"Ловец удачи" - читать интересную книгу автора

1

Арканар. 1733 год от воссоединения Трисветлого

– Ах, господин граф!

– Мадам!

– Я вся дрожу, ваши руки, о-о-о!

– Я ничего не могу с ними поделать!

– Еще!

– Я стараюсь.

– Еще!!

– Да сколько ж можно?

– Еще!!!

– Простите, мадам, но на нас уже оглядываются, – Арчи вырвался из жарких объятий баронессы и скользнул в карнавальную толпу, мучительно думая, за каким чертом ему потребовалась ее одежда, он же целился на другое…

Оглушительный визг опомнившейся красотки, оставшейся в одних сережках с брильянтами среди возбужденной толпы, заставил его прибавить шагу. Проклятые флюиды! Нет, сегодня просто невозможно работать! Столько вокруг соблазнительных дам…

Арчи свернул в проулок, вытряхнул из-под камзола одежду баронессы в сточную канаву и решительно сказал:

– Всё! Надо брать себя в руки… Это ж надо до такого докатиться – одежду снять, а сережки оставить. Папа будет недоволен. Непрофессионально. Начинаю пахать. Только мужики. Графы, бароны, герцоги, маркизы, короли, но чтоб ни одной…

– Ты думаешь, баронские трусы на тебе будут смотреться более элегантно? – ехидно хмыкнул кто-то за его спиной.

– Не понял?

– Лифчик с ушей сними.

Арчи смахнул лифчик баронессы в ту же канаву.

– Без советов обойдусь.

– Как сказать, красавчик, – старая цыганка бесцеремонно ткнула дымящейся трубкой в спину юного проходимца. – Без моих советов ты в момент во что-нибудь вляпаешься. Как ты сейчас похож на папу!

Арчи обреченно вздохнул. От этой старухи деваться было некуда. Он прекрасно знал, что папа приставил ее к нему следить, чтоб наследник не зарывался. Ворон теперь был важной шишкой. Школа воров, основанная им семнадцать лет назад, дала прекрасные результаты.

Именно за счет бывших учеников он выдвинулся в лидеры и сменил на своем посту главу гильдии воров. Арчибальда, естественно, прочили ему в наследники.

– Передай папе, что я сегодня буду вести себя очень скромно. Пару баронов тряхну, и всё.

– А то я тебя не знаю, шалопут, – хмыкнула цыганка. – Ну что, ловец удачи[1], займемся делом? Ворону поступил один очень серьезный заказ. Обработаешь клиента – месяц гуляешь за счет общей казны.

Арчи замер, подозрительно покосился на цыганку:

– Шутишь?

– Абсолютно серьезно. Всё, что при нем найдешь, – твое. Кроме свитка. Доставишь его Ворону.

– И месяц гуляю?

– Месяц. Папа слов на ветер не бросает. Согласен?

– Спрашиваешь!

Цыганка поманила юного вора за собой. Центральная площадь Арканара, столицы Гиперии, бурлила. Карнавал был в самом разгаре. Праздник воссоединения Трисветлого всегда отмечался с помпой, но сегодня король превзошел самого себя.

Похоже, Георг VII немало нагрешил в этом году, коль дал указ всем харчевням и трактирам в этот день поить и кормить народ в счет казны, да сверх того приказал выкатить на центральную площадь девять бочек зелена вина, дабы, согласно заветам Трисветлого, трижды воздать хвалу каждому из святых в день благоговения и воссоединения. И народ веселился вовсю. В этот день, согласно традиции, стирались сословные границы. Баронессы сквозь маски ворковали с простолюдинами, простолюдинки без зазрения совести вешались на маркизов, в этот день было можно всё! Кроме одного. Браться за нож и воровать. Виновного в этом злодеянии сегодня ждала немедленная смерть. Если попадешься. Об этом знали все, но соблазн так велик! Когда еще представится возможность панибратски обнять герцога и украдкой запустить ему руку в карман? Поэтому для начальника городской стражи господина Фарлана праздник воссоединения Трисветлого всегда был самым кошмарным днем. У городской стражи в этот день было много работы.

И не только у них. Среди толпы шныряли искусно маскирующиеся под праздных гуляк агенты господина де Гульнара – начальника тайной канцелярии, и даже глава магического дозора маг первой ступени Цебрер не прикоснулся к обязательной в этот день ритуальной чаше вина. Он молча рассекал толпу, торопливо раздававшуюся в разные стороны при виде его долговязой фигуры в черной сутане.

– Мне это не нравится, – нахмурился Арчи.

– Что тебе не нравится? – вскинула бровь цыганка.

– Чего он тут вынюхивает? Этот дятел, как и все маги королевства, сейчас должен быть мертвецки пьян, дабы возрадовать Трисветлого.

Чутье у Арчи было просто фантастическое. Опасность чуял за версту и, возможно, поэтому еще ни разу не попадался в лапы правосудия за всю свою длинную пятнадцатилетнюю воровскую карьеру.

– Действительно… Впрочем, это не твой клиент. Видишь вон того франта?

– Их тут пруд пруди.

– Тот, который с фазаньим пером в шляпе. В черной маске.

– Это которого Лайса обрабатывает?

– Да. Ворон приказал ей отвлекать хлыща до твоего прихода… А как ты узнал ее под маской?

– По монисту. Я ей лично его подарил.

Цыганка прищурилась:

– Да это же мое монисто!

– Мам, извини. Я был на мели. Как только стану сказочно богат, непременно… – Юноша со смехом дернулся от затрещины, которую пыталась отвесить старая цыганка.

– Два вернешь, и всё из чистого золота!

– Так у тебя серебряное было.

– А будет золотое! Ну, я пошла. Иди, работай. И про должок не забудь.

– Уже забыл. – Юноша откровенно смеялся. – Пояс пощупай.

Цыганка вытащила из-за пояса, перехватившего длинную пеструю юбку, тяжелый кошель, удивленно посмотрела на него:

– Когда успел?

– Там на три таких мониста хватит.

– Шалопай, – покачала головой старушка, пыхнула удушливым клубом дыма и скрылась в проулке.

– Ну-с, приступим.

Юный аферист скинул с себя камзол, одним рывком вывернул его наизнанку, сменив колер с алого на синий.

Верхнюю губу украсили аккуратные черные усики, на льняные волосы лег шелковистый черный парик.

– Так, графом я сегодня уже был. Барон? Не престижно. Меньше чем на герцога не согласен. Их, правда, маловато в нашем государстве, можно вляпаться в геральдическую разборку но нынче карнавал. Маска всё скроет.

Красная маска честно скрыла верхнюю часть лица знаменитого Арканарского вора, известного в преступном мире под псевдонимом Граф.

Прилепив на камзол нашлепки с изображением герцогских корон, шитых золотом на голубом фоне, новоиспеченный герцог двинулся к своей жертве, небрежно поигрывая тростью. За его спиной почтенный буржуа удивленно смотрел на свои руки, в которых только что эта трость находилась.

– Граф, на пару слов…

Арчи скосил глаза. Рядом с ним бесшумно скользил по булыжной мостовой неизвестный, с головы до ног укутанный в черный балахон.

– Разуй глаза, болван. Я – герцог!

– Хоть сам король. У нас послание для тебя от Массакра.

Арчи замедлил шаг. С главой гильдии наемных убийц ему ссориться не хотелось.

– Какие у нас могут быть дела? Дорожку вроде вам нигде не перебегал, убийство не мой профиль.

– Перышком махать мы и сами умеем. Отступись от Фарера. У нас на него заказ.

– Фарера?

Арчи перевел взгляд на франта с фазаньим пером.

Это имя ему ни о чем не говорило.

– А какие проблемы? Я его чищу, вы того… – Арчи сделал характерный жест рукой по горлу.

– У нашего заказчика другие планы. Он должен просто исчезнуть на пару недель. А ты нам карты путаешь. Спугнешь, а у нас заказ.

– У меня тоже, – ощерился Арчи, – и мой заказ уже в разработке.

– Лайсу мы не тронем.

– Вы, может, и нет, а вот де Гульнар с Фарланом о ней потом позаботятся. Короче, я ее увожу, и клиент ваш.

Наемный убийца на мгновение задумался.

– Ладно. Десять минут, не больше.

Арчи хмыкнул. Времени больше чем достаточно. Хотя предыдущий план с обхаживанием уже не проходил.

Юноша двинулся в сторону ближайшей бочки.

– Эй, м-м-милейший, мне тройную за Трисветлого, – заплетающимся языком потребовал он, для убедительности ткнув разливальщика тростью.

– Одни момент, ваше сиятельство!

Арчи поднес ко рту черпак. Вино, не проникая внутрь сквозь плотно стиснутые зубы, потекло по подбородку обильно смачивая камзол.

– У-у-у… нажрался, скотина, – еле слышно пробурчал виночерпий.

– Ещ-щ-ще нет. Ща вернусь и напьюсь… во имя Трисветлого!!!

Разливальщик испуганно сжался. Он не ожидал, что напившийся вусмерть гуляка его услышит. Однако Арчи было не до него. Две минуты уже прошло. Строго по синусоиде он продефилировал к своей цели.

– Виконт, какие могут быть дела в такой праздник, – донесся до него игривый смех Лайсы.

– Прелестница, – мурлыкал Фарер, осыпая поцелуями обнаженные плечики девицы, – спешное дело. Через неделю я вернусь и…

В этот момент в поле зрения Лайсы появился подельник. Его походка подсказала ей, по какому варианту пойдет обработка клиента.

– Что за фривольности, виконт! – резко оттолкнула она его прямо в объятия Арчи.

– Ха-а-м! – промычал юный пройдоха, используя франта как третью точку опоры. – Я тебе ща морду набью!

Виконт задергался, пытаясь вырваться из объятий афериста, облапившего его сзади.

– Слушай, чё ты меня качаешь? – пьяно обиделся Арчи, судорожно цепляясь за камзол жертвы и еще плотнее прижимаясь к ней. – Дай подержаться.

– Так его! Давай! – радостно приветствовали усилия Арканарского вора карнавальные гуляки.

– Герцог, через панталоны же неудобно! – хихикнула какая-то дама.

Пользуясь тем, что всё внимание переключилось на эту сладкую парочку, Лайса исчезла в толпе. Арчи тоже долго задерживаться не собирался, ибо отпущенные ему десять минут были уже на исходе, и, как только содержимое карманов виконта сменило владельца, сердито оттолкнул его.

– Не-е-е, за тебя держаться неудобно. Ерзаешь. – Он обвел мутным взглядом веселящийся народ.

Красный от стыда виконт схватился было за шпагу, но, увидев герцогские короны на камзоле обидчика, что-то злобно прошипел и поспешил скрытся в толпе, которая, похихикивая, тоже решила разойтись. Служить опорой любвеобильному «герцогу» не хотелось никому.

Краем глаза Арчи заметил закутанные в черные балахоны личности, ныряющие в проулок вслед за виконтом. Юный воришка виновато вздохнул.

– У каждого свои проблемы, – философски пробурчал он себе под нос, направляя стопы в противоположную сторону, старательно покачиваясь на ходу. – У одних щи жидкие, у других алмазы мелкие. Я свою проблему решил…

Рука бешено зачесалась.

– Это к деньгам.

Арчи сонул правую руку в левый рукав камзола и яростно поскреб ногтями. Под ними зашуршал свиток – главная цель его задания.

Хрустнула печать. Сердце авантюриста сжалось. Его знаменитое чутье на опасность проснулось и панически заорало во всю глотку: «Вляпались!!!»

Что-то случилось, казалось, с самой ночью, воздухом, землей, булыжной мостовой. Небо над арканарской площадью замерцало красными сполохами света.

– Оцепить площадь! – трубным голосом взревел Цебрер.

Глава магического дозора крутил головой в поисках источника сигнала тревоги. Заметалась стража.

«Печать, чтоб ее!» – молниеносно сообразил Арканарский вор, торопливо доставая из кармана антимагическую перчатку. Он был подкован на все случаи жизни.

Арчи осторожно сдернул защищенной рукой печать, мощным движением пальцев раскрошил ее в порошок, и высыпал коричневую пыль в карман проносящегося мимо добропорядочного пухленького горожанина, одетого в карнавальный костюм рогатого Дьяго – извечного врага Трисветлого.

– Вот он! Хватайте его! – кинулся к толстяку Цебрер.

«Пора делать ноги». Юноша успел улизнуть в проулок, прежде чем площадь оцепили. Он прекрасно понимал, что это лишь отсрочка. Его обязательно найдут по магическим следам, наложенным на свиток, однако сдаваться не собирался. Мозг, как всегда в минуту опасности, работал на всю катушку, лихорадочно просчитывая варианты. «До папы добежать не успею. Сцапают. Надо замаскироваться в таком месте, где много магии. Пусть попробуют на ее фоне меня найти».

Больше всего магии было в королевском дворце, где чудил старый добродушный маг Альбуцин, но до дворца далеко. Туда он явно не успеет, да и вряд ли его ждут там с распростертыми объятиями.

Пока голова соображала, ноги сами несли его в нужном направлении – в сторону улицы Менял, где располагались лавки торговцев амулетами, оберегами и прочими магическими артефактами. Он хорошо знал этих пройдох и прекрасно понимал, что они сразу сдадут его при малейшем намеке на опасность, а потому внутрь заходить не собирался. Ему нужно было место, где он в спокойной обстановке ознакомится с содержимым свитка и уничтожит его. К Дьяго заказчика! Папа с ним как-нибудь разберется. Взгляд авантюриста упал на древнее строение со свежей табличкой «МАГИЧЕСКИЕ ТРАВЫ» над покосившейся дверью. Раньше это здание пустовало. Ни один уважающий себя торговец не соглашался арендовать такую развалюху. Новичок, – обрадовался Арчи, радостно потирая руки, сунул нос внутрь и возрадовался еще больше. Это была удача. За прилавком сидел здоровенный детина лет тридцати в затертом до дыр сером кафтане, горестно глядя на жалкую горстку медяков, лежащую перед ним. Обувать деревенских лохов было, конечно, не престижно, но в данный момент выхода другого не было. Арчи вошел внутрь.

– Удачной торговли, – весело приветствовал он продавца.

– Разве это торго-о-овля, – прогудел гигант. Его добродушное лицо выражало уныние и покорность судьбе. Оценив камзол «герцога», он слегка оживился. – Изволите чего-нибудь купить?

– Изволю. Как тебя зовут, милейший?

– Одуван.

– У тебя разрыв-трава есть, Одуван?

– Е-е-есть… но это запрещено.

Арчи не мог не рассмеяться над тем, как добродушный увалень спокойно сдал себя со всеми потрохами.

– Я разрешаю, – кинул он на прилавок тугой кошель Фарера.

При виде такого количества золота гигант нервно икнул.

– Вам сколько? Мешок?

– Я не собираюсь взрывать этот квартал. Хватит трех травинок… ну, для надежности пять.

Арчи развернул свиток и начал читать:

«Ректору Академии Колдовства, Ведьмовства и Навства архимагу Даромиру от короля Гиперии Георга VII нижайший поклон».

«А ведь действительно вляпался, – мысленно присвистнул юноша, – кажется, я обул королевского гонца. Ради этой грамотки весь Арканар перетряхнут».

«Как Вам конечно же известно, Мы, Георг VII, как и все короли, пользующиеся услугами возглавляемого Вами ковена магов, честно платим за все магические услуги, предоставляемые нам ковеном. До сих пор верховный маг Альбуцин, прикрепленный к моему двору, прекрасно справлялся со своими обязанностями, но последнее время, скорее всего по причине преклонного возраста, начал сдавать, и это в то самое время, когда его помощь нам крайне необходима. Мы, Георг VII, не просим его заменить…»

Арчибальд усмехнулся. Он прекрасно знал, что верховные маги покидают свой пост только в одном случае когда их выносят ногами вперед. Кроме того, этот развеселый старикан Альбуцин когда-то обучал нынешнего архимага Даромира магическому искусству да плюс ко всему прочему был постоянным собутыльником Георга VII. Так что об отставке речи быть просто не могло. Авантюрист вновь углубился в чтение:

«…просим просто прислать ему в помощь, за отдельную плату, разумеется, парочку магов первого уровня, а еще лучше верховного, если таковые найдутся у Вас под рукой. Чтобы Вам легче было подыскивать кандидатуры, вкратце введу вас в проблемы, возникшие перед Нами, Георгом VII. Что-то странное случилось с моими прекрасными дочерьми. Словно кто-то их сглазил или околдовал. У них пропал аппетит. Целый день они ходят сонные по саду, собирают цветы и охапки трав, тащат всё это в свою спальню и поднимают страшный скандал, как только служанки пытаются их оттуда убрать. Что странно, наутро все цветы и травы куда-то исчезают. На мои расспросы не отвечают. Только пожимают плечами.

Как-то ночью мы с Альбуцином попытались войти к ним в спальню, чтоб узнать, что же там происходит, но дверь оказалась заперта на такие мощные магические запоры, что наш верховный маг даже после третьего кувшина вина не смог ее вскрыть. Тогда я приказал перенести покои принцесс в другое помещение, но в нем повторилось то же самое. Очень надеюсь на Вашу помощь.

Искренне Ваш король Гиперии Георг VII».

– А ты ма-а-аг, – прогудел Одуван.

Гигант с пучком разрыв-травы в руках почтительно ждал, когда Арчи закончит чтение.

– Я не маг.

– Значит, у тебя что-то маги-и-ическое есть.

– Сейчас не будет.

Арчи перевязал свиток пучком разрыв-травы и вышвырнул его за дверь. Бахнуло так, что задрожали стекла.

– Вот и нет теперь ничего магического.

– Е-е-есть, я чу-у-ю.

– Э, батенька, да ты никак колдун? – насторожился Арчи.

– Я сла-а-абый колдун. Вот племяш мой Дифинбахий тот колду-у-ун. Только он с эльфами связался. У нас в роду все-е-е колдуют помаленьку.

– А почему без мантии? Незарегистрированный?

– Регистрированный. Я в гильдию купцов вчера вписался. Травками с деревни торговать.

– А в ковене магов?

Гигант наивно хлопал глазами. Он искренне не понимал, почему и зачем он должен регистрироваться в ковене магов? Разве это поможет торговле?

– Ясно. Безнадежен, – вздохнул Арчибальд. Ему вдруг стало стыдно подставлять этого наивного, добродушного детину. То, что скоро здесь всё будет кишеть агентами магического дозора, он не сомневался. – Значит, говоришь, тянет от меня магией?

– Еще ка-а-ак…

Арчибальд осторожно приоткрыл дверь и сразу услышал визгливый голос Цебрера, отдававшего приказания своим помощникам. «Герцог» обернулся:

– Запасной выход отсюда есть?

– Е-е-есть, а зачем?

– Затем, что ножки делать надо, чтобы голову не оторвали. Хочешь жить, хватай свой кошель, и дергаем отсюда!

– Заче-е-ем?

– Потом объясню, – прошипел Арчи, – где выход?

– Та-а-ам.

Это самое «там» скрывалось за грудой корзин и мешков с пахучими травами. Безжалостно расшвыряв товар Одувана, Арчи выскользнул на соседнюю улицу.

– За мной.

Он несся в сторону окраины столицы, сзади топал ножищами Одуван.

– Мечтал уйти из дере-е-евни, коров не доить, сено не косить… – бухтел он, – вставать как порядочный горожа-а-анин, когда солнышко уже высоко-о-о… Выпить кофию, сесть в собственную лавку… Денежек поднакопи-и-ить. Ни в чем себе не отка-а-азывать… Жить спокойно в свое удово-о-ольствие…

– Не ной. Выберемся из этой передряги, будет тебе спокойная жизнь.

– С кофием?

– С кофием. Тьфу! Такая гадость!..

– Это смотря сколько молочка-а-а добавить… А ты правда мне поможешь? Такой домик у меня бы-ы-ыл. Только-только выкупать начал. Вчера первый взнос заплатил. Еще лет пятьдесят, и он мой бы ста-а-ал…

– Куплю я тебе дом, не гунди.

– А фонтан в этом доме будет?

– Будет тебе фонтан, – огрызнулся Арчи, – отвяжись!

– И чтоб с жабами каменными по краям. А изо рта у них водичка бе-е-е…

– Всё тебе будет. И дом, и фонтан, и жабы бе-е-е, и я в фонтан рядом бе-е-е…

– Ну уж не-е-ет! – взревел Одуван. – Чтоб ты в моем доме делал бе-е-е!!!

– Заткнись, идиот! И голову куда-нибудь под мышку сунь. Ее с соседней улицы видно.

Одуван на время замолчал и даже голову слегка пригнул , но надолго его не хватило.

– Вот батя обрадуется. Старшенький его в люди выбился!

– Если ты сейчас не пригнешься и не замаскируешься, – прошипел Арчибальд, – я твоему папе пожалуюсь, и он…

На глазах изумленного вора фигура здоровенного детины начала усыхать, сложилась чуть не втрое, и вот рядом с ним уже ковылял старый-престарый дед с клюкой в руках.

– С ума сойти! Это где ты так выучился?

– А как, ты думаешь, я по чужим огородам лазил? В пацаненка съежишься, в щелочку нырь…

– Какие таланты… Тогда давай, дедок, шурши скорее.

Старичок заковылял быстрее. В принципе, они были практически уже на месте. Лавка местного скупщика краденого, маскирующего свой главный, нелегальный бизнес торговлей полотняными изделиями, работала круглосуточно. Два брата-близнеца Барти и Гарти по очереди дежурили в ней в ожидании клиентов. На этот раз за прилавком сидел Барти.

– Кого я вижу! Граф! – Лавочник кинулся к Арчи с распростертыми объятиями. Со знаменитого Арканарского вора он всегда имел такой крутой навар, что радость его была вполне объяснима.

– Радуйся, я сегодня ничего не продаю, я только покупаю. Два плаща. Что-нибудь поближе к магическим, но к ковену магов не относящиеся.

– Есть прекрасные наряды вольных магов. Пошиты как специально для вас и вашего спутника. Кстати, не представите? Это ваш старенький учитель?

– Это я-то старенький? – прогудел Одуван, раскладываясь во весь свой гигантский рост.

– У меня для него шмоток нет, – испугался Барти.

– И не на-а-адо, – прогудел Одуван. – Вон, материи штуку дай.

Лавочник пожал плечами, плюхнул на прилавок рулон плотной ярко-голубой ткани. Одуван замотался в нее и…

Барти испуганно пискнул. Материя на гиганте сама собой трансформировалась в плащ. Грубоватого покроя, но явно в плащ, вольных магов.

– Да ты и впрямь маг! – прошептал Арчи.

– Я ж говорю-у-у, у нас в роду все-е-е немного колдуют.

– Ни фига себе немного. Как минимум третья ступень… если не первая, – мысли в голове авантюриста неслись галопом. Только сейчас он понял, какой ему в руки дался шанс!

– Ты кого ко мне привел?!! – взвизгнул лавочник. – Он же настоящий маг! Незарегистрированный! Засветить нас хочешь? Ему-то хорошо, отловят – в академию упекут, под надзор. А меня повесят! А то еще хуже – на кол посадят за укрывательство и недоносительство. Это вам, дворянам, с почетом головы рубят…

– Ну успокоил.

– Я не хочу на виселицу, – испугался Одуван. – Я домик хочу с жабами бе-е-е…

– Идите отсюда со своими жабами! – забился в истерике лавочник.

Его можно было понять. Закон в отношении незарегистрированных магов был исключительно строг. Маги были самым главным и мощным оружием в борьбе с силами тьмы, поглотившими половину этого несчастного мира, и за ними шла настоящая охота. Каждый добропорядочный гражданин был обязан сообщать властям о появлении магов, не имеющих регистрационной метки ковена. Их отлавливали специальные команды Цебрера и, в зависимости от способностей, отправляли либо в академию Колдовства, Ведьмовства и Навства, либо на ускоренную подготовку, после которой они попадали в пограничную зону для ведения боевых действий против темных государств, откуда постоянно лезла нечисть. Колдунов, заподозренных в том, что они способны переметнуться на сторону тьмы, уничтожали немедленно. Так же поступали с теми, кто не сообщал о них властям.

Относительно свободными от этой повинности были только вольные маги-пацифисты, которые в силу своих природных наклонностей были абсолютно не приспособлены к боевым действиям и по той же причине физически не могли примкнуть к силам тьмы. Впрочем, иногда и им находилось применение в лечебном колдовстве. Будущих магов старались выявить еще в младенчестве, но порой из глубинки появлялись самородки наподобие Одувана.

– Ты нас не видел, мы тебя тоже, – решительно взялся за дело Арчибальд. – Если насядут, скажешь: заглядывал один старичок, но ничего магического в нем не заметил. Ты ж, в конце концов, не маг. Понял?

Барти усиленно закивал головой и, забыв стребовать с опасных клиентов деньги, начал выталкивать их из лавки.

– И куда теперь? – Судя по всему, Одуван изрядно струхнул.

– К королю! – Арчи выудил из многочисленных карманов две металлические бляшки.

– Можешь сделать так, чтоб они замерцали?

– Могу-у…

Бляхи немедленно замерцали.

– Нагнись.

Одуван послушно нагнулся. Авантюрист приколол один значок к плащу гиганта, другой прилепил себе.

– Прикинемся нищими вольными магами. За мной!

«Вольные маги» двинулись обратно к центру столицы.

– Подаяние когда-нибудь просил?

– Не-е-е… – почесал буйную шевелюру Одуван.

– Значит, буду просить я. А ты… ты – мой старший дебильный брат.

– Дебильный – это умный?

– Да.

– Гы-гы-гы…

– Отлично! Ну-ка, еще умнее физиономию сделай… Класс!!! И чтобы, кроме гы-гы-гы, я от тебя больше ничего не слышал. Тихо!

Одуван замер.

– Быстро сюда! – Арчи затащил «дебильного братца» в ближайшую подворотню, плюхнул его в мусорную кучу и пристроился рядом. По улице шествовала команда магического дозора.

– Здесь след сильнее.

– Значит, уже близко. Вперед!

Как только топот преследователей затих вдали, «вольные маги» возобновили путь.

– Старая, как жизнь, уловка, – похвастался Арчи, пытаясь стряхнуть с себя мусор. – Дал круг след в след – и загонщики с носом.

– Зайчики тоже так делают, когда от Дифинбахия убегают, – поделился опытом Одуван, горестно рассматривая порванный плащ.

– Обычно они так от лис бегают.

– Он лисой за ними и гоняется. Это я неповоротливый. Только медве-е-едем могу…

– Ну и семейка…

– Еще-е-е магию чую, – прогудел Одуван.

– Молодец. Всё правильно, мы уже у дворца. Сейчас всех лишних отсюда уберем – и дело в шляпе.

Лишними, по мнению Арчибальда, были две личности, сидящие в придорожной пыли недалеко от ворот дворца, в грязных, драных кафтанах, держа в трясущихся руках старые, потертые шляпы. Арчи подошел к одному из них.

– Извини, друг, знаю, что вы себе на пропитание зарабатываете, а мы у вас хлеб отбиваем, но лучше вам сегодня здесь не быть, – Арчи незаметно, так, чтоб не видела охрана у ворот, кинул в его шляпу два золотых. Еще один золотой упал в шляпу второго нищего. – Отдохните недельку, наешьтесь вволю, а мы тут пока за вас постоим.

– Еще чего… – Нищий поднял голову. – Граф!

– Тс-с-с! Никаких имен, Жабер!

Нищий, бормоча что-то нелестное в адрес конкурентов, прихрамывая, удалился.

– Целых три золотых! – обалдел Одуван.

– Нищих иногда надо жалеть. Божьи люди. Худшей доли не придумаешь. На хлебе и воде живут. Видал, в каком рубище Жабер ходит?

– Ну и что? Он же нищий!

– Он – глава гильдии нищих. На самом почетном месте сидит, а толку? Ты-то вон какую ряху отъел! Поди, одно мясо жрешь?

– Почему только мясо? Фрукты, овощи, ягодку всякую, – начал перечислять Одуван. – Особливо малинку люблю, когда в медведя оборачиваюсь.

– То-то и оно! Пожалел убогим золотой. Пусть хоть чуть-чуть по-человечески поживут.

Одуван виновато хлопал глазами.

– Всё, работаем! Умную морду!

– Гы-гы-гы…

– Подайте мне и моему дебильному братцу подая-а-ание на пропита-а-ание, – загнусавил артист, подваливая ко дворцовой охране.

– Трисветлый подаст! – сердито замахал руками начальник стражи. – Убирайтесь! Освободите проход. Сейчас здесь король проезжать будет! Устамший после карнавала!

– Его-то мы и ждем, – кротко сообщил Арчи, – по о-о-очень важному делу.

– Гы-гы-гы, – подтвердил его «брат».

Начальник стражи подозрительно посмотрел на регистрационные бляхи «вольных магов».

– Какие могут быть дела у таких оборванцев с королем?

– Про то только Трисветлый знает и мой брат, глаголющий истину его устами, – аферист благонравно сложил ручки на груди.

Начальник охраны растерялся. С одной стороны, божьих людей обижать нельзя, ибо снисходят на них порой озарения разные, с другой – должностные инструкции.

Но они против лихих людей в основном…

– Но смотрите… ежели что, – он многозначительно погладил рукоять меча.

– Мы люди мирные.

Зацокали копыта. К воротам приближался королевский кортеж. Король не сидел, как положено его высокой королевской особе, в карете. Георг VII в алом костюме легендарного Ворга Завоевателя топал во главе процессии. На голове его покачивался рогатый шлем, на плече лежала лесистая булава. Периодически он скидывал железную дубинку с острыми шипами с плеча и начинал яростно крутить ей над головой. Судя по тому, на каком почтительном расстоянии от короля шествовала свита, ведя на поводу коней, древнее оружие было не бутафорское. Георг VII с самого утра был не в духе, и карнавальные праздники не улучшили его настроение.

– Пода-а-айте моему дебильному брату психократу-дегенерату, изрыгающему волю Трисветлого моими уста-а-ами. Мы стоим здесь уже третий де-е-е-нь в надежде лицезреть нашего милостивого короля, дабы предупредить его о страшной опа-а-асности.

Георг VII резко затормозил и уставился на пройдоху.

– Чего брешешь? Я тут утром проезжал. Никого, кроме стражи, не видел.

Булава угрожающе раскачивалась в его руке. Повод сорвать накипевшую злость был просто великолепный.

– Мы вас тоже не ви-и-идели. Мы ушли в астрал и только что вернулисъ. Три дня не ели, три дня не пили и такое в астрале узрели, что чуть в штаны не наложи-и-или!

– Что же вы там узрели?

– Опасность.

– И кому же угрожает опасность, шарлатан? – ехидно поинтересовался король, поигрывая железной дубинкой. – Мне?

– Гы-гы-гы, – занервничал Одуван.

– Мой брат-психократ, – немедленно перевел Арчибальд, – видал, как тучи сгущаются над короной. Кто-то готовит заговор против вас, используя дочерей ваших!

Над принцессами нависла страшная угроза!

Георг VII изменился в лице. Булава выпала из его рук и финишировала на королевском сапоге.

– Да чтоб вас, психократы!!! – взвыл он, прыгая на одной ноге. – Нельзя ж так сразу, без подготовки. Мягше надо, мягше со своим королем.

– Горькую правду надо рубить сплеча, – подхватил под локоток короля авантюрист.

– Гы-гы, – подтвердил Одуван.

Георг VII пошевелил ступней.

– За мной, – коротко распорядился он и захромал в сторону ворот. – Чтоб никому ни слова! – поднес он к носу начальника охраны кулак на ходу.

– Даже жене? – выпучил глаза вояка.

– Болван! – раздраженно махнул рукой король и помчался дальше, энергично припадая на одну ногу.

Сзади за ним неслись Арчибальд с Одуваном, следом спешили придворные. Грохот подкованных сапог по каменным плитам дворца стоял такой, что дал возможность авантюристу коротко проинструктировать доморощенного колдуна.

– Слушай внимательно. По моему сигналу будешь завывать. Только хватит «гы-гы». Переходи хотя бы на «а-а», а между ними вставляй хоть по словечку. Магии здесь хватает. На общем фоне мы почти незаметны, тем более что мы теперь о-го-го! Самые настоящие вольные маги. Понял?

Одуван неуверенно кивнул головой.

– Запомни главное: у короля по ночам куда-то исчезают дочки. Вот из этого и исходи, но не увлекайся.

Король тем временем доскакал до тронного зала, запрыгнул на трон.

– Альбуцина сюда, герцога Шефани, графа де Шулье, де Гульнара, Фарлана, все остальные вон, кроме этих двух, – ткнул он пальцем в Арчибальда и Одувана. – Да, если найдете Цебрера, тащите и его. Хватит шастать по городу в поисках призраков. Тут для него есть более серьезная работа.

Лицо Арканарского вора вытянулось.

– И главное – приведите Альбуцина. Это срочно!