сергеич витаминки и подумал: - Зачем мне эта кровь дурацкая? Витаминки и правда лучше. Вкуснее!

И на радостях кактус как бросится санитарку тётю Веру целовать! Между прочим, по-честному целовал: ни капельки крови из тёти Веры не выпил! Только пришлось ей потом иголки из щеки выдёргивать!

Больше кактус Сергей Сергеич кровь не пил, витамины только трескал!

Но больные его на всякий случай обходили подальше!

Белая Голова

В тот день Зина Хулиганкина и Настя Болтушкина остались на продлёнке. Все разбрелись по двору, делать было нечего. Настя с Зиной повисели на турнике, покидали друг другу мячик и пошли бродить. Забрели они в дальний угол школьного двора. И увидели сарайчик. На двери висел здоровенный замок. Настя и Зина поковыряли его палочкой, подёргали, даже повисели на нём, но замок не поддавался! Тогда девчонки решили обойти сарайчик кругом. И - вот удача! - обнаружили... Щель в стене! Ой, что через эту щель было видно! Столько богатства! Во-первых, там хранился всякий инвентарь для дворников: вёдра, грабли, лопаты, веники... Во-вторых, там были ценности учительские: запасы мела, тряпки, разноцветные карты (ну не те, в которые играют, а те, на которых страны нарисованы - географические карты). Ещё там были какие-то флаги, глобус, старые картины, таблицы с правилами по русскому языку, какие-то вазы и чайники, обшарпанное чучело вороны из кабинета биологии, старая швейная машинка из кабинета труда (сломанная, конечно), синий рабочий халат... А главное - там стояла... - Ой! Ой! Мамочки! - девчонки даже присели от страха.

Там стола большая белая ГОЛОВА! Голова была гипсовая и лысая. И ещё пыльная. - Это бюст! - прошептала Настя.

В этот момент пыльная белая Голова закряхтела и стала поворачиваться на месте. - А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! - завопили девчонки.

Их как ветром сдуло. Отдышались только у школьного крыльца. - Это кто? - выдохнула Зина. - Не знаю. Бюст какой-то, - Настя пожала плечами. Бюст - это что? Фамилия? - Нет. Это голова без тела. - А-а. - Наверное, это мудрец какой-то, - предположила Настя. - Наверное, - согласилась Зина. - От ума у него голова распухла, тяжёлая стала и отвалилась, - придумала Настя. - А когда отваливалась, об пол ударилась. И у неё сотрясение мозга получилось, - добавила Зина. - Да. И её загипсовали, чтобы зажила скорее, кивнула Настя. - Я когда руку ломала, мне тоже гипс накладывали. - И ему наложили, - согласилась Зина. - Бюсту этому. - Может, ему больно? Или ему гипс снимать пора? Или у него под гипсом голова чешется? - размышляла Настя. - У меня знаешь, как рука чесалась сломанная? - Может, он голодный? - нахмурилась Зина. - А правда, как он ест, если у него рот загипсован? Там, наверное, дырочку оставили. Хотя бы чтоб дышать. - У меня бутерброд есть. Можно ему по кусочкам в дырочку затолкать. - Пошли? - Пошли!

И девчонки решительно отправились к сарайчику.

Но чем ближе они подходили, тем медленнее делались их шаги.

Они на цыпочках подобрались к сараю и заглянули в знакомую щель. Головы на месте НЕ БЫЛО! Они вытянули шеи, чтобы получше разглядеть, куда же могла деться Голова, и тут сзади них кто-то тихо сказал: - Р-разорву! А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! - завизжали девчонки и в несколько прыжков домчались до школьного крыльца. - Кто это был? - хныкала Настя. - Не зна-аю! - всхлипывала Зина. - Может, показалось? - Может, это собака рычала?

И тут они увидели, что прямо на них от сарайчика идёт... Голова! Почему-то под головой обозначились коротенькие ноги в гипсовых ботинках. И эти ноги очень даже бодро шагали к школе. Гипсовая Голова вращала гипсовыми глазами, а на лысине у головы сидела ворона. Та, которая - чучело. Р-разорву! - рычала Голова. - Кар-р! - радостно вторила потрёпанная облезлая ворона.

Зина с Настей бросились в школу. Голова - за ними. Зина с Настей - на лестницу, и Голова - следом. Её тяжёлые шаги эхом раздавались по всем этажам. - Р-разорву! - обещала Голова. И, как назло, некому было её остановить!

Хоть бы завуч, хоть бы учитель, хоть бы кто встретился! Ни-ко-го!!!

На лестничной площадке валялся чей-то коричневый рюкзачок. Голова остановилась и - ра-зор-ва-ла рюкзачок в клочья! - Кар-р! позлорадствовала ворона, поскользнулась на лысине, не удержалась и... свалилась на пол! И ужасная гипсовая Голова... Разорвала её тоже! Ха-ха-ха! - зловеще расхохоталась Голова. Она перешагнула короткими ножками через перья и вату, которые оставались от вороны, и снова ринулась за девчонками. - Р-р-разорву! - рявкнула Голова, на бегу перепрыгивая через ступеньки. - Спасите! - заверещали Зина с Настей и понеслись на третий этаж.

На третьем этаже стоял хулиган Степашкин. Он был занят плеванием вниз. Пока никого не было, он копил слюну, а как только на лестнице кто-то появлялся... Ну вы поняли, что было. Степашкин потом быстренько сматывался. А тот, кто шёл по лестнице, с дикими воплями пытался его догнать.

Зинка и Настя промчались так стремительно, что Степашкин и моргнуть-то не успел. Зато когда на лестнице показалась Голова, Степашкин собрал все свои силы и - ПЛЮНУЛ! Тут раздалось странное шипенье и гипсовая Голова, навылет простреленная ядовитым плевком Степашкина, рухнула на пол.

Больше её никто не видел. Никогда.

А именем Степашкина назвали улицу.

Проклятое место

В далёком городе N. Была улица имени революционера Хомячкова. И там было проклятое место. Об этом все говорили. Когда-то давным-давно там была церковь. Очень красивая. Говорят, на строительство этой церкви весь город деньги собирал. А когда была революция, решили, что церкви больше вообще не нужны. И снесли её. Взорвали. Больше всех старался революционер Хомячков. Он был молодой, кудрявый, с горящими глазами, носил кожаную куртку и всё время револьвером размахивал. Вот согнал он мужичков, подложили они динамиту и тут видят, откуда ни возьмись - чёрная монахиня! Подняла палец кверху и говорит: - Остановтесь! Остановитесь!

Некоторые мужички убежали, а революционер Хомячков снова стал револьвером махать и своими руками динамитный шнур поджёг. И - взорвал ту церковь.

И тут смотрят все: снова чёрная монахиня явилась. - Проклятое это место! - говорит. - Помяните моё слово! Проклятое!

И пропала.

Хомячков чёрной монахине не поверил. Устроил на том месте парк. А невдалеке клуб открыл для рабочей молодёжи. Там лекции разные читали, спектакли ставили, и ещё - библиотека была. Вот однажды пришёл Хомячков в библиотеку, а навстречу ему девушка с книжкой идёт. Красивая - сил нет. Ресницы чёрные, глазищи синие, щёки розовые и коса русая до колен. Хомячков так и обмер. Чуть револьвер не выронил. - Как ваше имя, товарищ девушка? Товарищ Лиза, - отвечает девушка. - А я товарищ Хомячков, - отвечает Хомячков. - А для вас я просто товарищ Лёня.

И пошёл товарищ Лёня Хомячков эту Лизу домой провожать. Идут они через парк как раз, где та церковь стояла, идут... Вечер такой тихий, безветренный. Всё вокруг притихло будто. Остановился Хомячков, хотел товарища Лизу в щёчку поцеловать, наклонился, подняла к ему Лиза своё личико... Смотрит Лёня, а это не девушка вовсе, а та старая монахиня. Проклятое место! - закричала монахиня и засмеялась хрипло.

Революционер Хомячков упал и умер - от разрыва сердца.

Схоронили его на высоком холме. Плывут пароходы - привет Хомячкову, пролетают лётчики - тоже привет Хомячкову, а придут красные девицы, комсомолочки, пригорюнятся.

Вот однажды одна комсомолочка, её Дашей звали, пришла в парк, на могилу революционера Хомячкова погрустить. Она как раз в тот день со своим женихом, шофёром Сашей Огрызкиным, поругалась. Села Даша на камешек, стала плакать. И тут подходит к ней парень: молодой, кудрявый, весёлый, в кожаной куртке. - Лётчик, наверное, - Даша подумала.

Улыбнулся красавец, рядом сел. Даша сразу про Сашку и думать забыла. Как тебя зовут, красавица? - спрашивает. - Даша Лисюткина, - отвечает.

И тут парень как вздрогнет! Передёрнулся весь да как закричит: Врёшь! Врёшь всё! Лиза ты! Товарищ Лиза!

Достал пистолет да как начал палить во все стороны. Пули вылетают и почему-то в пчёл превращаются. Убивать не убивают, но жалят ужас как больно! Подскочила Даша с криком и ка-ак побежит! А парень крикнул: Проклятое место! Проклятое место! - и исчез.

Прибежала Лиза домой, вся покусанная. Заболела даже. Пришёл Сашка Огрызкин - проведать. С букетом. Посмотрел на Дашино лицо распухшее, пожалел её и сразу замуж позвал. Даша раздумывать не стала. Сразу согласилась.

Прошло двадцать лет. У Огрызкиных дочка выросла, красавица Маша. С детства самого, с ясельного возраста, Маша слышала от мамы, что парк на улице Хомячкова - место самое проклятое! И никогда туда не ходила. Но вот однажды шла Маша с подружкой Граней с танцев. И забрели они в парк. Сели на лавочку, стали на женихов гадать на ромашке: - Любит - не любит, плюнет поцелует...

И тут подходит к ним молодой красавец. В кожаной куртке. - Уж не шпион ли? - Маша подумала.

Подсаживается парень на лавочку и говорит: - Как вас, красавицы, звать-величать?

Маша про себя подумала: "Зачем я шпиону буду настоящие имена наши называть? Вдруг он их врагам Родины передаст?" - Меня, - отвечает, - Катею зовут. А подружка моя - Лиза. А вы - кто? - А я - товарищ Лёня. Тебя, товарищ Лиза, поцеловать хочу!

Схватил Граню за плечи, хотел в щёчку чмокнуть, а руки у него холодные-холодные! Граня как закричит! И Маша - за ней.

А парень как начнёт из пистолета палить! И кричит: - Проклятое место! Проклятое место!

Смотрят девчонки, а пули в злобных пчёл превращаются. Так и жалят! Так и жалят! Глядь, а там, где парень только что сидел - никогошеньки нет!

Прошли годы. А проклятое место о себе то и дело напоминало. То школьников-прогульщиков там пчёлы искусали, то корова там в яму провалилась, то пёс Тузик погулял в сквере, на памятник революционеру Хомячкову ножку поднял, а после - облысел совершенно. А как-то раз дядька Сысой туда по пьянке забрёл. Ночью. Вернулся весь седой. Как лунь, белый. А что стряслось, рассказать не смог - онемел. Лечить его пытались, но всё без толку. А ещё - видели там чёрную монахиню. Будто искала она что-то. И строго так посматривала вокруг. А однажды - вообще ужас, что стряслось: машина "Волга" на этом проклятом месте в грязи завязла. До самой крыши. Так вытащить и не смогли. Грязь машину засосала. Чавкнула и сомкнулась над ней. Хорошо хоть люди выскочили!

Все жители города место это проклятое стороной обходили.

Прошло сорок лет. Бдительная Маша Огрызкина уже на пенсию вышла. Внучка у неё подросла, Сонечка.

Вот как-то пошла эта Сонечка на дискотеку. И как раз тогда в город N. студенты приехали - на практику. И на той дискотеке познакомилась Сонечка со студентом Алексеем. И пошёл Алексей Сонечку провожать.

Дошли до проклятого места. Сонечка остановилась. - Дальше, - говорит, - не пойду. Там место - проклятое. Там мою бабушку мёртвый революционер чуть не поцеловал. - Это всё бабкины сказки, дедкины подсказки! - Алексей отвечает. - Не бойся, я с тобой.

Взял он Соню за руку и повёл через парк.

Вдруг видят они: могильная плита хомячковская отодвинулась, из могилы парень вылез, красивый такой, в модной кожаной куртке. - В турецкой, наверное! - Соня подумала.

Озирается парень и кричит: - Лиза! Товарищ Лиза! Лизавета!

Покричал так, побродил и снова в могилу спрыгнул. Камешком задвинулся.

И тут словно из-под земли - чёрная монахиня! Смотрит строго и пальцем на Алексея показывает: - Вот ты! Пришёл наконец! Можно мне теперь и уходить!

Алексей стоит, обмер от страха. А монахиня чёрная сама собой исчезла. В воздухе растворилась.

Алексей перекрестился - и всё тихо стало.

Прошло ещё пять лет. Алексей поступил в духовную семинарию, закончил её, женился на Соне и сделался местным священником. А на месте том, на проклятом, - церковь новую отстроили. И с тех пор стало всё спокойно. Больше революционер Лёня Хомячков в своей модной куртке из могилы не вылазил, пчёлами не стрелялся, машины под землю не утягивал и других ужасов тоже не устраивал.

И улицу, между прочим, переименовали в Благодатную.

Кровопивец

Мальчик Даня Лягушкин пришёл из школы домой, а на столе - записка: "Милый Данечка! На кухоньке, на столике, тебя с нетерпением ждут супчик, котлетка, хлебушек и компотик! Кушай, деточка. Окошко не открывай сквознячком продует, горлышко заболит, ангинка начнётся. Целую в щёчечку. Твоя мамусечка".

Пошёл Даня на кухню, окно распахнул настежь, взял ложку побольше и уселся супчик с котлеткой наворачивать. Глядь - а в окошко снегирь залетел! Маленький такой, трогательный. - Птенечка! - говорит ему Даня. - Птенечка!

Снегирь глазом сверкнул и басом Дане говорит: - Сам птенечка!

И к тарелке - скок! Котлету заглотнул, суп с чавканьем выхлебал, хлеб слопал. Компот, правда, не стал, он там брезгливо лапки вымыл и в нос Даньку ка-к клюнет! Даня от боли со стула упал, а снегирь к потолку поднялся и на Даню пикирует! Того гляди, заклюёт! Даня из-под буфета палку лыжную выдернул. Снегирь - хруп! - и перекусил её клювиком. Даня в него кастрюлей кинул. Снегирёк кастрюлю проглотил. Даня быстро под диван заполз и оттуда переговоры ведёт: - Что тебе надо? - Даня кричит. - Что надо? Что надо? - хохочет снегирь. - Очень кушать хочется! - Так ведь ты мой обед смолотил! - возмущается Даня. - Не пристало нам, снегирям, питаться падалью. Нужно хоть раз напиться живой крови! - А почему моей крови-то? кричит Даня. - Что вокруг других теплокровных нету что ли? - Другие теплокровные маму слушают и окно не распахивают, когда не надо! - Я больше не буду! - заорал Даня. - Это теперь значения не имеет! - ухмыльнулся снегирь. - Я когда крови напьюсь, у меня брюшко ещё краснее станет! - Как у комара? - Даня спрашивает. - Так точно, - снегирь отвечает. - Приказываю лечь смирно и приготовиться к поеданию. Тебя - мной! - Ты чего это мною командуешь? - А ты разве не солдат будущий? - сурово нахмурился снегирь. А солдат должен стойко переносить тяготы и лишения. Сейчас башки тебя лишу. А ты - стойко переноси. - Очень мило! - крикнул Даня. - Предупреждаю: я сейчас... ОРАТЬ БУДУ! Мне когда надо чего-то, я всегда ору - Вот напугал! ухмыльнулся снегирь, нагло потирая крылья. - Напугал! - заспорил Даня. Мама ужасно моих криков боится! Прямо в обморок падает! А потом сразу бежит мне игрушки покупать. - Что ты мне голову морочишь? - возмутился снегирь. У меня уже слюни потекли от голода. - Ну хорошо, я тебя предупреждал! сощурился Даня. - Теперь пеняй на себя, птенечка!

Открыл Даня рот и как заорёт изо всех сил: А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Сразу на этот крик приехали милиция, пожарники, служба спасения, скорая и мосгаз.

И мама с работы прибежала - с другого конца города. Она даже там крик родного сыночка услыхала. Так и бежала - в туфлях по снегу, без пальто, раздетая. Лишь бы деточка не плакал, не кричал! И вот ведь чудеса: на бегу она ещё и мешок конфет да игрушек напокупала.

Выполз Даня из-под дивана. Ест конфеты и радуется.

А снегиря дохлым нашли. Он в уголочке валялся, холодненький уже. Его в мусор выбросили, а окошко накрепко закрыли. И больше ни-ког-да не открывали.

Вот вам история про кровопивца!

Курьи ножки

Эта история началась утром, когда мама Лёли Кудряшенко собиралась на рынок - за курицей. В это время Лёля проснулась и кричит: - Мама! Мама! Мне такое приснилось! Такое приснилось! Не покупай курицу у тётки в синем платке! - Спи! - сказала мама. - Сегодня суббота, можешь наконец выспаться!

И ушла. Бродит она по рынку, бродит... Нет ни одной курицы! Ни живой, ни дохлой! Даже яиц нету! Чем семью кормить - неясно! И тут замечает мама: в уголочке, возле голубенького сарайчика, притулилась тётка в синем платке. И у тётки в руках - мешок! А в мешке что-то страшно так шевелится! Хотела мама мимо пройти, а тётка как закричит ей в самой ухо: - Куры! Куры! Свежие куры! Самые свежие куры!

И достаёт из мешка ощипанную розовую тушку. И тушкой этой прямо у мамы перед носом размахивает! Посмотрела мама, понюхала, пощупала да и решилась: - Беру! - говорит.

А тётка ей: - Бери вместе с мешком!

Мама и взяла! Пошла мама домой и не оглянулась. И не увидала, что за спиной у неё к той тётке другая тётка подошла. И тоже - в синем платке. И тоже - с мешком. А в мешке тоже что-то страшно шевелится. Прежняя тётка новой говорит: - Пост сдал! - Пост принял! - отвечает.

Каблуками щёлкнули, местами поменялись. Прежняя тётка ушла куда-то, а новая дежурить осталась.

А мама пришла домой, мешок развязала, а оттуда - огромная куриная нога высунулась. Синюшная такая! Холодная! Схватила маму за горло и в мешок утащила!

И тут как назло ещё и бабушка приехала. С Украины. С подарками разными. Заходит на кухню, а из мешка - куриные ноги! Две штуки! Высунулись и - как схватят бабушку! За бока! Бабушка как взвизгнет пронзительно! От этого её взвизга три стакана лопнули и стекло в буфете. А ноги курьи ничего! - выносливыми оказались. Хватки своей куриной не ослабили! Затащили бабушку в мешок и притихли.

В это время Лёля снова проснулась - от бабушкиного взвизга, потянулась, взяла кота Тигриса под мышку и пошла с ним на кухню. Тигрис запах курицы учуял, вырвался и как к мешку помчится! Тут ножищи эти, очень куриные, как выскочат, как схватят его, как в тёмный пыльный мешок утащат! Бедный кот даже мявкнуть не успел! А Лёля так и замерла на месте! Смотрит: за окном - ЛИЦО появилось. А окно, между прочим, на десятом этаже! А лицо не простое, а противно-носатое и - в синем платке! Смотрит Лёля, а кроме лица, там ещё и руки есть, они палку какую-то держат. Пригляделась: это же старуха на метле! Летает возле окошечка и кулачком морщинистым в стекло постукивает! А из мешка эта гадость - курья нога - высунулась и приветливо так старухе этой помахивает! Безобразие прямо!

Лёля дальше наблюдает. Видит, курья нога со стола пирожок стянула (из тех, что бабушка Лёле привезла!). Стянула и в темноте, в мешке, одна слопала! Не поделилась ни с кем! После - ещё пирожок стянула! А потом - ещё и ещё!

Разозлилась Лёля и как закричит изо всех сил: - Прочь с дороги, куриные ноги!

Ноги как подскочат! Как по кухне в панике забегают! Бегают и кричат: Сваливаем, Яга! Девчонка волшебные слова знает! Шухер! Атас!

Одна курья нога окно распахнула, вторая на подоконник вскарабкалась, ухватились они за метлу, сзади Яги, и улетели в неизвестном направлении.

А мама, бабушка и кот Тигрис выползли из мешка, все пыльные! Ну, живые зато!

Вот что бывает с мамами, которые своих дочек не слушаются!

Секретный завод

У Ариши Канарейкиной была сестра Феклуша. Тоже Канарейкина. И она очень любила в ванне плавать. И мама Канарейкина тоже любила. А однажды Феклуша прочитала, что в ванну очень полезно специальную соль добавлять. От соли кожа гладкая делается. Ну так вот. Пошла Феклуша в аптеку и три пакета соли этой закупила. Пришла домой, воды горячей налила, соли туда целый пакетик высыпала и залезла плавать. Ариша в ванную случайно зашла - воды набрать для цветов. Глядит, а Феклуша в солёной воде... растворяется! Тает на глазах прямо! Как снегурочка! Схватила Ариша Феклушу за руку, хотела удержать, да только рука Феклушина тоже растаяла. Смотрит Ариша - нет сестры! Только серёжечки Феклушины на дне лежат. Красненькие. И тут Феклуша вместе с водой в трубы утекла. Пошла Ариша в свою комнату, легла на диван плакать. Плакала, плакала и заснула. А пока она спала, мама с работы пришла. Усталая! Налила воды в ванну, второй пакетик соли туда - бултых! И нырнула. Тут Ариша проснулась, шум воды услышала, подскочила, помчалась маму предупредить. Вбегает в ванную, а там от мамы - тень одна слабая! Да и та в момент растаяла! И только цепочка мамина на дне лежит. Ариша и ахнуть не успела, как мама вместе с водой... Правильно, тоже в дырку утекла. Осталась Ариша одна. Грустно ей стало, налила горячей воды и в ванну залезла. И, конечно, тут же растворилась и утекла в дырочку. Плывёт она, а вокруг - трубы зелёные, скользким мхом покрытые, кирпичные подземные ходы, водой залитые. Рыбы-мутанты с двумя головами плавают. Каждая - двумя хвостами по воде бьёт. Темно, сыро, холодно.

Заплывает вдруг Ариша в глубоченный колодец, водой залитый. И в колодце том - зелёный дядька сидит. И борода у него зелёная, веником торчит. Глаза маленькие и злющенькие. И нос - как огурец-переросток. Сидит дядька в кресле - ногу на ногу, а перед ним - всякие тётеньки с несчастными лицами. И все - в зелёные водоросли закутаны. Огляделась Ариша. Ага! Вот и мама, И Феклуша тоже здесь. И тоже - в водорослях, как русалки.

Гадкий зелёный дядька глядит на Аришу - руки потирает: - Вот у нас и новенькая приплыла! Свежая рабочая единица!

Стала Ариша оглядываться и поняла, что дядька этот зелёный - подводный рабовладелец. И что тётеньки подводные, несчастные которые, - его рабыни. Они у него в маленькие зелёные бутылочки зелёное вино разливают. И вино это - отравленное. Им зелёный дядька всяких своих врагов угощает. И для этого вина он целый завод подпольный устроил. Подпольный и подводный одновременно. Вот разливают тётеньки это самое вино, а мама Аришина-Феклушина причитает: - Девочки мои, зачем вы-то сюда попали?! Не уберегла вас ваша мамочка! Что же скажет ваш папочка? Как он там без нас? Кто ему картошечку пожарит? - Да, - говорит Ариша. - Соли мы ему не оставили. - Какой-такой соли? - соседняя тётенька спрашивает. - Для ванны, - Ариша отвечает. - А вы разве не от соли сюда попали? - Нет, - помотала головой грустная тётенька. - Я по городу ходила, под ноги не смотрела и в люк упала канализационный. В колодец то есть. И сразу тут оказалась. - А я, - другая тётенька говорит, - посуду мыла. Моющим средством "Буль-буль-карасик". Видели рекламу? - Видели, конечно! - обрадовалась Феклуша. - Очень хорошо растворяет жир! Даже в холодной воде! - Точно, печально подтвердила вторая тётенька. - Вместе с жиром и я растворилась! И смыло меня струёй из-под крана. Остались дома дети маленькие. Совсем одни. Боюсь, они кран закрыть не сумеют. Затопит квартиру-то! - и эта тётенька заплакала. - Надо что-то делать! - зашептала Феклуша. - жалко тётенькиных деток! - А давайте, мы его этим же зелёным вино и отравим! - предложила Ариша. - Пробовали! - вздохнула тётенька. - Не пьёт он. Сухой закон у него, у паразита мокрого.

А в это самое время дома вот что было. Папа Аришин-Феклушин пришёл домой - с тренировки по каратэ. Он вообще-то много спортом занимался - для поддержания формы. Пришёл, видит: нет его дочек. И жены тоже нет. Лишь серёжечки с цепочечкой в ванне на дне лежат. От досады папа по раковине стукнул кулаком: он пообедать хотел, а дома - никого. И обедом даже и не пахнет. Стукнул, кстати, сильно, по-каратистски. Раковина - оп! - и пополам раскололась! Папа расстроился. Что нужно новую раковину покупать, а жены рядом нет - посоветоваться не с кем. И тут вдруг папа почувствовал неладное. Заплакал он с горя над разбитой раковиной. И от слёз своих сам же и растворился! И утёк в трубы. И притёк к зелёному дядьке. И увидел свою семью. И других тётенек. И самого дядьку - с кнутом. И сразу всё понял. И как врезал дядьке: ки-я! ки-я! А дядька перепугался. Как помчится! А папа-каратист - за ним. Дядька - между трубами и папа - между трубами, дядька - в узкие какие-то ходы и папа - следом! Вдруг видит папа: между трубами - танк настоящий стоит. Тоже зелёный. Дядька в него - раз! - и запрыгнул. И люк за собой захлопнул, и пушку на папу наставил. А папа в него бутылкой с ядовитым вином как кинет! Танк вспыхнул зелёным пламенем и - не стало его совсем!

А завод подпольно-подводный в тот же миг заржавел весь!

А тётеньки растворённые сразу назад створились. Ну то есть нормальными снова стали. Обрадовались они ужасно. Крикнули хором ура и по домам поплыли.

Но больше с тех пор не растворялись!

Мойте руки перед едой! Не бойтесь!

Загадочная бабушка

К мальчику Мише приехала из Астрахани бабушка. И пока она ехала, с ней странные превращения произошли. Раньше была бабушка как бабушка, а тут...

Вот принялась она уху варить: одной рукой рыбу держит, другой чистит, третьей рукой соль берёт... Да, да! У неё вдруг отчего-то третья рука отросла, соль взяла да и спряталась обратно. А потом вот ещё одна рука, с другой стороны, тряпку взяла, чтобы со стола вытереть. Глядь, а на плече вторая голова проклюнулась и говорит первой: - Надо в суп перчику добавить. - И картошечки, - первая, основная голова отвечает. - Ты спроси, спроси, где у них картошка? - подначивает вторая. - Миша! - первая голова кричит. - Картошка у вас есть?

Миша на кухню вышел, как бабушку всю в руках-головах увидел, сразу в обморок плюхнулся. А из плеча из бабушкиного третья голова вылупилась. Шею длиннющую вытянула, во все ящики заглянула. - Нет у них картошки, кончилась, - говорит голова третья.

Тут из бабушки ещё две ноги высунулись. - Вот они и сбегают за картошечкой, - основная голова говорит.

Руки - третья и четвёртая - взяли сумку, взяли кошелёк (это - пока первая и вторая руки мыли), головы лишние в плечи втянулись, бабушка на четырёх ногах до вешалки дошла, пальто второй рукой сняла, оделась, первая и вторая ноги как-то в бабушку убрались. А третья и четвёртая через Мишу переступили и в магазин отправились.

В магазине бабушка стала продавщицу расспрашивать: это сколько стоит, а это что за продукт такой, а это свежее или нет, а это вкусное ли, - и всеми четырьмя руками в витрину тычет. Продавщица рот открыла и бормочет бессвязно: - Э-э, м-е-э, да-а, све-ежее, э-э... ква!

Да, продавщица вдруг позеленела и заквакала.

Бабушка плечами пожала, взяла свою картошку и дальше пошла. А продавщица, вся зелёная, так целый день и квакала. Только на следующий день обратно порозовела.

Подходит бабушка к прилавку, где духи и кремы продают. - Крем для рук есть у вас? - спрашивает. - Есть. - Покажите, чтобы хороший был и недорогой. - Вот у нас с цветочной пыльцой есть, - продавщица говорит и даёт бабушке большой жёлтый тюбик.

Бабушка тюбик открыла, хотела немножко выдавить, а крем как польётся! И всю руку облил, да ещё и на пол пролился! А крем оказался такой пахучий! И пахнет пыльцой, а у бабушки на пыльцу аллергия оказалась. Она от запаха от этого обалдела прямо и чихать начала. - Заплатите за крем! - закричала продавщица. - Вы мне полтюбика извели! Кто его теперь купит? - Чхи! отвечает бабушка. - Я теперь...Чхи! Дышать не могу!

Положила бабушка крем на прилавок, а рядом - руку, кремом облитую. Оставила руку на прилавке... Как-то она у неё отвалилась-отстегнулсь что ли? И пошла. - Что вы делаете?! - завопила в ужасе продавщица. - А чем вы недовольны? - выглянула из-за бабушкиного плеча вторая голова. Хотите, я вам чихающую голову тоже оставлю? Как компенсацию за крем? - Ой! - тихо пискнула продавщица и присела под прилавок, не дожидаясь отстёгивания чихающей головы.

Так она и сидела под прилавком, пока директор магазина, уборщица, а потом и сотрудники "Скорой помощи" не попытались её оттуда вытащить. Продавщица вцепилась в ножку стола, пихалась и подвывала. А рука, облитая пахучим кремом, куда-то таинственно делась. Похоже, её унесла маленькая девочка, дочка продавца из отдела бытовой техники. Она целый день сидела за холодильником и баюкала что-то, завёрнутое в тряпочку. Впрочем, это что-то могло быть и куклой, а никакой не рукой!

А бабушка тем временем зашла в ювелирный отдел. Сколько там было всякой красоты! Бабушка шею вытянула и стала всё разглядывать! И шея у неё становилась всё длиннее. - Ну не толкаться же! - сказала бабушкина вторая голова, появляясь из-за плеча. - Не отталкивать же нам ту толстую даму, лучше шею вытянем.

И обе головы, вытянув длинные жирафьи шеи, принялись разглядывать колечки-серёжки и даже не заметили, что из плеча вылупились третья, четвёртая и пятая головы. И все уставились на витрину. Ещё бы немножко, и на лбу у каждой головы стали бы открываться новые глаза, но тут третья нога пнула первые две. А четвёртая наступила им на ноги. - Пожалуй, пора домой! - вздохнула первая, основная голова. - Денег-то у меня всё равно нет.

Третья, четвёртая и пятая головы спрятались сразу, а вторая ещё повздыхала немножко: - Денег нет, а поглазеть приятно! Ах! - Вот тебе и ах! - кивнула первая голова. - У нас уха - в плане!

Да, кстати. Пока бабушка серёжки изучала, рядом какой-то жулик вертелся, хотел кошелёк вытащить, да только третья и четвёртая руки его быстренько к выходу развернули, а третья и четвёртая ноги одновременно поддали коленками - для скорости. Жулик сразу раскаялся, отдал бабушке чей-то чужой кошелёк и больше воровать не ходил.

Вот такая у Миши бабушка. По хозяйству она, конечно, ловко успевает, но зато у неё всегда есть наготове голова, которая за Мишиными уроками следит!

Это судьба!

Молодой человек по имени Юра решил познакомиться с девушкой через интернет. Потому что в интернете знакомиться очень модно. Вот открываешь сайт знакомств, а там девушки самые разнообразные: блондинки, брюнетки, высокие, маленькие, худенькие... Толстеньких Юра там как-то не встречал, все про себя пишут, что худенькие. Есть девушки умные, есть глупые - на любой вкус! Юра к тому же парень застенчивый, на улице подойти неловко вроде, а тут - знай строчи послания: "Ой, люблю - не могу! Пожалуйте на свидание, милая барышня!" Или так: "Я встретил вас, и всё былое в загнившем сердце ожило!.." - или как там у поэта? А ещё так можно: "Пришли фотку, ты такая классная, и прикид прикольный, встречаемся в шесть у Макдошки". Ну, у Макдональдса то есть. Девушки на свете разные, к каждой - подход особый. Вот Юра сидел и разгадывал: какие девушки романтические, какие - деловые, какие заучки начитанные, какие - от дискотек без ума. Но вот однажды смотрит он одну фотку и понимает: "Вот она, судьба моя!" Девушку звали Наташа. Были у неё глаза карие и волосы тёмные, вьющиеся. И вот она газами карими так из компьютера на Юру поглядела, что он даже замер с мышкой в руке. (Мышка компьютерная была, не живая. С живой мышкой знакомиться с девушками не пойдёшь: многие очень мышей боятся!)

Стал Юра с Наташей переписываться. Всё она ему про себя написала: что в университете учится, что музыку классическую любит и книжки умные. Юра фотографию Наташину на экране у себя разместил, чтобы она всё время рядом была. Вот сидит он, сочиняет Наташе новое послание. Вдруг видит: подмигивает фотография глазом и улыбается криво. Потом вдруг руку протянула - из компьютера прямо! Да как схватит Юру за горло, как станет его душить! Ногтями в шею впивается, а сама улыбается всё. Хочет Юра крикнуть, да не кричится ему: звука нет. А Наташа хихикает да и говорит ему человеческим голосом: - Ещё одного дурачка заманила! Знакомьтесь, знакомьтесь, мальчики, через интернет! - А я-то думал, ты судьба моя! - Юра хрипит. - А я и есть судьба твоя - смертушка лихая! - отвечает Наташа, а глаза её карие так и блестят!

Юра уж помирать собрался, попрощался со всеми мысленно...

Тут - звонок в дверь.

Это Машка зашла, однокурсница. - Дай, - говорит, - мне лекции переписать, а то я болела, болела и всё проболела.

Наташа сразу руку свою когтистую в компьютер обратно втянула. Юра отдышался, принёс Машке лекции, посмотрел на неё пристально... Машка на него большие голубые глаза подняла, и тут Юра опять понял: - Это судьба!

Больше он через интернет не знакомился.

Фотоаппарат на ножках

В одном городе, на одной улице, жил да был мальчик Ваня Кокошкин. Вот идёт он однажды из школы. Видит, у подъезда три старушки сидят на лавочке: баба Настя, баба Тоня и баба Катя. И вдруг подходит к ним... фотоаппарат на тоненьких ножках. Подошёл, нацелился и - щёлк - сфотографировал. И все три старушки сразу умерли! Спрятался Ваня Кокошкин за угол и наблюдает. А фотоаппарат на ножках дальше отправился. Подошёл к дяде Коле, который машину свою чинил. Щёлк! И сфотографировал его. А дядя Коля раз - и умер! Испугался Ваня и - ка-ак помчится! Прибежал домой, дверь запер, в уголок забился. Сидит, трясётся! Никто не идёт. Ваня успокоился. Сел телевизор смотреть. Там мультфильм шёл про черепашек нинзя. И тут в дверь позвонили. Ваня решил, что это мама с работы вернулась и - открыл дверь. А там фотоаппарат на ножках. Входит в квартиру, нахально так, по-хозяйски, даже ноги не вытер. И сразу на Ваню нацеливается. Того гляди - щёлкнет! Испугался Ваня, закричал: - Не убивай меня, я тебе 5 долларов дам! - Зачем мне твои 5 долларов? - спрашивает фотоаппарат на ножках. - А ты себе плёнку новую купишь и вспышку, если нужно! - Хорошо, - отвечает фотоаппарат на ножках. - Давай свои доллары. Только я тебя всё равно щёлкну. Умереть ты не умрёшь, но станешь чёрно-белым-наоборот.

И щёлкнул. Развернулся и ушёл пружинящей походочкой. А Ваня Кокошкин в зеркало глянул: правда, стал он чёрно-белым-наоборот, на негатив похожим: лицо чёрное, а брови и губы - белые. И волосы - тоже белые. Не мальчик Ваня, а седой негр какой-то.

А тут и мама с работы пришла. Посмотрела на Ваню и говорит: Здравствуйте, дяденька. Давно ли вы к нам из Африки? А где мой любимый сыночек Ванечка? Я ему мороженое купила, конфеты и тортик с кремом. - Мама! - закричал Ваня. - Это же я! Дай мне скорее тортик с кремом! - Извините, дяденька-негр, - отвечает мама, - но на вас я совершенно не рассчитывала. Вы, пожалуйста, завтра приходите, или послезавтра, или ещё когда-нибудь, лучше нескоро, а сейчас - до свидания. У меня дел много. Буду Ванечке моему очень вкусный ужин готовить. - И вытолкала чёрно-белого-наоборот Ваню на лестничную клетку.

Вышел Ваня во двор, идёт и плачет. А по сторонам дороги совсем мёртвые люди валяются. Видно, здесь уже фотоаппарат на ножках проходил. И решил Ваня фотоаппарат догнать. - Пусть, - думает, - и меня насмерть сфотографирует. Зачем мне такая жизнь, если мама мне тортик с кремом не даёт?

Глядь, а навстречу ему фотоаппарат на ножках спешит. - Сфотографируй меня насовсем! - просит Ваня. - Пусть я уже умру!" - Сейчас, - отвечает фотоаппарат. - Для меня ничего приятнее нет, чем кого-нибудь щёлкнуть. Я на тебе, мальчик, новую плёнку опробую. Я на твои 5 долларов цветную купил! Улыбочку!

Чёрно-белый-наоборот Ваня улыбнулся жалобно, из последних сил, перед смертью...

Щёлк! - фотоаппарат плёнку перемотал и дальше на тонких ножках помчался. А Ваня стоит столбом и не поймёт никак, живой он ещё или уже нет. Решил на всякий случай домой вернуться: проверить. Мёртвому ведь мама дверь не откроет! Нажал на звонок. Тут мама дверь распахнула: - Ванечка! Сыночек! Наконец-то! Иди скорее тортик кушать!

Глянул Ваня Кокошкин в зеркало и себя увидел. Не чёрно-белого-наоборот, а нормального, розового, даже, пожалуй, ещё розовее, чем прежде.

И тогда Ваня понял, что всё дело - в плёнке. С цветной плёнкой фотоаппарату жизнь радостней показалась, и кровожадность его отступила куда-то. Посмотрел Ваня в окно, а там все бывшие мертвые, сфотографированные, ожили уже. И старушки, и дядя Коля, и другие всякие. Они даже ещё разноцветней и нарядней стали.

Вот как важно иметь под рукой 5 долларов!

Больничные ужасы

Заболел однажды маленький Стасик. И попал в больницу. Дала ему мама с собой пижаму с медвежатами. Нянечка положила Стасика у окошка - там как раз место освободилось, потому что мальчик Лёва уже выздоровел и его домой отпустили. А соседи у Стасика были Толик и Серёжа.

Вот настал вечер, за окном потемнело. Нянечка свет выключила и всем спать велела. Стасик лёг на бочок, одеяльцем укрылся, но не спится ему - к маме очень хочется.

А Серёжа сел на кровать и говорит шёпотом: - А ты знаешь, кто по ночам по палатам ходит? - Нянечка? - Нет! По палатам ходит... Злая клизма! Она пробирается ночью между кроватками, ищет себе жертву. А потом делает этому несчастному клизму не водой, а ядом! - Ужас какой! - Да-да! А есть ещё такие злобные шприцы, которые сами по себе по воздуху летают, стаей, как огромные комары, и высасывают у больных кровь. А потом залезают обратно в медицинские шкафы и там спят до утра - кровь переваривают! - Ой, мама! Да! И есть ещё таблетки. Их делают из настоящих лягушек! - Из живых? - Нет, из дохлых, конечно! Так вот, ночью эти таблетки вспоминают, как они были лягушками, и начинают прыгать по всем этажам и по всем палатам. И запрыгивают спящим больным в рот! - Фу-у! - Да! А некоторые из этих больных, послабее которые, потом превращаются в лягушек! - Ой! - И далеко не все из этих лягушек - царевны! Представляешь, приходит утром мама за своим сыночком в больницу, а сыночка нет, вместо него лягушонок сидит! Моя мама лягушек до смерти боится! - захныкал маленький Стасик. - Она меня даже домой не захочет забрать! - Ну, может, тебе ещё повезёт, и ты случайно не превратишься в лягушонка, - предположил Толик. - Вряд ли. Скорее всего, превратится, - сказал Серёжа. Перевернулся на живот и заснул.

А Стасику, конечно, никак теперь не засыпается! За окошком уже окончательно стемнело... И тут слышит Стасик, за дверью кто-то - шлёп, шлёп, шлёп... Словно шаги или хлопки какие-то... И тут дверь со скрипом открывается и входит огромная пузатая клизма! И вместо ног у неё резиновые ласты. Такие ноги у гусей бывают - Стасик в деревне видел. И шлёпает клизма этими ластами, переваливается с боку на бок. Видно, тяжело ей идти - наполнена она до краёв ядом! Ахнул Стасик и под одеяло залез. А под одеялом-то ещё страшнее: темно потому что и не видно ничего. Только клизма вокруг прохаживается: шлёп, шлёп, шлёп! Тогда Стасик как подскочит на кровати, как схватит свою подушку, как запустит в эту клизму! А клизма отскочила и хихикает: мол, подумаешь, испугал! И внутри у неё яд радостно булькает! Прижался Стасик к стенке. Вдруг слышит: "З-з-з-з-з!" Видит летят комары агромадные. Это шприцы-кровопийцы, про которых Толик рассказывал! Летят они, между собой переговариваются: решают, кого первого кусать. - Мне вон тот, новенький-свеженький мальчик нравится, - говорит самый большой шприц с толстой иголкой. И к Стасику направляется. А за ним вся стая!

А Стасик от страха ка-ак закричит: - Вы лучше вон её кусайте! - и на клизму пальцем показывает. - Смотрите, какая она толстая! - И правда! сказал самый большой шприц. - Мальчик уж больно худосочный! Лучше мы эту толстую тётку ужалим!

И бросились шприцы клизму кусать, кровь из неё сосать. А у клизмы-то не кровь была, а яд сплошой! Вот насосались шприцы яду и замертво попадали. Куча целая дохлых шприцев получилась! Остатки яда из клизмы повытекли. И сама она уже ни на что не годная, дырявая стала. - Фф-у-у! - вздохнул Стасик с облегчением. Поднял он свою подушку, только спать собрался слышит: скачут по коридору таблетки, поквакивают: - Ква! Кого сегодня в лягушку превратим? - Лучше не в лягушку, лучше - в жабу да пострашнее! Да! Да! Лучше - в жабу! Новенького мальчика! Стасика!

Замер Стасик, не дышит почти. Думает: - Вдруг они меня не заметят?

А таблетки уже в палату запрыгивают. И уже совсем было приблизились, да в темноте ядовитую лужу не заметили. Попали в неё да и растаяли все до одной!

А утром за Стасиком мама пришла. Врач Стасика послушал и разрешил его домой забрать! То-то было радости!

Теперь Стасик уже вырос и стал главврачом в одной больнице. Но только клизмы и уколы он всё равно терпеть не может! И детям старается зря не прописывать!

Убийственный халат

У девочки Дуняши Кашкиной мама купила себе халат с длинными рукавами. - Очень, - говорит, - красиво получится. Буду я из ванной выходить в этом халате и в чалме, как Шехерезада. - Шехерезада без зада, - проворчал папа, но халат одобрил. - Мама халат в шкаф повесила. В тот день она его в ванную надеть не смогла, потому что у них во всём доме горячую воду отключили. Вечером все спать легли. Дуняша смотрит: дверь шкафа медленно-медленно открывается, и из шкафа выходит... халат! Идёт тихо на ощупь, как слепой, руки-рукава вытянул. Подходит к маминой кровати и - задушил маму! Дуняша хотела крикнуть, но от страха у неё голос пропал. Тогда халат наклонился и - папу задушил! Дуняша смотрит, халат повернулся и к ней теперь идёт! Тогда Дуняша на свою подушку игрушечного льва положила, а сама под кровать залезла! Халат подошёл и стал льва душить. Ну лев-то меховой, поролоном набитый. Ему-то ничего не сделается! Подушил его халат немножко, а потом снова в шкаф залез! А Дуняша до утра так под кроватью и просидела!

Утром схватила Дуняша швабру и как распахнёт шкаф! А халат висит себе на вешалке - неживым притворяется. Дуняша как схватит его за шкирку, как потащит за собой, волочит по полу преступника! А халат - ничего, не сопротивляется, висит, как тряпочка.

Сначала Дуняша его в милицию притащила. Приходит к участковому и говорит: - Дорогой дядя милиционер! Заберите этот халат, он моих родителей задушил!

А дорогой дядя милиционер посмотрел-посмотрел: - Зачем, - говорит, мне этот халат? Он ведь женский! А я ещё неженатый! Куда я его дену? - За решётку посадите как преступника! - Как же я его посажу, - участковый говорит, - если у него, у халата твоего, совсем нет места этого, которым сидят! - А вы его положите! - Дуняша предлагает. - У нас в тюрьму сажают только, - милиционер говорит. - Это в больницу кладут. Лучше ты тогда его в больницу отнеси.

Потащила Дуняша его в больницу сумасшедшую, в психдом. Там решётки на окнах - халату оттуда не вырваться. Приходит Дуняша к главврачу. - Дяденька доктор, положите, пожалуйста, к себе этот халат! Он маньяк потому что. Он родителей моих задушил. - Понятно, понятно, - отвечает дяденька доктор. - И часто он так - людей душит? - Не знаю, - Дуняша отвечает. - Я с ним со вчерашнего дня знакома. Вот вчера он маму с папой и задушил. - Ага, кивает доктор. - Это часто случается. А пальто у вас никого не душило? А колготки? Нет? Всё тихо? А телевизор на тебя не бросается? А зовут тебя как? А ты, Дуня, часом не королева Великобритании? И не президент Зимбабве? Нет? Уже хорошо! А время года сейчас какое? Так ты настаиваешь, что халат тебя душил, да? Хорошо, сейчас санитаров вызову. У нас тебе хорошо будет. У нас всякие дети лежат: и с глюками, и с заскоками...

Испугалась Дуняша и как побежит из психдома! Бежит, а халат-убийца за ней волочится.

Бежала Дуняша, бежала и прибежала в школу свою, после уроков уже. А навстречу ей - завуч, Кларисса Борисовна Свирепая. Свирепая - это фамилия вообще-то, но уж очень она к характеру Клариссы Борисовны подходила! - Ты, Кашкина, почему школу прогуливаешь? - грозно прорычала Кларисса Борисовна Свирепая. - Где ты сегодня целый день моталась?! - Я? - задрожала Дуняша. Я... Это... Я... вам подарок покупать ходила! Вот! Халатик этот! Мама вам прислала! Носите на здоровье! К восьмому марта! - Какое восьмое марта? На дворе - сентябрь! - рявкнула Кларисса Борисовна. - Так это... Ко дню учителя! - Ладно, давай! - согласилась госпожа Свирепая. - Размерчик, конечно, маловат, но уж ладно... Как говорится, дарёному коню в зубы не смотрят! Свободна, Кашкина! На сегодня тебя прощаю! - и забрала халат.

А дальше вот что было. Ночью халат из свирепиного шкафа вылез и пошёл завуча душить. Наклонился над ней, рукава протянул, а Кларисса Борисовна глаза открыла да как гаркнет спросонья: - А ну встать ровно! Молчать!

У халата от страха коленки подогнулись - чуть не упал. Потом отдышался, только хотел душить, а Кларисса Борисовна - опять: - А ну к стене! Сопляк! На кого руку поднял! В угол! Живо!

У халата от страха рукава отнялись и повисли. А Кларисса Борисовна как вскочит с кровати, как схватит халат да как стукнет им об стенку! Халат не выдержал и умер совсем - от разрыва сердца. И в тот же миг Дуняшины родители ожили в своей квартире. А Кларисса Борисовна Свирепая ничего не заметила, она халат в полусне поколотила. Утром она даже и не вспомнила про это. Она этот халат до сих пор носит. Даже похудела специально, и он ей теперь в самый раз!

Заколдованные компасы

В одной школе работала молодая учительница Алина Викторовна. И вела она географию. Однажды решила она повести свой 5 "Б" в поход. И позвала с собой учителя физкультуры. Его звали Филипп Филиппыч. И решили Алина Викторовна с Филипп Филиппычем, что надо каждому ребёнку компас купить, чтобы в лесу ориентироваться. И послали Сашу Селёдкина и Марину Колбаскину в магазин спорттоваров. - Только поезжайте в тот, который на площади Телеведущей Кошечкиной, - предупредила Алина Викторовна. - И ни в коем случае не покупайте в переулке Генерала Пиявкина.

Саша и Марина шли-шли по улице, свернули направо, потом налево и оказались в переулке Генерала Пиявкина. А посреди переулка - большой магазин, и прямо на витрине - компасы лежат: большие и маленькие, нарядные и простенькие, дорогие и дешёвые. Смотрят ребята, а магазин-то так и называется: "Компасовый рай" и на витрине плакат висит:

Компасовый рай

Заходи! Выбирай!

- Слушай, - говорит Марина Саше, - зачем нам тащиться на площадь Телеведущей Кошечкиной, если можно запросто компасы тут купить?!

Так они и сделали. Купили компасов на весь 5 "Б" - ровно 32 штуки. И продавщица такая улыбчивая тётенька попалась. Все компасы в коробочку сложила и розовой ленточкой перевязала.

И вот настала суббота. Пришли пятиклассники в лес, поставили палатки, а потом пошли на местности ориентироваться. Алина Викторовна привела их на опушку и говорит: - Мы с вами от наших палаток шли всё время на юг. И пришли сюда. Чтобы вернуться к палаткам, куда нужно идти? - На север! закричали все. - Правильно, - сказала Алина Викторовна, а Филипп Филиппыч просто головой кивнул. - Теперь сделаем так, - распорядилась Алина Викторовна. - Все мы разделимся на группы по три человека, и каждая группа сама пойдёт к палаткам, то есть на север. - Ура! - прокричали пятиклассники, потому что идти по лесу можно было совсем без взрослых!

Разделились они на десять троек, а Селёдкину с Колбаскиной третьего не хватило. И они вдвоём по компасу пошли. Идут-идут, а компасы то вдруг стрелками вращать начнут, то направо укажут, то налево. Но Саша с Мариной идут себе за стрелкой, потому что стрелка в компасе всегда указывает на север.

И вывели компасы Сашу с Мариной на полянку. Смотрят ребята, а там почему-то никаких палаток и в помине нет. А посередине полянки - пенёк. И сидит на нём женщина в чёрной-чёрной одежде. Повернулась эта женщина и кровожадненько так улыбается: - Здравствуйте, деточки!

Смотрят Селёдкин с Колбаскиной, а это та самая продавщица из магазина "Компасовый рай", которая коробочку розовой ленточкой перевязывала. - Как я рада вас видеть, деточки! - говорит она. - Я таких вкусненьких деточек давно уже не встречала! Подходите ближе, золотенькие мои!

А сама облизывается от уха до уха: до того у неё длинный язык оказался! - Повезло мне сегодня: столько деточек, один другого вкуснее и все мои! Придётся вас, дорогие, законсервировать!

Смотрят Селёдкин с Колбаскиной, а вокруг полянки этой деревья почему-то по трое торчат. Марина сосчитала: ровно десять троек получилось! А на ветках у каждого дерева - по компасу висит!

Охнул Саша Селёдкин и вдруг ка-ак крикнет: - Смотрите! Смотрите скорее!

Чёрная женщина перестала облизываться и оглянулась, куда Селёдкин показал. А Саша-то схватил Марину за руку и они ка-ак изо всех сил побегут! Сами не заметили, как на опушке оказались. А там Филипп Филиппович с Алиной Викторовной беседуют. - Ах, Алиночка, как хорошо, что мы наконец одни, без этих ваших гавриков! Потому что вы такая красивая, такая красивая... У меня даже голова кружится! - А вы, Филя, - отвечает Алина Викторовна...

Но Филипп Филиппович так и не узнал, что о нём думала учительница географии, потому что на полянку пулей вылетел Саша Селёдкин и закричал:

- Спасите-помогите! Алина Викторовна! Там весь наш класс заколдовали!

Алина Викторовна вскрикнула, сразу про Филипп Филиппыча забыла и быстро-быстро изо всех сил в лес побежала. А Марина Колбаскина - за ней бросилась. Бежит, еле успевает и кричит: - Нам по компасу - всё время на север!

А Филипп Филиппыч следом бежит - спортивной трусцой - и кричит: Подождите, мы ещё план действий не продумали!

Все остановились и стали план действий продумывать.

А дальше вот что было.

Выходит на полянку Алина Викторовна, подходит к чёрной женщине и говорит: - Здравствуйте, скажите, пожалуйста, здесь случайно ребята не проходили? - Нет, - отвечает чёрная женщина. - Никаких ребят я здесь не видела. - Может быть, вы голоса какие слышали? - Нет, - говорит, ничего я не слы...

Дальше она ответить не успела, потому что сзади её Филипп Филиппыч схватил. Методом специального спортивного захвата. Стала чёрная женщина биться-вырываться, но не тут-то было! Потому что физрук Филипп Филиппыч по всем видам борьбы мастером спорта был. - Отпусти-ите! - придушенно засипела чёрная женщина. - Расколдовывай немедленно мой 5 "Б"! - закричала Алина Викторовна.

Тут чёрная женщина произнесла какое-то заклинанье... Деревья зашевелились и превратились в пятиклассников. И у каждого на руке - компас. - Что с дамой делать? - спросил Филипп Филиппыч. - Отпустим на все четыре стороны, - сказала Марина Колбаскина. - пусть себе топает куда подальше.

Филипп Филиппыч руки разжал, чёрная тётка вырвалась и говорит: - Вот теперь-то я вас всех заколдую: в мышей превращу, по полю пущу!.. - и компас на руке повернуть хочет. Филипп Филиппыч колдовства дожидаться не стал, подскочил к тётке, хотел схватить её, а она возьми да и превратись в сухую ветку! А сухих-то веток вокруг видимо-невидимо!

Тогда Саша Селёдкин говорит: - Давайте мы костёр разведём! Собирайте скорее сухие ветки!

Собрали пятиклассники ветки и костёр устроили. Попала ли чёрная тётка туда или нет - неизвестно. Только больше её не видели.

А через неделю Саша с Мариной забрели в переулок Генерала Пиявкина. Смотрят, а магазин "Компасовый рай" исчез совсем! На его месте магазин "Канцтовары" устроили! И продавец им вежливо так улыбнулся: - Проходите, деточки, покупайте дневники и тетради в нашем магазине!

Но Саша с Мариной ничего там покупать не стали. Кто их знает, какие у них там дневники!

Ужасная парикмахерская

У девочки Тамарочки мама очень часто ходила в парикмахерскую укладывать волосы. Тамарочка никак не могла понять: куда укладывать? В чемодан что ли? А приходила мама из парикмахерской очень странная: какая-то сонная, бледная, на Тамарочку не смотрела, на вопросы отвечала невпопад.

Вот спросит Тамарочка:

- Мамочка, ты здорова?

А мама: - Да, уже уехала. - Куда уехала? - В детский сад.

И в какой-такой сад - непонятно!

"Странно всё это!" - подумала Тамарочка и решила расследовать, что с мамой происходит. Вот однажды мама говорит:

- Пойду-ка я в парикмахерскую. А то у меня на голове - просто взрыв на макаронной фабрике!

Вышла мама из дому, а Тамарочка на цыпочках - за ней! Мама - по улице, и Тамарочка - по улице, мама - в переулок, и Тамарочка - в переулок! Вот заходит мама в какой-то глухой тупик, и там - дом жёлтый, а в нём дверь коричневая, маленькая такая, неприметная. А на ней - вывеска небольшая: "Стрижки. Прически. Укладки". Мама в эту дверь вошла. Тамарочка к стене прижалась и слышит, маму спросили: - Вы к кому?

А она: - Я к мастеру Доберману.

"Боже мой! - подумала Тамарочка. - Наверное, этот Доберман - собака страшная! И кусает маму мою бедную. Оттого она такая слабая и бледная становится!"

И хотя Тамарочка сама собак боялась очень, она дверь распахнула и бросилась маму спасать!

Входит, и там, у входа прямо, её кто-то и спрашивает: - Вы к кому? Я, - отвечает, - к мастеру Доберману. - Проходите, - говорит кто-то, - и поскорее. Он сейчас сеанс одновременной стрижки начинает.

Тамарочка побежала вперёд по узкому коридору, освещённому жёлтой лампочкой, и прошмыгнула в зал. В зале стояли специальные парикмахерские кресла, на них сидели какие-то тётеньки, а с краю, у окна - Тамарочкина мама. Тётеньки так внимательно смотрели на себя в зеркало, что девочку никто не заметил. И даже мама - тоже не заметила. Тамарочка - раз - и скользнула за штору, стоит, в щёлочку смотрит и дышит тихо-тихо, чтобы никто не услышал.

Тут в зал входит мастер Доберман. Тамарочка сразу догадалась, что это он. Правда, он был, конечно, человек, а не собака, но всё-таки что-то собачье в нём немножечко было. Как-то он улыбался нехорошо, и зубы у него были жёлтые.

Вот Доберман подходит к каждому креслу по очереди и, ловко шевеля пальцами, как фокусник, выдёргивает откуда-то простыню и накрывает каждую тётеньку. А потом руки над головой подержит и к другой тётеньке переходит. Смотрит Тамарочка, а тётеньки-то под простынями засыпают! И мама тоже заснула. Затаилась Тамарочка, смотрит, что дальше будет.

И видит: Доберман щёлкнул пальцами, и откуда-то из-под зеркал вылетели сами собой железные расчёски. Доберман как крикнет расчёскам: - Фас!

Расчёски в воздухе громко гавкнули и воткнулись тётенькам в шею! И стали из них кровь пить!

Доберман подождал ещё немного, а потом крикнул: - Фу!

И расчёски от тётенек отстали. - Место! - крикнул Доберман. И все расчёски на место улетели.

Доберман опять пальцами щёлкнул - и откуда-то из ящиков ножницы выскочили! Несколько штук. - Фас! - крикнул Доберман.

И ножницы стали тётенек подстригать.

Тут пронзительно телефон зазвонил. - Да! - сказал Доберман. - Да, шеф! Не волнуйтесь, всё в порядке! Да. Как раз сейчас отстригаем умные мысли. Конечно, шеф. Наш банк мозгов пополняется! Ещё два-три сеанса, и эти милые барышни станут совсем безмозглыми! Зато мы очень, очень обогатимся! Сосканируем волосы - все их мысли и просмотрим! Среди этих дам есть кандидат наук, профессорша, две предпринимательницы и одна - директор банка! Шеф! Директор банка! Вы понимаете?! Все компьютерные пароли, все счета!.. Ладно, шеф, закругляюсь, а то как бы не переусердствовать. Сделать их идиотками за один сеанс - это слишком! - Фу! - свирепо крикнул Доберман своим верным ножницам. Они виновато лязгнули и улетели. - К ноге! - рявкнул Доберман, и из угла выскочила взлохмаченная щётка, а за нею, шаркая, приплёлся старенький железный совок. - Слу-ужить!

И щётка, виляя хвостиком, принялась собирать в совок отстриженные волосы. - Место! - Вертлявая щётка убежала, а старый совок, железно погромыхивая, потащился куда-то относить волосы с отрезанными мыслями.

Тут Тамарочка решила посмотреть, куда же уносят отрезанные мысли. Она стала выбираться из своего укрытия и нечаянно зацепила какой-то столик. Столик с грохотом упал.

Мастер Доберман мгновенно подлетел к Тамарочке и больно схватил её своими длинными пальцами. - Ты что здесь делаешь?! - прошипел он с ядовитой улыбкой. - Я маму жду! - отчаянно выкрикнула Тамарочка. - Да, - оскалился жёлтыми зубами парикмахер,

Добрый мастер Доберман

Подстригальщик ваших мам!

- Угу! Айболит нашёлся! - тихо пробурчала Тамарочка. Она вырвалась из цепких пальцев Добермана и выскочила на улицу, в солнечный свет. - Даже в рифму сочинить не может! - возмущалась она, стоя на улице за деревом. - Я и то лучше придумала:

Страшен мастер Доберман.

На лице его обман.

Он в один ужасный миг

Маме все мозги отстриг!

Вскоре из парикмахерской стали выходить подстриженные тётеньки. Все они шли медленно, покачиваясь, точно во сне! Последней шла Тамарочкина мама. Глаза её были полузакрыты. - Мама! Мама! - закричала Тамарочка. Этот мастер - никакой не Доберман, он Злоерман самый настоящий! Эники-беники! - ответила мама. - Съели вареники. Ты обедала сегодня? Обедала! Мама! Не ходи сюда! - Что ты ела? Огурцы-молодцы-холодцы? Или оладьи-мармеладьи? - Мама! - Покроется небо пылинками звёзд! - запела мама. - Кстати, ты пыль с пианино вытерла?..

Когда папа пришёл домой, он просто ахнул: - Что это за испуганный дикобраз? - Это мама причёску сделала! - сообщила Тамарочка. - Ой, мамочки! - простонал папа. - Дорогая, тебе что, с волосами и мозги отстригли? Папа! - обрадовалась Тамарочка. - Как ты догадался? - О чём? - Ну, о мозгах! - Да это по причёске видно! - Папа! Это очень серьёзно! - и Тамарочка всё папе рассказала, а папа у них был оперуполномоченным из уголовного розыска. Вызвал папа ОМОН, и поехали они вместе с ОМОНом и с Тамарочкой Добермана ловить. Приехали в тупик, к желтому домику. Постучала Тамарочка в маленькую коричневую дверь. Оттуда её спрашивают: - Вы к кому? - Я к мастеру Доберману. Стричься. - Проходите.

Ну, тут, конечно, омоновцы в зал влетели: - Всем лежать! Руки на голову!

Схватили Добермана. А Доберман кричит: - Фас!

И на омоновцев из всех углов и ножницы, и расчёски, и мётла - ка-ак бросятся! Но омоновцы у нас вооружённые и обученные! Их такими парикмахерскими штучками не проймёшь! Скоро все эти расчёски-ножницы на полу валялись: скрученные, погнутые, переломанные. А метлу - приёмами каратэ в щепки разнесли.

Заплакал Доберман, заскулил. А омоновцы помещение обыскали, склад отстриженных волос с мыслями нашли. Их потом в специальную лабораторию сдали и париков из них наделали: для глупых. Чтобы глупые от этих париков ума поднабрались. Выставили на продажу. Только покупать парики никто не пришёл: ведь никто же себя глупым не считает!

Полнолуние в изоляторе

Девочка Лена поехала летом в лагерь. Очень она там без мамы скучала, а тут ещё и простудилась. Горло болит, глаза слезятся. Температуру замерили ахнули! И положили Лену в изолятор. А рядом с ней на соседних кроватях ещё Ира с Наташей оказались, а в уголочке - маленькая Людочка.

Вечером приходит медсестра, пожилая Агнесса Михайловна, и говорит:

- Люде буду горчичники ставить, Наташе - банки, Ире - в нос закапаю, а Лена пусть таблетку выпьет, чтобы температура упала и чтобы спать покрепче.

Взяла Лена таблетку в рот, а она такая горькая, ну такая горькая, что выпить её просто никак не возможно! Лена её незаметно выплюнула и за кровать бросила. Легла потихоньку, глаза закрыла, притворилась, что спит. Тем временем Агнесса Михайловна Людочке горчичник поставила, Наташе банку, одну почему-то, но большую, а Ире капель в нос закапала. И ушла. А Лена лежит себе, уже засыпать собралась, слышит: шипенье какое-то. Она глаза открыла, видит, над Людочкой какой-то дым или пар - непонятно. Встала Лена босиком, подходит к Людочке, смотрит, а у неё на груди - квадратная дырка насквозь. Это ей горчичник всю грудь и спину прожёг, до самой простыни! Лежит Людочка без движения: бледненькая и с дыркой! Ахнула Лена, не знает, что и делать. Вдруг слышит: сзади будто свист какой-то. Оглянулась и видит: Наташу всю, с головой и с ногами, в банку засасывает! Раз - и засосало! Оглянулась Лена на Иру, а у Иры нос вырос: длинный-длинный сделался и спиралью закрутился! И всё растёт! Растёт!

Страшно стало Лене. Побежала она за помощью - к Агнессе Михайловне. Бежит по коридору, а в окно луна светит - круглая, громадная! Подбежала Лена к Агнессиной комнате и слышит: - Ну вот и отметим мы полнолуние как следует! Ужасно смешно получится - четверо уродливых детишек: в банке, с дыркой, с носом и с ушами!

Замерла Лена от ужаса. Поняла она, что у неё самой от той таблетки уши должны были отрасти! - Гости наши обрадуются! - отвечает другой голос, писклявый. Такой голос у врача, Нины Алексеевны. - Вы, Агнесса Михайловна, пироги на столе разложили? А валерьянку по рюмочкам разлили? Ну и отлично! Покушаем, выпьем, на луну повоем и пойдём над заколдованными детьми посмеёмся!

Испугалась Лена да как помчится в сад, прямо босиком по мокрой траве. Забилась под куст, дрожит, плачет тихонько. И вдруг... - Что с тобой? тихий голос спрашивает. - Смотрит Лена, а перед ней - маленький мальчик, из прозрачного света. С крылышками. - Ты кто? - Лена спрашивает. - Я - садовый ангел. Я цветы охраняю, расти им помогаю: чтобы зёрнышки-семена прорастали, чтобы листья распускались - за всем слежу. Это моё хозяйство.

Рассказала Лена ангелу, что с ней случилось. Задумался садовый ангел, а потом говорит: - Да, неудачная сегодня ночь для доброго колдовства. В полнолуние все злые духи, все колдуны и ведьмы праздник свой празднуют. И всё же мы попробуем. Уж больно девчонок твоих жалко! Надо нам белую спаси-траву найти. Эта трава - специальная, ангельская. Она от всех бед, болезней, обид и несчастий - лучшая помощь. Ищи, Лена! Трава белая, и цветочки на ней мелкие, тоже беленькие.

Ползает Лена, ищет спаси-траву - нет нигде! А время идёт! - Вспомнил! - говорит садовый ангел. - За первым корпусом был целый кустик! Бежим туда!

Стали искать у первого корпуса - и там нет! - Да, - говорит ангел, похоже, готовились они к сегодняшней ночи: всю спаси-траву выпололи, вытоптали! - Тут вышла луна из-за тучки, круглая, белая, и стала видна одна маленькая травинка с белыми цветочками. - Вот! - обрадовался садовый ангел. - На трёх маленьких девочек этого хватит!

Помчались Лена и ангел обратно к изолятору. Смотрят: в дверь начальник лагеря входит. Лев Иванович его звали. И всё в нём, как обычно, всё, как всегда: и куртка, и джинсы, только сзади - хвостик с кисточкой качается. Испугалась Лена: - Как же мы мимо него прошмыгнём? - А мы - в окно! придумал садовый ангел. Взял он Лену за руки и над землёй поднял. Вроде он маленький, а какой сильный!

А девчонки все по своим кроватям лежат: Ира - с длинным носом, Людочка - с дыркой и Наташа - в банке. Стала Лена их спаси-травой растирать. И сразу всё на лад пошло: у Люды дырка зажила, у Иры нос сокращаться стал, а Наташа из банки вылезла. Вдруг слышат: за дверью вой! Это гости валерьянки выпили и на луну воют! И тут - шаги по коридору. - Скорее! - шепчет Лена. Скорее, пока они не пришли!

Повыпрыгивали девчонки в окошко и - в свой корпус, в свои кроватки!

А потом Лену мама домой забрала. Лена хотела попрощаться с садовым ангелом, но нигде его не нашла.

Зато теперь она в полнолуние из дома не выходит! Ну а когда что-нибудь случится, она знает средство! И вы тоже теперь это средство знаете! Если вдруг что - поищите ангельскую спаси-траву! Может, найдёте? Я вам этого очень желаю!

Бандитская рыбка

Одна девочка, Маша Синицына, купила в зоомагазине маленькую красненькую рыбку, с аквариумом. Принесла домой, на стол поставила в своей комнате. Вечером родители пришли. Стали ахать и охать - какая рыбка красавица. Потом все сели телевизор смотреть - сериал про ментов. А когда реклама была, папа пошёл красненькую рыбку покормить. Зашёл в комнату, протянул к аквариуму руку, а рыбка его - раз - и съела! Уж как такой большой папа в такой маленькой рыбке поместился, неизвестно. А только факт есть факт: съела рыбка папу!

Семья не заметила потери отца и телесериал посмотрела до конца.

После рекламы мама заходит в комнату, где аквариум. Хотела рыбку покормить, а рыбка её тоже - раз - и съела!

Осталась Маша сиротой! Только она ещё этого не знала. Заходит она в комнату, рыбку покормить (она ж не догадывалась, что рыбка уже перекусила!).

Рыбка разинула рот, чтобы и Машу съесть. Маша смотрит, а во рту у рыбки - её мама и папа! Отскочила Маша и ка-ак из дому помчится! На ходу куртку только схватила и - на улицу! Хорошо хоть в куртке, в кармане, ключи лежали, а то Маша потом и в квартиру бы не попала! Идёт Маша по улице грустная-прегрустная, в куртке и в тапочках. И тут навстречу ей - добрая старушка. - Что ты, девочка, по улице раздетая ходишь? Пойдём ко мне погреешься.

Но Маша-то не знала, добрая это старушка или злая. "Вдруг, - думает, у неё дома - целая стая таких прожорливых рыбок!" - Нет, - отвечает Маша. Спасибо вам, конечно, да только я дальше так погуляю. - У тебя неприятности, - сказала добрая старушка. - Я вижу! - Да, - говорит Маша. Я сегодня пару получила по биологии.

А про себя подумала: "Зачем я какой-то чужой незнакомой бабке буду про свою личную жизнь сообщать?" - Я не бабка! - обиделась старушка (видно, она запросто мысли читала!). - И двойка твоя - это всё ерунда. У тебя одна бандитская рыбка всех родственников поела. Оттого ты и грустная. - Извините меня, - говорит Маша. - Я вас обидеть не хотела. Только я совсем не знаю, что теперь делать.

И заплакала. - Что ж, будем твоих родителей выручать, пока они в рыбином желудке перевариться не успели.

И пошли Маша со старушкой к Маше домой. Вообще-то незнакомых людей лучше к себе домой не водить: вдруг своруют что-нибудь! Но Маше терять было нечего: раз родителей съели...

Пришли Маша со старушкой вы комнату, а красная рыбка... раз - и съела старушку! Заревела Маша и бегом на кухню бросилась. Сидит - плачет.

И тут - звонок телефонный! - Алё! Маша! Это я, папа! Я тебе из рыбы звоню. По мобильному. Ну да, у старушки твоей свежесъеденной, мобильный оказался! Ты не волнуйся! Мы живы пока! Я тут диверсионный взрыв готовлю, может, рыба лопнет... - Маша! Это мама! - вырвала трубку мама. - Я рыбу брошкой в живот колю - может, она нас выплюнет. Ты не переживай! Мы скоро дома будем! - Маша! - взяла трубку свежесъеденная старушка. - Я сейчас аисту знакомому позвоню. Его Феликс зовут. Ты ему дверь открой, хорошо? Ладно, кончаю говорить, а то за связь платить дорого.

Повесила Маша трубку, и тут в дверь позвонили. - Кто это? - Маша спрашивает. - Феликс, - отвечают.

И входит настоящий аист, белый, с чёрными крыльями и красными длинными ногами. А на носу его длинном - маленькие чёрные очки. Учёный, видать, аист.

Подошёл Феликс к бандитской рыбке, взял её аккуратно за хвостик и ка-ак тряханёт! Рыбка свой бандитский ротик распахнула, и из него благополучно вывалились папа, мама и старушка. Феликс ещё раз рыбку встряхнул: мало ли кто ещё в ней завалялся?! Но никто из рыбки больше не выпал. Наверное, все переварились уже. И тогда Феликс рыбку проглотил. Но тут - новое чудо! Феликс из аиста внезапно в мальчика превратился. Очень симпатичный мальчик вышел, лет тринадцати примерно.

Тут-то и выяснилось, что в раннем детстве Феликса сосед заколдовал, и как раз бандитской этой рыбки для расколдовывания не хватало.

Папа посмотрел на Феликса и тихонько сказал маме: - Может, усыновим его? Всё же он наш спаситель!

А Маша сказала: - Не надо! Пусть его старушка усыновляет. Лучше я за него потом замуж выйду!

Смертельная штора

Это случилось в одной школе. Пошли пятиклассники в актовый зал сказку репетировать, "Красную шапочку".

Всё отрепетировали и собрались домой идти. И учительница Арина Николаевна домой пошла - сына Вовочку кормить. Майонезом "Кальве", наверное. А пятиклассники решили остаться - в прятки играть. Вот мальчик Костя спрятался за серой шторой и стоит тихо. А штора-то оказалась не простая, а смертельная. Она - раз - и придушила Костю! Подошла Женя Курятина - она водящая была. Видит - под серой шторой - Костины ноги. Выходи! - говорит, - я тебя вижу!

А Костя не выходит. Она - опять: - Выходи!

А Костя снова не выходит. Она - в третий раз: - Выходи!

Заглянула за штору, а Костя задушенный лежит.

Не успела Женя Курятина даже вскрикнуть, как вдруг штора её со всех сторон завернула и тоже задушила.

Потом Витя Малоежкин решил в этом же месте спрятаться. Штора его - раз - и задушила. И зачем задушила? Может быть, ей витаминов не хватало?

Ира Мармеладкина хотела домой идти, стала Женю Курятину искать. Увидела - сапожок из-под шторы торчит. Сунула голову под штору и... Ну вы знаете, что было.

Вечером пришла уборщица тётя Даша полы мыть. Стала под шторой шваброй елозить и вымела оттуда целую кучку пятиклассников. - Ой, мамочки! воскликнула тётя Даша. - Вот что на свете творится!

Взмахнула она шваброй, дунула, плюнула - пятиклассники ожили, отряхнулись и домой пошли. А всё почему? А всё потому, что тётя Даша случайно волшебницей оказалась. А не оказалась бы - что ж тогда?..

На следующей неделе снова пришла тётя Даша актовый зал убирать, сунулась под серую штору, а там учительница химии, учитель физики и завуч младших классов. И тоже - удушенные. Их, между прочим, уже три дня как на работе не было! Оказывается, они так здесь и лежали! Ахнула тётя Даша, покачала головой, дунула, плюнула... Учителя ожили, с пола поднялись с серьёзными лицами, вежливо тёте Даше кивнули и чинно по своим делам отправились, Словно это не они пыльной кучкой под шторой валялись! - Что-то тут не так! - догадалась тётя Даша. - Каждый раз - покойнички и всё - на одном и том же месте!

Взяла она своё ведро, в котором тряпку мыла, наклонилась над ним и говорит:

Егорушки, пригорушки,

Болтушки, разговорушки,

Оладушки, мокрушки,

Ведрушки, показушки!

Вода в ведре заколыхалась, и в ней вдруг всё видно стало: как штора окружающих душила. - Ёлки зелёные! - возмутилась тётя Даша.

И, гремя вёдрами, отправилась к директору. - Надо бы шторы в актовом зале заменить, - сказала она с порога.

Директор, Борис Дмитриевич, почему-то помрачнел, губы поджал и сказал:

- Занимайтесь своим делом!

Но тётя Даша не сдалась: - Эти шторы портят лицо школы. Они ветхие, старомодные и безвкусные. - Эти шторы, - ответил директор, - улучшают лицо школы. Мы их месяц назад купили. За большие деньги, между прочим. Мойте себе полы, а то я вас уволю!

Вышла тётя Даша из кабинета директорского, наклонилась над ведром с водой и опять:

Егорушки, пригорушки,

Болтушки, разговорушки,

Оладушки, мокрушки,

Ведрушки, показушки!

И видит в ведре, что сидит директор в своём кабинете и колдует! А шторы не сами по себе школьный народ удушают, а по директорскому повелению! Вот как! Зачем он это делал? Да так, от злости просто! До того ему учителя и дети опостылели, что он готов был их передушить и по одному, и всех вместе!

Почесала тётя Даша в затылке и придумала вот что. Вбегает она в кабинет директора и кричит: - Ой, беда! Ой, ЧП в школе! Ой, Борис Дмитриевич! Скорее! Скорее! - хватает директора за руку и тащит в актовый зал. - Смотрите, смотрите! - и под штору указывает.

Директор голову под штору сунул - она его и задушила.

А тётя Даша дуть и плевать больше не стала. И штору ту смертельную сняли и на тряпки пустили. А вместо неё зелёненькую шёлковую занавесочку повесили.

Злодейские микробы

Или

Как родилась эпидемия

Однажды Иннокентий Иннокентьевич Козявкин проснулся утром и почувствовал, что глотать ему больно, на свет смотреть - неприятно, а нос совершенно отказывается дышать. Господин Козявкин встал босыми ногами на пол и ощутил, что где-то внутри его бедной головы противно гудит, и ещё к тому же кости болят то в коленках, то в локтях.

- Кажется, я заболел, - догадался господин Козявкин. Он позвонил своему знакомому доктору Пупыркину.

- Это грипп! Сейчас же ложись в постель и пей побольше чаю с малиной и с лимоном, - велел доктор Пупыркин. - На работу не ходи! Слышишь, Кеша? Ни в коем случае не ходи!

Господин Козявкин сел на кровать и стал думать о своей жизни. Думать у него получилось стихами.

Ну как я могу не ходить на работу?

Пускай я чуть-чуть простудился в субботу,

Но кто без меня там напишет отчёт?

А дома и время скучнее течёт!

Он снова встал и принялся одеваться. Даже в троллейбусе, вытирая рукавом нос, он бормотал:

Нет, как бы я мог не пойти на работу?

Хоть я промочил свои ноги в субботу,

Никто не напишет отчёт за меня.

Нет, я без работы не мыслю не дня!

В этом же троллейбусе ехал сосед Козявкина - пятиклассник Слава Коробочкин. Иннокентий Иннокентьевич посмотрел на Славку и сочинил такой стих:

В троллейбусе ехал Коробочкин Славка.

Конечно, в троллейбусе жуткая давка,

Но некогда в школу тащиться пешком

И так он едва прибежит со звонком.

Пока Иннокентий Иннокентьевич сочинял, Славка начал протискиваться к выходу. Он пролез под локтем у дяди с чемоданом, протиснулся между тётей в мохнатой шапке и тётей с большим меховым воротником и упёрся головой в Иннокентия Иннокентьевича.

- Дяденька, вы выходить будете? - жалобно спросил Славка. Иннокентий Иннокентьевич хотел ответить "Да!", но неожиданно для себя громко чихнул, а в голове его как-то сами по себе сложились такие стихи:

Тут к выходу путь завершается Славкин,

Поскольку стоит перед Славкой Козявкин.

- Выходите, дяденька, вы или нет?

На Славку Козявкин чихает в ответ.

- Ах, какой я молодец, как здорово я придумал - обрадовался Козявкин. - Хорошо, что я все же не остался дома.

Но на самом деле он совсем не был молодцом, а вовсе даже наоборот, потому что, когда он чихнул, у него изо рта и из носа вылетели невидимые, но ужасно зловредные микробы. Эти микробы всегда вылетают на парашютах, как десантники, а потом залезают в раскрытые рты ко всем вокруг, забираются по-пластунски в горло и там топают ногами, разводят костры, устраивают поджоги, взрывы и другие диверсии. И от этой злостной деятельности у совсем здорового человека вдруг болит горло и начинается кашель. В носу микробы-лазутчики устраивают извержение сопливого вулкана. А в голове учиняют первобытные пляски и бьют в барабаны (эти барабаны называются там-тамы). От костров у человека поднимается температура. Вот так начинается грипп. Но микробы-диверсанты, заразив одного человека, продумывают новую операцию по заражению остальных. Они готовят свои парашюты, сделанные из очень заразной слюны, и устраивают взрыв. От взрыва несчастный больной чихает, микробы вылетают и летят дальше - ищут раскрытые рты. Правда, бывает, что несчастный больной, чихая, закрывает рот платком. Тут-то подлые микробы попадают в плен и уже никуда не летят. Но, к сожалению, господин Козявкин платок с собой никуда не носил. И, когда он сурово чихнул на Славку Коробочкина, изо рта господина Козявкина вылетели на парашютах невидимые микробы и запели свою разбойничью песню:

Мы - грозные микробы,

Серьёзные микробы,

Мы здесь летаем, чтобы

Пробраться к вам на нёбо

Пусть горло заболит,

Пусть будет бледный вид.

И злодеи - лазутчики сразу вдохнулись в открытый Славкин рот, а ещё в открытые рты остальных пассажиров и сразу развернули там свою ужасную трудовую деятельность, напевая:

Теперь мы поселимся в горле у Славки,

А также у тётки в смешной безрукавке.

Ещё мы поселимся в дяде Иване,

Который подарки везёт в чемодане.

Ещё мы поселимся в тёте Карине

В нарядной такой меховой пелерине,

Вдохнёт нас студентик совсем молодой,

Вдохнёт нас дедок пожилой, с бородой,

Вдохнут нас и Паша, и Саша, и Маша,

И тетя Наташа и бабушка Глаша,

Вдохнет дядя Яша, вдохнет тетя Даша.

Их горла - теперь территория наша!

Мы - злобные микробы,

Полны микробы злобы.

Цель нашей жизни - чтобы

Весь город заболел.

А после - околел!

Но господин Козявкин этой ужасной песни не услышал. Он просто вышел из троллейбуса и поплёлся на работу. Пассажиры с микробами внутри поехали по своим делам, а Славка, наполненный микробами до самой макушки, помчался в школу.

А микробы-то не дремали! Они уже разжигали костры, носили хворост, рыли ямки, топали ногами! И всё это в горле! В живом человеческом горле!

На работе Козявкину не работалось: голова болела, и перед глазами всё кружилось. Сослуживцы жалели Козявкина и поили его чаем, а он благодарно на них чихал и думал:

Какие же милые, славные женщины

Нас окружают,

Нас уважают,

Нас обижают

(Тьфу, это не то!)

Инна Андреевна, Ольга Евсеевна,

Зоя Авдеевна, Нина Сергеевна,

Анна Даниловна, Дарья Кирилловна,

И ещё - Наталья Валентиновна Мандаринова, - добавил он уже не в рифму.

А между тем изо рта у него вылетали злодейские микробы на парашютах из очень заразной слюны. Они вылетали и пели:

В рот пробираемся к Анне Даниловне,

В рот пробираемся к Дарье Кирилловне,

К Инне Андреевне, к Ольге Евсеевне,

К Зое Авдеевне, к Нине Сергеевне.

И ещё - к Наталье Валентиновне Мандариновой

Ура, ура, микробчики, какое наслаждение:

Охватит бедный город эпидемия!

(Эпидемия - это когда все друг от друга заразились и болеют одной болезнью вместе).

И в самом деле эпидемия началась.

Заболели все, кто ехал с Козявкиным в одном троллейбусе: заболел дядя Иван и все его несчастные дети, которым он вёз подарки в чемодане, заболела бедная тётя Карина и её муж, разнесчастный дядя Семён. Заболели Саша, Маша, Паша и все остальные. И тётя в смешной безрукавке тоже проснулась с температурой на следующее утро. Но она работала уборщицей в мэрии.

Если я останусь тут,

Они там грязью зарастут,

подумала она и поехала на работу, приговаривая:

- Чистым-чистым станет мэр

Мэрам всем другим пример.

Хотя от её стараний чистым становился всё-таки не мэр, а пол.

Когда заразная тётя тёрла его шваброй, приехал мэр и вежливо сказал ей:

- Здравствуйте!

- Апчхи! - вежливо ответила тётя в смешной безрукавке. И микробы на парашютах радостно полетели в рот к мэру. И в горле у мэра они кричали своё победное ура, подпрыгивали, приплясывали и маршировали.

Назавтра вся мерия опустела.

А что же Славка Коробочкин? Утром он пожаловался маме, что у него болит голова и течёт нос. Но мама Коробочкина неумолимо отвечала:

Ты всё притворяешься, хитрый мой сын,

Задумал ты дома остаться один,

Ты, видно, решил в холодильник забраться

И торта вчерашнего там обожраться.

Прогульщиков я презираю ужасно

Вперед, на урок! И не ной - всё напрасно!

В школе Славку клонило в сон. Из глаз бежали слёзные ручейки, а в носу извергался сопливый вулкан.

От Славки заразился учитель Дмитрий Петрович. На следующий день он тоже задумался, надо ли ему идти на работу.

Ах, голова моя развалится от боли!

Но кто меня сейчас заменит в школе?

Останутся дети мои дураками:

Я знаний лишу их своими руками!

- подумал он и поехал в школу.

От учителя Дмитрия Петровича заразился весь пятый "Б", шестой "А", половина седьмого "Г", директор, завуч, учительница химии и учительница географии.

Эпидемия разрасталась. Она принимала ужасающие размеры, и врачи города били тревогу!

Вот уже на работу не пришли Зоя Авдеевна, Нина Сергеевна, Ольга Евсеевна, Инна Андреевна, Дарья Кирилловна и Анна Даниловна. То-то радовались микробы-диверсанты!

А что же Наталья Валентиновна Мандаринова? У неё тоже поднялась температура и разболелось горло. А от неё злобные микробы перебрались к её маленькому сыночку Серёженьке. И он очень тяжело заболел. У него была такая высокая температура, что доктор Пупыркин на скорой помощи приезжал к нему несколько раз за ночь и даже хотел забрать его в больницу.

- Если температуру не удастся сбить, то у ребёнка могут быть судороги, - сказал доктор.

Наталья Витальевна плакала. Доктор дал Серёженьке таблетку, и ему стало немножко лучше. Таблетка, как бомба, свалилась на ужасных микробов и половину из них передавила! Под утро температура стала поменьше, мальчик заснул, и доктор Пупыркин уехал, пообещав вечером заехать снова.

Но Иннокентий Иннокентьевич Козявкин обо всём этом не знал. Он тоже лежал дома с высокой температурой. Ему было ужасно нехорошо. Микробы, радостно напевая, устраивали два подкопа из козявкинского горла: в правое ухо, а потом - в левое! И уши, конечно, заболели! В них что-то стреляло. Это взрывались мины, заложенные микробами.

Иннокентий Иннокентьевич вызвал доктора Пупыркина.

- Почему ты не послушался меня и больной пошёл на работу?! - гремел доктор Пупыркин. - Вот - получил осложнение. Лечи теперь свои уши и валяйся в постели лишнюю неделю! Но если тебе себя не жалко, других бы пожалел! Ты знаешь, сколько народу ты заразил?! А маленький Серёженька, сынок Натальи Витальевны, чуть не умер сегодня ночью!

Господин Козявкин плакал, вытирая слёзы кулаком. Ему было очень стыдно. И он обещал доктору, что если он ещё заболеет, то обязательно будет лечиться дома.

- Послушай, а как же ты сам не заразился? - вдруг спросил он у Пупыркина. - Ты же ездил ко всем больным!

- А я нос и рот завязывал специальной маской из четырёх слоёв марли. Через такую маску и через носовой платок злобные микробы пролезть не могут.

- Я обещаю чихать только в платок! Клянусь! - сказал Иннокентий Иннокентьевич и ударил себя кулаком в грудь.

И в самом деле, как только Козявкин поправился, он отправился в магазин и купил себе много-много носовых платков.

Обморочная ручка

Мальчику Сашке Карлушкину дядя Коля подарил на день рождения ручку. Ручка была очень заграничная: из каких-то ужасно дальних стран, просто до того дальних, что и неизвестно даже, где такие находятся. И ручка поэтому была совершенно необычная: с одной стороны торчал стержень - ну чтобы писать, а с другой стороны было сделано чьё-то маленькое морщинистое личико. - Это какой-то местный божок, - объяснил дядя Коля, который только что путешествовал по этой самой дальней стране. - Он тебя защищать будет.

Сашка решил, что в школе защищать его можно разве что от учительницы математики Надежды Ивановны. Остальных он и так не боится. А Надежда Ивановна двойки ставит всем вокруг - по двадцать штук в день! И ещё всякие неприятные гадости говорит! Так что, подумав, Сашка ручку в школу всё-таки взял.

Приходит на математику, а там - контрольная! Вот это да! А Сашка ничего и не учил! Назло противной Надежде Ивановне. Смотрит он первое задание - не знает, как делать, второе - тоже не знает, а третье - и вовсе самое сложное. И Надежда Ивановна ещё над ухом зудит: - Что это ты, Карлушкин, приуныл? А? Ты, Карлушкин, небось, ничегошеньки не учил? Тебя, Карлушкин, конечно, пора на второй год оставлять? - Я учил! - крикнул отчаянно Сашка.

Сдавил он пальцами свою новую ручку и принялся писать: "Контрольная работа. 1 вариант".

И тут ручка мордочку свою морщинистую скривила, ухмыльнулась, подмигнула Сашке и противненько так хихикнула. - Сейчас, - говорит, защищать тебя буду! Доверься мне. - Хорошо! - шепчет Сашка. - Доверюсь. Ничего мне больше и не остаётся. Не учил я. - Я сама всё напишу! хихикнула ручка.

И ка-ак начала писать! И пишет, и пишет, и пишет! Сашка сидит и радуется. В окно даже загляделся: там две старушки поругались, чуть не подрались даже.

И тут совсем неожиданно Надежда Ивановна подкралась сзади да как схватит тетрадку! Заглянула в неё да как закричит ужасным голосом. Плюх! И в обморок упала. Все вокруг стали её тормошить, в чувство приводить - не приходит в себя Надежда Ивановна. Прибежала завуч Инна Ильинична. В тетрадку Карлушкина заглянула... Шлёп - и тоже в обморок! Приехала скорая. Математичку и завуча погрузили в машину и увезли. А Сашку Карлушкина к директору вызвали. Директор в Сашкину тетрадь посмотрел... И закричал так, что у Сашки мурашки по телу побежали. Покричал директор немножко и тоже в обморок грохнулся. А ручка в Сашкином кармане опять противненько хихикает:

- Хи-хи-хи! Так им и надо. Не станут больше Сашеньку обижать!

Идёт Сашка домой и думает: - Что же там такое написано, в тетрадке моей? Может, там какое-то гениальное решение задачки, до которого учёные пока не додумались? Может, они от удивления и восторга в обморок грохнулись? Так чего ж они тогда так кошмарно кричали? А может, там написано: "Надежда Ивановна - дура!"? Тогда чего ж им падать? Меня вот Хитров вообще бараном облезлым обозвал. А я - ничего! Здоровёхонек!

Пришёл Сашка домой, сел телевизор смотреть. Тут папа с работы приехал. - Домашнее задание сделал? - Сашку спрашивает. - Не-а. Не успел ещё! Ну-ка быстро за уроки!

Сел Сашка за уроки. И тут ручка опять своё личико сморщила ехидно и хихикает: - Вот сейчас тебе влетит! Ты же по математике ничего не знаешь! Да! - испугался Сашка. - Влетит мне. - И с собой на рыбалку папа тебя не возьмёт! - Ох, не возьмёт! - Сашка обхватил руками голову и вздохнул. Помогу тебе! - снова хихикнула ручка. И принялась писать.

Сашка и охнуть не успел, заглянуть даже, что там такое, а тут входит папа. Взял тетрадку, посмотрел, закричал ужасным голосом ... И в обморок упал. - Как же это так, - задумался Сашка. - Если папа так и будет в обмороке лежать, с кем же я на рыбалку поеду?!

Тут слышит, ключ в замке поворачивается - мама идёт. - Так, - думает Сашка, - если сейчас и мама в обморок грохнется, то кто же ужин приготовит? Ведь я голодным останусь! Ну спасибо, ручка, ну защитила! Из школы меня, наверное, выгонят, на рыбалку я уже не иду, ужин теперь тоже под вопросом!

А личико на ручке в ответ опять кривляется и хихикает.

Взял Сашка ручку свою заграничную и в окошко выбросил. А тетрадки в дальний-предальний ящик спрятал.

Мама вошла, стала папе искусственное дыхание делать. Папа раз - и пришёл в себя. И что самое удивительное - про Сашкину домашнюю работу не вспомнил! И в школе тоже никто ничего не сказал. И Сашка эту историю скоро уже почти забыл. Только в дом напротив что-то скорая зачастила. Чуть не каждый день ездит. Но, может, это просто совпадение?!

Шорохи и всхлипы

У девочки Анюты Морозкиной мама и папа уехали отдыхать на юг. А Анюту отправили к дедушке в деревню. Звали Аниного дедушку Укроп Поликарпович.

Вот утром Встаёт Анюта и видит: дедушки - нет! Анюта - в кухню: дедушки нет! Анюта - в сени: дедушки нет!

Анюта - в кладовку: и там дедушки Укропа Поликарповича нету тоже! Страшно стало Анюте: а что если дедушку инопланетяне унесли? Или может его какой-нибудь страшный оборотень в лесу съел? Или может в огород ужасная зелёная тля залетела, облепила дедушку Укропа Поликарповича и все жизненные соки из него выпила? И лежит дедушка в огороде без всяких соков, весь выпитый. А может дедушку злые птицы-сойки насмерть заклевали? Или русалки в омут затащили? Села Анюта и стала плакать.

И тут под лавкой - шур-шур - зашуршал кто-то. - Дедушка, это ты? закричала Анюта. А из-под лавки - ни звука. Анюта заглянула под лавку, а там - нет никого! - Показалось, наверное! - решила Анюта.

Села она за стол - молока попить, а под лавкой снова - шур-шур и вдруг вздохул кто-то: - Охо-хо-хо-хо! - А-а-а-а! - сдавленным голосом захныкала Анюта. Глянула исподтишка - никого под лавкой! Никогошеньки! А голос - уже под печкой. Словно бормочет под нос себе невнятное что-то. Поджала Анюта ноги, на пол ступить боится. Сидела, сидела, уж и коленки заболели, и в пятках словно иголками закололо, а дедушки всё нет! И тут в сенях - снова голос: - Эхе-хе-хе-хе! - А-а-а-а! - заорала Анюта изо всех своих девчачьих сил! И как бросится вон из комнаты. И в сенях как налетит на что-то!.. И это что-то как свалится на пол! - А-а-а-а! - опять закричала Анюта, и что-то, которое упало, тоже как закричит! Смотрит Анюта и видит: сидит на полу... Её дедушка, Укроп Поликарпович, ушибленное место потирает и говорит: - Что ты, Нюра, носишься, как сумасшедшая? Чуть не убила меня! Будешь так бегать - совсем без дедушки останешься!

А Анюта заплакала, От того, что страх кончился, и от радости, что дедушка вернулся.

Укроп Поликарпович поднялся с пола, отряхнулся, потёр ещё раз ушибленное место и стал рассказывать. - Знаешь ли, Нюра, что со мной сейчас приключилось?

Хотела Анюта ответить, но только слёзы всё текут и текут, говорить мешают. Помотала головой, мол, нет, не знаю. - Иду я сейчас по полю, рассказывает дедушка, - и слышу: стонет кто-то. Гляжу, в пшенице, меж колосьев, голый старик лежит. Я думал, ограбили его. А он лежит и жалобно так стонет. "Помочь тебе чем?" - спрашиваю. А он в ответ: "Придёшь домой скажи своему домовому, что полевой помирает!"

Не успел Укроп Поликарпович эти слова произнести, как дверь входная сама собой распахнулась и хлопнула, будто кто-то из дому выскочил. - А-а-а! - вскрикнула Анюта. - Побежал, - сказал дедушка. - Может, успеет ещё. - КТО побежал? - в ужасе прошептала Анюта. - Домовой. Ворчун мой подпечный. Он однажды к лешему так бегал. Всех кур во дворе распугал!

Вечером, когда уже стемнело, и Аня с дедом, напившись чаю, собирались спать, дверь снова распахнулась и хлопнула. Под печкой снова раздалось шуршание и тихие всхлипы. - Ну вот, переживает! - посочувствовал домовому Укроп Поликарпович. - Жаль его. Он добрый. Он мне - заместо кошки. Как Тишка-кот подох, так домовик и завёлся. Мы с тобой ему сейчас колбаски отрежем.

Аня на цыпочках боязливо спустилась на пол, положила за печку кусочек колбасы и шёпотом произнесла:

- Кушай, домовуша, кушай, милый. Ты меня не бойся. Не обижу.

Лошадиная голова

Девочка Ира Коткова однажды заболела ангиной. И осталась дома совершенно одна. Родители её ушли на работу, но обещали звонить и спрашивать про её здоровье.

Села Ира телевизор смотреть. Там как раз передача "В мире животных" шла. И какой-то умный дядечка в очках рассказывал про лошадей: - Недавно на юге северо-азиатского региона, - говорил дядечка, - в результате клонирования* был выведен редкий необычайный вид лошади - лошадиная голова. У этой лошади почти совсем отсутствуют ноги, хвост, туловище и шея. Есть только голова. На копытцах. Лошадиная голова отличается удивительной прожорливостью... Э-э-э... То есть хорошим аппетитом. Она ест всё, что попадается ей под руку... То есть, конечно, руки у неё тоже нет... Она ест всё, что попадается ей под нос. Понюхает и съест! Понюхает и съест! Ай-яй-яй! - всплеснул руками ведущий передачи Николай Николаевич. - Что же она ест? - Всё!!! - воскликнул умный дядечка, и его глаза за очками стали совсем круглыми и какими-то испуганными. - Сначала она съела все пробирки в лаборатории, где её вывели. Потом съела стол, потом - стул, потом лаборанта! Потом - белый халат лаборанта, потом - его ботинки, потом облизала стены и ушла. - Куда ушла? - спросил Николай Николаевич. - На улицу! - огорчённо воскликнул умный дядечка. - А по дороге она съела вахтёршу! Наш профессор Фанатиков хотел изловить лошадиную голову, он вызвал пожарную машину и рыболовную службу города - с сетями. Но эта гадость... То есть этот редкий экземпляр лошадки... Прорва эта... Сожрала сети, пожарную машину вместе с лестницей и новую модную куртку профессора. К счастью, сам профессор успел из куртки выпрыгнуть! - Какой кошмар! покачал головой Николай Николаевич. - Самое неприятное, что её так и не удалось поймать! - сообщил дядечка в очках. - Она путешествует по городам и сёлам нашей страны и пожирает всё на своём пути! В августе её видели в деревне Верхние Пятки. Там она съела козу и весь урожай свёклы. Через две недели лошадиная голова объявилась в селе Нижние Подмышки. Там было съедено четыре кошки, стог сена и библиотека со всеми книгами. - Библиотека? удивился Николай Николаевич. - Да! А в городке Масюткино, Лисюткинской области, лошадиная голова пробралась в торговый центр и съела все джинсы вместе с продавцом Александром Сороконожкиным. Впрочем, в отделении милиции предполагают, что Сороконожкин жив, и что он просто скрылся со всеми джинсами. - Удивительное явление! - согласился Николай Николаевич.

Умный дядечка заёрзал в кресле: - Я хочу предупредить наших телезрителей, что по нашей стране ходит опасная лошадиная голова. Она может заходить в квартиры! Она может есть предметы, животных и даже людей! Как её остановить, неизвестно. Где она сейчас, неизвестно тоже. - Уважаемые телезрители! - сказал Николай Николаевич. - Будьте осторожны! Не открывайте двери незнакомым людям, а если увидите лошадиную голову, звоните 01, 02 и 03! До свидания.

Ира выключила телевизор и забралась на кровать - под одеяло. И тут затрезвонил телефон. Это звонила Аня Морозкина, которая тоже болела ангиной. - Ты слышала? По улицам ходит лошадиная голова! Мой дедушка звонил из деревни. У них она уже побывала! Съела корову, забор и баньку у бабы Тоси. Хотела ещё поросёнка съесть, но её отогнали.

Ира услышала это и задрожала. - А сегодня наша соседка видела лошадиную голову в супермаркете, в отделе игрушек. Она там меховых медведей ела.

Ира повесила трубку и зажгла свет.

Тут позвонила баба Люда. - Ирочка! Ты дома? Никому не открывай! Говорят, по подъездам лошадиная голова ходит! В доме напротив её видели! Ирка! - позвонила Тамара Камышова. - Что сегодня в школе было! В канцелярию лошадиная голова влезла. Директрису напугала! И секретаршу! В раздевалке шубу химичкину съела. И как только не отравилась? Нас всех на крышу вывели, а в лошадиную голову из огнетушителя пеной пуляли. Физик и физрук. Лошадиная голова пены этой наглоталась! А потом плюнула в них пеной и ушла!

Чтобы успокоиться, Ира включила радио и слышит: - Будьте внимательны! На улицах города, в подъездах и в подвалах, в метро и в автобусе вы вполне можете повстречать лошадиную голову!..

Ира скорее выключила радио, взялась было за книжку - стихи почитать, открывает, а там:

Я люблю свою лошадку,

Причешу ей шёрстку гладко...

Ира вздрогнула и отбросила книжку. И тут в дверь постучали. Ира затихла и забилась в уголок. Тогда в дверь начали стучать всё сильнее и сильнее. Ира изо всех сил сжала кулачки и с надеждой смотрела на дверь. Но дверь не выдержала. Она слетела с петель. И тут Ира увидела... Собачий хвост! Один только хвост, без лап, без тела, а главное - без пасти и зубов! Это Иру немного утешило: раз зубов нет, то и кусать нечем! К тому же собачий хвост вилял хвостом! - Я хозяина ищу! - жалобно сказал собачий хвост. - Я тебе случайно не нужен? - Мне мама не разрешит! - сурово ответила Ира. - Ну вот, - ещё жалобнее сказал собачий хвост. - Все вы так: "Мама не разрешит! Мама не разрешит!" А я так одинок! Мне так нужен кто-то. - И папа тоже не разрешит! - осмелела Ира. - У-у-у-у-у! - заскулил собачий хвост. - Какие вы вредные! А я бы тебя защищал! И ты бы дома не боялась, когда одна.

Ира задумалась. - Хорошо, - серьёзно сказала она. - Я поговорю с родителями. - А это идея! - хохотнул папа, когда увидел собачий хвост. Его ведь, наверное, и кормить не надо! - И выгуливать! - добавила Ира. Ладно уж, пусть охраняет, - разрешила мама и с опаской погладила собачий хвост. Хвост завилял и радостно взвизгнул.

И с тех пор он верно несёт свою службу, охраняет дом, хотя лошадиная голова к ним пока так и не приходила.

Кикиморское болото

Однажды Надя Глухарёва пошла с папой за грибами. Папа уже три подосиновика нашёл, а Надя - ещё ни одного! Так - несколько хлипких сыроежек попалось, а больше - ничегошеньки. Ну ещё - лисичка одна, тоже маленькая. Идёт Надя по болоту и хнычет: очень ей обидно, что корзинка пустая. Вдруг видит: лягушечка маленькая скачет. А у Нади примета такая была: лягушка всегда к грибам приведёт. И пошла Надя за лягушечкой. Идёт, идёт, только под ноги и смотрит. Вдруг слышит, над ухом завыл кто-то: жалобно так и протяжно: - У-у-у-у!

Поднимает Надя голову и видит: туман голубой вокруг клубится, под ногами болотная жижа хлюпает: того гляди, затянет, засосёт! И прости-прощай, Надя Глухарёва! Никто не узнает, где могилка твоя!

Тут ветер холодный подул! Чёрные деревья скрипят, ветками небо царапают, листья мокрые по лицу бьют, паутина осенняя в глаза попадает! И где папа - совершенно неизвестно! Потеряла его Надя, когда за лягушечкой гналась. Села Надя на кочку и заплакала. Вдруг видит: невдалеке трухлявый пень зашевелился! Замерла Надя, глядит, что дальше будет. Вдруг болото забулькало, забурлило и из него, из самой глубины, из трясины, зелёная тётка вынырнула. Кикимора - по всему видно! Пень открыл глаза и почесался. Кикимора от неожиданности вздрогнула, чуть обратно в болото не свалилась! Надя к земле прижалась: только бы не заметили!

- А, это ты, трухляк? - спросила Кикимора и поправила упавшую на нос прядку. Пень сонно потянулся, глухо откашлялся и сказал:

- Я, Кика, кто же ещё. Как твои кикиморские дела? Замуж не вышла?

- Ах, - сказала Кикимора. - Наша кикиморская жизнь так несносна! Появился в лесу симпатичный Леший - и тот уже женат на этой кикиморе из Вонючего Болота! А Водяной застенчив! Забьётся под корягу и сидит - глазами вращает: туда-сюда, туда-сюда! Да, найдёшь здесь кавалера! Даже поговорить по душам совершенно не с кем!

- О чём говорить-то собралась? - невежливо фыркнул пень.

- О погодных явлениях, о ценах, о политике, наконец, - Кикимора посмотрелась в лужу. - Дуб выдвинул себя в президенты от партии деревьев, а от партии цветов были выдвинуты двое: лютик и колокольчик.

- Ну и что? - не понял пень.

- Как что?! Можно обсудить, кто больше подходит для роли президента. По правде говоря, мне кажется, что дуб глуповат. Лютик слишком уж легкомысленный, а про колокольчик все говорят, что он пустозвон и болтушка.

- По-моему, самым лучшим президентом был бы кто-нибудь из наших, заметил пень. - У пней большой жизненный опыт, много накопленной мудрости и устойчивость.

- Вот ещё! - хмыкнула Кикимора. - Пень ничуть не лучше, чем дуб! Уж если и выбирать президента, то кого-нибудь из наших, болотных. Водяной, конечно, не годится: я уже говорила, что он трус. Болотный Дух тоже не подойдёт - слишком уж прозрачен, его даже ветром сносит. Лешак Трясинник днём всегда спит, а ночью только и делает, что пускает через соломинку болотные пузыри: "Буль-буль-буль". Недоумок какой-то! Нет, президентом должен стать кто-нибудь умный, яркий, представительный, красивый, наконец! - Кикимора снова поправила причёску.

- Лешачиха что ли? - пень наморщил лоб. - Ну ты, пень трухлявый! Где твои глаза? Лешачиха разве красивая? Или разве умная? Да я во сто раз и красивее, и умнее, и... и... вообще лучше! В тысячу раз! В миллион! Старый безмозглый пень! Это же я самая-самая замечательная в лесу! А вы: пни, лешаки, водяные, духи - все вы - дубы безглазые! Ну посмотрите же на меня! Я вполне могу стать президентом! Или женой на худой конец, хоть и кикимора!

И тут Наде почему-то смешно стало. Просто хохотунчик какой-то напал. Как захихикает Надя! И громче, и громче, и с каждой секундочкой - всё смешнее ей и смешнее. И - удивительное дело - от её смеха туман как-то сам собой рассеялся, ветер утих, болото подсохло. И Кикимора подевалась куда-то, и пень шевелиться перестал. И папа, конечно, сразу отыскался!

Смеяться иногда ужасно полезно!

Лиловый дядька

В то утро Коля Колотовкин вышел на улицу пораньше: у него дел было много. Вышел на лестничную клетку, а там будто бы кто-то мелькнул и пропал. Коля сел в лифт, спустился вниз, вышел на улицу. Идёт себе спокойненько, насвистывает. Вдруг слышит: за спиной словно дышит кто-то. Коля остановился, и этот кто-то тоже остановился. Коля дышать перестал, а этот кто-то дышит, посапывает даже. Наверное, у него нос заложен. Оглянулся Коля и видит: идёт за ним по пятам... лиловый дядька! Волосы у лилового дядьки длинные, пол-лица закрывают, глаз один волосами прикрыт, а второй блестит-сияет! Нос крючком - колдовской. А губы - трубочкой почему-то. Больше Коле оглядываться не захотелось!

Идёт лиловый дядька, шаг в шаг, почти на пятки наступает. Идёт и тихо так зубами поскрипывает. И носом своим сопливым шмыгает. У Коли душа замирает: "Сейчас, - думает, - догонит меня и съест!" А лиловый дядька не догоняет. Только идёт да поскрипывает.

Зашёл Коля в игровые автоматы, думает: "Народу там много, отвяжется этот лиловый", но не тут-то было! Лиловый дядька встал прямо за спиной. В затылок дышит, играть мешает. Коля думает: "Поиграю-ка я в игру, где монстры всякие бегают! Они страшные такие! Может, этот лиловый испугается?" Начал играть. И тут лиловый дядька ему вдруг руку на плечо положил! А монстры из игры как лилового дядьку увидели, так в обморок и упали! Похолодел Коля от ужаса. А лиловый руку убрал, но стоит, не уходит - ждёт Колю! И - ничего не говорит. Дышит только.

Смотрит Коля на часы - два часа скоро - ему в гости пора. К Марьяне Мишкиной. А этот дурацкий лиловый дядька всё не отвяжется никак! Зашёл Коля в магазин - тортик купить. И лиловый дядька - тоже в магазин. Коля тортик купил, и лиловый тоже руки тянет. Продавщица ему тортик дала, так он, прямо с места не сходя, его и слопал! Весь вымазался в креме - смотреть противно! Нос - в креме, волосы длинные - в креме - фу, гадость какая! Продавщица тоже поморщилась.

Ну ужас просто: в гостях тебя ждут, а за тобой это простуженное чудище в креме мотается! Не брать же его с собой! Коля к Марьяниному дому подошёл, в подъезд - шмыг! В лифт - прыг! Прямо перед лиловым носом дверь захлопнул и на пятнадцатый этаж к Марьяне поднялся. Дверь лифта открывается, выходит Коля, а там... лиловый дядька стоит! С ноги на ногу переминается! Кошмар какой-то! В этот самый миг Марьяна дверь открыла. А лиловый дядька - сразу в квартиру ринулся! Коля от ужаса чуть не умер. И тут вот что вышло. У Марьяны толстый кот жил. Мармелад его звали. Так вот этот Мармелад как лилового дядьку увидел, запрыгнул на холодильник и лиловому дядьке лапой по морде! Охнул лиловый дядька и растворился в пространстве. И никогда-никогда больше не появлялся!

И отчего так всё вышло - непонятно. То ли Мармелад этот кошачий как-то на лиловых дядек влияет особенно? То ли эти дядьки вообще котов не переносят? Но только, как выяснилось, коты - от дядек, от лиловых, средство самое верное! Если у вас нет живой кошки, носите с собой какую-нибудь открытку, где котёнок нарисован. Это для лилового дядьки - как фильм ужасов!

Крыса Земфира - мутант

У Вовки Летучкина с самого детства мечта была. И мечтал он об очень странном: о крысе! Мама эту мечту не разделяла. Мама крыс боялась просто-напросто. Мама этих крыс терпеть не могла. Она когда крысу видела, в обморок готовилась упасть. А папа Вовкину мечту понимал. - Ну и что, говорил, - мечта как мечта. И крыса - животное нормальное, вполне для дома пригодное. Я вот в детстве о коне мечтал. А где бы мы в городской квартире коня разместили? - Вот получишь в четверти все пятёрки, купим тебе крысу! пообещал папа Вовке.

Мама сначала хотела в обморок упасть, но папа её успокоил: - Не бойся. Всех пятёрок ему сроду не получить.

Но Вовка вдруг начал стараться. Он старался всё больше, больше и больше! И получил все пятёрки! Пришлось папе покупать крысу.

Крыса была маленькая, с пол-ладони. Такая беленькая. Даже мама её один раз погладила, когда из обморока встала. Назвали крысу Земфирой.

День живёт Земфира у Летучкиных, два живёт. Вот приходят папа с Вовкой с прогулки, глядь - а крыса выросла! - Как лапоть стала! - ужаснулся папа. - Сорок восьмого размера! - уточнил Вовка.

А мама ничего не сказала - она опять в обмороке лежала. Через два дня крыса уже под столом не умещалась. А ещё хвост у неё такой омерзительно-длинный и розово-волосато-голый. - На большого червяка похожий! - морщилась мама. - Крыса, - растерянно говорил папа Летучкин, вполне домашнее животное. - Ну переросток у нас почему-то вышел, но в целом... - В целом свете нет таких болванов, чтобы монстров дома держали! возмущалась мама Летучкина. - Уйду я от вас! - Ну дорогая, - стонал папа. Ну кто ж знал, что этот оболтус закончит четверть на пятёрки!

В этот самый миг в форточку синичка залетела. Крыса разинула свою чудовищную зубастую пасть и... Проглотила синичку! И сразу, на глазах прямо, выросла на целых шесть сантиметров! Потом она по-хозяйски распахнула холодильник и слопала колбасу, кастрюлю картошки (вместе с кастрюлей), майонеза три банки (вместе с банками) и селёдку неочищенную.

- Что же мы есть будем? - испугался папа. - Я думаю, тебе стоит на вторую работу устроиться, чтобы домашнее животное содержать! - сказала мама. - А сегодня мы поужинаем в ресторане! Я там уже сто лет не была!

Когда они пришли из ресторана, мама снова упала в обморок, потому что крыса уже не помещалась в комнате, а из её прожорливой пасти торчал недожёванный рукав Вовкиной куртки!

Крыса Земфира нежно посмотрела на папу и... Проглотила его! Сытый папа показался ей даже более вкусным, чем голодный Вовка. Через лежащую маму Земфира брезгливо перешагнула: - Дохлятину не ем! - пробурчала она и вышла на улицу. Когда мама пришла в себя, крысы уже не было. Выбежала мама на улицу, а там от крысиного хвоста - длинный след, как от каната.

Побежала мама по следу. Бежит, бежит, а вокруг уже темнеет, дождик заморосил, а мама никак крысу Земфиру не догонит! Тут видит мама - люк! Под землю ведёт! Подошла мама, заглянула, а там, в глубине - метро! Вагоны бегают, грохочут... И видно по всему, что крыса Земфира сюда спустилась. На крыше вагона, видно, решила покататься!

Не побоялась мама и героически в колодец залезла! Очень уж ей хотелось Вовку и папу спасти! Слышит - голоса глухие. - Наверное, монтёры, - думает мама. - Или путевые обходчики. Или машинисты, в крайнем случае.

Пошла на голос, видит: а это - крысы-мутанты! Каждая - выше мамы ростом! Сидят, кровожадно облизываются и о своём, о крысином, беседуют: Вы, Земфира Вячеславовна, сколько народу сегодня пожрать изволили? Спасибо, немало. - А Вы, Наталья Нестеровна, как пообедали? - Славно пообедали. - Ну и наздоровьечко!

Беседуют мутанты, а вокруг - ботинки да туфли съеденных людей стоят! И Земфира эта подлая туфли эти на свои розовые пятки примеряет! Мама от злости чуть не заплакала: "Дать бы этой крысе по башке, чтоб чужих деток не ела!" - О! - придумала мама. - Врежу-ка я ей зонтиком! Пусть меня за это тоже съедят, зато хоть немножечко и этой мутантихе голохвостой достанется!

Полезла мама в сумку за зонтиком, а там - баллончик со слезоточивым газом. Как брызнет мама газом на весь этот мутантский крысятник - крысюги все попадали - лапищи кверху!

Мама как подойдёт отважно, как врежет крысе по пузу! Оттуда сразу Вовка с папой и выкатились. А за ними - две банки майонеза, кастрюля с картошкой и селёдкин хвост! А колбаса не выкатилась! Крыса её уже переварила. Вовкин папа продукты собрал в пакет целлофановый - не пропадать же добру! - и они все вместе бодро домой пошли.

А в газетах потом написали, что неизвестные террористы слезоточивым газом всё метро забрызгали. А это и не террористы никакие! Это - Вовкина мама!

Привидение-дантист

В доме, где жила Женя Матошина, на первом этаже, появилась зубная поликлиника. Идут в эту поликлинику несчастные люди. Все за щёку держатся. Идут, идут, один за другим, толпой нескончаемой. Идут и плачут. Посмотреть на них - и то жуть берёт! Женя как в окно выглянет - всё в несчастных людей взглядом утыкается.

Вот однажды вечером легла Женя в постель, но не спится ей: зубные больные перед глазами стоят, за щёки держатся и жалобно охают. Тут смотрит Женя: в темноте из стены прямо выходит кто-то белый. - Привидение! - ахнула Женя. - А-га-га-га-га! - страшным голосом отозвалось привидение. - Ты кто? - прошептала Женя. - Я - зубной врач! - отвечает. - По-научному - дантист! Визгосверлилов Исидор Исидорович. Мастер зубовыдирания, взубековыряния, нервоудаления и пломбоустановки. А-га-га-га-га!

И тут врач Визгосверлилов стал к Жене подбираться: всё ближе и ближе! Смотрит Женя, а в руках у него - щипцы огромные, шприц в полметра, крючок специальный для ковыряния в самой глубине зуба, и ещё какие-то железные штуки из кармана торчат! - А-га-га-га-га! - радуется Исидор Исидорович. Вот и попалась мне девочка с молочными зубками. Вот на ком я потренируюсь эти молочные зубки рвать! Открой, деточка, ротик! А-га-га-га-га! - и протягивает к Жене толстую свою волосатую руку, а в руке - щипцы огромные. Такими щипцами не только молочные зубы, можно и гвозди толстые из стены выдирать!

Прижалась Женя к стенке - бежать-то некуда! Подступил вплотную господин Визгосверлилов. Женя зубы сжала и рот двумя ладошками крепко-накрепко закрыла. Только глазами, от ужаса круглыми, смотрит на зубного врача. А тот гогочет радостно: - А-га-га-га-га! - и щипцами поигрывает.

Протянул он к Жене руку и ладошки её от лица отдирает! Пальцы у него сильные! А тело полупрозрачное, как и положено привидениям!

В это время в клетке канарейка Дунька проснулась да как запищит! Визгосверлилов вздрогнул и исчез. - Фу-у! - выдохнула Женя.

Укуталась она в одеяло и заплакала. Так до утра с открытыми глазами и просидела.

Прошёл день, снова ночь настала. Снова из стены дантист появился! Вышел, ухмыляется, руки волосатые потирает. - А-га-га-га-га! - гогочет. И за собой из стены прямо зубосверлильную машину тянет. (По-научному она бормашинкой называется.)

Жужжит машина, свистит машина, визжит машина: сверло в ней вращается. А дантист улыбается злобно и руку со сверлом к Жене протягивает: - Открывай рот! Сейчас я тебе дырок понаделаю!

Женя опять рот захлопнула, руками закрылась, трясётся вся от ужаса, а врач Визгосверлилов уже руку со сверлом над ней занёс.

И снова канарейка Дунька Женю спасла. Проснулась в клетке и как заверещит изо всех сил! Дёрнулся дантист и исчез!

Снова день прошёл, и ночь настала. Снова Женя спать не может. Ждёт. И снова, как стемнело, из стены Исидор Исидорович появляется. Зубоковырлкой острой машет. А в кармане у него - банка огромная, с надписью "Мышьяк"! Надвигается дантист на Женю и обещает: - Сейчас, дорогая моя деточка, будем тебе нервы из зубов выдирать! - Ой-ёй-ёй-ёй-ёй-ёй-ёй! - застонала Женя.

И тут снова проснулась канарейка да как запоёт!

Исидор Исдорович весь сморщился, как от зубной боли. - Заткни свою канарейку дурацкую! - просит. - Не могу я этот звук терпеть! - Почему? спрашивает Женя, не разжимая губы. - Очень она у тебя поёт противно. Будто несмазанная бормашинка жужжит. Я такой звук переносить не могу! Он для меня, как удар током. - Почему? - снова не поняла Женя. - Мне всё кажется, будто мне ржавой машинкой зубы сверлят! - захныкал дантист. - Кто же вам рискнёт зубы сверлить? - изумилась Женя. - Мало ли злодеев на свете! заплакал Исидор Исидорович.

Он плакал горько и безутешно, как маленький мальчик, и при этом широко разевал рот. Поэтому Женя увидела, что во рту у него зубов почти не осталось! - Не хочу зубы сверлить! - плакал дантист. - Я боюсь!

И тут из стены решительно вышла какая-то дама со щипцами в руке, а с ней - два полупрозрачных качка-санитара. Они схватили Исидора Исидоровича за плечи и уволокли куда-то.

А канарейка Дунька радостно запела своим тонким переливчатым голосом, совсем даже и не похожим на звук бормашинки.

Больше доктор Визгосверлилов не приходил. И вообще Женя скоро из дома того переехала. А уезжая, на столе записку оставила: "Чтобы зубы были хорошими, грызите морковку. В худшем случае станете похожими на зайца. Но зайцем быть всё-таки лучше, чем беззубым привидением!"

Весёленькая квартирка

У мальчика Тоши Бучкина многоюродный дядя в Америку уехал. Тоша с ним даже и знаком не был. Но когда этот дядя уехал, оказалось, что в его квартире много всяких разных вещей осталось. Коллекция кактусов, бинокль, скрипучий стул-качалка, тапочки и глобус. А главное - осталась сама квартира. И мама объявила, что теперь она с Тошей в эту квартиру переедет на свободу - так мама почему-то сказала. И они переехали. Пришлось Тоше переходить в новую школу... Но это всё чепуха по сравнению с тем, что было ночью. Мама легла в гостиной, а Тоше досталась дядина спальня. Шторы в ней были тёмные, стены тоже тёмные и поэтому вся комната походила на пещеру. Лёг Тоша спать и вдруг слышит: со скрипом противным открывается старый шкаф. Потом вдруг: "Шарк, шарк!" - тапочки стоптанные сами собой по полу зашаркали. А потом стул скрипнул и закачался, словно бы сел кто-то. И тапки друг друга пододвигают, подталкивают, словно спорят между собой. Глобус крутится, крутится! Кошмар просто! И бинокль со стола поднялся, летает по комнате, всё что-то высматривает. Того гляди, заметит Тошу. Тоша к подушкам прижался: "Выручайте!" - шепчет. А подушки ему - тоже шёпотом: "Не волнуйся, не выдадим!" Тоша в подушках закопался, глаза закрыл, будто спит, а сам сквозь ресницы подглядывает. Тут из стола стали сами собой ящики выдвигаться. А кто-то невидимый подкашливать стал да бормотать что-то. Потом кто-то захрапел, точно во сне, а потом всё стихло. Тоша и заснул.

Утром встаёт: в комнате всё тихо. Никто не бегает, не шуршит и не храпит. Подошёл Тоша к шкафу, стал с него пыль вытирать. И стул на место поставил. И тапочки примерил. И ящики в столе назад задвинул. Да и говорит им всем громко: - Не повезло нам с квартиркой! Привидения какие-то по комнатам бродят! В ящиках роются! Грохочут! Нет, в самом деле, если ты привидение, так веди себя спокойно! Нечего шуметь да кашлять! Скромнее надо быть! Тут ещё и другие люди живут! И им, людям этим, в школу ни свет ни заря!

И тут вдруг стул ему человеческим голосом отвечает: - А нам с новым жильцом повезло! Прежние-то жильцы и пыль не вытирали, и мусор выносили только по большим праздникам, и нас, мебель старую, всё выбросить обещали! - Ладно уж, мы вас не выбросим, - пообещал Тоша. - Только вы мне расскажите, что у вас тут в этой комнате творится и кто в ней живёт. - Да кто живёт? Мы и живём: стул, стол, тапочки, шкаф... Ну вот ещё за шторой Барракуда живёт - из одних острых углов. Она обычно тихо стоит, только шевелится иногда. А иногда на пол падает и грохочет всеми своими острыми углами. - Хоть не кусается? - Тоша спрашивает. - Нет, ворочается только: сама встать не может. Приходится десант высылать - поднимать Барракуду. Откуда десант? - С потолка. Там Белые Прозрачные живут. Их днём не видно, а ночью... Вот спустятся Белые Прозрачные, Барракуду подымут, по комнате побегают, разомнутся и снова - на потолок! - А они-то безвредны? - поёжился Тоша. - Чаще всего - да. Ну был, правда, случай, когда из мести один Прозрачный хозяина задушить хотел. - За что? - Хозяин потолок белил. И семья этого Прозрачного к потолку прилипла. Грустная была история. - М-да! - сказал Тоша. - Весёленькая у вас компания! Ладно, некогда мне с вами. Мне в школу пора. До встречи!

И ушёл. А когда вернулся, всё в комнате было прибрано, чисто-красиво, подушки взбиты, тёплые носки для него заготовлены! Прямо за пятки хватают. Щекотно - ужас!

Даже кактус один зацвёл. - Я говорит кактус-самурай! Готов за тебя, Тоша, погибнуть под попой твоего врага! - Спасибо! - Тоша говорит. - Я буду тебя иметь в виду. Только врагов у меня нет пока. Так что цвети себе. На радость всей квартире!

Ведьма с нашего двора

Когда Инга Пашкова гуляла во дворе, она увидела незнакомую девочку. Девочка была беленькая, кудрявенькая, в розовом платьице с оборочками. Она стояла одна в дальнем углу двора и с опаской разглядывала играющих мальчишек. Инга вспомнила, как ей было одиноко, когда она только-только сюда переехала, и она решила с новенькой девочкой познакомиться. Девочку звали Зоя. Она переехала в соседний дом. Стали Инга с Зоей вместе гулять. Но постепенно стала Инга замечать разные странности. Например, отойдёт беленькая Зоя в сторонку и бормочет что-то. Или на вопросы тихо-тихо отвечает, словно про себя. И не поймёшь даже, что говорит. А потом в этом дворе такое произошло! Сначала песочница... под землю провалилась! А ещё один раз - качели рухнули! Хорошо, что никто на них не сидел! А потом Сашка Дундарев с разбегу упал и ногу сломал! А однажды - забор по досочкам развалился: теперь лазить негде! А потом квартиру Пеликановых обворовали. Тётка Пеликанова во дворе всем жаловалась: - Столько украли! Старый платок шерстяной, кроссовки ношеные, тапочки с помпонами, бусы из фальшивого жемчуга и с буфета - три рубля! Обеднели-осиротели мы - без тапочек-то с помпонами!

А беленькая Зоя смотрит на всё это, улыбается и опять что-то шепчет в кулачок.

И тогда Инга поняла, что всё это - Зойка колдует! И песочница, и забор, и качели, и три рубля даже - это всё Зойкины заклинания злые! Стала Инга прислушиваться, что Зойка там бормочет. Слышит, Зойка ураган вызывает:

Тучи-летучи,

Тучи-липучи,

Тучи-набегучи,

Небо закрывучи,

Налетайте,

Кружите,

Меня поднимите!

Пусть королевой пространства стану я!

Я!!!

Испугалась Инга не на шутку. Вот так подружку себе выбрала!

А Зойка своё бормочет:

Буря, буря, ураган,

Приходи из дальних стран,

Приходи из дальних стран,

Приноси с собой туман,

Приноси с собой дурман,

Залетай ко мне в карман!

У Инги даже косички дыбом встали от ужаса: будет теперь эта Зойка ураган в кармане носить!

Колдует Зойка - совести у неё нет! И так весь двор разорила!

А вечером гроза была! И гром! И ветер ураганный! Несколько деревьев упало: от молний и от ветра! Ужас просто!

Стала Инга Зойку сторониться. А тут ещё новости: в Зойкином классе эпидемия краснухи! А ещё - физрук с каната упал! А математичка с аппендицитом в больницу загремела! А химичка реактивами облилась, так, что всё платье у неё сразу растворилось! - Это всё Зойка! - Инга думает. - Как раз она и физкультуру не любит, и математику с химией не понимает!

А ещё Зойка в столовой с поварихой поругалась. Из-за пирожка. Так у них на кухне кастрюля взорвалась!

Колдует Зойка в кулачок и хихикает. И что делать, как с нею бороться, неясно.

Пошла Инга в библиотеку, взяла там книжку старинную, толстенную: "Кто такие колдуны, и что с ними делать". Села читать. И в книжке этой чёрным по белому написано: у колдунов, мол, на фотографиях глаза бегают. Туда-сюда, туда-сюда! Взяла она Зойкину фотокарточку, а на ней глаза так и бегают, так и бегают. То в рот забегут, то за ухо, то на носу вдруг остановятся. Чуть вовсе с фотографии не упрыгали! Насилу их Инга изловила. Ладошкой прижала да на место потом и усадила. - Да, - думает, - точно Зойка - ведьма. Настоящая!

Села Инга книжку дальше читать. Нашла главу "Чего колдуны боятся". И узнала вот что. Колдуны ужасно боятся на всяких аттракционах в парке кататься: на колесе обозрения, на цепочных каруселях, ну и на разных других. Читает дальше. Попалась ей глава "Что колдуны любят" Оказалось, что больше всего на свете колдуны любят воблу и солёные орешки! Все другие дети конфеты да мороженое наворачивают, а колдуны солёное только лопают. А потом им даже пить не хочется! Вот ещё одна колдуньская примета!

Говорит Инга Зойке, как бы между прочим: - А мне папа из Астрахани воблу привёз! Хочешь воблы и солёных орешков?

Зойка аж затряслась: - О-о-чень хочу! - говорит. - У-умираю, как хочу! - Покатайся со мной на колесе обозрения, тогда дам! - Не, - говорит Зойка. - На колесе мне что-то не хочется!

Ясное дело, боится! Ну конечно, она колдунья! Сомнений больше не осталось! - Ну тогда на цепочной карусели! - настаивает коварная Инга. - А то не дам воблы!

Помялась Зойка, потопталась, но залезла на карусель. А карусель девчонок как подняла, как закружила, как понесла! Зойка вся белая стала, как простыня. И кричит: - Простите меня! Я больше колдовать не буду! Верните меня на землю! Меня укачало!

А карусель крутит и крутит!

Остановилась карусель. Слезла бледная Зойка. Посмотрела на Ингу презрительно: - Не нужна мне, - говорит, - твоя дурацкая вобла!

Взяла она у дворника метлу и улетела. Больше её никто не видел.

А вы воблу любите?

Чёрная гитара

У Паши Зубчикова был очень мечтательный папа. Вот идёт однажды этот папа по улице и мечтает про себя: "Был бы Пашка музыкантом! Играл бы на гитаре! Вот, например, проходит международный конкурс, выходит жюри и объявляет: "Гран-при присуждается Павлу Зубчикову, Россия!" И выходит мой Пашка в синем костюме! А в руках у него - гитара! Чёрная! Старинная, с золотыми буковками! Цветы на сцену летят! Девушки пищат и плачут... А Пашка, кланяется, кланяется и гитару свою красивую к сердцу прижимает. Надо Пашке гитару купить!"

И тут словно из-под земли - старичок какой-то. Идёт навстречу и вкрадчиво так мечтательному папе говорит: - Гражданин хороший, возьмите гитару для вашего сыночка! Очень старинная. Я на ней 60 лет подряд играл. Хочу в хорошие руки передать, потому что самому мне уже помирать скоро.

Сказал и исчез. А на месте том гитара лежать осталась. Подошёл мечтательный папа поближе, смотрит, а гитара такая именно, как в мечтах его: чёрная, старинная, с золотыми буковками. Из какого-то очень ценного дерева.

Папа от радости подпрыгнул даже. Взял гитару и домой понёс. "Вот, думает, - как мечты сбываются!" Дома всем о чуде рассказал. А назавтра самоучитель игры на гитаре Пашке купил.

Вот пришёл Паша из школы, сел играть. Только первый аккорд взял, как гитара человеческим голосом запела: - Паша! Убей своего папу! Убей свою маму!

Испугался Паша и бросил гитару. Смотрит, а по струнам маленький старичок бегает! "Тот самый!" - догадался Паша. А старичок вдруг вприсядку плясать пошёл. Пляшет и припевает:

Как же быть? Как же быть?

Как же папу придушить?

Крепенькой верёвочкой!

Душненькой подушечкой!

Паша размахнулся и ударил по старичку тапком. От тараканов это очень помогало. И от старичка помогло. Исчез старичок и петь перестал.

Вечером пришёл папа с работы. - Почему не играешь? - сына спрашивает.

А тот: - Да не хочется что-то!

Взял папа гитару и сам заиграл. И слышит, поёт гитара человеческим голосом: - Папа! Убей Пашу! Папа! Убей Пашу!

Бросил папа гитару на пол.

Видит: на ней старичок маленький приплясывает. Ухмыляется и напевает:

Как же быть? Как же быть?

Как же Пашу не убить?

Бритвочкой по горлышку!

Ножичком по пузику!

Жутко стало папе. Замахнулся он на старичка полотенцем. Тот сразу исчез. Папа вздохнул и подумал:

Напрасно я пиво после работы пил! Наверное, это Белая Горячка ко мне подбирается!

А на следующий день отправил он Пашу в музыкальную школу. Учительница музыки была старенькая. Звали её Эсмеральда Семёновна. У неё было желтое личико, седые кудряшки и синее платье в белый горошек. Взяла она ноты, Пашу на стул посадила и стала свою боевую юность вспоминать: - Жизнь прожита яркая! Интересная! А знаете ли вы, молодой человек, как я скакала на лихом, на горячем коне? Как я рубала белых шашкою на скаку? Как я певала песни вечерами командарму нашему Будённому? Надеюсь, вы помните прославленного командира конной армии Семёна Михайловича Будённого? Так вот, я пела под гитару, а он слушал и плакал! Я пела так...

Эсмеральда Семёновна взяла гитару, откашлялась... Только провела рукой по струнам, а гитара как запоёт человеческим голосом: - Убей, Эсмеральда, своего кота Мурзика! Убей кота Мурзика! - Охнула Эсмеральда Семёновна, с ужасом отшвырнула гитару, а на ней старичок приплясывает и поёт:

Как же быть? Как же быть?

Надо Мурзика убить!

Изловить! Изловить!

И в ведёрке утопить!

Схватилась Эсмеральда Семёновна за сердце. И ушла. На пенсию сразу. Больше с пенсии не возвращалась.

На её место молодую учительницу взяли. Елизавету Игоревну. Стала Елизавета Игоревна Пашу аккордам обучать, а чёрная гитара снова как запоёт: - Убей, Лиза, мужа! Убей, Лиза, мужа!

И опять на струнах этот гадкий старикашечка прыгает:

Как же быть? Как же быть?

Надо мужа отравить!

Травками-приправками!

Разными отравками!

А Елизавета Игоревна почему-то не удивилась. Посмотрела она на старичка пристально и говорит: - Вот это мысль! Отличная идея, дедушка! А я-то всё думаю, как мне от него, от паразита, избавиться! Может, вы подскажете, как лучше это провернуть, чтобы никто не догадался?

Поганский старичок обрадовался, ручки потирает, хихикает. - Берёшь, объясняет, - крысиную отраву, натираешь меленько и - в суп! И посоли-поперчи погуще, чтоб незаметно было! - Отлично! - обрадовалась Елизавета Игоревна. - Непременно так и сделаю!

Назавтра приходит Паша с чёрной гитарой в музыкальную школу.

Заиграла Елизавета Игоревна - сразу старикашка выпрыгнул и радостно так спрашивает: - Ну как? - Замечательно! - Елизавета Игоревна отвечает. Ногами только подёргал немножко и окочурился. Спасибо вам, дедушка, за науку! Вот пирожков вам принесла в благодарность! - Ура! - закричал гадкий дедушка. Давно меня никто не угощал домашненьким!

И как начал поганский старичок пирожки глотать! Все заглотил! И вдруг - два раза ногами дёрнул и окочурился!

А гитара сама собой вспыхнула синим пламенем и сгорела!

И тут как раз в дверь постучали. Это за Елизаветой Игоревной муж пришёл. Живёхонький!

Хорошо, что ему пирожков не осталось!

Синяя Нога, Красная Нога...

Раз Вовка Дрынкин сидел дома один. Вдруг слышит: по лестнице кто-то ТОП-ТОП, ТОП-ТОП. Тяжёлые такие шаги. Вовка затих. Слышит - шаги под дверью у него! И вдруг кто-то как начал в дверь стучать ногами! Грохот стоит! Вовка под кресло спрятался. Вдруг дверь с петель слетела и входит Огромная Красная Нога! Левая! Босая! Жилистая такая - спортивного вида! А следом Синяя Нога. Тоже здоровая! И тоже - левая! И тоже - жилистая! Замер Вовка. И тут Красная Нога размахнулась и как по зеркалу врежет! Зеркало вдребезги! А Синяя Нога подскочила аж под потолок, люстру в коридоре сбила и растоптала её. Прямо босой пяткой! А Красная Нога ногтем обои сковыривать начала. А Синяя ей говорит: - Да ладно, не копайся! Пошли лучше ещё что-нибудь раскокаем!

И ногой по шкафу как заедет! Дверца в шкафу хрустнула и - пополам! Вовка лежит ни жив ни мёртв, дохнуть даже боится. - Заметят, - думает, меня эти Ноги - раздавят, как таракашку!

А Ноги прямо с ума посходили: телевизор разбили, цветы передавили, окна выбили, двери повыломали, тарелки-чашки расколошматили! Всю квартиру разнесли! А потом повернулись обе на пятках и ушли спокойненько. Вовка под креслом заплакал. И тут папа с работы пришёл. Как разор этот увидел, за сердце схватился. И - на Вовку с ремнём: - Ты что, охламон, натворил?!

А Вовка только трясётся и одно повторяет: - Не я! Не я! Не я!

Тут мама пришла. Вступилась за Вовку: - Видишь, ребёнка напугали. Злоумышленики это! Вызывай милицию!

Из милиции приехал капитан Застылов Иван Иванович. И все Вовкины показания про Красную Ногу записал. И про Синюю - тоже. Обещал меры принять. И уехал. А Вовка от испуга заболел даже. Тогда к нему бабушка Серафима приехала: посидеть с ним, пока мама-папа на работе.

Вот сидят они, сидят, а Вовка и спрашивает: - Не знаешь ли ты, бабушка, про Синюю Ногу и про Красную? Откуда они? - Слыхала я про них, баба Серафима отвечает. - Ты укутайся теплее да молока горячего выпей. А я тебе сейчас расскажу.

Это случилось в незапамятные времена. Тогда на юношей нашего города напала редкая болезнь: все они теряли разум. Начинали юноши болеть, да не по одному, а все вместе. И болели они за разные команды, за футбольные да за хоккейные. И уж до того болели, что даже били друг друга! Вот до чего безумие доводит! И одевались они, точно дикие! Кто за "Спартак" болел - в красно-белом ходил, кто за "Динамо" - в сине-белом, а уж про остальных я и не припомню. На лице, как папуасы, полоски разноцветные рисовали - жуть одна! Я раз в лифте с одним таким ехала. Чуть не померла со страху. Еле до своего этажа дотерпела! А он на прощанье по плечу меня хлопнул: - Болей, говорит, - тётка, за "Спартак", тогда долго жить будешь. - Хорошо, говорю, - касатик, за "Спартак", так за "Спартак".

А он: - Я, - говорит, - не касатик. Я, - говорит, - фанат. Так, тётка, и запомни!

А "фанат" в переводе означает "чокнутый"! Я в словаре глядела!

И вот, люди рассказывают, как-то раз фанаты эти, ну сумасдвинутые то есть, собрались на пустыре за городом, чтобы решить, чья команда лучше. И как начали друг друга лупить да валтузить! Батюшки светы! А два самых здоровых фаната - Гриша с Мишей - друг другу руки-ноги напрочь оторвали!

Куда руки от них девались, уж не знаю, а только левая нога от Миши и левая нога от Гриши так по дворам и ходят. Мишина - Красная. Он за "Спартак" болел. А Гришина - Синяя. Он - за "Динамо". И как увидят Ноги будку телефонную или остановку стеклянную, так начинают её ногами пинать, пока в осколки мелкие не разнесут! Очень эти ноги опасные! И уж лет двадцать так хулиганят, а то и больше! Никак не уймутся! Взрослые мужики уже, Ноги-то эти, а всё туда же! Ну, фанаты, чокнутые, что с них взять!

Не успела бабушка Серафима это всё рассказать, как в доме напротив стёкла зазвенели. Вовка с бабушкой выглянули в окно, видят: Красная Нога и Синяя Нога в подъезде стёкла бьют и дверь ломают.

Баба Серафима сразу - в милицию звонить.

Приехала туда машина. Вылез из неё капитан Иван Иванович Застылов. Подошёл смело к Ногам да и говорит: - Минька! Гринька! Привет!

Остановилась Нога Красная. А за ней - и Синяя тоже. Перестали стёкла крушить. - Ой, - говорят, - Ванька! Какая встреча! Привет! Ты здесь откудова? - А я, - говорит Ванька-капитан, - к вам приехал. Повидаться! Ведь со школы не виделись! - А помнишь, Ванька, - Красная Нога говорит, как ты директору на голову урну напялил? - Да, - хохочет Нога Синяя. Хотел - на Катьку Горбункову, а тут директор вошёл! - Тебя тогда чуть из школы не выгнали! Помнишь? - Пойдёмте, мужики, лучше пивка выпьем! капитан Ванька говорит.

Обрадовались Нога Красная и Нога Синяя. Бегом побежали к пивному ларьку и по двадцать банок сразу выпили! Пили, детство своё босоногое вспоминали! Радовались!

Тут Ванька им и говорит: - Хорэ, мужики, подъезды-то крушить! Несолидно уже в нашем возрасте!

Ноги в затылке почесали.

- Да, - говорят, - пожалуй, и правда несолидно!

Так капитан Застылов особо опасное задание выполнил. Преступников обезоружил. Они ему под пиво клятву дали торжественную - ничего больше не крушить. Они потом и на работу устроились - на ликёро-водочный завод. Пиво разливать.

А капитана Застылова начальники милицейские медалью наградили. За мужество.

Лысый череп

Однажды девочка Вика Тортикова из 4 класса вышла погулять. А навстречу ей - Галя Сосискина. - Ты чего здесь ходишь? - Галя спрашивает. - А что, нельзя что ли? - Да пожалуйста, только ты что - ничего не знаешь? - А что? - А здесь лысый череп гуляет. - Какой такой череп? - Лысый! - Можно подумать, что череп лохматый бывает! - Вика говорит. - Не знаю насчёт лохматых, а этот - лысый. Он зубами щёлкает и съесть может. - Врёшь, - не поверила Вика Тортикова. - А сама-то ты почему здесь гуляешь? - А он мой почти родственник, - отвечает Галя Сосискина. - Я его не боюсь! - Почему родственник? - Он моей бабушки троюродной сестры бывший жених. - Это как? А вот так: у бабушки есть троюродная сестра Виолетта. А у неё ещё давно когда-то появился поклонник. - Череп? - Ну он тогда ещё черепом не был, и звали его Ромуальдом, а по-простому Ромкой. - Ну? - А вот и не ну! Этот Ромка ходил за ней, ходил, а она его ни в какую не замечала. Он ей цветы принесёт, а она возьмёт и в мусорную урну выбросит! - Ну? - А он опять ходит. Год ходит, два ходит. Стали у него с горя волосы выпадать. И через двадцать лет стал он совсем лысый. - Ой, какой кошмар! - Ну да! Абсолютно лысый! - И ещё он совсем высох от любви. Так высох, что один только череп и остался! - Бедный! - А Виолетта эта, бабушкина троюродная сестра, наоборот потолстела с годами. Стала такая кругленькая, как булочка с изюмом. А Ромуальд, ну череп который, её всё равно любит! Ещё больше даже. Как увидит, так зубами щёлкает: "Люблю тебя, - говорит, - до того люблю, прямо так бы и съел!" - А она? - Она опять на него не смотрит. Она уж давно замуж вышла. "Отстань, - говорит, - Ромка, надоел ты мне со страшной силой! Погляди ты в зеркало, до чего ж ты ужасен во всей красе!" А он посмотрит-посмотрит и говорит: "Лысый мужчина даже ещё красивее и солиднее смотрится. Среди нас, среди лысых, и мэры бывают, и президенты, и даже короли разновсяческие попадаются". Но Виолетта опять на него не смотрит. У неё уже внуки давно. В школу уже пошли. А Ромка-череп всё не отстаёт. А тут недавно у него от старости склероз начался. И зрение упало до минус двадцати пяти. Так он теперь свою Виолетту, ну троюродную, бабушкину, с другими девушками путает. Он и видит плохо, и уж не помнит, какая она, Виолетта. Ну и ест всех подряд пухленьких девушек! - А я не пухленькая! обиделась Вика. - А он и не разглядит! - И тут - точно как Галя сказала появился лысый череп Ромуальд на палке. Эта палка у него вместо тела и вместо ног была. Скачет Ромуальд на этой своей палке и зубами клацает: Съем! Съем! Съем! - Ой! - вскрикнула Вика и как помчится изо всех сил!

А череп - за ней! Вика - по улице, и череп - по улице, Вика - в подъезд, и череп - в подъезд, Вика - в лифт, и череп - за ней в лифт! Никогда с незнакомыми в лифт не садитесь! Потому что череп Вику в лифте догнал и съел! Только у него ведь живота не было. Вика у черепа между зубами проскочила и наружу снова выпала! Выпала и говорит: - Дурак ты, Ромуальд! Правильно за тебя Виолетта не вышла!

Толкнула его Вика, череп упал и от палки своей отвалился. Лежит себе в лифте, несчастный такой! Но тут как раз в этом лифте известный кинорежиссёр Аристарх Таблеткин ехал. Он как раз только что "Оскара" получил, и его уже сто двадцать два раза по телевизору показали. Таблеткин в лифт вошёл, увидал Ромуальда да как закричит: - Вот вас-то я и возьму на главную роль в своём новом фильме ужасов! Какое счастье, что я вас встретил! Такой типаж! Такой типаж!

Позвонил Таблеткин по мобильному своей ассистентке. Ассистент режиссёра Мышкина-Маришкина сразу приехала, Ромуальда обратно к палке приделала и на киностудию повезла. По дороге лысый череп зубами щёлкал, хотел ассистентку съесть, но Мышкина-Маришкина ему строго пальцем погрозила и пообещала самому Таблеткину пожаловаться. На киностудии Ромуальда подгрмировали, парик на него надели и сняли в главной роли в многосерийном ужастике. Ужастик этот по всему миру крутили, а в Каннах ему Золотую Пальмовую Ветвь дали - это приз такой киношный. Посмотрела Виолетта многосерийный ужастик, поплакала над своей загубленной жизнью (ведь какого великого артиста упустила!), быстренько бросила она старого мужа и ушла к лысому черепу.

На свадьбе у них гуляли кинорежиссёр Аристарх Таблеткин, ассистентка Мышкина-Маришкина, съёмочная группа вся, Галя Сосискина, Галина родная бабушка и, конечно, Вика Тортикова. Её-то самую первую пригласили, потому что без неё бы никакой свадьбы и не было!