"Снова наемник" - читать интересную книгу автора (Бабкин Борис Николаевич)

Борис Бабкин Снова наёмник

Коренастый человек с туго набитым рюкзаком остановился и облегченно вздохнул:

– Наконец-то, кажется…

Выпущенная с близкого расстояния пуля раздробила ему затылок, и он умолк.

– Что за дела?! – громко спросил выскочивший из-за куста парень. Увидев убитого, выхватил из кармана штормовки пистолет. Справа от него глухо хлопнул сухой выстрел мелкокалиберной винтовки. Парень с кровавой точкой на виске упал в ручей.

– Я рада, что ты на моей стороне. – Молодая женщина присела рядом с первым убитым, положила пистолет на траву и стала нетерпеливо его обыскивать. Нащупав в боковом кармане камуфляжной куртки что-то твердое, радостно вскрикнула, достала кожаный мешочек и вытащила оттуда небольшой сафьяновый футляр. Бросив торжествующий взгляд на стоящего с винтовкой человека, открыла его.

– Я знал, что он будет наш, – спокойно проговорил человек, – потому что…

Выпрыгнувший из-за куста парень всадил ему узкое длинное лезвие в шею. Женщина вскинула пистолет.

– Не надо, крошка, – угрожающе посоветовал мужской голос. Она замерла. – Потому что с такой кралей гораздо приятнее в любовь поиграть, – усмехнулся появившийся из-за ее спины широкоплечий детина.

– Умри, Лось! – прикрикнул на него смуглый человек с двуствольным обрезом.

Тот, кто убил спутника женщины, быстро обыскивал мертвых.

– Живем. – Он подмигнул насупившемуся Лосю.

– Дай сюда! – потребовал смуглый. Поймав «ТТ», он с улыбкой взял из безвольной руки женщины браунинг. – Оружие вам не к лицу, – засмеялся он.

– Зря вы это делаете, – спокойно проговорила она, – потому что…

– Я вас выслушаю чуть позже, – сказал он, – а сейчас топайте за мной. Ты, – он бросил взгляд на Лося, – этих закуркуй! А то туристы какие-нибудь набредут. Раньше времени нам кипиш не нужен. Здесь для нас самое то – солнце, воздух и вода, да не простая. И воздух йодовый. Прошу вас. – Театральным жестом он показал женщине направление.

Она встала и шагнула вниз по склону.


– Да сколько еще можно ждать? – посмотрев на часы, зло спросил грузный пожилой мужчина в линялой тельняшке. – Мы уже здесь пять часов торчим! А здесь все-таки погранзона. Если зеленые фуражки нас срисуют…

– Я сказал, будем ждать! – категорично ответил высокий человек с мушкетерской бородкой.


– Здорово, Ковбой! – весело сказал, входя в комнату, Корсар.

– Салют. – Что-то мурлыкая себе под нос, худощавый высокий человек прополоскал в ведре тряпку и выжал ее. – Все. – Он с облегчением вздохнул и оглядел чисто вымытый пол. – Ведь правда чисто? – Он с надеждой посмотрел на Корсара.

– Как я понял, Надежда приезжает? – усмехнулся Корсар.

– Ага. Полтора месяца с пацанами отдыхала. – Шлепая босыми ногами, Ковбой подхватил ведро и швабру и пошел к двери. – Вчера звонила. Вроде полегчало ей. Я хотел, чтобы она как следует отдохнула. Ведь все-таки ей там еще и курс лечения какой-то назначен был. Говорил ей – езжай одна. Так нет, пацанов с собой взяла. А ты чего явился-то? – без перехода спросил Ковбой.

– Узнать, дома ли ты. А то, может, как всегда, куда-нибудь умотал.

– Все, Корсар, – сказал Ковбой. – Я после похода за китайскими сокровищами больше ни в какие авантюры не влезу. Наде слово дал.

– Так и тогда ты, чтобы с ней и мальчишками ничего не случилось, с той стервой в поход отправился, – сказал Корсар. Посмотрев на часы, шагнул к двери. – А вот занавески у тебя грязноваты, – заметил он.

– Серьезно? – встревожился Ковбой и посмотрел на занавеску.

– Пока, Серов! – услышал он веселый голос Корсара. «Пошутил он или нет?» – расправив руками занавеску, пытался понять Ковбой.


Женщина с короткими светлыми волосами вопросительно посмотрела на сидящего на диване пожилого лысого мужчину.

– Ничего, – отвечая на ее взгляд, покачал головой он.

– Черт возьми. – Она сверкнула сердито глазами. – Что-то случилось?

– Послушай, Флора, – сказал он, – неужели ты думаешь, я не хочу этого узнать? – Мужчина прошелся по комнате.

– Но ты послал туда ее! Хотя прекрасно знал, что я против. Ты знаешь наши отношения! Она только для того, чтобы досадить мне, сделает что-нибудь не так! Может, только поэтому и молчит.

– Галя не стала бы молчать, – возразил он. – Я уверен – что-то произошло.

– Тогда чего ты ждешь?! – крикнула женщина. – Пошли кого-нибудь!

– Кого? – Остановившись, он посмотрел на нее. – И зачем?

– Как зачем? Значит, ты считаешь, что тонна икры, рыбы и…

– Замолчи! – закричал мужчина. – Неужели ты не понимаешь?! Мне наплевать на все твои договоры! Для тебя там возможность получить товар по дешевке и загрести на этом большие деньги! Я же боюсь другого. Я могу там потерять, если уже не потерял, – пробормотал он, – гораздо больше.

* * *

– Подожди, – усмехнулся мускулистый мужчина с эспандером, – ты поверил ему?

– Я видел образец, – спокойно ответил сидевший в кресле коренастый блондин. – И поверь, Груздь, это действительно большие деньги. Очень большие.

– Интересно, – его собеседник отбросил эспандер, – почему он с тобой откровенничал? Если, как ты говоришь, это действительно большие бабки, то откровенность Хоттабыча непонятна. Он же скупердяй. Что ему от нас нужно?

– Ничего из того, чего мы не могли бы. – Отрезав кончик сигары, коренастый достал зажигалку. – Мы с тобой должны совершить небольшой вояж к крайним рубежам нашей матушки России. Как я понял, там получилась какая-то накладка, и он боится остаться с носом. За это, заметь, в любом случае мы вырулим себе хорошие бабки. А кроме того… – он понизил голос, – если мы поймем, что и сами сможем набить карман за Хоттабычев счет, то вообще будет красота. – Он подмигнул приятелю. – Ведь это гораздо прибыльнее и безопаснее нашей работы.

– То есть, Финн, ты хочешь бросить Хоттабыча, – понял Груздь.

– Что за выражения, Гриша? – весело изумился Финн. – Мы просто станем его компаньонами. Надеюсь, возражать не будешь?

– А если Робот не пойдет на это? – подстраховался Груздь.

– Хоть и зовут его Роботом, – засмеялся Финн, – но он не глупее нас. Вот он появится, я обрисую вам полную картинку, тогда и решим. А сейчас давай выпьем. Надо же отметить нашу сделку с Хоттабычем. Очень удачная делюга подвернулась. Тем более что я давно мечтал посетить край вулканов.


– Может, ты мне объяснишь, – пышноволосая красивая женщина повысила голос, – почему ты доверяешь это каким-то бандитам?

– Все очень просто, – пожал плечами невысокий бородатый человек с кустистыми бровями. – Рыба и другие продукты моря только прикрытие. Я знаю Якова, он не стал бы мелочиться из-за каких-то даров моря. Я слышал кое-что весьма любопытное. И если это правда, то я не намерен оставаться в стороне.

– А мне скажешь, почему из-за каких-то слухов ты прибегаешь к помощи бандитов? – спросила женщина.

– Господи, Альбина. – Он захохотал. – Конечно. Просто всему свое время.


Плотный молодой человек в форме капитана дальнего плавания пораженно уставился на мерцающий разноцветными огоньками камешек величиной с горошину.

– Господи, – прошептал он, – и ты имел глупость связаться с Буниным! Зачем?

– Успокойся, Николай, – ответил ему худощавый человек в больших очках. Он забрал у Николая камень и вернул его в стеклянный пенал, где лежали еще три таких, – сам продавать их я не могу. Во-первых, – он загнул палец, – я уже некоторое время числюсь жильцом того света. А во-вторых, оно же и в-третьих, у меня нет связей, которые есть у Якова. Он еще в прежние времена торговал всякой всячиной с иностранцами. Ко всему этому нужно добавить, что он меня крепко обидел. На его теперешнем месте должен быть я. Так что камешки – это начало моей мести Бунину. Ты же знаешь, Коля, – он вздохнул, – меня тогда спасло только известие о моей смерти.

– Но ты есть! – воскликнул капитан. – И вместо того чтобы отплатить этому проходимцу, ты…

– Я уже сказал! – грубовато перебил его человек в очках. – А ты знаешь, как я не люблю повторяться.

– Но подожди, Валентин, – решительно проговорил моряк, – неужели ты думаешь, что Бунин спокойно принял твое воскрешение из мертвых? Ведь он хорошо знает тебя и понимает, что ты не будешь бездействовать. Он обязательно станет предпринимать какие-то меры. Неужели ты не понимаешь?

– Я все понимаю, – улыбнулся его собеседник. – Но что может сделать Бунин? Прислать сюда наемного убийцу? Да хоть взвод, хоть роту. Ты знаешь, что в этой окутанной паром стране властелин я! – Он гордо вскинул голову. – Здесь я всемогущ. А Бунин проглотил наживку. Вообще-то получилось немного не так, как я хотел. Но, может, оно и к лучшему. Я знаю действительную цену Бунину. Как человека я его знаю. Вернее, думал, что знаю. А теперь он мне интересен в плане его родственных отношений. Очень скоро и это станет ясно.


– Да кто вы такие?! – Молодая женщина с возмущением смотрела на своих похитителей. – Зачем убили Ви…

– Закрой ротик, киска, – насмешливо посоветовал парень, сидевший у маленького костра, над которым висел закопченный железный чайник. – Уж, как говорится, чья бы корова мычала. Или для тебя пульнуть человеку в затылок – плевое дело?

– Знаешь, почему я его убила? – немного помолчав, спросила женщина.

– Интересно, ну-ка, просвети, из-за чего клевые бабцы вроде тебя лезут в такую даль и разносят затылок одному из своих спутников. А тот придурок, которого Ерш сделал, другого пристрелил?

– Как тебя зовут? – вдруг спросила женщина. – Я помню, ты этого Лосем назвал. – Она кивнула на широкоплечего детину, чистившего пятизарядный карабин. – А как тебя зовут?

– Гамлет, – усмехнулся смуглый.

– Меня Галя, – представилась она.

– Лося по-русски Петром называют. – Гамлет указал на детину. – А вот этого, – он махнул рукой на худощавого высокого парня, – можно Егор.

– А тебя как по-русски? – спросила Галина.

– Мой пахан, – криво улыбнулся смуглолицый, – был театральный деятель, чтоб он, сука, на том свете на сковородке жарился, ну и назвал меня Гамлетом. Так что это не кличка, а имя. Гамлет Петрович Зайкин. Ничего сочетание?

– А на кого вы работаете? – снова спросила Галина.

– Мы вольные стрелки, – гордо отозвался Ерш, – живем сами по себе.

– Вот как? – Она удивленно расширила глаза. – А я думала…

– Неужели ты и мыслить умеешь? – насмешливо удивился Гамлет.

– Зачем я вам? – спросила Галина со страхом.

– Если честно, – усмехнулся Гамлет, – мы и сами пока не знаем. Мы за вами шли, чтобы всех пришить. У вас оружие и жратва. А мы последнее время одной рыбой питались. Тут еще эти козлы вонючие нам на хвост сели. Вот мы и сдернули с долины гейзеров. Там лафа, – он вздохнул, – туристы всегда всего до хрена оставляют. А в гейзер железную плетенку с яйцами опустишь и через пять минут хавай. Но ничего, доберемся мы до вас, суки!


– И что? – Валентин вопросительно взглянул на вошедшего в комнатушку рослого, атлетически сложенного человека.

– Все трое неоднократно судимы, – ответил тот. – Зайкин Гамлет Петрович из Тулы. Последний раз осужден за убийство сотрудника ГАИ. Дали пятнадцать лет. Отсидел четыре. Петр Лосев получил двенадцать за вооруженное ограбление почтальона. Ершов Егор осужден на четырнадцать лет за попытку нападения на кассира шинного завода в Ярославле. Его подельник убит. Сам он отстреливался. Ранил одного милиционера и одного из охранников кассира. В общем, получил четырнадцать. Все трое бежали со строительного объекта. В побег уходили вчетвером, но один убит. Как попали сюда, неизвестно. И вот что еще странно: они на удивление хорошо здесь ориентируются. В долине появились три месяца назад, создается впечатление, что их кто-то сюда доставил. Но за то время, что мы их обнаружили и взяли под наблюдение, они ни с кем не встречались.

– Как думаешь, Шериф, – после недолгого раздумья спросил Валентин, – что с ними делать?

– Нужно брать. Хотя бы потому, что у них Галина Яковлевна. Правда, они ее пока не трогают, но думаю…

– Значит, бери, – коротко бросил Валентин. Потом остановил шагнувшего к выходу Шерифа. – Постой-ка, Иван, но, если, не дай Бог, их как-то вдруг обнаружат у нас, нам могут пришить статью за укрывательство беглых.

– Нет, – возразил Шериф, – розыск прекращен два года назад. Из моря выловили тела троих неизвестных, и одному Господу Богу ведомо, почему власти решили, что это и есть беглецы.

* * *

Изредка посматривая на часы, Ковбой в засученных до колен старых тренировочных штанах ходил по квартире и влажной тряпкой вытирал пыль. Он тщательно протирал плинтус под кроватью, когда в квартиру вошли трое парней. Держа руки в оттопыренных карманах, они быстро обошли все комнаты.

– Никого нет, – удивленно сказал один входящему в квартиру здоровяку с квадратным подбородком.

– Как нет? – буркнул тот. – Хата не заперта. Значит, он дома.

– Я поражен вашей догадливостью, – успел услышать здоровяк веселый голос за спиной. Короткий дробящий удар между лопаток заставил его упасть. Подпрыгнув, Ковбой выброшенными ногами уложил бросившихся на него двух парней. Третий прижался к стене и выхватил пистолет. Мокрая тряпка захлестнула его руку с оружием. Ковбой резко дернул тряпку на себя. Парень, потеряв равновесие, пошатнулся и от резкого удара носком ноги в живот сложился пополам.

– Какого черта этим молодцам здесь нужно? – пробормотал Ковбой, связывая незваных гостей их же рубашками.

– Ради Бога, не убивайте, – раздался женский голос. – Я с миром. – Стройная красивая женщина в мини-юбке перешагнула порог и, вытянув вперед руки, засмеялась. – Я безоружна.

Жесткой ладонью закрыв женщине рот, Ковбой втянул ее в квартиру и отпустил.

– Хам. – Она покачала головой. – Посмотри, что ты наделал. – По лицу у нее была размазана губная помада.

– Если бы мадам явилась сразу и одна, – Ковбой пожал плечами, – то подобного не произошло бы. Но ваши ребятишки, – он махнул рукой на парней, – подействовали мне на нервы. Я польщен визитом такой прекрасной дамы, но впредь советую приходить одной.

– Я просто хотела убедиться, – засмеялась женщина, – что сделала правильный выбор.

– Вот это номер, – пробормотал Ковбой, – чтоб я помер. Меня, кажется, пытаются нанять. Я бы с огромным удовольствием сделал для вас все, – еще раз поклонившись, сказал Ковбой, – но я дал слово…

– Вашей жене, – закончила женщина. – Но, думаю, вам придется его нарушить.

– Ты! – Шагнув вперед, Ковбой схватил ее за горло. – Что с Надей?

Женщина ударила его согнутым коленом, но, замычав, начала падать – ее колено нарвалось на жесткий кулак Ковбоя. Отпустив горло, Ковбой схватил ее за руку и аккуратно опустил на пол. Потом взял с тумбочки вазу, выбросил цветы и вылил воду ей на лицо. Она фыркнула и открыла глаза. Отплевываясь, привычным жестом одернула юбку.

– Говори, курица! – сжав пальцами кончик ее носа, потребовал Ковбой. – Что с Надей?

– Отпусти, – прогнусавила женщина.

Ковбой схватил ее за плечи:

– Говори! Или…

Один из парней, с треском порвав рубашку, сумел освободиться. Очумело мотая головой, он метнулся к женщине. Ковбой встретил его ударом в подреберье. Парень начал падать. Ударившись лбом об пол, потерял сознание.

– Если ты не прекратишь, – злобно сказала женщина, – твоя жена и сыновья умрут.

– Да я тебя, тварь! – прорычал Ковбой. Вскинул руку и, как бы только что осознав услышанное, замер.

– Подними меня! – потребовала она. Протянув руку, взглянула на него и испуганно дернулась. В темно-карих прищуренных глазах Ковбоя она увидела свою смерть. Его подрагивающие сильные пальцы заслонили от женщины все остальное. Она словно почувствовала их на своем горле. – Надю и сыновей похитили в Крыму! – закрываясь вскинутыми руками, воскликнула женщина.

Шумно выдохнув, Ковбой затряс головой.

– Что т-тебе н-надо? – заикаясь, спросил он.

– Сейчас ты поедешь со мной, – быстро поднявшись, сказала она. – Уверяю, они здоровы, и, если ты не будешь делать глупостей, им ничего не грозит.

Шагнув назад, Ковбой медленно сполз по стене на пол.

* * *

– Куда она поехала? – спросил Бунин.

– Таиса нашла человека, – ответила Флора и глотнула кофе. – Он не принадлежит ни к какой группировке, но очень крутой.

– А почему она уверена, что он согласится?

– Ты что, Бунин, Тайку не знаешь? Она приехала сегодня и, узнав, что с Камчатки ничего нет, взяла Туза с парнями и уехала. Сказала, что скоро вернется.

– Черт возьми, – недовольно буркнул Бунин. – Не натворила бы она глупостей. Тем более Туз со своими каратистами. Им же только отвалтузить кого-нибудь.

– И на старуху бывает проруха, – весело проговорила вошедшая молодая женщина в мини.

– Наконец-то. – Бунин облегченно выдохнул. – Где ты была?

– А разве Флора не сказала? – Таиса засмеялась. – Я нашла человека, который поедет на Камчатку и все узнает. Опыт у него в таких делах есть. Ты помнишь Петровича?

– Конечно. – Удивленный этим вопросом, Бунин кивнул. – И что? Этот крутой работал на Петровича?

– И да и нет. – Она засмеялась. – То есть он сделал все, ради чего Петрович его нанял, просто он сам кончил очень плохо.

– Подожди, – остановила ее Флора. – Ты говоришь о русском Ковбое?

– Конечно. – Таиса кивнула. – Именно о нем.

– Но я слышала, у него какие-то неприятности, – наморщив лоб, попыталась вспомнить Флора. – Да! В Ленинграде жена Серова отняла гранату у мальчишек и ее здорово контузило. Она вроде даже парализована.

– Была некоторое время, – кивнула Таиса, – но сейчас почти в норме. Я познакомилась с ней на теплоходе. Она с сыновьями отдыхала в Болгарии, потом отправилась в круиз. Только поэтому я и вышла на Ковбоя. Он справится со всем, что мы ему поручим. Прекрасно подготовленный солдат. Бывший офицер группы ДОН-А-47. Такая спецгруппа, десант особого назначения. Сейчас их объединили в спецназ. Впрочем, это вам неинтересно. Так вот, Серов поедет на Камчатку и сделает все, что ему скажут.

– Почему ты так в этом уверена? – спросил Бунин.

Таиса засмеялась:

– Неужели ты перестал мне доверять? Ладно, сейчас вы поймете и разделите мою уверенность. Его жена и дети завтра должны вернуться в Москву. Я их опередила. Как я уже говорила, я познакомилась с Надей, женой Ковбоя, она, кстати, тоже была замешана в деле Петровича. Прекрасная женщина, и мальчишки у нее чудесные. А самое главное – Ковбой не мыслит жизни без них. Вот на этом я и решила сыграть. – Таиса усмехнулась. – Сказала Серову, что его жена и дети похищены. И если он не выполнит то, о чем его попросят, они умрут.

– Как ты могла?! – воскликнул Бунин. – Ведь он мог тебя убить!

– Сегодня я посмотрела в глаза смерти. – Таиса поежилась. – Но, слава Богу, разум у него возобладал над чувствами. Хотя он когда-нибудь обязательно меня убьет.

– Но подожди, – удивился Бунин. – А если его жена вернется, то что…

Таиса улыбнулась:

– Сейчас я позвоню в Ялту, и похищение состоится.

– Но ведь она все поймет, – сказала Флора.

– Ну и что? – Таиса пожала плечами. – Как только Серов сделает все, что нужно, их всех убьют. И его в первую очередь. Я не хочу постоянно чувствовать себя дичью.


Стройная русоволосая женщина с улыбкой смотрела на возившихся в песке двух мальчиков. Волны прибоя, затихая на берегу, белой пеной касались ног мальчишек.

– Надежда Ивановна, – к ней подошел молодой крепыш в шортах, – вам нужно срочно поехать с нами.

– А кто вы такой? – Поднявшись, она с недоумением посмотрела ему в глаза.

– Сергей Николаевич в опасности, – подойдя вплотную, прошептал он.

– Что с ним?! – воскликнула Надежда.

– Для него будет гораздо лучше, – негромко проговорил подошедший к ней справа еще один парень, – если вы поедете с нами.

Серова расслышала в голосе второго явную угрозу.

– Я сейчас закричу, – отступив назад, предупредила она. – Вы представляете, что с вами будет?

– Эй, красотка! – словно подтверждая ее слова, обратился к ней один из троих лежавших на песке спортивного вида мужчин. – Что этим додикам надо?

– Тебя это вообще-то не касается, – улыбнулся лежавший между ними и Серовой плотный мужчина. – Но если интересуешься, мы можем тебя оставить в Ялте навечно. – На заступника дружно зашикали его товарищи.

– Это же мафия, – услышала Надя голос одного из них. – Татары крымские. Прямо здесь секир башка сделают. – Она беспомощно оглядела многолюдный, многоголосый пляж. Увидев изнывающего от жары медленно бредущего милиционера, приободрилась.

– Я сейчас милицию вызову!

– Конечно, – согласился один из парней. – Он вам нужен. Мы сейчас его сами позовем! – И, повернувшись, что-то крикнул. Милиционер кивнул, торопливо выбрался на асфальт и, не оглядываясь, заспешил дальше.

Парень засмеялся:

– Не портите жизнь своему мужу, себе и своим мальчишкам. Чудные ребятишки.

Оглянувшись, Надежда испуганно ахнула. Младший сын о чем-то весело болтал с сидевшим перед ним на корточках узкоглазым парнем.

– Оставьте их, – вымученно улыбаясь, сказала она. – Я еду с вами.

– Но вы же не бросите своих детей, – сказал плотный парень. – И не надо бояться. – Он примирительно улыбнулся. – С вами ничего не случится. Вы будете купаться в море. Но не с этим стадом. – Он пренебрежительно обвел рукой пляж. – И есть то, что захотите. Просто некоторое время побудете в гостях у одного очень хорошего человека.

* * *

– Ясно, – кивнул сутулый человек с перебитым носом. – Но непонятно, что именно мы там будем делать. Ты поподробнее разжевать не можешь? – спросил он Финна.

– Ничего добавить, Робот, я не могу. Хоттабыч хочет, чтобы мы поехали на Камчатку, в Петропавловск. Там нас встретит его хороший знакомый. Мы некоторое время погостим у него. И если он нам найдет работу, сделаем ее и свалим. Насколько я понял, это связано с поставками даров океана бабе Бунина – Флоре. Она же открыла специализированный магазин, торгующий свежей рыбой и морскими деликатесами. Знаешь, – он усмехнулся, – никогда не думал, что на морской капусте можно миллионы загребать. Оказывается, любителей полно.

– Уж не хочешь ли ты заняться собиранием этой самой морской капусты? – насмешливо спросил Робот.

– Робот ты, Сашка, – с сожалением проговорил Финн. – Если на этой капусте можно прилично заработать, то почему бы и нет.

– А чего? – подал голос Груздь. – Торговать-то ведь мы не будем. Если попрет эта хреновина, ништяк. Тем более мы ее на Камчатке, может, за так выцепим. И еще какую-нибудь хреновину подороже ухватим. И уж тогда…

– Узнать бы точно, – перебил его Робот, – что за интерес там у Хоттабыча. Не будет этот козел длиннобородый за так такие бабки отстегивать. И Альбина – стерва еще та. Что-то мутят они. Не за дарами моря Хоттабыч нас снаряжает. Не попасть бы нам в капкан, а то все, – он усмехнулся, – судья нам поровну сорок пять на троих разделит.

– Так мы сначала сами осмотримся, – сказал Финн, – а уж потом на его знакомого, если все без шухера, выйдем.

– Короче, давай согласие, – решил за всех Робот, – а там видно будет. Но если этот длиннобородый нас под пресс положить хочет, ему, козлу, по волоску всю бороду выдирать буду.


– А ты не боишься засветить ее? – нервно спросила Альбина. – Ведь эта троица просто чудом до сих пор на свободе держится. На них убийств пять висит. И ми…

– Милиция их брала три раза, – напомнил Хоттабыч, – но доказать ничего не смогла. Они аккуратно работают. К тому же, – он усмехнулся, – при малейшем подозрении их просто уберут.

– Думаешь, Бунин туда никого не пошлет? Уж он-то наверняка постарается прибрать все к рукам.

– Не думаю, что у него это получится, – с сомнением проговорил Хоттабыч. – Я слышал – тот, кто начинал дело, которым сейчас Яшка занимается, как бы и не умер. Вроде он и прислал к Бунину человека с образцами алмазов и еще каких-то самоцветов.

– Вот уж не думала, что на Камчатке добычей драгоценных камней занимаются. – Альбина засмеялась.

– Я тоже не думал. Но то, что Бунину с Камчатки образцы каких-то камешков поступили, точно. Да и кого он может послать? – со смехом спросил себя Хоттабыч. – Его охраняют крепкие ребята, которые ни в какой криминал не лезут. Хоть и пресса, и обыватели на всех углах кричат, что частные охранные фирмы – это хорошо организованные преступные группировки. Вот Таиса Лудова, – он вздохнул, – это, конечно, связи с криминалом Украины, Прибалтики и еще, еще и еще. Но, слава Господу, она объявится в столице не скоро, минимум дней через пять. А к тому времени мы уже будем кое-что знать.


«Может, сломать им позвоночники? – тоскливо подумал Ковбой. – Нет, нельзя! Вот духи! – стараясь не выказать охватившей его ярости, осмотрел сидевших. – Эту стриженую жабу я где-то видел. Но сейчас не до этого. Судя по всему, эта стервоза говорила правду, а рисковать жизнью Нади и мальчишек…» Закрыв глаза, он шумно вздохнул.

– Не волнуйтесь, Сергей Николаевич, – сказала Таиса, – уверяю вас, ни с Надеждой Ивановной, ни с…

– Слушай сюда, шкура! – грубо, по-блатному протянул он. – Давай рожай скорее. Какого хрена от меня надо? Но прежде чем ответить, запомните, – он окинул сидящих перед ним женщин и мужчину взглядом, полным такой холодной ярости, что им стало зябко, – если с головы Нади и пацанов упадет хотя бы волос, вы пожалеете о том, что родились.

По упитанным плечам Бунина пробежала волна дрожи. Таису охватил ужас – она понимала, что слова Серова не пустая угроза. И только Флора недоуменно посмотрела на Таису:

– О чем это он?

– Вы заставляете меня повторяться. – Таиса натянуто улыбнулась Серову. – Я говорю снова: все будет зависеть от вас. Скажу больше. Надежда Ивановна даже не догадывается, что она, если так можно сказать, заложница. А вот вы уже совершили преступление. – Перехватывая инициативу, Таиса почувствовала себя увереннее. – Убили человека. Так что…

– Ко мне на квартиру вломились четверо вооруженных людей, – равнодушно сказал Ковбой. – А с девяносто первого года принят закон о защите жизни и жилья. Виновным меня не признает ни один суд. И хватит предварительных церемоний. Давай к делу. Что я должен делать?


– Что-то не ясно, – покачал головой Корсар, входя в комнату, где сидели трое мужчин, – Ковбой, как я понял, наскоро куда-то собрался. Что не в кино или в зоопарк, я уверен.

– А вот твой юмор, – недружелюбно покосился на него смуглый широкоплечий человек, – не к месту. Судя по всему, Серега куда-то влип…

– А вот этого не надо, – сказал Тигр, – Ковбой дал слово Наде. И теперь пусть по его вине начнется мировая война, он и пальцем не пошевелит. Что-что, а слово Серов держать умеет.

– Я согласен с тобой, Юрист. – Худощавый мужчина в очках задумчиво осмотрел всех. – Но то, что Ковбой куда-то отправляется, думаю, ясно всем. А значит, учитывая то, что сказал Тигр, с Надей и пацанами беда. Кто-то вынудил его предпринять какие-то действия.

– Ты, Павел, хоть и зовешься Юристом, – возразил Абрек, – но твое умозаключение ошибочно. Если бы с Надей или пацанами что-то случилось, Ковбой обязательно поставил бы нас в известность.

– Как сказать, – задумчиво протянул Тигр, – Ты, Абрек, просто очень этого хочешь. Но, согласись, мы всегда узнаем, когда Ковбой уже действует. Так что, возможно, Павел и прав.

– Но если бы что-то случилось с Надей, – возразил Абрек, – Сергей обязательно обратился бы за помощью. Помнишь, тогда с Колымы, когда он только узнал, кто такая Надя и что сын – его, он сразу написал нам. А когда Надя попала под прицел только из-за того, что была лечащим врачом сначала уголовника Психа, а потом Бурова, Ковбой сразу…

– По-моему, хватит предположений, – перебил его Юрист. – Надо поговорить с нашими женами и узнать маршрут Нади. А уж потом будем решать, что делать. Кстати, – взглянул он на Корсара, – тебе Серега сказал, что Надя приезжает. Когда он ее ждал?

– Судя по тому, как он усиленно прибирал квартиру, если не завтра, то послезавтра.

– Все, – сказал Тигр, поднимаясь, – каждый из нас так, между делом, разговаривая с женой, мимоходом узнает маршрут Нади и день ее возвращения. Но, – предупредил он, – делать это ненавязчиво. Потому что, если хотя бы одна из наших женщин заподозрит что-то… – Представив, что будет, он зажмурился и тряхнул головой.


Серов повертел в руках авиационный билет, посмотрел на пропуск и путевку в долину гейзеров.

– А что? – горько улыбнулся он. – Отдых в таком экзотическом месте – да вам, Сергей Николаевич, можно было бы позавидовать, если бы не… – Он зло выругался.

– С кем вы разговариваете? – спросила вошедшая в комнату Таиса.

– Не с тобой, – огрызнулся Ковбой.

– Надеюсь, вы все поняли? – не обращая внимания на его тон, спокойно спросила она. – И запомните: на все вам дается десять дней и ни часом больше!

– Отсчет времени пойдет с того момента, как я окажусь на Камчатке? – равнодушно спросил он.

– Даже чуть позже.

– Меня встретят? Или мне дадут адрес?

– Когда будет нужно, к вам подойдет человек, который объяснит цель вашего задания.

– Я могу переговорить с женой?

– Поговорить – нет. – И, предупреждая его злой вопрос, Таиса торопливо добавила: – Но убедиться, что с ними ничего не случилось, можете. – Не поворачиваясь к двери, хлопнула в ладони.

В комнату вошел парень. Увидев, как он неестественно ровно держит спину, Ковбой довольно улыбнулся:

– Болит спинка? Скажи спасибо барышне, – Сергей подмигнул скривившемуся от боли парню, – а то бы у меня на инвалидность перешел.

– Спокойно, Туз, – засмеялась Таиса. – Собака брешет – караван идет. – Протянув руку, взяла у него видеокассету.


– Послушайте! – обратилась Надежда к поставившему на стол поднос с фруктами молодому мужчине в белой куртке. – Я могу поговорить с вашим… – Не зная, как сказать, замолчала. – Ну, кто у вас здесь главный?

Взяв оставшиеся после завтрака тарелки, официант поспешно вышел.

– Дубина стоеросовая! – Надежда запустила в дверь яблоком.


– Она мне определенно нравится, – весело проговорил сидевший у экрана телевизора человек с обритой наголо головой. – В ней нет страха за себя, – пробормотал он. – Она боится только за мальчишек. И она красива. Кто ее муж?

– Я не знаю, Эмир, – ответил стоявший у двери коренастый человек в спортивном костюме.

– Пришли ко мне Муллу, – приказал Эмир.

– Но вы же сами отправили его в Москву.

– Ах, да, – недовольно буркнул тот. – Ее не обижать, – приказал он. – Давать все, что пожелает она или дети. Кроме свободы, разумеется. – Он оскалил в ехидной улыбке блеснувшие золотом зубы.


– Значит, он проявляет к ней интерес? – зло блеснув темными глазами, прошептала молодая красивая женщина и взяла сигарету из стоящей на мраморном столике серебряной сигаретницы. Крепкая, с короткими кудрявыми волосами девушка в теннисном костюме щелкнула зажигалкой. Затянувшись, темноглазая выдохнула дым. – Кто она такая? – сердито спросила она.

– Я не знаю, – отступив назад, проговорила девушка. – Вчера Игорю Павловичу кто-то звонил. Кажется, из Москвы. Я…

– Бэлла, – недовольно бросила женщина, – ты же знаешь, как я не люблю этих «кажется». Неужели трудно было узнать?

– Но, Татьяна Петровна, – возмущенно ответила девушка, – вы же сами запретили мне быть секретарем, так что…

– Как ты со мной разговариваешь?! – зло спросила женщина. – Не забывай, кто ты! И вообще в последнее время ты ведешь себя крайне вызывающе!

– Извините, – прикрыв потемневшие от ненависти глаза, прошептала Бэлла.

– И еще! – тем же тоном продолжила Татьяна. – Не называй меня по имени-отчеству. Я старше тебя всего на два года. – Поднявшись, она бросила сигарету на пол. – Кто привез женщину и детей?

– Тимур с боевиками. После звонка, – негромко ответила Бэлла. – Игорь Павлович вызвал Муллу. Тот вышел и отправил куда-то Тимура и парней. Через полтора часа они привезли женщину и мальчишек. Поселили в комнату для…

– Иди! – Татьяна властно указала на дверь. – И как только что-нибудь узнаешь, немедленно сообщи! – Когда девушка вышла, скривив рот в злой улыбке, Татьяна прошептала: – Не знаю, Игорек, что за игру ты затеял, но ты здорово об этом пожалеешь.


– Гамлет, – сказала, выходя из воды, Галина, – зачем я вам?

– Всему свое время. – Расставив ноги, тот вскинул голову, закрыл глаза и подставил лицо обжигающим лучам солнца. – Но пока можешь ничего не бояться. Мы тебя не тронем.

– Да я и не боюсь. – Игриво улыбнувшись, Галина подошла к нему. – А у тебя сильное тело, – коснувшись длинными пальцами его мускулистой груди, прошептала она. – Ты занимался спортом?

– Было дело, – отступив на шаг, буркнул он. – Мастер спорта по боксу. За что и угорел в первый раз. А ты меня своими ляжками не соблазняй, – неожиданно грубо предупредил он, – а то Лось с Ершом обоих завалят.

– Так ты их боишься? – с насмешливым удивлением спросила она. – Я думала, ты у них…

– Мы здесь уже довольно долго. Нас жизнь повязала. И одно из наших правил – не любить баб общаком. Так что не пытайся затащить кого-либо из нас на себя. Кроме крупных неприятностей, ничего не получишь.

– Ты неправильно меня понял, – быстро одеваясь, сказала Галина. – Я просто хотела кое-что с тобой обсудить. Вдруг это тебя заинтересует. Ты можешь стать очень богатым человеком.

– Так вот из-за чего ты тех двоих шлепнула, – догадался он. – Но меня бабки не интересуют, из-за них все неприятности. К тому же здесь они без надобности. – Уже одетый, он широко развел руки, глядя на темно-зеленую массу леса с острыми вершинами гор. – Так что не предлагай мне ничего. – Подняв сачок с трепыхающейся в нем рыбой, пошел вверх по каменной осыпи.

Галина недовольно вздохнула и двинулась следом. Войдя в обступившие ее густые кусты, увидела спину Гамлета.

– Подожди! – крикнула она. – Я не могу так быстро! – Не поворачиваясь, он остановился. Галина увидела на руке какого-то жука и ойкнула. Вдруг обе ее руки оказались плотно прижатыми к телу, а рот зажала ладонь.

– Не рыпайся, – услышала Галина тихий голос. Она рванулась и мгновенно обмякла. Обернувшийся на шум Гамлет увидел направленный ему в грудь ствол автомата. С коротким криком он попытался ногой выбить оружие, но худощавый человек, отдернув ствол, прикладом ударил Гамлета в живот.


– Слышал?! – Ерш вскочил и передернул затвор мелкашки.

– Ну, – поднялся Лось.

В охотничью избушку ворвались четверо парней. Ерш успел ткнуть одному стволом в лицо и нажать на курок. Выпущенная с близкого расстояния пуля вспорола парню ухо. Сбив Ерша ударом приклада в грудь, на него навалились двое и связали ему руки узким сыромятным ремешком. Лось схватил одного из своих противников, мощным рывком впечатал его в треснувшую стену. Заорав от боли – удар рукояткой пистолета пришелся ему в плечо, – ударом сбил второго и, подхватив валявшийся у очага топор, бросился к выходу. Выскочил, наотмашь рубанул топором метнувшегося к нему мужчину.

– Погублю! – закричал он.

Появившийся из кустов Шериф вскинул пистолет. Пуля, расщепив топорище, свистнула рядом с ухом Лося.

– А-а-а!!! – с протяжным громким воплем тот рванулся к Шерифу. Нарвавшись на выброшенную в ударе ногу, широко открыл рот и ткнулся лицом в землю.


– У меня рейс завтра, – жалобно проскулил грузный пожилой мужчина в полинялой тельняшке, – а отсюда до Петропавловска идти полным ходом на этом корыте, – он кивнул на стоявший между двух камней бот, – часов четырнадцать.

– Ладно, – соглашаясь, кивнул высокий загорелый мужчина с мушкетерской бородкой, – поплыли.

– Плавает дерьмо, – проворчал пожилой и, подхватив спальный мешок и вертикалку двенадцатого калибра, начал быстро спускаться к воде. Бросив взгляд на темнеющую, уходящую ввысь сопку, «мушкетер» выругался и перевел взгляд на темную гладь океана. Еще раз нехорошо упомянув чью-то мать, подхватил спальный мешок и начал спуск к воде.


– Как они все испортили, – недовольно проговорил невысокий худой мужчина. – Ведь я бы мог узнать, из-за чего и, главное, кто недоволен Буниным. А так… – Поморщившись, он взял поданную ему рослой узкоглазой девушкой в бикини сигару. Отрезав кончик, сунул в тонкие бескровные губы. Девушка поднесла огонек. Затянувшись, он выдохнул дым и блаженно зажмурился: – И все-таки на Кубе прекрасный табак. Я не понимаю, как люди курят сигареты с фильтром, теряется вкус тлеющего табака. Но я вижу, ты так не думаешь? – обратился он к стоявшему у двери Шерифу.

– Я вообще не курю, – спокойно ответил Шериф.

– Ах, да, – насмешливо протянул худой, – бережешь здоровье. Что с нашими друзьями? – переменил он тему.

– Все захвачены. Пытались сопротивляться. Ершов прострелил ухо одному из боевиков. Вы будете говорить с ними, Колдун?

– О чем? – засмеялся Колдун. – О чем я могу говорить с этим отребьем рода человеческого?

– Они здесь уже почти три года. Все бывшие городские жители. И тем не менее сумели выжить. Ловят рыбу, охотятся. Правда…

– Вот-вот, – захохотал Колдун, – правда, иногда нападают на мелкие туристические группы. Только делают это довольно своеобразно. А одиноких туристов, охотников и рыбаков убивают. Впрочем, Иван, – он усмехнулся, – ты сам был похож на них не так давно. Женщину посели отдельно, – без перехода бросил он. – А за этими субчиками – усиленное наблюдение. Никто из них не должен сбежать. Ты понял?

Шериф молча кивнул.

– И не надо обиды, – примирительно заметил Колдун. – Ведь я дал тебе то, что ты сейчас имеешь. Ты мне тоже, не стану скрывать, существенно помог. Поэтому давай без всякой обиды.

– Я никогда не скрывал, что благодарен вам, – вздохнул Иван. – Неужели вы думаете, что я был похож на этих?

– Но ты же только что сам говорил о них чуть ли не с восхищением, – засмеялся худой.

– Вообще-то вы правы, – улыбнулся и Шериф.

Едва он вышел, Колдун, мгновенно перестав смеяться, угрожающе процедил:

– Ты стал слишком часто возражать мне. Пора менять Шерифа.


– Да мне плевать, что там у вас! – с побагровевшим от ярости лицом проорал плотный высокий человек в спортивном костюме. – Какого черта вы их не дождались?!

– Но, шеф, – угодливо улыбнулся «мушкетер», – мы и так проторчали там…

– Мне плевать, сколько вы там торчали! Мне нужно было, чтобы вы взяли у них товар, кретины! – Круто развернувшись, он сильно хлопнул дверью.

– Ну и что? – повернувшись к капитану, который вытирал вспотевший лоб, спросил «мушкетер». – Все ты! – Он ткнул пальцем моряку в грудь. – «У меня рейс», – передразнил он. – Чего же молчал? Дмитрич дал бы тебе рейс.

– Рошфор, – явно испуганно пробормотал капитан, – ты только не говори ему. Я тебе что хошь сделаю.

– Ну, смотри, – улыбнулся Рошфор. – Ловлю на слове. Потом поговорим. Сейчас пойду спасать твою жирную задницу. – Не дожидаясь, пока капитан что-то скажет, с обреченным видом толкнув дверь, вошел в кабинет.

– Чего тебе? – сердито посмотрел на него плотный.

– Сначала, Семен Дмитриевич, нужно успокоиться, – тихо сказал Рошфор, – и не надо на меня гнать жуть. Я это могу выдержать только в присутствии двух вахлаков. Мы ждали, сколько могли. Проторчи мы там больше, вполне бы могли вызвать интерес погранцов. А это, – он усмехнулся, – ни тебе, ни мне не нужно. Там что-то случилось, – убежденно добавил он. – Вышли все сроки. Ты знаешь, как они пунктуальны. Так что нужно посылать туда команду Грифа.

– Ты думаешь, – встревожился Семен Дмитриевич, – что…

– Повторяю, – жестом прервал его Рошфор, – там что-то случилось. Дай Бог, если их сожрали дикие звери. А если… – Он многозначительно замолчал. – Ты представляешь, что будет?

– Но, Пахомов, – жалобно проговорил шеф, – ты же все мо…

– Не путай меня с собой! – проговорил Пахомов. – Ты сам это начал, тебе и сливки снимать.

– Но подожди-ка! – воскликнул Семен Дмитриевич. – Уж не хочешь ли ты сказать, что и их…

– А вот об этом, – перебил его Пахомов, – тебе лучше забыть, понял?

Расслышав в его голосе угрозу, Семен Дмитриевич поспешно отступил на шаг.

– Ты не пугай меня! – неожиданно тонким голосом воскликнул он. – Я ведь тоже могу…

– Что ты можешь? – шагнув к нему, Пахомов взмахнул рукой. Семен Дмитриевич сжался и закрыл лицо руками. – Не боись, – угрюмо улыбнулся Пахомов. – Но и на меня жути не гони, понял? – Тот поспешно закивал. – И еще, – усмехнулся Пахомов, – пошли туда Грифа с командой.


– И что? – Тигр осмотрел друзей.

– Да все одно и то же, – хмуро проговорил Корсар. – Сначала она была на Золотых песках. Потом он отправил ее в круиз. В Ялте она остановилась на несколько дней. Должна была вчера вернуться. Но здесь загвоздка. И моя, и их жены, – он кивнул на Абрека и Юриста, – говорят, что она вполне могла остаться там дней на десять. Так что, скорее всего, Ковбой снова куда-то…

– Отставить! – рявкнул Тигр. – Вы знаете его не первый день! И слово, даже если давал его врагу, не нарушал ни разу!

– Я просто сказал, что Серега куда-то попал. Что-то или кто-то принудил его. А это не так уж и просто. Значит, надо прикинуть варианты. А ты мне про…

– Извини, – буркнул Тигр. – Просто разведка боем для меня всегда лучше, чем размышления или тихий поиск.

Некоторое время они молчали.

– Но что-то с ним произошло! – не выдержал затянувшейся паузы Абрек. – Надо след искать, а не хоронить его! А мы, как на поминках, рты закрыли!

– В общем, так, – вздохнул Тигр. – Походим по соседям. Может, кто-то что-то слышал или видел. Только осторожно, – предупредил он, – кто-то может и милицию привлечь. А этого нам не надо. Если уж он и нас в курс не ввел, то дело…

– И все-таки я настаиваю на варианте «Надя и сыновья», – перебил его Юрист. – Только в этом случае Серега пойдет в атаку без прикрытия тыла. Значит, кто-то держит его на очень коротком поводке. А этот поводок – Надя и пацаны. Иного быть не может. – Он осмотрел всех внимательным взглядом. Не услышав возражений, вздохнул: – Надо кому-то ехать в Ялту. Вернее, еду я. У меня там знакомый. Пусть не при больших погонах, но все же мент. И, надо сказать, честный. Во всяком случае, таким был год назад. Он сейчас в розыске работает. Мужик спортивный, вот и…

– С тобой поедет Корсар! – не терпящим возражения тоном прервал его Тигр. – Связь через Абрека.

– А может, лучше… – начал было Абрек. Под суровым взглядом Тигра осекся и грустно вздохнул.


Лежащий на кровати Серов, покосившись на вошедшего Туза, усмехнулся.

– Не скалься, – буркнул Туз. – Я на твоем месте вообще бы давно в петлю залез. Ты думаешь… – поняв, что говорит лишнее, замолчал.

– Как раз в этом для меня радость бытия, – улыбнулся Сергей, – что на твоем месте я никогда не буду. Кто ты? Шестерка. Ни с тобой, ни с твоим именем никто никогда не считался и считаться не будет.

Глаза Туза вспыхнули.

– Ты! – выкрикнул он. – Думай, что ба…

– Видишь, – спокойно сказал Ковбой, – ты бы с удовольствием всадил в меня пулю, но не сделаешь этого, потому что нельзя. И если какой-то придурок посягнет на мою персону, в данное время ты будешь защищать меня. – Говоря это, Серов надеялся, что Туз сорвется и в запальчивости проговорится, где Надя с мальчишками. Потому что в бессильной злобе человек обычно бьет по больным местам. А сейчас именно такой момент.

– Да ты вообще молчал бы! – прорычал взбешенный Туз. – Из-за тебя бабу с грызунами…

Но договорить ему не пришлось – в комнату вошла Таиса. Она поняла, что здесь назревает драка, и строго сказала:

– Сергей Николаевич, не стоит провоцировать парней на драку. Потому что…

– Боже упаси, – весело ответил Ковбой. – Я далек от этой мысли. Просто мне его харя не понравилась сразу. Впрочем, твоя тоже, – не удержался он.

– У нас это взаимно. – Она улыбнулась. Затем произнесла: – Сегодня ночью вы улетаете. Инструкции получите перед посадкой в самолет. И не нужно самодеятельности, ибо в противном случае вы потеряете не только свою жизнь. – Женщина глазом не успела моргнуть, как Серов вскочил и оказался перед ней.

– Если что-то с ними случится, – отчетливо проговорил он, – я тебя с того света достану. И поверьте, сударыня, – в его прищуренных глазах горела ярость, – вы будете желать смерти, как до того ничего не желали. – И Сергей бросился на жалобно скрипнувшую кровать. – А сейчас пошли вон. – Он закрыл глаза. – Мне нужно отдохнуть.


– Он все сделает? – спросил Бунин вошедшую Таису.

Она кивнула.

– Ты уверена?

– Абсолютно. И в отличие от своих прежних деяний он будет следовать нашим указаниям. Если в первом случае, как я узнала от его жены, Серова вело чувство мести, а во втором – желание спасти ее, то сейчас у него нет иного выхода, как действовать по нашей указке.

– Я что-то не пойму вас! – сердито сказала Флора. – Неужели из-за тонны икры вы хотите объявить войну камчатским поставщикам? Но, как я поняла…

– Заткнись, – коротко посоветовал ей Бунин.

– Что ты себе позволяешь? – возмутилась она. – Как ты со…

– Дело здесь в другом, – вмешалась Таиса. – Здесь все намного сложнее, чем задержка поставок.

– Понимаю, – сердито взглянула на Бунина Флора. – Он так проявляет свои отцовские чувства. Но я с самого начала была против того, чтобы на Камчатку ехала Галина. Потому что она специально сорвала последнюю поставку, я в этом абсолютно уверена…

– Помолчи, – поморщившись, сказал Бунин. – Ради всего святого, Флора, помолчи.

– Почему я должна молчать? – вспылила она. – В конце концов, это мои деньги! Это моя работа! И если…

– Извини, Флора, – с улыбкой перебила ее Таиса. – В твою работу и в твои дела с поставщиками никто не вмешивается. Ты умело ведешь свой бизнес, – без тени юмора заметила она. – Получаешь приличные деньги. И я уверена, что ты сумеешь уладить недоразумение с Камчаткой. Но… – Таиса вздохнула.

– Значит, у вас там какой-то криминал, – догадалась Флора. – А я-то, дура, – она всплеснула руками, – никак не пойму, зачем похищать жену и детей человека для того, чтобы он съездил на Камчатку. К тому же потом убивать его. Ну, знаете ли, – Флора покачала головой, – мне этого совсем не надо. Я сегодня же…

– Значит, тебе этого не надо? – насмешливо поинтересовался Бунин. – А то, что ты по четыре раза в год бываешь на курортах? И так же часто меняешь автомобили? Носишь на себе стоящие целое состояние побрякушки?

– Но, – она растерянно посмотрела на Бунина, – ты же говорил, что то, чем я занимаюсь, рыба, икра и…

– Это прикрытие, – оборвал ее Бунин. – Ты ни разу не задавала себе вопрос: почему я постоянно завышаю наши доходы в налоговых декларациях? И плачу несравненно больше того, чем мы зарабатываем? Да только для того, чтобы оправдать твой образ жизни.

– Мой?! – взвизгнула она. – А про свою доченьку забыл? Ведь она…

– Хватит! – прикрикнула на них Таиса. – Мне ваши семейные неурядицы неинтересны. Но, с другой стороны, хорошо, что вы все обговорили. Камчатка все-таки пограничная зона, и поэтому Серов поедет туда не только как турист, который мечтает увидеть долину гейзеров. Он будет твоим порученцем к камчатским поставщикам, Флора. Кстати, для тебя это даже хорошо: Ковбой сумеет убедить их честно вести с тобой дела. – Повернувшись к Бунину, серьезно проговорила: – Для отвода глаз на Камчатку нужно послать еще кого-то. И желательно, чтобы это был кто-то поприметней. И именно он станет вести переговоры с поставщиками. Ковбой будет числиться таковым только на бумаге. И если почувствует к себе внимание властей, то пойдет на контакт с поставщиками. Но, надеюсь, до этого дело не дойдет, – вздохнула она. – И он успеет сделать все раньше. А теперь ответь мне, только честно, – она внимательно посмотрела на Бунина, – тебя действительно тревожит молчание Галины? Или…

– Она моя дочь, – тихо сказал Бунин. – И я действительно волнуюсь. К тому же и дело, и дочь переплелись. Я не хотел втягивать ее…

– Точнее будет сказать – не желал конкуренции со своей дочерью, – улыбнулась Таиса. – Потому что Галка с тех пор, как умерла ее мать, постоянно вела с тобой экономическую войну. И надо сказать, часто небезуспешно. Я удивлена. – Таиса нахмурилась.

– Чем? – спросил Бунин.

– А ведь это вполне возможно, – пробормотала Таиса.

– Что ты сказала? – не расслышал Бунин.

– Извини. – Порывисто поднявшись, она шагнула к двери. – Я здорово вымоталась. Поеду к себе. К тому же сегодня ночью надо провожать нашего наемника.

* * *

– Кажется, я знаю, кто поедет на Камчатку от Бунина, – громко сообщила вошедшая в комнату Альбина.

– И кто же? – приподнял голову лежащий на покрытой ковром деревянной кровати Хоттабыч.

– Тайка. – Альбина села на стул.

– Как? – Он быстро поднялся. – Она же…

– Она приехала пару дней назад, – перебила его Альбина. – Это я узнала от одного парня из команды Туза. Тому, кстати, здорово перепало от какого-то Тайкиного знакомого, – со смехом добавила она.

– Вот уж не подумал бы, что Тузу может перепасть, – недоверчиво заметил Хоттабыч. – Тем более что без своих каратэков он никуда не высовывается. На него и так почти вся Москва зубы точит.

– Не знаю, – отмахнулась она. – Говорю то, что слышала. Я этого…

– А почему ты решила, что на Камчатку поедет Таиса? – не понял Хоттабыч.

– Но она приехала намного раньше времени, – пожала плечами Альбина, – и скорее всего именно из-за этого. К тому же, как говорят, на Камчатке вроде бы пропала Галька, дочь Бунина.

– А это ты от кого слышала? – Хоттабыч улыбнулся в бороду. – Тоже от своего знакомого?

– От знакомой, – смеясь, поправила она его, – от Галькиной подруги. Галька должна была вернуться еще позавчера.

– А эта самая подруга не знает цель Галькиного визита на Камчатку? – спросил Хоттабыч.

– Я с ней об этом не разговаривала. – Альбина пожала плечами. – Да она наверняка ничего не знает. Галька никогда никого не посвящает в свои планы.

– Это становится все более интересным, – пробормотал Хоттабыч. – Что теперь предпримет Бунин? Не думаю, чтобы он послал на Камчатку Таису одну. Тем более там пропала его дочь. Что же он сделает? – еле слышно повторил он вопрос.

– Ты громче говори, – сказала Альбина, – а то шепчешь себе под нос!

– А ты бы не хотела прокатиться в страну ледников и вулканов? – спросил Хоттабыч.

– Да ты что?! Конечно же, нет!

– А если с надежной охраной? – о чем-то раздумывая, снова предложил он.

– Да нет же! Нечего мне там делать!

– Вообще-то твоя правда, – кивнул он.

– Иван Федорович, – в приоткрытую дверь заглянул худощавый мужчина со шрамом на подбородке, – эти трое пришли.

– Проводи их в кабинет. – Кряхтя, Хоттабыч встал. – Я сейчас буду.


Оглянувшись на закрывшуюся дверь, Финн повернулся к столику, на котором стояли бутылка «Кремлевской», три тонких стакана и тарелка с ветчиной.

– Этот фраер сказал – можем пить, – шагнул к столику Груздь.

– Конечно, – кивнул Робот. – Все, как в лучших домах, – бухала с закусоном. Может, и телок подгонят? – Он насмешливо обернулся к двери. – Вообще бы ништяк было.

– Знатно живет старый, – оглядев висящие на стене картины, заметил Финн. – И часики золотые, – остановил он взгляд на старинной работы каминных часах. – Может, колупнем его? – предложил он приятелям. – Здесь добра на…

– Не гони лошадей, Юрок, – усмехнулся Робот. – Сначала прокатимся на Камчатку. Узнаем, что и почем, а уж потом длиннобородого на попа поставим. Сейчас он нам разжует. Если дело денежное, но не пыльное, – он недобро усмехнулся, – прокатимся.

– А если мура какая-нибудь? – спросил Груздь.

– Плохо ты, Гриша, о старикане думаешь, – ответил Финн – Я же говорю, он ништяк заплатит.

– За просто так такие бабки он отстегивать не станет, – охладил его Робот. – Если кого-то мочить, то я пас. С этой Камчатки хрен сорвешься, погранзона.

– Да он вроде базарил, что там что-то разузнать надо, – сказал Финн. – Я его сразу предупредил, что по мокрухе не пойдем. Он говорит, что…

– Наливай, – перебил его Груздь, – а то сейчас этот длиннобородый явится и начнет канитель разводить.

– Сколько у него здесь вышибал? – усевшись в кресло и взяв налитый Финном стакан, спросил Робот. – Человека три, наверное. Может, трахнем его сейчас? – Он посмотрел на Финна. – И сливай воду. У него здесь добра до едрени фени. И бабок наверняка навалом.


– Я не ошибся в выборе, – усмехнулся в бороду сидевший перед экраном телевизора Хоттабыч. – На убийство на Камчатке они не пойдут, а меня прямо сейчас готовы разделать. Ну что же. – Он выключил телевизор и встал. – Мое предложение вы, без сомнения, примете. А уж там сами убивать начнете.


– Чего-о? – спросил Гамлет. – Ты за кого нас держишь? Я в шестерках не ходил! Усек? А тебя, гнида… – Он вскочил и бросился на сидящего у двери Колдуна. Шериф встретил его выброшенным кулаком. Подпрыгнув под него, Гамлет впечатал ему в солнечное сплетение кулак. Издав утробный рык, Шериф отправил Гамлета на пол. Едва тот упал, как трое стали избивать его ногами.

– Хорош! – уловив кивок Колдуна, крикнул Шериф.

– А вы что скажете? – Колдун посмотрел на притихших товарищей Гамлета. – Или тоже западло? – насмешливо осведомился он.

– Да я никогда не блатовал! – поспешно проговорил Лось. – Все время, все ходки мужиком был! Да я…

– А ты? – Колдун повернулся к Ершу.

– Знаешь что, – нервно облизнув пересохшие губы, выдавил Ерш, – ты, конечно, из этих, которые себя новыми русскими называют. Только какого хрена ты в тайге делаешь? У тебя же власть, бабки. Наверное, по курортам катаешься, – вздохнув, бросил взгляд на неподвижно лежащего Гамлета. – Бойцов у тебя навалом. По твоему слову и ноги с руками поотрывают. Так…

– Ты согласен быть одним из них? – негромко спросил Колдун.

– Да иди ты! – Ерш звучно харкнул. – Попался бы ты, сучара, нам на этапе! – В бессильной злости он треснул кулаком по дощатому настилу. – Враз бы обули! – Увидев рванувшихся к нему троих парней, Ерш вскочил, прижался спиной к стене.

– Ты кто по жизни? – остановив парней коротким взмахом руки, спросил Колдун.

– Под блатного прокапать хочешь? – выдохнул готовый к драке Ерш. – Так с тебя за это спросят. Знаешь, сколько сейчас лохов вроде тебя сухарятся? А конец у всех одинаковый. На…

– Всыпьте ему. – Колдун шагнул к двери. – Но не до смерти. Мне они живые нужны.

– Извините, Валентин Васильевич, – догнав его, сказал Шериф, – но…

– Я сколько раз говорил! – Он повернул к нему покрасневшее от моментально охватившей его ярости лицо. – При народе называй меня Колдун!

– Извините, – смешался Шериф, – но ведь все…

– Ты забыл про наших гостей, – усмехнулся Колдун.

– Зачем они вам нужны? – спросил Шериф. – Ведь вы слышали, что только один…

– Ты всегда был круглым идиотом. – Колдун усмехнулся. – Неужели ты думаешь, что я действительно хочу взять их к себе? Нет, Ваня, – он покачал головой, – дело здесь в другом. – Многозначительно хмыкнув, он замолчал.

– Так, может, их… Как говорится…

– Нет, – перебил Колдун. – Ты все равно не поймешь, что мне нужно. Но запомни: их не трогать.

– Вы будете говорить с женщиной? – спросил Шериф. – Она требует встречи с нашим шефом. – Он усмехнулся.

– Немного позже, – улыбнулся Колдун.


– Ты понял? – Плотный мужчина сердито посмотрел на небрежно прислонившегося к дверному косяку высокого парня в потертых джинсах.

– Все будет о’кей, – уверенно произнес парень. – Мы все сделаем как надо. Парни уже соскучились без настоящей работы. А то эти охотнички, – он пренебрежительно улыбнулся, – только на словах…

– Хватит! – подавшись к нему, тонко воскликнул Семен Дмитриевич. – Я посылаю вас не за тем, чтобы устраивать там дебош! Ты должен узнать, где они, и немедленно сообщить мне. Потому что решение буду принимать я, понял?

– Да, я все сделаю, – сказал парень, – перебора не будет. Мы все…

– Повторяю, – окрепшим голосом сказал Семен Дмитриевич, – ты должен только выяснить, куда они исчезли и почему. И немедленно сообщить мне!

– По крайней мере они живы, – негромко проговорил стоящий у окна Рошфор. – Иначе бы я знал. Хотя те места безлюдные и с ними могло произойти все, что угодно. А ты прислушайся к словам шефа, – он строго взглянул на парня, – иначе, Гриф, ты понимаешь, что с тобой будет.

– А вот этого не надо, – криво улыбнулся парень, – потому что мы все одной веревочкой повязаны. Вы думаете, вы меня по рукам и ногам связали? Да хренушки угадали. Ведь если меня вдруг повяжут, – он усмехнулся, – или найдут с пулей в черепе, считайте, что петлю на шею себе надели. В управу с ходу ксива пойдет, и ей поверят. Так что, ребята, давайте жить дружно.

Почувствовав в словах парня не пустую угрозу, Семен Дмитриевич беспомощно оглянулся на Рошфора, который с усмешкой смотрел на парня.

– Насчет того, что управление поверит твоим писулькам… – сказал после паузы Рошфор. – Ты забыл, наверное, об одной маленькой, но существенной детали. На тебе, Гриша, столько крови, что, даже если бы ты сдал десяток агентов ЦРУ и спас примерно столько же государственных секретов, тебя все равно, как выражаются твои коллеги, расшмаляют. А до этого сделают вафлером. Ведь в местах не столь отдаленных стукачество в любом виде западло. Тебе ли этого не знать?

Гриф порывисто поднялся.

– Ты мне за то, что западло, а что нет, не жуй! И сдавать вас пока я не собираюсь. Просто подстраховался. Ведь вы, когда себе карманы набьете, нас побоку пустите. Так вот, чтобы вы и о нас не забыли, я оставил ксиву, где о ваших делишках все подробно написано. А насчет того, что мне за вас предъявят, – он широко улыбнулся, – так если я тебя, Пахомов, под сплав пущу, мне все грехи спишут. На тебя зуб у многих наточен. И не только зуб.

– Не зарывайся, Гриша, – засмеялся Рошфор. – Я давно знаю, что меня готовы живьем вместе с потрохами съесть. Многие пробовали, но давились. В общем, – миролюбиво сказал он, – незачем нам друг дружку пугать. Просто ты съезди туда и все хорошенько прощупай. Сам понимаешь, дело непростое. Иначе бы не посылали тебя вместе с командой. Кто-то там вот уже пару лет воду мутит. И есть основания считать, что к пропаже наших людей этот кто-то причастен. Так что будь наготове. Внимание, внимание и еще раз внимание.

– Ништяк, – кивнул Гриф. – Когда туда катить?

– Собери пяток парней покруче, – сказал шеф. – А отправить я смогу вас в любое время.


– Черт его знает, – проговорил в телефонную трубку невысокий человек в белом халате, – они должны были еще позавчера явиться. Но время вышло. Даже если вдруг и появятся, отправить их я смогу не раньше чем через пять дней. Ты же знаешь, что здесь пограничный район, въезд и выезд строго по пропускам. – Выслушав собеседника, кивнул: – Понял. Но, по-моему, это не нужно. Если что-то случилось… Хорошо, – снова кивнул он. – Как только что-то выяснится, я сразу же сообщу. А людей из Москвы ты будешь встречать? – Выслушав ответ, усмехнулся. Но собеседник сказал еще что-то, и усмешка в глазах мужчины уступила место тревожному ожиданию. – Но, Галина, – словно она могла его увидеть, затряс он головой. – Ты же знаешь, что я здесь ни при чем. Они сами… – замолчав, вслушался в раздраженный голос в трубке:

– Отправлял их ты, Миша! А поэтому отвечать тоже будешь ты! Знаешь, сколько мы на этом потеряем? Потому что никто так платить не будет!

– Если ты опасаешься этого, то, смею заверить, зря. Она к этому не имеет никакого отношения. Я просто уверен, что за эту деятельность…

– Я повторяю еще раз! – Собеседница снова повысила голос. – Все объяснения на тебе. Тем более если ты уверен, что она ничего о нашей с ним сделке не знала. Так что не волнуйся, – насмешливо посоветовала с другого конца провода Галина, – и моли Бога, Миша, чтобы все прошло гладко. В противном случае нас с тобой просто убьют.

– Но при чем здесь я?! – крикнул Михаил. Услышав гудки отбоя, зло выругался. С треском бросив трубку на рычажки, некоторое время сидел неподвижно. По его напряженному лицу и сосредоточенному взгляду было видно – он мучительно размышляет. – Да, – он кивнул, – по-моему, это самое разумное решение. – Снял трубку, набрал номер. Услышав ответ, властно бросил: – Немедленно ко мне!


В комнату кто-то вошел. Надежда обернулась. Перед ней стояла красивая темноволосая женщина со злобной улыбкой на лице. Надежда поспешно шагнула к ведущей в спальню двери и загородила ее собой.

– Что вам нужно? – сердито спросила она. – Зачем меня с детьми сюда…

– Я хочу задать тебе такой же вопрос! – перебила ее Татьяна. – И в отличие от тебя я знаю, чего ты хочешь! Но предупреждаю: не становись у меня на дороге! Игорь мой! Он мне слишком многим обязан, чтобы я так просто отдала его! Поняла?

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – растерялась Серова. – Кто такой Игорь и какое отношение я имею к нему?

– Хотя бы такое, – закричала Татьяна, – что строишь из себя!..

– Хватит! – разозлилась Надежда. – Я никого из себя не строю! И не пойму, почему меня похитили! Может быть, вы мне это объясните?

– Ничего объяснять я не собираюсь! – грозно проговорила Татьяна. – Но хочу предупредить – не строй глазки Игорю! Это для тебя кончится очень плохо! – Не дожидаясь ответа, повернулась к двери, открывшейся словно по велению волшебной палочки.

– Постойте! – Серова бросилась к двери. Но дверь с коротким железным щелчком захлопнулась. – Немедленно откройте! – Надежда застучала по двери кулаками. – И пусть кто-нибудь объяснит мне, что происходит!

* * *

– А действительно, – выключив кинокамеру, задумчиво пробормотал коренастый узкоглазый мужчина, – зачем Эмир привез ее сюда? Почему отправил Муллу в Москву? А Танька чувствует в этой бабенке соперницу. Это неплохо. Надо как-то это подогреть. Впрочем, Эмир, кажется, уже заинтересовался своей пленницей. Было бы отлично, если бы она пошла ему навстречу. Надо подождать возвращения Муллы и узнать, зачем Игорь посылал его в Москву. – Поднявшись, он шагнул к двери.

– Мамелюк! – громко позвал он. На пороге вырос загорелый длинноволосый верзила. За широким поясом торчала рукоятка маузера.

– Звал? – хрипло спросил он.

– О визите Таньки к пленнице Эмир знать не должен! – строго предупредил его коренастый.

– Мутишь ты воду, Шаман. – Мамелюк ощерился. – Смотри, доиграешься, Эмир узнает, три шкуры спустит. Так…

– Ты дурень, – усмехнулся Шаман. – Неужели думаешь, что Игорь вечно будет руководить нами? Слышал о волнениях в Ялте? Скоро Крым снова будет наш! Неужели тебе не обидно, что крымские татары почти исчезли как народ. Мы забыли свои традиции, свои порядки и обычаи. Во всех нас намешано столько крови, что…

– Да ты никак стал националистом? – усмехнулся Мамелюк. – Лично мне плевать, кто стоит у руля и кому принадлежит Крым – России или Украине. Я вполне доволен тем, как живу. Я имею все, что нужно. Здоровьем Аллах не обидел. Бабки есть. Девки липнут, как мухи на мед. Так что…

– Мухи липнут не только на мед, – спокойно напомнил Шаман.

– Да ты думаешь, что базаришь? – угрожающе процедил Мамелюк.

– Я сказал, чтобы Эмир не знал о том, что Танька была у русской бабы. Теперь иди.

С яростью в глазах верзила, шагнув за порог, с треском захлопнул дверь.

– Зачем же и кто похитил с помощью Эмира эту бабу? – прошептал Шаман.

– Абдулла, – в комнату заглянула Фатима, – кто разрешил Таньке зайти к русской?

– А кто ей может это запретить? – ухмыльнулся он. – И надеюсь, ты не станешь докладывать об этом Эмиру, потому что, когда милые бранятся, они только тешатся. А после ссоры обычно ложатся в постель. Тебе ведь неприятно видеть Игоря в объятиях Таньки?

Вспыхнув, Фатима закрыла дверь.

– Дура, – прошипел Шаман. – Влюблена, как кошка. Впрочем, это, с одной стороны, и неплохо. Танька видит это. А она очень ревнива, и потому вполне возможен крупный скандал. И тогда Эмир потеряет почти все. А уж об остальном позабочусь я.


– Да и черт с ними, – равнодушно отмахнулся Эмир. – Пусть делают все, что хотят. Меня это не касается. И уж если они сумеют захватить власть, договориться с ними я смогу. Я всегда держу нос по ветру. И как только почувствую, что они могут победить, окажу существенную помощь. Но мне не верится, что Крым сможет стать самостоятельным государством. – Он пожал мускулистыми плечами. – В конце концов, Украина этого не допустит. Если уж Россия с ней никак по флоту не разберется, то татарам тем более самостийности не видать. – Он захохотал.

– Как сказать, – возразил лысый человек в коричневой рубашке и черном галстуке. – Для Киева Крым может стать тем, чем Чечня – для Москвы. Вполне возможно, здесь объявится свой Дудаев. Ведь…

– Ну ее к дьяволу, эту политику! Я только раз ею интересовался, когда СССР распадался. Не дай Бог, думал, не развалится. А сейчас лафа. Пусть ближнее, но все же зарубежье. – Приподняв рюмку, подмигнул лысому. – За наше с тобой процветание. В конце концов, ты, Эдуард, зря голову ломаешь. Если чего, двинем в Россию. А уж там местечко под солнцем найдем.

– Ты не зря связался с Тайкой? – выпив коньяк, спросил лысый. – Ведь похищение, тем более детей, – штука очень серьезная – что на Украине, что в России.

– Делов-то, – пренебрежительно отмахнулся Игорь. – Кто об этом узнает? Тайка уверяла, что заявы не будет, а бабки хорошие заплатила. Тем более выкупа ждать не надо, – засмеялся он. – Просто в определенные дни снимать на видеокамеру с сегодняшней газетой. А дней через пятнадцать – двадцать хлопнуть бабенку эту с ее чадами, и все.

– Так-то оно так, – с сомнением проговорил Эдуард, – но ты не думал о том, что Тайка этими видеокассетами тебя загарпунить может? Ведь отдай она их в ментовскую, и все. К тому же ты ей как их передаешь? Высылаешь?

– Через одну очаровательную стюардессу, – подмигнул ему Игорь.

– А ты не пытался узнать, зачем Тайке нужна эта женщина? – спросил Эдуард.

– Спрашивать ее об этом, сам знаешь, бесполезно. Но я послал пару своих в столицу. Может, они смогут узнать что-то.

– Но для этого нужно по крайней мере знать кого-то в Москве, – с сомнением заметил Эдуард. – А окружение Таисы о своей королеве ничего не знает, тем более о ее делах. Так что вряд ли ты сможешь что-то разузнать.

– Попытка не пытка, – безразлично отозвался Игорь. Впрочем, мне этого особо и не надо. Просто, понимаешь, – он усмехнулся, – я на эту бабенку, можно сказать, глаз положил. Она очень хороша. Голос, глаза. В общем, в ней все, что должно быть в настоящей женщине.

– То есть в бабе, которая тебе нужна, – сказал Эдуард. – А попробуешь ее в постели, и все, интерес твой пропал.

– Нет. – Эмир покачал головой. – Сейчас это не так. Она мне действительно нравится.

– А как к этому Татьяна отнесется, если узнает?

– Да, наверное, уже знает, – ухмыльнулся Эмир. – У нее, знаешь, сколько ушей.

– Я что-то не пойму, – удивился Эдуард, – ты знаешь об этом и…

– Все, о чем ей докладывают, – засмеялся Эмир, – знаю и я. А иначе было бы гораздо хуже. Все-таки я многим обязан Якину, ее отцу. И если бы она сейчас начала мутить воду, я загнулся бы. А так, – он пожал плечами, – прежде чем она что-то докладывает своему папуле, я работаю на опережение и истолковываю все по-своему.

– Но если она скажет о похищенной женщине и детях, – задумчиво проговорил Эдуард. – Якину это, по-моему, придется не по душе. Все-таки…

– Серова с детьми живет в комнатах для гостей, – перебил его Эмир, – и на пленницу никак не похожа. Ее сыновья, кстати, симпатичные пацаны, вдоволь купаются, смотрят видики, едят всласть. В общем, довольны жизнью. Правда, Мамелюк говорит, что они часто вспоминают об отце. Вот я и послал Муллу узнать, чем занимается их папаша. Странно, что он не беспокоится о своем семействе.

– Действительно странно, – согласился Эдуард. Посмотрев на часы, встал. – Мне пора. – Уже от дверей сказал: – Если будет нужна поддержка, обращайся. Я располагаю некоей силой. И поэтому смогу помочь. Но только в пределах Крыма.

Эмир подошел к окну и увидел, как Эдуард идет к машине в окружении четверых рослых парней.

– А что, – вполголоса сказал он себе, – он действительно может помочь. Хотя помощь мне вряд ли понадобится. Но можно сделать вид, что я нуждаюсь в ней. Таких, как Эдик, лучше иметь в покровителях, чем в неприятелях.


– Хорошо, – сказал Юристу широкоплечий капитан милиции. – Я постараюсь что-нибудь выяснить. Хотя скажу откровенно, – он вздохнул, – я сейчас всего лишь участковый и посему, сам понимаешь, не так уж много и могу.

– Но все-таки что-то ты можешь, – заметил стоявший у двери Корсар.

– Что смогу, – милиционер поднялся, – сделаю. Пока.

– По-моему, мы пустышку тянем, – недовольно буркнул Корсар.

– Мы только начали, Юра, – сказал Юрист, – и рано делать такие пессимистические заключения. Мы ведь и сами будем искать. Правда, придется туго – ведь здесь сотни больших и маленьких гостиниц, санаториев и домов отдыха. Мы знаем точно, что Надя не будет снимать частную квартиру. Это облегчает нашу задачу. – Поднявшись, посмотрел на часы. – В общем, разделяемся. Встречаемся на набережной в двадцать два ноль-ноль. Не опаздывай. И еще: не исключена возможность, что Надя и мальчишки похищены. Поэтому будь осторожнее. Я не хочу, чтобы пришлось вызывать Тигра с Абреком и искать тебя.

– Ты себя побереги, – обиделся Корсар. – За меня будь спокоен. Уж себя я сохранить сумею.

– Тогда вот что. – Юрист достал из кармана газету с адресами гостиниц. – Ты проверяешь эти, – аккуратно оторвав левый столбик, отдал его Корсару. – Я – другие. Удачи.


Плотный человек вышел из такси. Прикуривая, подождал, пока оно отъедет. Затем быстро пошел к автобусной остановке.

– Извините, – обратился он к пожилой женщине с хозяйственной сумкой, – я до метро отсюда доеду?

– А зачем вам ехать? – улыбнулась она. – Вон оно метро. – Она махнула рукой на видневшуюся невдалеке большую букву «М».

– Спасибо. – Он кивнул. – До свидания. – Поправив на плече ремень спортивной сумки, быстро пошел к метро.

– Саня, – услышал он голос из «Жигулей». Человек быстро осмотрелся и подошел к машине. Сев на заднее сиденье, недовольно буркнул:

– Какого черта по имени позвал?

– Все в конспиратора играешь! – засмеялся сидевший за рулем молодой человек в темных очках. – Сейчас время не то. Никому до нас дела нет, так что дыши спокойно. Тем более ты сейчас иностранец, – не выдержав, рассмеялся громче.

– Хорош тебе, – сказал Александр. – Ты видел его?

– А как же. – Тронув «Жигули», водитель кивнул. – Сразу, как ты сказал, что приедешь. Вообще-то я с ним не контачу последнее время. Зажрался Гоша. – Он сплюнул в открытое окно. – Сейчас в охране у новых русских. Вот и чихает на бывших кентов. Видно, забыл…

– Я ему напомню, – прервал его Александр.

– Смотри, Сашок, – предостерег шофер, – как бы на неприятность не нарваться. Ведь Гошка сейчас…

– Не повторяйся! Я потому и приехал, что он в сторожевых псах ходит. Так бы он мне сто лет на хрен не был нужен. Остановиться есть где? Я побуду здесь пару-тройку дней.

– У меня, – притормозив перед светофором, предложил шофер.

– Не пойдет, – отказался Александр. – За тобой, наверное, все-таки мусора посматривают. А если…

– Да я же говорю, – снова засмеялся водитель, – то время прошло. Я свое оттянул и в Москве без хлопот прописался у маман. Она сейчас на даче. У нее усадьба, я тебе скажу. – Он покрутил головой. – Так что можешь без атаса у меня торчать. Вечерком я Нонке звякну, с подружкой нарисуется. Помнишь Нонну-то?

– А вот этого не надо, мне все эти прошлые знакомые на хрен не упали. Ты свое отбухал, а я нет. И не собираюсь. Так что думай, куда мне на хату упасть. Чтоб без запала была.

– Лады, – согласился водитель. – Придумаем что-нибудь. А ты чего заявился-то? В Крыму у моря сейчас самое то. Солнышко, море и бабы взад-вперед шныряют. А многие телки с бабками хорошими от своих мужей-миллионеров отдыхают.

– Короче, вот что, – резко сказал Александр. – Обо мне никому ни полслова. Даже если кого-то из хороших знакомых встретишь, понял?

– Значит, ты не просто так нарисовался, – догадался шофер. – Я думал, заскучал по столице. Мы с тобой здесь неплохо погуляли, есть что вспомнить.

– Давай лучше не будем вспоминать, – недовольно проговорил Александр. – Все-таки то время прошло. Тем более ты за это червонец оттянул. Мусора, наверное, до сих пор за подельника пытают?

– Да я же говорю, – ухмыльнулся водитель, – то все вместе с соцстроем в Лету кануло. Я даже сейчас вроде как за борьбу с тоталитарным режимом и его порядками пострадавший. Правда, выборы через год. А коммуняки опять воскресли. Говорят, и на пост президента кандидата выставлять будут. Вот если они вернутся… – Он выматерился.

– Ты куда меня везешь? – спросил Александр.

– Ты же сказал, ко мне не пойдешь. Вот я тебя к одной дамочке и везу.

– Кто такая?

– Успокойся. Она без уголовного прошлого. Тебя не знала. Так что можешь ей какую угодно лапшу на уши вешать Знакомая она моя. Я одно время возил ее пахана. Он крякнул недавно. Баба нормальная, не любопытная и живет…

– Давай лучше к тебе, Вася.


– Вот здесь они и тренируются, – обводя рукой небольшой спортзал с рингом, сказал Туз.

– Плохо тренируются, – недовольно заметила Таиса. – Вас четверых Серов по полу разложил. А если бы он с кем-нибудь еще был, то и меня бы убили.

– Да просто фактор неожиданности, – недовольно буркнул Туз. – А то бы…

– Вот и учитесь учитывать эти самые факторы, – перебила она и пошла к выходу. Выйдя из дверей подъезда в сопровождении трех плечистых парней, села на заднее сиденье «девятки».

– В Солнцево, – приказала она водителю.


– Я не верю этой бандерше! – сердито говорила Флора. – Она нас точно за решетку упечет! Ты слышал, она же в Крыму похитила жену этого Ковбоя! Представляешь…

– Я представляю, что было бы, – зло возразил Бунин, – если бы ее не было! Сейчас время такое. Большие деньги просто так, за красивые глазки, никто не даст. А очень большие – тем более. Те, за которые и посадить могут, без крови не даются. Тайка знает, что делает. Правда, мне одно непонятно. – Бунин нахмурился. – Откуда у нее такие знакомства? Ведь в Москве она не так давно. Кстати, – напомнил он обиженной Флоре, – ты ее привела. Откуда ты ее знала?

– Подруги детства, – буркнула Флора. – Вместе в экономический поступали. Она провалилась и пошла работать в милицию. Вроде на телефоне работала. Ну, этом, ноль-два.

– В Москве? – поразился Бунин.

– Нет, конечно. В Курске. Потом как-то быстро ушла из милиции. Занялась коммерцией. Баба хваткая. А ты тогда помощников искал. Вот я и вспомнила про нее. Ты же сам согласился ее взять, а теперь…

– Она тогда в Курске мне хороших покупателей нашла. И связи у нее обширные. С охраной, считай, она дело наладила. Но теперь, кажется, я понял, откуда у нее связи с уголовниками. Значит, она в милиции работала. Почему же ты мне сразу не сказала?

– Ты просто забыл, – рассердилась Флора. – Я говорила.

– Ладно. – Бунин махнул рукой. – В конце концов, с ней у нас дела намного лучше пошли. Хватка у нее мужская. Любому фору даст. Жесткая баба.

– Яша, – несмело сказала Флора, – а что у тебя за дела с Камчаткой?

– Не твое дело! – отрезал он. – Чем меньше будешь знать, тем лучше. Занимайся своим делом! А в мои не лезь!


– В аэропорту вас встретят, – сказал Хоттабыч. – Через полчаса после прилета подойдите к справочному бюро. Там будет стоять мужчина с журналом «Плейбой».

– Как в сериале про Джеймса Бонда, – усмехнулся Финн. – А если там будут трое с «Плейбоем» стоять? Сейчас этой муры у всех полно.

– Он к вам сам обратится. – Старик недовольно посмотрел на него.

– А если нет? – подстраховался Робот. – Что тогда? Нам по путевкам тогда погасшие вулканы рассматривать? Лично мне они до лампочки. А то вдруг какой-нибудь вулкан оживет. Что делать, если этот самый «Плейбой» не подойдет?

– Он вас будет ждать и скажет, что делать.

– Слушай, Хоттабыч, – процедил Груздь, – если ты нас в мокрое втянуть хочешь, то, знай, ни хрена не выйдет. Нам дела в приграничной зоне на хрен не упали! Так что…

– Вот после разговора с тем, кто вас встретит, – спокойно перебил его Хоттабыч, – и решите, как и что делать. Не подойдет вам предложенное, он вас назад первым же самолетом отправит.

– Тогда ладно, – успокоился Груздь.

– Как все у тебя просто получается, – усмехнулся Робот. – Не подойдет – назад отправят. Значит, ты нам за так бабки платишь. Все-таки сумма приличная. А ты…

– Вы согласились на мое предложение, то есть на поездку на Камчатку. Я сразу предупредил, что говорить о деле с вами будут уже там. Так что какие ко мне могут быть претензии?

– На наш самолет посадку объявили, – вмешался Финн.

– Ну, старый, – бросил на прощание Груздь, – если ты нам парашу тискал, смотри.

– Только бы этот воздушный корабль не рассыпался, – не обращая внимания на Хоттабыча, пожелавшего им счастливого пути, пробормотал Финн.

– Сплюнь, – буркнул Робот.

– Чего плевать-то? – обиделся Финн. – В газетах только и читаешь – там рухнул, там сгорел.

– Хорош, – хлопнул его по плечу Груздь, – с нами ничего не случится. Нам еще назад лететь.

– Что-то крутит старый, – буркнул Финн. – Тебе говорил одно, потом другое. Сначала вроде просто переговорить с какими-то коммерсантами. Теперь нас человек с «Плейбоем» встретит. Может, ну его на хрен? – подходя к большой группе пассажиров, чуть слышно предложил он. – А то…

– Лично мне это по кайфу, – засмеялся Робот. – Вот только бы самолетом не лететь.


Выйдя из здания аэропорта, Ковбой остановился. Прежде чем ехать по адресу, который дала эта стервоза Таиса, решил проверить, не следит ли кто-нибудь за ним. Около получаса с любопытством разглядывал коммерческие ларьки, расхаживал около здания аэровокзала. Его, москвича, поразило обилие иномарок, среди которых преобладали японские автомобили. На стоянке, где были припаркованы десятка два машин, он увидел только три отечественные. Подойдя к пивному бару, поинтересовался у красномордого детины:

– Свежее?

– Самое то, – довольно отозвался он. – И холодное. Только баночное не бери, с него в животе урчит.

В баре Сергей заказал тут же подошедшему официанту две кружки. «Значит, меня здесь знают в лицо, – подумал он. – Интересно откуда. Впрочем, Ковбой, у тебя, похоже, мозги сохнуть стали, – усмехнулся он. – В наше время незаметно сфотографировать человека и отправить в течение двух суток снимок хоть на Северный полюс совсем не сложно. Он сам подойдет или так и будет топать следом?» – кивком поблагодарив принесшего пиво официанта, подумал Сергей.

– Извините, – полуобернувшись, он посмотрел на сидевшего за столиком майора-пограничника, – который час?

– С Москвой девять часов разница, – ломая сухую рыбешку, ответил тот.

– Спасибо, – переводя стрелку часов вперед, кивнул Ковбой. «Куда-то ушел, – не заметив вычисленный хвост, усмехнулся он. – Наверное, докладывать. Хватит, капитан! – раздраженно прервал он себя. – Что-то тебе в последнее время много казаться стало. Ты вступил на тропу войны. Предположения и домыслы по боку. На войне солдат живет по ситуации. Размышляют генералы. Впрочем, я сейчас и за полководца, и за рядового». Он отпил пиво. «А это ко мне», – он услышал четкий перестук каблуков.

– Серов Сергей Николаевич? – раздался вежливый женский голос.

– Заплати за пиво, – поднимаясь, буркнул он. – Это оговорено контрактом.

– Подождите меня на улице. – Симпатичная молодая женщина в темных очках что-то тихо сказала подскочившему официанту.

«У них все схвачено, – вспомнил Сергей слова одной песни, – за все уплачено. Это хорошо, – усмехнулся он. – Расходы не за мой счет. А барышня умеет себя вести», – увидев, как она вышла из бара и неторопливо, не обращая на него внимания, прошла к стоянке автомашин, подумал Сергей. Он двинулся следом.

– Интересно, – усаживаясь рядом, сказал он, – как ездят водители на этих авто, у которых руль справа?

– Неудобно только первое время, – ответила женщина. – Потом привыкаешь. Меня зовут Галина. – Она протянула узкую и, он это почувствовал, сильную ладонь.

– Мое имя вам знакомо. И давайте сразу к делу. Что и где я должен делать? Почему меня встретили вы? Мне сказали, что это будет мужчина.

– Я опередила его, – улыбнулась Галина. – Он сейчас меняет проколотое колесо.

– И чего вы хотите от меня? – спросил он. – Только не надо рассказывать слезливые истории и просить меня помочь в наказании подлецов.

– А вы знаете, зачем вы приехали? – спокойно спросила Галина.

– Надеюсь, мне это объяснят после того, как заменят колесо.

– Как вас заставили поехать на Камчатку? – неожиданно для него спросила она.

– Вы же знаете, иначе не подошли бы.

– С вами трудно разговаривать.

– Я не переношу пустой болтовни, – уже резко сказал Ковбой. – В другое время меня это заинтересовало бы. Но не в данный момент. Что вам надо?

– Только одно, – серьезно сказала Галина. – Чтобы вы никуда не лезли. У вас есть путевка в долину гейзеров. Выбросьте ее. И тогда, уверяю, – твердо проговорила она, – вы прекрасно проведете время. А о безопасности вашей жены и детей позабочусь я.

– Звучит утешительно, но подробности не повредят. Кто вы? Что все это значит?

– Всему свое время, – увидев остановившийся мотоцикл, быстро сказала она. – Сейчас сюда приедет человек, который должен вас встретить. О нашем разговоре ни слова. Я найду вас сама.

Серов молча вышел из машины.

«А он профессионал», – с уважением подумала Галина и тронула машину.

– Вот это номер, – неторопливо шагая к входу в аэропорт, изумленно пробормотал Ковбой, – чтоб я помер. Похоже, игра куда серьезнее, чем я ожидал. Если бы была гарантия, что о Наде и сыновьях сказали правду, – он вздохнул, – я бы сделал то, о чем она говорила. Но такой уверенности нет. А значит, будем играть по предложенным в Москве правилам. – Остановившись, закрыл глаза. Представил лицо женщины, мысленно начал искать в нем сходство с Таисой. Потом с Буниным. На всякий случай с Флорой. Мешали большие зеркальные очки. «Увидеть бы твои глаза, – прищурился Ковбой. – Тогда разговаривать было бы намного легче. Давай прикинем варианты. Бунин, именно он, а не Тайка, заинтересован в чем-то на Камчатке. Как я понял, здесь пропала его дочь. Но встревожен он не этим, а чем-то другим. А что может быть для человека дороже, чем дочь? Золото? Нет, – отверг Сергей эту мысль. – Полуостров – не золотоносная земля. Алмазы? Может быть. Но это пятьдесят на пятьдесят. Если Флору волнуют не поставленные вовремя рыба и икра, то Бунину на это плевать. Значит…» Рядом с ним остановилась «тойота», из нее вышел рослый человек. «Вот он, – понял Сергей. – Куда же ты пошел? – мысленно упрекнул он рослого. – Какого дьявола прилетевший на Камчатку наемник будет делать в здании! Баобаб». Серов двинулся к выходу.


– Ведет себя очень правильно, – заметил подошедший к «тойоте» мотоциклист. – Другой на его месте сразу подошел бы к Рыбаку. И тот понял бы, что…

– Тайка дурака не пошлет, – спокойно проговорила Галина.

– Ты думаешь, что сможешь перевербовать его? – спросил мотоциклист.

– Не знаю, – честно ответила она. – На убитого горем человека, у которого похитили жену и детей, он не похож. И на мое заявление насчет безопасности жены и сыновей не отреагировал никак.

– Может, его лучше того? – Он чиркнул себя по животу большим пальцем.

– Сейчас рано, – быстро ответила она. – Но такая возможность не исключается. Вот стерва! – зло вспомнила она кого-то. – Быстро среагировала. И как я поняла, он не накаченный мускулами боец. Он умеет думать. Ладно, – кивнула Галина, – поехали. Обговорим все вечером. Ты послал Стрелка?

– Еще вчера.


– Извините, – к бросившему окурок Сергею подступил вышедший из здания аэропорта рослый. – Вы Серов Сер…

– Я уже час гуляю! – зло прервал его Ковбой. – Если здесь все такие, как ты, то отправляй меня назад.

– Да колесо прокололось, – виновато сказал рослый. – Пока…

– Ты должен был выехать с учетом времени на возможные поломки, – сунув ему рюкзак, поучительно проговорил Серов. – Хорошо, хоть узнать сумел, недоделанный. Куда сейчас? – остановившись перед машиной, спросил Сергей.

– Ко мне, – открыв заднюю дверцу, рослый поставил туда рюкзак. – А завтра или послезавтра отвезу в долину. Поехали, – усаживаясь за руль, сказал он.

– Не гони, – садясь рядом, предостерег его Серов. – Я не выношу больших скоростей – тошнит.

– Хорошо, – со скрытой досадой согласился рослый.

– Ты имя назови, – Серов посмотрел на него, – или кличку. В общем, чтоб обращаться к тебе не как к пустому месту.

– Родион.

– Родя, – вполголоса повторил Ковбой. – Ничего имечко.

– А чем тебе оно не нравится? – обидчиво поинтересовался Родион.

– Я же не сказал, что не нравится, – усмехнулся Серов. Поглядев по сторонам, спросил: – Когда мне объяснят цель моего приезда?

– Не знаю. – Родион пожал широкими плечами. – Мне дали ваше фото и сказали, чтобы я вас встретил.

– Дай фотку. – Сергей протянул руку. Взглянув на фотографию, Сергей понял, что его фотографировали на даче, где он ожидал вылета. Он разорвал фотографию на мелкие кусочки и выбросил в окно. Откинувшись на сиденье, пристегнул ремень и закрыл глаза «Гром и молнии! – недовольно подумал он. – Никто ничего не знает. Похищают Надю с мальчишками, сообщают об этом мне. Отправляют на рубежи нашей родины, и сначала появляется какая-то дама, которая советует не принимать участия в том, зачем меня послали. Затем так же быстро исчезает. Хотя нет, – вспомнил он остановившуюся „тойоту“. – Но уехала она раньше. О чем-то переговорила с мотоциклистом и укатила. Сегодня вечером мне должны показать кассету с Надей. Вот влип. Влип в игру, правила которой неизвестны и не я их устанавливал. Значит, предложение Галины придется отклонить. Стоп. Ведь имя Галя упоминалось в разговоре между Буниным и Таисой. Бунин Яков Давыдович. Наполовину русский, наполовину еврей. Ни в чем криминальном не замечен. Появился на волне перестройки как преуспевающий коммерсант. В его магазинах всегда можно купить свежую и не очень дорогую рыбу, икру и прочие деликатесы моря. Бунин – один из тех немногих, кто не стал искать „крышу“ в какой-нибудь группировке, а пользуется услугами частной охранной фирмы. Кстати, эта фирма тоже не под лапой какого-нибудь авторитета. И все-таки я молодец, – похвалил себя Сергей. – Хорошо делал, что всех новоиспеченных брал в поле зрения. Бунин для меня не загадка, Флора – тоже. Она его, мягко говоря, содержанка. Но в коммерческих делах она тоже не промах. Жена Бунина погибла давно, в автокатастрофе. Галина Яковлевна, его дочь, явных признаков неприязни к теперешней супруге Бунина не выказывала. А вот эта стервоза, – зло подумал он о Таисе, – нерешенный ребус. Но если судить о ней по моим делам, решительная дамочка. Как она вышла на Надю? Бунин подсказал? Нет. Для Якова Давыдовича мое появление оказалось неожиданным. Флора? Исключено. Она даже не в курсе камчатских дел муженька. Господи, – неожиданно для себя Серов искренне обратился к Всевышнему, – только пусть с Надей и мальчишками ничего не случится. Пусть меня по кусочкам акулам скормят. Пусть скальпируют, да все, что угодно, но только со мной». Он горько вздохнул.

– Приехали, – по-своему понял его вздох Родион. – Вы идите к подъезду. Я машину…

– Выйдем вместе, – грубо прервал его Ковбой, – и сейчас. Отведешь меня на квартиру, потом с тачкой вопрос решишь. Иди первым и не оглядывайся. – Серов знал, что никто нападать на него не будет, но, поставив Родиона в неловкое положение, хоть немного облегчил душу.


– Он встретил его, – проговорил невысокий поджарый человеке с узкими черными глазами. – Правда, Родион опоздал на сорок три минуты. Серов, мне так показалось, был этим недоволен.

– Он с кем-нибудь разговаривал? – спросила полная высокая женщина.

– Нет. Вышел из аэропорта и спокойно начал обход ларьков. Потом пошел пить пиво, когда вышел, приехал Родион.

– Он сам подошел к Родиону? – поинтересовалась молодая женщина в джинсах.

– Нет. Серов курил около выхода, когда Родион увидел его.

– Каково твое впечатление о нем? – спросила полная.

– Решительный, уверенный в себе мужчина. Никаких признаков беспокойства не выказывал. Хотя любой другой начал бы волноваться. Он в чужом городе, и его не встречают…

– Тебе не показалось, что он знает аэропорт? – перебила его молодая. – Не появилось ощущения, что он бывал здесь и раньше?

– Нет, – уверенно ответил узкоглазый. – Он вел себя спокойно, но чувствовалось, что здесь он впервые.

– Почему ты спросила, Зина? – поинтересовалась полная женщина.

– Просто так. А что тебя смутило?

– Меня удивил твой вопрос.

– Ты никогда не отличалась здравым мышлением, Клавка, – спокойно заметила Зинаида и, не отреагировав на мгновенно покрасневшее лицо Клавдии, тем же тоном продолжила: – Я просто выяснила, не бывал ли этот наемник здесь прежде, потому что слышала о русском Ковбое, так несколько лет назад называли Серова. Он также принимал участие в нашумевшей истории с китайскими драгоценностями. И поэтому очень важно знать, есть ли у него здесь знакомые. Серов холодный, расчетливый авантюрист. И уверению Таисы, что он будто связан ею по рукам и ногам, не верю. Мой отец знал человека, который в своих целях подсунул Серова Любимову. Чем тот закончил, ты знаешь. И я не хочу, чтобы со мной произошло нечто подобное.

– Но тогда можно сделать гораздо проще, – взяв веер, заметила Клавдия. – Убить Серова. И…

– И потерять связь с материком, – насмешливо закончила за нее Зинаида. – Потому что Бунин, а в первую очередь Таиса, не простят нам, если мы покончим с нанятым ими человеком. А кроме того, мне самой хочется узнать правду об исчезновении Галины Яковлевны. Потому что только так мы узнаем, насколько верны слухи о некоем Колдуне. Года полтора назад в окрестностях долины гейзеров появился человек, который благодаря неплохо подготовленным боевикам за короткое время взял под контроль Кроноцкое озеро и прилегающую к нему местность. А ты знаешь, что это такое? – Она посмотрела на внимательно слушавшую ее Клавдию. – Именно оттуда поступали мех, мясо, и мы имели весьма приличный доход за счет туристов, желающих увидеть гейзер Великан. Он приносил нам доход в несколько…

– Зачем ты все это говоришь? – прервала ее Клавдия. – Я просто предложила убрать этого Ковбоя. А ты пустилась в долгие и, по-моему, ненужные рассуждения.

– Я попыталась объяснить, – засмеялась Зинаида, – что этот самый Ковбой вполне может принести пользу и нам. Он узнает о Колдуне и за крупную сумму убьет его. А потом умрет сам. Ведь именно об этом просит Таиса. Так почему же нам не использовать Серова и в своих целях?

– Это отличная мысль, – пробасил вошедший в комнату высокий плотный мужчина. – У меня там пропали людишки, которые верой и правдой работали на меня больше двух лет. Я послал туда Грифа с командой, – добавил он. – И если он ничего не сможет выяснить, с удовольствием воспользуюсь услугами московского киллера.

– Он не киллер, – сказала Зинаида, – а наемник. Но в деле с китайскими украшениями, насколько мне известно, Серов действовал самостоятельно. Там каким-то образом оказалась замешанной его жена. В тот раз ее не похищали, как сделала это Таиса. Я слышала об этом вскользь. И только когда узнала, кто наемник, как-то вдруг вспомнила о русском Ковбое.

– Но меня гораздо больше волнует этот самый Колдун, – мрачно сказал плотный. – Он, можно сказать, сидит у меня в печенках. И черт бы его побрал! Из-за него я теряю деньги. Если он мне попадется, с живого сам буду кожу снимать.

– Тогда Серов появился очень кстати, – засмеялась Зинаида. – Потому что, если то, что я о нем слышала, хотя бы наполовину правда, он матерый хищник! Иван, – Зинаида взглянула на молча стоящего у двери узкоглазого, – не спускать с него глаз.

– Хорошо. – Поклонившись, тот вышел.

– Я бы на твоем месте не очень рассчитывал на этого нерусского Ваню, – насмешливо проговорил вышедший из узкой двери подтянутый мужчина среднего роста.

– Антон? – удивилась Зинаида. – Ты давно здесь?

– Настолько, – усаживаясь на стул, усмехнулся он, – чтобы услышать подробный рассказ узкоглазого Ванюши о встрече москвича с Родионом. И знаешь, – он криво улыбнулся, – Ванюша говорил тебе со слов одной довольно симпатичной телки. Его там не было. Кто-то перекупил Ваню, – серьезно добавил он.

– Что? – вскочила Зинаида. – Ты отдаешь себе отчет в своих словах?

– Разумеется, – кивнул Антон. – Потому что я был в аэропорту. Видел, как Серов кружил по привокзальной площади, как был в пивном баре и встретился там с женщиной. Они некоторое время сидели у нее в машине. Потом появился мотоциклист, женщина, выпроводив Серова, отъехала и со стороны наблюдала за его встречей с Родионом.

– Это точно? – просто чтобы не молчать, спросила Зинаида.

– Так что вывод прост, – сказал Антон. – Ванюша работает еще на кого-то. Это многое объясняет. Например, откуда эта баба на машине могла узнать Серова. Они незнакомы, это точно. Значит, кто-то стоит за всеми этими делами – за пропажей Галины Яковлевны, за изгнанием зимой наших охотников из района Кроноцкого озера, за перехватом на трассе Петропавловск-Камчатский – Мильково большой партии ондатры и американской норки…

– Это Колдун! – зло выкрикнул плотный.

– Я разделяю вашу уверенность, Семен Дмитриевич, – взглянул на него Антон, – и предлагаю не пользоваться услугами этого супермена, а хорошенько потрясти Ванюшу и, когда он все расскажет, выйти на людей, которые связаны с Колдуном, допросить и выяснить, кто же такой Колдун. А потом пошлем ребятишек, и они покончат с ним.

– Сама по себе мысль неплохая, – кивнула Зинаида, – но я считаю – мы должны действовать иначе. Зачем нам рисковать своими людьми? Это сделает Серов, – твердо, исключая возражения, закончила она.

– А как быть с узкопленочным? – резко спросил Антон.

– Никак, – быстро, видимо, уже все решив, ответила Зинаида.

– Но неужели ты не поняла, – недоуменно проговорила Клавдия, – что этот нерусский Иван…

– Не считай меня дурой, – засмеялась Зинаида. – В отличие от вас я хочу безболезненно узнать тех, кто, используя информацию Ивана, существенно вредит нашему делу.

– А что? – усмехнулся Антон. – Это отличная мысль. Используя Ванюшу, выйти на…

– Не лезь в это! – сердито одернула его Зинаида. – Ты сначала объясни мне, почему ты поехал в аэропорт? И почему начал следить за Иваном?

– Не знаю, – честно ответил он. – Просто мне его узкопленочная рожа сразу, как только он появился, не понравилась. А в аэропорту я вообще-то оказался случайно. Как раз объявили рейс, которым должен был москвич прилететь. Я и остался. Ну, а дальше ты знаешь.

– Где Гриф? – Клавдия взглянула на Семена.

– Я его по совету Рошфора отправил в долину гейзеров, – ответил он. – С ним еще четверо под видом туристов. У меня там поставщики были, – хмуро проговорил он, – и как сквозь землю провалились.

– Вполне возможно и это, – весело согласилась Зинаида. – Там, говорят, какой-то вулкан просыпаться начал, толчки до трех баллов.

– А где сам Пахомов? – снова спросила Клавдия.

– У него мать заболела, – ответил ей Антон. – Я с ним сегодня по телефону говорил. Так что он в Налычево уехал. Сейчас, наверное, уже там. – Антон взглянул на часы. – Туда километров пятьдесят пять.

– Черт возьми, – недовольно сказал Семен Дмитриевич, – тут такие дела начинаются, а он уехал.

– Ты когда будешь с этим наемником разговаривать? – Клавдия посмотрела на Зинаиду.

– Может, с ним лучше переговорить тебе? – спросила Зинаида. – Потому что мне надо кое-что выяснить. А еще лучше, если с Серовым будешь говорить ты, Семен. Все-таки мужчины лучше сумеют договориться.

– Да о чем с ним договариваться? – удивился Антон. – Наняли фраера, вот он и приехал. Ведь Тайка просила, чтобы мы ему задачу объяснили.

– А вот тут ты не прав, – возразил Семен Дмитриевич. – Таиса поставила перед этим Серовым свою задачу. А мы будем говорить с ним и от ее имени, и от своего. Потому что…

– А если их объединить в одно? – предложила Клавдия. – Ведь мы все уверены, что к пропаже Галины Яковлевны имеет отношение этот никому не известный Колдун. Так пусть Серов и…

– Он просто должен узнать, где три камня, которые Галина должна была взять у какого-то ювелира. Кто он, мы не знаем. Я допускаю, что этот ювелир и Колдун – одно и то же лицо. Но только допускаю. Полной уверенности у меня нет. С Галиной поехали два наших человека. Их тоже нет. Так что здесь наши интересы совпадают. К тому же Бунин хорошо снабжает нас всем необходимым. С продажи нашего товара берет очень малый процент. Поэтому портить с ним отношения я не хочу. Верно, Семен?

– Верно, – согласился он. – Но все-таки, по-моему, нужно найти и прихлопнуть этого Колдуна. Я из-за него деньги и людей теряю!

– Хорошо, – немного подумав, сказала Зинаида. – Я сегодня вечером встречусь с Серовым. Мне нужно знать, что он за человек.

– Наемник, – презрительно фыркнул Антон. – За хорошие бабки и мать родную продаст.

– Я бы так категорично не заявляла, – возразила Зинаида. – Он, если говорить откровенно, наемник поневоле. Его принудили. И награда для него одна – жизнь его близких. Хотя, зная Таису, я не уверена, что он ее получит, – усмехнулась она.

– Почему? – удивилась Клавдия.

– Да потому, что знаю, – спокойно ответила Зинаида. – Ведь Иван привез видеокассету, которую мы должны показать Серову. Так что… – замолчав, нахмурилась. – Но если ты прав, – взглянув на Антона, чуть слышно проговорила она, – то об этом знают и те, на кого Иван работает. Не об этом ли говорила с Серовым женщина в аэропорту. Вот что! Немедленно свяжись с Пахомовым! Он нужен здесь!

* * *

– Ну и что? – весело спросил Колдун.

– Я просто сообщил, – пожал плечами Шериф, – что четверо неизвестных с автоматами высадились…

– Господи! – засмеялся Валентин Васильевич. – Пусть их хоть полк высаживается. Значит, мы сделали правильно, что захватили этих уголовников. Как они там? – спросил он.

– По-разному, – усмехнулся Шериф. – Молодой, Ершов, здорово избил Лосева. Чуть его не придушил. Гамлет отлеживается. Ему здорово перепало.

– Подожди, – нахмурился Колдун. – А разве Ершову не досталось? Я же приказал, чтобы его тоже отделали.

– Как только вы ушли, – поморщился Шериф, – на базу приехали три егеря. Вы сами велели выделять им спиртное.

– Да, да, – кивнул Колдун. – Надеюсь, они явились не с пустыми руками?

– Десять ондатр, – начал перечислять Шериф, – пять…

– Когда ничего не привезут, – приказал Колдун, – спиртного не давать. Запасы водки следует пополнять. Сейчас спирт-ного всех марок везде полно, но цены разные. Чем я успешно пользуюсь.

– За этими четверыми я установил наблюдение, – доложил Шериф.

– Это твоя работа, – отмахнулся Колдун. – А сейчас распорядись, чтобы привели женщину.


Опустившись на поросший мхом плоский камень, Гриф приподнял сетку накомарника и рукавом вытер вспотевший лоб. Трое крепких парней устало присели рядом.

– Запомните, – звучно прихлопнув на щеке комара, проговорил Гриф. – Мы – студенты педагогического института. Вот и решили побродить по дикой природе, пока каникулы.

– Понятно, – засмеялся один.

– А что мы преподавать-то будем? – спросил второй. – Лично я сексопатологию.

– Хорош балдеть, – недовольно бросил Гриф. – Здесь, говорят, какой-то Колдун объявился. У шефа пару партий пушнины перехватили. Выделанной пушнины, – уточнил он. – И охотников нанятых отсюда турнули. Один в больнице сдох. Мол, сам себя нечаянно подстрелил. Так что нечего ха-ха ловить. Шлепнуть запросто могут.

– А мы долго туристами ходить будем? – Сразу насторожившись, парни сняли с плеч карабины, внимательно осмотрелись.

– Сколько надо, – огрызнулся Гриф, – столько и проходим. Переночуем здесь, – решил он. – А с утра двинем к озеру. Там где-то эти парни торчали. На озере иногда рыбаки бывают. Так, между прочим, в разговорах и прощупаем. Может, кто чего знает.


– Они вроде на ночлег устраиваются, – опустив бинокль, повернулся невысокий парень в камуфляже. – Сообщи Шерифу.


– Послушайте, Валентин Васильевич! – сердито заговорила перешагнувшая порог небольшой комнаты Галина. – Что все это значит? Сначала моих сопровождающих убивают какие-то бандиты. Меня захватывают, насилуют. Затем появляются ваши люди, но вместо того, чтобы…

– Вы забыли об одной маленькой, но существенной детали, – с улыбкой прервал ее Колдун. – Одного из сопровождающих убили лично вы. Второго застрелил ваш приятель. А бандиты, как вы назвали этих троих, вмешавшись, зарезали вашего приятеля. Вас они не насиловали. Я бы этого не допустил, ибо в этих забытых законом краях правосудие приходится вершить мне. За что вы убили сопровождающих? Неужели из-за камешков? – Он удивленно покачал головой. – Но ваш отец не поймет этого. Он наверняка обвинит меня в исчезновении своей дочери. А мне этого очень не хотелось бы. – Он улыбнулся. – Но вернемся к моему вопросу. Зачем вы убили сопровождающих?

– Откуда вы знаете? – поразилась Галина.

– Я же только что сказал, в этих краях закон – я. А чтобы поддерживать его, нужно знать и видеть все.

– Так ваши люди видели, как меня уволокли эти трое! Тогда почему не вмешались?

– Извините, Галина Яковлевна, вопросы здесь задаю я. Зачем ты пристрелила парня? – неожиданно грубо спросил он. – Где камешки?

– Наверное, забрали эти, – испуганно ответила она. – Потому…

– Камней у них нет, – зло прервал се Колдун. – И они у тебя их не брали. Где камни?

– Да я не знаю! Я тогда только достала их из кармана…

– Я не знаю, что ты затеяла, и не могу понять, куда дела камни. Но прими добрый совет, – понизив голос, почти ласково проговорил он. – Верни их мне.

– Да я же говорю! – закричала Галина. – Я не знаю, где они! Их у меня забрали…

– Уведи ее! – крикнул Колдун.

Сильная женщина с кобурой на поясе схватила Галину за руку и вытащила из комнаты.

– Валентин Васильевич! – услышал он испуганный голос Галины. – Я не знаю, где камни!

– Вся в отца, – буркнул Колдун. – Тот тоже запросто расправляется с теми, кто ему доверял, гад. Но скоро ты за все получишь, – еле слышно пообещал он. Немного посидел неподвижно, потом встал. – Шерифа ко мне! – крикнул он.

– Шериф сейчас на озере, – ответил заглянувший в дверь парень. – Там какие-то люди появились. Шестеро мужчин и три женщины.

– Кто такие? – нахмурился Колдун.

– Шериф взял с собой одного проводника и поехал узнавать.

– Как вернется, пусть немедленно зайдет ко мне!


Серов услышал легкий скрип, бесшумно вскочил и метнулся к двери. Встав справа от нее, замер.

– Сергей, – позвал Родион, – тут к тебе пришли.

– Кто? – Поймав его за голову согнутой рукой, Ковбой легко вдернул Родиона в комнату. – Носом дыши, – отпуская шею Родиона, посоветовал Сергей.

– Женщина, – просипел Родион. – Она принесла какую-то кассету.

– Ясно, – кивнул Сергей и шагнул к двери. – И никогда не входи без стука, – предупредил он растиравшего горло Родиона, – а то запросто можешь сломать шею. – Выйдя на кухню, увидел сидевшую за столом молодую красивую женщину.

– Здравствуйте, Сергей Николаевич. – Она улыбнулась и протянула руку ладонью вниз.

– Вот это номер, чтоб я помер, – усмехнулся он. – Неужели мадам думает, что я буду лобзать ее ручку? Я бы с великим удовольствием ее сломал. – Он несильно щелкнул указательным пальцем в основание кисти.

Ойкнув от короткой боли, она отдернула руку.

– Где и что я должен делать? – сухо спросил Серов. – И, если возможно, без вступительной речи, коротко и ясно – где и что.

– Вы человек дела, – подув на кисть, улыбнулась женщина. – Но я считала, что вы с женщинами ведете себя корректно.

– С женщинами, да, – кивнул Серов, – но бандиток никогда не относил к их числу. Так что…

– Меня зовут Зинаида, – перебила она. – А как вам представилась женщина в аэропорту? Или это была ваша давняя знакомая?

«У них дело на большой поставлено, – удивленно подумал Серов. – Хотя нет. Это тот придурок, что ходил за мной, когда я ларьки осматривал. И скорее всего он там оказался случайно».

– Если вы имеете в виду валютную путану, – вслух начал он, – которая предлагала мне услуги в своей иномарке, то я не спрашивал. А представиться она не успела. Я с дамами такой профессии не сплю, даже в иномарках.

«А ведь скорее всего именно так и было, – подумала Зинаида. – Как же я сразу об этом не подумала. Выходит, Иван ни в чем не виноват? – Закусив нижнюю губу, она взглянула на Серова. – Но он не сказал, что к Серову подходила женщина».

– Вы уверены, что это была путана? – спросила она.

– А у вас на Камчатке все предлагают ночь удовольствия за триста баксов? – усмехнулся он. – Вот уж не думал, что проституция здесь стала эпидемией. Что касается тебя, – Серов неожиданно подмигнул Зинаиде, – то, пожалуй, я найду двести долларов.

– А вы хам, – рассердилась Зинаида. Порывисто поднявшись, положила на стол кассету. – Посмотрите и верните Родиону. – Не прощаясь, задев его плечом, вышла.

Сергей внезапно задрожавшими руками вставил кассету в видеомагнитофон.


«Странно, – услышав тихий женский голос, удивилась Зинаида, – его, кажется, действительно заполучили, похитив жену и детей. А внешне держится как ни в чем не бывало, Может, это просто игра? И он специально, чтобы я слышала, включил видик? Да, он просто решил сыграть на моих чувствах. Мол, женщины чувствительны, вдруг разжалобится. А для чего ему нужна моя жалость?» – тут же спросила она себя. Постояв еще немного, так и не найдя правильного ответа, вышла.


– Значит, он мне не поверил, – с досадой проговорила Галина, что подходила к Серову в баре.

– А кто бы поверил? – насмешливо спросил невысокий мужчина. – Но здесь дело не только в этом. Хотя, если этот Серов выйдет на Колдуна, может все открыться. Странно, что Валентин принимает все за чистую монету.

– Просто она хорошо держится, – усмехнулась Галина, – а он считает себя всезнающим и всепонимающим суперменом, вот тут она и может переиграть его.

– Наверное, ты права, – немного подумав, согласился он. – Но почему все получилось не так, как мы хотели? Где мы просчитались?

– Мы не знали, что там произошло. – Она пожала плечами. – И поэтому сейчас судить, где или на чем мы просчитались, глупо. Хотя, если говорить откровенно, я надеялась, что все пройдет гладко. Но не получилось. Теперь надо как-то выручать ее. Иначе Яков Давыдович примет свои меры. Не ради спасения дочери, – усмехнулась она, – а ради того, зачем она приехала на Камчатку. Вообще-то меня удивило его неожиданное доверие. А что ты думаешь об этом? – взглянула она на мужчину.

– Я его слишком мало знаю, – уклончиво ответил тот, – чтобы правильно оценивать его поступки. Значит, ты уверена, что Серова послала сюда Таиса?

– Абсолютно. Бунину плевать на дочь. Это раз. А во-вторых, он не будет нанимать кого бы то ни было. Он старается не преступать закон. А если посланный сюда наемник начнет убивать, то в первую очередь органы привлекут к ответственности Бунина. Организатор преступления карается жестче, чем исполнитель.

– Все это так, – согласился мужчина, – но нам тоже нужно что-то предпринять. Мы проиграем, если будем бездействовать. Так что…

– А вот этого допустить нельзя! – воскликнула Галина. – Потому что проигрыш будет означать нашу гибель. Так что давай думать, что предпринять. Полагаю, нужно послать к Колдуну умного человека. Желательно такого, кому он бы смог поверить. Впрочем, в данном случае он поверит кому угодно.

– Ты о чем? – спросил мужчина.

– Найди человека, который не побоялся бы поехать к Колдуну. Я дам ему некую информацию. Валентин Васильевич будет благодарен за нее.

– А поверит ли он? – засомневался мужчина.

– Еще как! Эти сведения лишь укрепят его уверенность кое в чем. А дальше все будет просто.

– Может, ты объяснишь, – недоуменно посмотрел на нее мужчина, – что ты задумала?

– Всему свое время. – Галина посмотрела на часы. – Сейчас у меня встреча с Иваном.

– Ты доверяешь этому азиату? – снова удивился он. – По-моему…

– Я спасла его мать, – ответила Галина. – И он будет служить мне верой и правдой. К тому же он не азиат, а камчадал. А это не одно и то же. Не забудь, что я сказала. Найди человека, который передаст Колдуну то, во что тот сразу поверит. Хотя бы потому, что он сам постоянно думает об этом. Вот если бы Галька догадалась, – с надеждой прошептала она, – тогда все встало бы на свои места.

– Подожди, – вздохнул мужчина. – А подтверждение сказанному будет?

– Оно уже есть.

* * *

– И куда теперь? – поеживаясь, зевнул Робот.

– Вот тут мы торчать должны. – Финн махнул рукой в сторону окна с табличкой «Справочное бюро».

– Ты чего, – усмехнулся Робот, – в натуре думаешь…

– Вот он, – приглушенно выдохнул Груздь.

Парень увидел подошедшего к справочному бюро рябого человека в форме моряка торгового флота. В руках он держал журнал «Плейбой».

– А если не тот? – тихо предположил явно удивленный Робот.

– Сколько времени? – шагнув вперед, спросил Финн.

– Топайте за мной, – скручивая журнал в тугую трубку, буркнул рябой. Он двинулся к выходу и сразу остановился. Перед ним встал Робот.

– Ты яснее выражайся, – криво улыбнулся Робот. – А то я даже сериалы про суперагентов терпеть не могу. Куда нам топать?

– За мной, – недовольно ответил рябой.

– А ты что за мышь из-под комода? – усмехнулся вставший рядом с Роботом Груздь.

– Слушай сюда, щенки! – угрожающе процедил рябой. – Мне с вами базарить некогда. Топайте за мной или идите на хрен. – Обойдя Робота, толкнув плечом Груздя, он спокойно пошел дальше.

– Ты! – разозлился Груздь. – Ну-ка тормозни! – Догнал рябого и схватил его за плечо.

– Не возникай, – дружески посоветовал ему подскочивший справа рослый парень.

Оглянувшись, Груздь увидел своих растерявшихся приятелей в окружении шестерых плечистых парней.

– Тебе сказали, – почувствовав сильный толчок в спину, услышал он, – топайте за ним.

Груздь кивнул рябому.

– Да все путем, – осипшим от волнения голосом сказал он, – мы просто…

– Топай, – его снова подтолкнули между лопаток. Не глядя на Груздя, быстро прошли Финн и Робот с конвоем. Сильный толчок заставил и его поспешно сделать шаг вперед.

– Слушайте сюда, – проговорил рябой, – мне плевать, кто вы и что вы. Здесь вы никто и звать вас никак. Сейчас переговорите с хозяином. И если еще раз возникнете, мы вас отправим в Японию под водой, въехали?

Все трое поспешно закивали.


– Мы их встретили, – услышал в трубке молодой рыжий мужчина. – Куда их?

– Везите к Даме, – немного подумав, решил он. – Пусть в себя придут. Твое мнение о них? – спросил он.

– Строят из себя крутых, – пренебрежительно фыркнул собеседник. – Сначала на Оспу наехали. А когда парнишки подошли, они с ходу завяли. Может, отоварить?

– Пока не надо, – усмехнулся Рыжий. – Завтра поговорю с Хоттабычем. Пусть разжует, на кой они ему сдались. Если мы сможем это сделать сами, – он криво улыбнулся, – тогда… – и многозначительно замолчал.

– Лады, – сразу согласился собеседник. – Значит, сейчас их к Даме. А к тебе…

– Я сам звякну. – Рыжий положил трубку.


– Мне кажется, она сама организовала свое исчезновение! – проговорила Таиса. – Подумай сам: зачем кому-то брать ее? Тем более что Зинаида сказала по телефону, что Галька поехала туда в сопровождении двух парней. А уж с Паулюсом никто на Камчатке связываться не станет!

– Но, говорят, Колдун раза два перехватил пушнину, – возразил Бунин. – Значит…

– Пушниной занимается Раков, – перебила его Таиса. – Паулюс просто держит под контролем всех, кто как-то незаконно делает деньги. Они ему платят за охрану от него же, – рассмеялась Таиса.

– Почему же он не займется этим Колдуном? – спросил Бунин. – Неужели для него безразлично, что какой-то неизвестный завоевывает себе авторитет за счет того, что грабит людей, которые работают на его дочь?

– Скорее всего он просто не знает, иначе наверняка взял бы все под свой контроль. Ведь алмазы – это очень большие деньги!

– Ясно, – немного помолчав, согласился Бунин. – Но тогда Зина очень рискует. Ведь если отец узнает, что она пытается делать что-то за его спиной, он, по-моему, просто расправится с ней.

– Нет, – возразила она, – Паулюс ей позволяет все. И не за горами тот день, когда она его заменит. Правда, не всех это устраивает! Там популярна старая морская поговорка «Женщина на корабле – к беде».

– Я считаю, – сказал Бунин, – что в определенных делах женщина не должна быть у руля. Потому что…

– Вот как, – улыбнулась Таиса. – Вот уж не думала, что ты женоненавистник.

– Этого про меня сказать нельзя, – засмеялся он. – Просто я считаю…

– Но согласись, ведь если бы не я, ты бы до сих пор не знал, что делать. А потерять такой канал было бы непростительной ошибкой. Впрочем, ты сам виноват во многом. Зачем ты послал свою дочь? Ведь прекрасно знаешь, как она к тебе относится. И еще, – она внимательно всмотрелась в его глаза, – я до сих пор не знаю, как ты вышел на поставщика этих алмазов.

– Для меня это тоже в общем-то загадка, – вздохнул он. – Проверять что-то и узнавать у меня не было времени, если бы я стал раздумывать, он просто нашел бы новых покупателей. А так он мне предложил тридцать пять процентов от той суммы, за которую я смогу продать камни. И только на трех образцах я сумел положить в свой карман несколько десятков…

– Ты хотел сказать – в наш карман, – засмеялась Таиса.

– Да, – кивнул он, – конечно.

– Но ты не ответил мне, как этот летчик узнал о тебе и о том, что ты занимаешься продажей драгоценностей на Запад?

– Повторяю, – раздраженно проговорил Бунин, – у меня не было времени что-то узнавать. К тому же он сослался на одного моего старого и очень хорошего знакомого. Я с ним провел несколько подобных операций и только поэтому рискнул заключить договор с инкогнито. Как видишь, не ошибся, – самодовольно закончил он.

– Дай-то Бог, – усмехнулась она.

– Тая, – взглянул на нее Бунин, – а почему ты не говорила мне, что некоторое время работала в милиции?

– Я думала, ты об этом знаешь, – удивилась она. – Ведь Флора должна была сказать тебе прежде, чем ты взял меня к себе.

– Наверное, она говорила, – поморщился он. – Просто тогда мне нужен был энергичный человек. Товар уже длительное время лежал на складе. И тут подвернулась ты. Но если мне очень понравились твоя деловитость и, можно сказать, мужской характер, то я до сих пор не могу понять, почему ты не попадаешь в поле внимания уголовников. Ведь…

– В свое время я оказала весьма существенную помощь некоторым людям, – поторопилась она объяснить. – А сейчас они занимают высокое положение в тех кругах. Так что все очень просто.

– Понятно. А в Крыму у тебя тоже знакомые?

– Разумеется, – улыбнулась она. – Я случайно познакомилась с Надей Серовой. Прекрасная женщина. Два чудесных мальчишки. И вдруг она в порыве откровенности, а я умею расположить к себе людей, рассказала трогательную историю о зародившейся во время Афганской войны любви. Подробности, конечно, опустила. Но это не важно. И совершенно случайно я узнаю, что ее муж – тот самый русский Ковбой, о котором до сих пор рассказывают легенды. В его существование мало кто верит. А я вдруг встречаю его жену. Ну, дальше ты знаешь. Я хотела узнать ее поближе на случай, если возникнет необходимость в профессиональном наемнике. И тут узнаю о непонятном исчезновении Гальки. Ну, а поскольку речь идет о больших деньгах и будущей прибыли, я и прилетела в Москву. Сначала хотела обратиться к своим знакомым, которым в свое время оказывала услуги. Но потом решила, что это невыгодно и даже опасно. Они ведь не упустят возможность сделать себе деньги. Кроме того, вмешательство уголовников может привлечь внимание органов. И вдруг я вспомнила о Серовой и ее муже. А дальше просто. – Она засмеялась. – В Крыму у меня есть возомнивший себя чуть ли не Богом знакомый, в прошлом неоднократно судимый. Человек он смелый, решительный, но здраво мыслить не способен. Он сумел влюбить в себя дочь крупного мафиози. И создал крупную преступную группировку. Теперь с ним считаются. Благодаря влиянию отца своей возлюбленной он почти неуязвим. Да и папаша набивает себе карманы руками сожителя дочери, который придумал себе величественную кличку – Эмир. Не знаю, сколько продлится его благоденствие, но за десять дней, надеюсь, ничего не случится. Поэтому Серов выполнит то, ради чего я принудила его работать на нас. Дело того стоит. А потом все кончится просто – Эмир убьет Серову. На Камчатке погибнет Серов, а отец возлюбленной Игоря, узнав о том, что тот замешан в деле о похищении женщины и детей, покончит с ним.

– Какая же ты, – после довольно продолжительной паузы просипел Бунин. – В тебе нет ничего человеческого. Ты ужасное чудовище.

– Наверное, – легко согласилась Таиса. – Но заметь, – она улыбнулась, – все эти ужасы я делаю чужими руками. Эмир, убив Серову и ее сыновей, погибнет сам. Серов, расправившись с теми, кто перехватил алмазы, тоже погибнет. А те, кто убьет его, будут вынуждены делать выбор: или будут служить мне, или умрут. Это я тоже смогу сделать.

Яков Давыдович, не в силах что-то сказать, помотал головой.

– А вот интересно, – пробормотала Таиса, – что предпримет Хоттабыч? Я хорошо знаю этого длиннобородого. Ему подходит его прозвище. Он мудр и, я уверена, не останется в стороне. Он наверняка узнал об алмазах и сделает все возможное, чтобы нагреть руки. А что ты думаешь по этому поводу?

– Примерно то же. Но Хоттабыч вмешается не для того, чтобы, как ты говоришь, нагреть руки. Он ненавидит меня и давно ищет повод расправиться со мной. Несколько лет назад, еще при СССР, который уже трещал по швам, благодаря некоторым, не лишенным здравого смысла экономическим реформам стало можно создавать кооперативы. Я, Иван Федорович и мой товарищ Валек, продав все, что имели, и взяв деньги под большие проценты, открыли свое дело. Как раз то, что теперь я отдал Флоре, – рыбные магазины и рестораны. Начали мы скромно. – Бунин улыбнулся. – С рыбы, которую покупали в Астрахани. И знаешь, – он вздохнул, – дело неожиданно пошло. Правда, потом начались крупные неприятности. С нас стали требовать возвращения долгов. А сумма, учитывая проценты, получилась астрономическая. Мы после долгого обсуждения пошли ва-банк. Весь долг на себя приняли Валентин и Хоттабыч. Это было единственно правильное решение. Потому как деньги брали они. Вот и получилось, что вся торговая сеть стала моей. Конечно, я должен был делить всю прибыль на троих, а четвертую часть – на выплату долга. Но я сделал все гораздо проще. Пошел к тем, у кого Валентин и Хоттабыч брали в долг деньги, и предложил половину всей прибыли. Правда, с небольшим условием: Валентин и Хоттабыч должны исчезнуть. Я до сих пор не пойму, как тогда Валентину удалось скрыться из Москвы. Известие о его смерти пришло из Владивостока. На похороны ездили мать и жена. Хоттабыча не тронули. Он, оказывается, втайне от нас занимался продажей за границу драгоценностей, купленных по дешевке у воров-одиночек. Хоттабыч благодаря этому остался жив. Правда, он довольно быстро сумел выправиться и создал несколько торговых точек. – Опомнившись, Бунин взглянул на внимательно слушающую Таису.

– Спасибо за весьма ценную информацию, – засмеялась она. – А сейчас, извини, мне нужно в аэропорт.


– Я не знаю, что он хочет! – зло сверкнула глазами Альбина. – Но то, что он послал на Камчатку троих уголовников, точно!

– Тебя ли учить, как выведать что-то у мужика, – засмеялся сидевший на диване черноусый атлет.

– Да он импотент! – разозлилась она. – Я только из-за денег и живу с ним. Знаешь, как противно, – она брезгливо поморщилась, – когда он своими слюнявистыми холодными губами обчмокивает мое тело? А его морщинистые дрожащие руки! – воскликнула Альбина. – Да еще храпит, хрыч старый. – Потянувшись сильным, гибким телом, тряхнула пышными волосами. – Я уж хотела одного из его «горилл» на себя затащить, да у него, похоже, евнухи, а не телохранители!

Атлет весело захохотал и протянул руки:

– Иди ко мне! Костя утешит тебя, милая!

– Это потом. – Сдерживая себя, Альбина поспешно, чтобы не поддаться соблазну, отошла дальше. – Я тебя вызвала вот почему. Твой папочка послал на Камчатку троих уголовников. Там где-то объявился один тип. Не знаю, кто он. Да это, наверное, и не так уж важно. У него есть алмазы. Конечно, не слишком чистой воды. От него один тип привез Бунину три образца и предложение – если камешки понравятся, он будет такие поставлять. О цене не знаю. Но то, что Бунин сразу согласился и послал на Камчатку Гальку, свою дочь, это точно. Хоттабыч спит и видит, как найти способ рассчитаться с Буниным. Но он противник физической расправы…

– Поэтому я и прекратил с ним отношения, – сказал Константин. – Мужчина должен уметь мстить! А отец все время ищет удовлетворение в моральном поражении врага. Тряпка. – Он презрительно сплюнул.

– Да черт с ним! – вспылила Альбина. – Ты не выслушал меня. У тебя на уме только одно – того убить, того зарезать.

– Я получаю неплохие бабки, – усмехнулся он. – Это моя работа. Так что…

– А ты знаешь, что за последнего клиента тебя разыскивают нанятые его друзьями киллеры? – спросила Альбина.

– Это не совсем так, – усмехнулся он. – Меня ищут, но не из-за этого. Просто я перешел дорогу так называемым профессионалам. Исполнил один заказ, за который они просили гораздо больше, чем взял я. А уж потом и дружки убиенного, узнав, кто хлопнул их приятеля, тоже вклинились.

– Я слышала это от твоего отца, – сказала Альбина. – Вот и подумала, что тебе сейчас лучше всего исчезнуть на некоторое время. Я предлагаю тебе поехать на Камчатку. Ты…

– Не пойдет. Я в гробу всех этих мстителей видел. Так что давай закончим на этом. Иди ко мне.


– Хорошо, – буркнул Хоттабыч. Пригладил длинную бороду сухими ладонями. – Ты ошибаешься, сынок, – тихо проговорил он. – Я не всегда бью противника только по карману. И ты в этом скоро убедишься.


– Что с тобой? – спросил молодой крепыш лежащую на кровати Флору.

– Почему ты спросил? – удивилась она.

– Потому что делю постель с тобой не в первый раз. – Отбросив полотенце, крепыш начал натягивать джинсы.

– Понимаешь, – вздохнула она, – я только недавно узнала, кто такой на самом деле Бунин. Оказывается, он преступник. Знаешь, – кусая губы, натянула на себя простыню, – моя подруга Таиса, благодаря мне начавшая работать у него, ради каких-то драгоценностей совершила нечто страшное. По ее просьбе в Крыму…

– Все. – Вскинув руки перед собой, он остановил ее. – Мне этого знать не хочется. Чем меньше знаешь, тем дольше живешь. Это твои дела, и не надо кому-то о них рассказывать. Потому что это может очень плохо для тебя кончиться.

– Но, Леша, – растерялась Флора, – я думала, что тебе небезразлично…

– Мне нравится твое тело, – перебил он, – твой темперамент. Но вспомни: я никогда ни о чем тебя не спрашивал. Я не хочу влезать в чужие дела. Тем более если они отдают криминалом. Так что давай на некоторое время прекратим встречи. Для меня здоровье дороже. – Не прощаясь, быстро вышел.

– Рубашку забыл! – сердито крикнула ему вслед Флора.


– Ну что? – спросил в трубку Алексей.

– Тишина, – ответил Тигр. – Значит, не нашли они Надю. – Он тяжело вздохнул.

– А может, им помощь нужна, – сказал Абрек, – или…

– Если бы что-то произошло, – перебил его Федор, – мне бы сообщил приятель Павла. Ты сплюнь, а то накаркаешь!

– Да я чего? Похоже, Юрист был прав, потому что Ковбой давно написал бы что-нибудь. Хотя бы с просьбой что-нибудь соврать Наде. Значит, он знает, что ее нет в Москве. Какая же тварь Надежду с пацанами захватила? Кому понадобился Ковбой?

– Думаешь, Серегу куда-то втянули? – спросил Тигр.

– Конечно, – убежденно проговорил Алексей. – А ты что, по-другому мыслишь?

– Ковбой дважды влезал в дела, за которыми стояли большие деньги и влиятельные люди. Так что я не исключаю мести кого-то из них.

– И кто же может мстить Сереге? – усмехнулся Абрек. – К тому же что в первом, что во втором деле мы тоже засветились. Так что и на нас должны были бы…

– Хватит предположений, – прервал его Тигр. – Чем больше мы про это говорить будем, тем меньше шансов правду узнать. А она где-то рядом. В общем, ждем звонка из Ялты.


– У меня ноги гудят, как столбы, – положив пятки на спинку кровати, промычал Корсар. – За день столько километров накрутил, что…

– А толку? – спросил сидевший за столом со стаканом молока в руке Юрист. – Я тоже где только не был. И знаешь, что странно, – поставив стакан на стол, он задумчиво покрутил его пальцами, – нигде нет даже записи о том, что Надежда Ивановна Серова с двумя сыновьями останавливалась где-то. Вроде как она жила в Ялте на улице. Но ведь где-то останавливалась! А вот где? – Он поставил стакан, снял очки и протер их о рубашку.

– Если бы узнали, где она останавливалась, – сказал Корсар, – считай, полдела сделали бы. Дальше было бы откуда танцевать. Может, звякнуть Тигру? Пусть объяснит ситуацию кому-нибудь из Управления по борьбе с организованной преступностью. У него же там знакомых полно. Когда он…

– Ты думаешь, о чем говоришь! – крикнул Павел. – Ковбой нам ничего не сообщил. Значит, боится, что с Надей и мальчишками что-то случиться может!

– Подожди, – остановил его Юрист, – ты думаешь, что Надю и пацанов похитили и заставили Серегу куда-то влезть?

– У тебя есть другой вариант? – хмуро поинтересовался Юрист. Не отвечая, Корсар со вздохом покачал головой.

– Значит, так. – Залпом выпив молоко, Юрист лег на раскладушку. – Сейчас спим. С утра берем фотографию Нади – и вперед. Будем показывать ее…

– Офонарел? – недовольно сказал Корсар. – Если ее, как ты говоришь, похитили, то как только узнают о том, что двое пижонов расхаживают с ее фотографией по городу, представляешь, что будет?

– Вообще-то ты прав.

– Я думаю, нужно позвонить Тигру, – сказал Корсар, – может, от Сереги что-нибудь было. Или о Наде они узнали чего.

– Может, и так, – кивнул Юрист. – Но ты помнишь наш договор? Если требуется помощь, телеграмму с приглашением на свадьбу. Ведь мы сейчас в другом государстве. И телефонный разговор – это примерно то же, что расхаживать с фотографией и спрашивать людей.

– Так что делать-то?! – заорал Корсар.

– Если бы я знал!

– А твой приятель, он какого дьявола молчит?! Неужели тоже…

– Если бы у него что-нибудь было, он бы мне сразу сообщил.

– Ладно, – переворачиваясь на живот, буркнул Корсар. – Последуем мудрой пословице «Утро вечера мудренее». Давай спать.


– Так ты там и будешь с приятелями прошлое вспоминать! – зло проговорил в телефонную трубку Эмир.

– Я пытаюсь выйти на одного знакомого, – виновато отозвался мужской голос. – Потому что сам я вряд ли…

– Слушай меня внимательно, Мулла! – процедил Эмир. – Даю тебе три дня, понял? На четвертый ты должен быть здесь. И сказать мне о ее муже и где он сейчас! – С треском бросив трубку, зло выматерился.

– Такие разговоры по телефону стремны, – неодобрительно проговорил сидевший в кресле лысый человек в коричневой рубашке. – Тем более с моего телефона.

– Да хватит, Эдик, – усмехнулся Эмир. – Подумаешь, делов-то. Тебя что, прослушивать начали? Я бы об этом знал, – самоуверенно добавил он. – Так что…

– Ты звонил из Крыма в Москву. То есть из одного государства в другое. И разговор у тебя получился довольно странный. Любому, кто его слышал, стало ясно, что ты послал туда человека, чтобы тот что-то выяснил о муже женщины. Вот…

– А может, я ее хахаль? – Эмир засмеялся. – Вот я и хочу узнать, не собирается ли ее муженек в Крым. Да не сгущай ты краски, я знаю, как разговаривать.

– Может, ты прав, – кивнул Эдуард, – но лучше не звонить.

– А я больше и не буду!

– Ты веришь Мулле? – спросил Эдуард.

Бросив на него удивленный взгляд, Эмир молча кивнул.

– Это, конечно, хорошо, – усмехнулся Эдуард, – но почему он не торопится выполнять твое поручение? Может, хочет сам во что-то влезть? Ведь Лудова не зря заплатила тебе такие деньги. Ей зачем-то нужно было, чтобы ты захватил Серову с детьми. Ты не подумал, зачем ей это?

– Да мне наплевать зачем, – отмахнулся Эмир. – Она там, я здесь. Если бы Надька мне не приглянулась, я бы давно ее угрохал. А то, видите ли, каждое утро видеокассету снимай, – усмехнулся он. – Потом передавай их в Симферополь в аэропорту стюардессе. Знаешь, – вздохнул он, – я никак не решусь с Надькой переговорить. Может, ей муж на хрен не нужен. А то почему она одна с двумя пацанами катается?

– Ты, по-моему, чокнулся, – весело удивился Эдуард. – Сделай проще – изнасилуй ее, и все. А то страдаешь, как школьник.

– Силком будет не то, – вздохнул Эмир. – Да я и не люблю этого. Под меня шкуры с удовольствием ложатся, – похвалился он. – А насиловать…

– Ты уверен, что тем, кто под тебя ложится, ты нравишься как мужчина? Может, они видят в тебе в первую очередь хахаля, с которого можно куш сорвать. Ведь те, кто тебя не знает, в твои объятия не бросаются.

– И таких полно, – усмехнулся Эмир. – А сейчас с этой Серовой и охоты до баб нету.

– Эдик, – в дверь заглянула мускулистая девица в короткой черной юбке, – Игорю просили передать, что его хочет видеть Петр Авдеевич Якин.

– Вот это да! – Эмир быстро встал. – На кой я ему понадобился?


Стремительно войдя в комнату, Татьяна злобно смотрела на вышедшую из другой комнаты Надю.

– Шлюха! – закричала она. – Я тебя предупреждала! Тварь! – Она звучно шлепнула Серову по щеке.

– Что вы себе позволяете? – отступив на шаг, крикнула Надежда.

– Убью, проститутка! – Татьяна бросилась к ней. Поймав вытянутые руки, Надежда броском через бедро уложила ее на пол. Взвизгнув, Татьяна вцепилась в руку Серовой и сильным рывком увлекла ее за собой. Надежда вывернулась, вцепилась в волосы и подмяла под себя. Потом кулаком разбила ей нос. В распахнувшуюся дверь ворвались двое парней. Схватив разъяренную Серову за руки, оттащили ее от Татьяны.

– Тварь! – Татьяна бросилась к извивавшейся в руках боевиков сопернице.

– Хватит! – Вбежавший Мамелюк успел перехватить руку Татьяны. Увидев ее окровавленный нос, повернулся к Наде и хотел что-то сказать. Носок ее правой туфли врезался ему между ног. Вытаращив глаза, хрипло втягивая воздух, он сел.

– Убейте ее! – тыча в сторону Серовой кулаком, заорала Татьяна.

– Уберите, – промычал Мамелюк.

Один из парней сильным рывком отбросил Надежду к стене и угрожающе бросил:

– Не дергайся. Пришибу!

Второй обхватил Татьяну за талию и выволок из комнаты.

– Кто ее впустил? – промычал Мамелюк.

– Он. – Вбежавшая Фатима кивнула на появившегося на пороге коренастого парня.

С пронзительным криком Мамелюк впечатал ему каблук в живот. Мощный пинок, разбив лицо, сбил на пол.

– А ты, сучка, – процедил Мамелюк, – как только кончится твое время, моей будешь. Я тебя, шкура позорная, по косточкам разберу!

– Мама! – испуганно воскликнул выбежавший из другой комнаты мальчик.

– И твоих щенков лично утоплю! – яростно пообещал Мамелюк. Мелкими шагами, прижимая ладони к низу живота, вышел.

– Все хорошо. – Женщина бросилась к мальчику. – Успокойся. Пойдем, Алеша. – Закрывая собой валявшегося с окровавленным лицом парня, Надя поспешно повела сына в другую комнату.

* * *

– Здравствуйте, Петр Авдеевич, – сказал Эмир, входя с почтительным поклоном в просторный кабинет.

– Привет, – взглянул на него сидевший за столом средних лет мужчина.

– Вы меня звали, вот я…

– Садись, – бросил Якин. Эмир поспешно сел. – Что у тебя за гостья там? – сразу перешел к делу хозяин кабинета.

– Да так, – растерянно пролепетал Игорь, – знакомая одна. Не моя, – поспешно добавил он. – Меня просили…

– Вот что, Игорек, – Якин раздвинул толстые губы в улыбке, – чтобы завтра ее не было. Устрой где хочешь. Но чтобы у тебя в особняке, вернее, в особняке моей дочери ее не было. – Считая разговор оконченным, он надел очки и стал просматривать бумаги.

– До свидания. – Эмир вскочил и попятился к двери. – Сучка, – зло выдохнул он. – Накапала.


– Ты должен убить ее! – приложив к носу платок, сказала Татьяна.

– Я должен охранять ее и детей, – спокойно возразил стоявший у двери Мамелюк. – В том, что ты смогла…

– Не тыкай мне! – Обернувшись, она обожгла его злым взглядом.

– В том, что вы вошли к ней, – никак не прореагировав на ее возглас, продолжил он, – виноват парень, стоявший у двери. Он будет наказан.

– Вот что, – она швырнула запачканный кровью платок ему в лицо, – она тебе, знаменитому бойцу, каратисту черного пояса, из яиц яичницу сделала! И тебе плевать на это? Самолюбие у тебя, в конце концов, есть?

Он улыбнулся.

– Самолюбие есть. И вы в этом очень скоро убедитесь. – Бросил платок на пол и вышел.

– Стоять! – заорала она. – Я не отпускала тебя! – Ответом ей был стук закрывшейся двери. – Подонок! – Она запустила в дверь флакон духов. Под мелкий перестук посыпавшихся на пол осколков комнату наполнил нежный аромат. – Я вам устрою! – прорычала Татьяна и бросилась к радиотелефону.

– Ты отцу звонишь? – услышала она голос сзади. В комнате стоял Эмир.

– Да! – выкрикнула Татьяна. – Мне надоело.

– Ее сейчас отвезут, – с трудом сдерживаясь, сказал он. – А Мамелюк будет наказан.

– А она?! – заорала Татьяна. – Видишь, что она со мной сделала? – вскинув лицо, дотронулась кончиком пальца до немного припухшего носа. – Видишь?

– Ты первая начала, – дрожащим от ярости голосом проговорил он. – К тому же ты вроде неплохо дерешься. Просто ей повезло, – имея в виду Надежду, добавил он.

– Дурак! – Она плюнула ему в лицо. – По-твоему, я должна была драться с этой шлюхой?

Шумно выдохнув, Эмир облизал пересохшие от злости губы.

– Ее сейчас увезут, – повторил он. – И ты больше не увидишь…

– Она останется, – заявила Татьяна и, опередив открывшего рот Эмира, добавила: – Отцу я скажу, что передумала.


– Куда вы меня тащите?! – понимая бесплодность своих попыток, но все же продолжая вырываться, возмущенно кричала Надежда. – Оставьте детей!

Обгоняя тащивших ее парней, мимо быстро прошел молодой смуглый мужчина с Надиным младшим сыном на руках. За ее спиной закричал старший:

– Мама!

Надежда вырвала руку и толчком ладони в подбородок отшвырнула парня. Пронзительно крича, она бросилась на того, кто нес младшего сына, и вцепилась ему в волосы. Парень, тащивший за руку упирающегося Алешку, отбросил его в сторону и кинулся к упавшему с малышом на руках смуглому парню. Алешка «рыбкой» бросился вперед и схватил его за ноги. Парень упал лицом на траву. Заорав от боли в прикушенном языке, вскочил.

– Ах ты щенок! – Он хотел ударить Алешку, но от горячей боли между ног присел.

– Не трогайте маму! – Подхватив лежавшие чуть в стороне грабли, Алешка треснул ими одного из схвативших Надю парней. Парень с воем упал. Почувствовав что-то неладное, второй отпустил Серову и хотел обернуться. Она вцепилась ногтями ему в лицо и с силой толкнула на землю.

– Прекратить! – раздался от двухэтажного особняка зычный крик Эмира.

Смуглый с Димкой на руках вскочил и ударил Надю в ухо. Она сразу упала.

– Гад! – Со слезами на глазах Алешка, взмахнув граблями, прыгнул к нему.

Легко увернувшись, смуглый махнул рукой, словно пытаясь дать мальчишке подзатыльник. По-боксерски поднырнув под руку, Алешка чуть подпрыгнул и ударил его ногой по колену. Противник упал, но инстинктивно приподнял вверх закричавшего Димку.

– Хватит! – заорал подбежавший Мамелюк. Алешка, загородив собой пытавшуюся подняться мать, с сжатыми кулаками, напружинив ноги, смотрел на него. Взглянув на матерящегося смуглого парня, Мамелюк вдруг хрипло рассмеялся. – Ай да пионер! – сквозь смех проговорил он. – Лешего положил! Вот это семейка!

Надя, обхватив прижавшегося к ней Алешку, с ужасом смотрела на громко плачущего Димку.

– Сучонок, – удерживая малыша, парень бросил на Алешку бешеный взгляд и захромал к особняку.

– Молодец, сынок. – С облегченным вздохом Надя погладила Алешу по волосам.

– Меня папа научил, – сквозь слезы проговорил мальчик. – А ты его ругала, зачем меня драться учит…

– Ты молодец, Алеша, – целуя его, прошептала она. – Ты, как и папа, настоящий солдат.

– Надежда Ивановна, – услышала она. – Возвращайтесь в свои комнаты. – Обернувшись, увидела Фатиму. – Вы молодец, – быстро прошептала девушка, – надавали этой.

– Пойдем, Алеша, – заторопилась Надя, – там Дима один.

– Мама, – держась за ее руку и едва поспевая за ней, спросил сын, – а когда папа приедет? Он бы им показал!

* * *

– Вы поедете туда с группой туристов, – говорила Зинаида. – С ними пойдете к долине гейзеров. Но не для того, чтобы любоваться этим чудом природы. Где-то там, в районе озера, пропали четверо наших людей. Трое мужчин и одна женщина. Постарайтесь выяснить, что с ними случилось. Если в этом кто-то виноват, примите самые решительные меры.

– Ясно, – усмехнулся Ковбой. – Но кто эти люди? Из-за чего они могли пропасть? Я не могу работать, не зная причины. Зачем эти четверо поехали туда? Что не на модные сейчас разборки, это и ежу понятно. Мне нужно знать причину.

«Ему можно сказать, – быстро подумала она, – он все равно умрет».

– Хорошо, – с деланной неохотой вздохнула Зинаида. – Оттуда в Москву были доставлены три алмаза. Женщина и сопровождающие ее люди поехали туда за такими же.

– Кто продавал алмазы москвичам? – быстро спросил Сергей.

– А вот этого мы сами не знаем, – на этот раз не лукавя ответила она. – Идет разговор, что там объявился некто по имени Колдун. Вы должны…

– Выяснить все о Колдуне, – перебил ее Серов, – и взять алмазы, не так ли? – Он хищно прищурился. – Но, милейшая стервоза, всему есть своя цена. Я принесу вам и голову этого Колдуна, и все имеющиеся у него в наличии алмазы. Я смогу это сделать, – жестко, бросил он. – Но даром я не работаю. Я профессиональный солдат, назвать меня солдатом удачи тоже можно. Я наемник. Очень дорогой. И принудить меня работать невозможно. Я знаю, что ты сейчас будешь говорить – твоя жена, твои дети. Но выбор у меня однозначен. Вы в любом случае убьете меня, а эта жаба Таиса прикажет убить жену и сыновей. А посему цена довольно высока для меня, тогда как вам это не будет стоить почти ничего. В течение трех дней вы освобождаете мою жену и детей. И как только я узнаю об этом от жены, начинаю работать. В противном случае вам придется меня убить. Но так как мне это известно, нескольких человек я прихвачу с собой.

– Ну что же, – Зинаида решила быть откровенной, – раз ты знаешь, что тебя ждет, поставим точки над i. Мы не похищали твою семью. И даже не знаем, где они находятся. Нам просто пересылают видеокассеты из Москвы. К тому же, – она посмотрела ему в глаза, – сделка получается неравноценная. Ты получишь всю плату вперед, тогда как мы можем не получить ничего. Мы не сомневаемся в твоих способностях, но кто знает, что может получиться. К тому же, – она вздохнула, – я действительно не знаю, где находится твоя жена. И не знаю, смогу ли я это узнать.

– Тогда разговор окончен, – спокойно сказал Сергей. – Тебя я отпущу. Но любой, кто войдет следующим, умрет. У тебя есть прекрасный шанс покончить с кем-то, кого ты терпеть не можешь, – добавил он. – Такие есть у всех, кто занимается большими незаконными деньгами. Только поэтому я с тобой откровенен и не боюсь, что сразу после твоего ухода меня пристрелят.

– А ты разумный человек, – улыбнулась Зинаида.

– Я солдат, – вздохнул он. – Кроме того, у меня существуют определенные правила, через которые я никогда не перешагну.

– Я верю тебе, – проговорила Зинаида. – Поэтому не стану обманывать. Тебя убили бы в любом случае, что же касается судьбы твоей семьи – не знаю. Но, думаю, ты прав и в этом. Я обдумаю твое предложение. – Зинаида встала. – И если что-то смогу сделать, сообщу. Только, пожалуйста, не начинай свой смертоносный поход, – она улыбнулась, – потому что тогда я уже точно ничего не смогу сделать.


– Послушай, Михаил! – звенящим от злости голосом проговорила Галина. – Наши интересы совпадают. Я, как и ты, желаю, чтобы алмазы были у нас. Но это все, что нас объединяет. Я рискую гораздо больше, чем ты!

– Но, Галя, – он развел руками, – я делаю все, что могу. Я…

– Где алмазы? – перебила Галина. – Кто такой Колдун? Где сейчас Серов? Ведь ты уверял меня, что все пройдет гладко! Но с самого начала все пошло не так! Сначала пропадают люди, посланные к Колдуну. Затем появляется Серов. А он личность весьма известная. Для него нет невозможного! – Задрожавшими от волнения пальцами она достала пачку сигарет.

– Я предлагал убить Серова в аэропорту, – несмело напомнил он, – но ты захотела встретиться с ним. И что вышло? Они перестали доверять Ивану.

– Что? – Галина удивилась. – С чего это ты взял?

– Последнее его донесение о том, что Серов находится на даче Зинаидиного отца, – проворчал Михаил, – явная ложь. Серова там нет.

– Значит, ты хочешь сказать, что его вычислили?

– Именно так. И теперь Зинаида будет через него передавать нам всякую чепуху да еще постарается втянуть нас в какую-нибудь неприятную историю.

– Что ты имеешь в виду?

– Да хотя бы то, что, если бы на даче Палусова не работала знакомая нашего человека, мы бы попытались выкрасть Серова.

– Это уже интересно. Неужели они смогли вычислить Ваню?

– А если он сам решил, что…

– Нет! Это исключено. Но если его подозревают, то ему угрожает опасность! – воскликнула Галина.

– Не знаю, – буркнул Михаил. – А вот нашей явочной квартире опасность, несомненно, грозит.

– Хватит игр в шпионов! «Донесение», «явочная квартира», – насмешливо повторила Галина.

– Но я всегда пользуюсь этой терминологией, – смущенно сказал Михаил. – Работа, которой я отдал молодость, наложила на меня отпечаток.

– Паулюс знает о делах своей доченьки? – спросила Галина.

– Не думаю. В этом случае он сам командовал бы парадом. И тогда Колдуну пришел бы конец. Конечно, если бы он отказался работать на Василия Антоновича.

– Наверное, ты прав, – кивнула она. – Паулюс, пожалуй, здесь единственная сила. Но кто такой Колдун? – чуть слышно пробормотала она. – Почему и как он вышел на Бунина?

* * *

– Так ты считаешь, – захлебываясь смехом, с трудом проговорил Колдун, – что я… – Сложившись пополам, он упал лицом на медвежью шкуру и затрясся от хохота.

– Валентин, – пробормотал явно сконфуженный толстый капитан торгового флота, – я не понимаю причину твоего веселья.

– Ты просто набитый дерьмом болван! – мгновенно перестав смеяться, заорал Колдун. – Как ты мог такое подумать? За кого ты меня принимаешь? Да мне хватит денег, – он бросился к большому, окованному железными полосами сундуку, – на то, чтобы иметь все, что я захочу! Ты думаешь, я стал тем, кто есть сейчас, благодаря уголовному авторитету? Или богатырской силе? Так ни того, ни другого у меня нет. А они все служат мне верой и правдой только потому, что я им очень хорошо плачу. Многие из них нашли здесь то, чего не имели бы в цивилизованном мире, – власть над людьми. А что еще может сравниться с этим! Здесь они чувствуют себя властелинами. Они убивают, насилуют женщин и не несут за это ответственности. Потому что здесь власть – я! – Он ударил себя кулаком в грудь.

– Да, – поспешно закивал явно перепуганный капитан. – Конечно. Ты…

– Иди в рейс, – улыбнулся Колдун, – и не думай ни о чем. Я выиграю эту партию. Потому что я слишком долго ждал этого, прошел адовы муки. И теперь уверен, что не зря. Ведь если бы этого не было, я бы не… – Мгновенно замолчав, он бросил быстрый взгляд на капитана, потом спокойно сказал: – Все, что тебе нужно, возьмешь у Милы. Она знает, что я распорядился. А я, в свою очередь, попрошу тебя об одной услуге.

– Да ты что, Валентин! – воскликнул Николай. – Для тебя все, что угодно!

– Привези мне последние новинки порнофильмов, хорошо?

– Конечно, – облегченно вздохнул капитан. – У меня почти во всех портах есть люди, которые приносят кассеты.

– Колдун, – сказал вошедший Шериф, – на озере…

– Счастливого плавания! – Колдун попрощался с капитаном.

– До встречи. – Поняв, что его выпроваживают, и явно довольный этим, Николай поспешно вышел.

– Никогда не начинай доклада в присутствии других! – поучительно сказал Колдун.

– На озере работники академического Института геологии, – доложил Шериф.

– Точно?

– Абсолютно.

– Хорошо, – о чем-то размышляя, буркнул Колдун. – А что там с молодчиками, которые с СКС в обнимку спят? На кого они работают?

– Но вы приказали их не трогать. Мы могли их взять в первую ночь. Они…

– Значит, не знаешь, – улыбнулся Колдун. – Я тоже. Но догадываюсь, почему они здесь. Их пока не трогать. Даже если перейдут границу базы, продолжать наблюдение. Но, конечно, если выйдут на штаб, – он вздохнул, – тогда они мне нужны живыми и здоровыми. От наших друзей из Петропавловска ничего нет?

– Пока ничего.

– Вот что, – немного помолчав, решил Колдун. – Мне кажется, Бунина надо поторопить. Почему он, черт его возьми, ничего не предпринимает? Ведь вместе с алмазами пропала его дочь! Кого-то надо послать в Москву, – пробормотал он, – и поторопить Бунина. Потому что чем быстрее я с ним покончу, тем легче будет разговаривать с Петропавловском.

– Валентин Васильевич, – заглянув в дверь, несмело обратилась к нему плотная женщина в тренировочном костюме, – эта баба просится к вам, говорит, что хочет сказать что-то важное.

– Отлично, значит, она уже почти созрела. Но сейчас рано. А дней через пять я откровенно переговорю с ней. Интересно, – криво улыбнулся Колдун, – он рассказал дочери обо мне? – Кивком выпроводив женщину, он взглянул на Шерифа. – Как ты считаешь, наши гости готовы к доверительной беседе со мной?

– Не знаю. – Шериф пожал сильными плечами. – Вы велели не трогать их, так что…

– Я всегда уважал верность даже в противнике. А они не сказали, кто их сюда направил. А в том, что они на кого-то работали, я уверен.

– Наверное, вы правы, – кивнул Шериф, – потому что…

– Я не спрашиваю твоего мнения! – крикнул Колдун. – Иди и занимайся своим делом. С четверых «туристов» глаз не спускать. Мне хочется знать, где они и что они ищут. Потому что уже благодаря этому можно сделать вывод, какой информацией располагают те, кто их прислал.


– Да мне он на хрен не упал! – заорал Гамлет. – Пусть лучше прикончит, псина! Я в жизни никому не кланялся. А этому дохляку тем более не стану сапоги лизать.

– А кто он? – спросил лежащий на нарах Ерш. – Вот уж не думал, что к партизанам в плен попаду. Я сначала думал, мусора вяжут, а потом въехал, что это тот гребень, за которого нам…

– Так его псы за нами все время пасли! – гневно воскликнул Гамлет. – Паскуды! Эх, вырваться бы отсюда и до пушки добраться. Я бы им больше хрен попался.

– Да, как же, – простонал сидевший на полу Лось, – вырвешься. Видал, сколько у него парней? Они нас враз…

– Глохни! – прикрикнул на него Ерш. – Я думал, ты мужик, а ты этой шкуре зад вылизывать начал. Если, сука, в зону попадешь, – угрожающе добавил он, – на пареньке женим. Будешь весь срок кукареку кричать, гребень позорный!

– Да уж лучше на параше сидеть, – заорал Лось, – чем здесь ждать, пока шкуру спускать начнут.

– Если ты, падлюка, – подвинувшись к нему, процедил Гамлет, – хоть слово вякнешь, я тебя… – Он грубо выругался.

– На хрен мы эту сучку взяли?! – заорал Лось. – Если бы не…

– Хорош! – рявкнул Ерш. – У меня идейка появилась, – еле слышно проговорил он.

– Излагай. – Гамлет подвинулся к нему.


– Слышь, – переглянувшись с товарищами, обратился к пившему из ручья Грифу один из парней, – сколько мы еще здесь лазать будем?

– Сколько надо, – огрызнулся Гриф, – столько и будем.

– А сколько надо-то? – спросил второй.

– Вы у Рошфора спросите, – повернув к ним мокрое лицо, усмехнулся Гриф. – Он вам враз все по полочкам разложит.

Парни опять переглянулись, но на этот раз промолчали.

– И вот еще что, – поднимаясь, процедил Гриф, – все вопросы не мне. Я от вас отличаюсь тем, что башка чуть лучше варит. Вы же своими тыквами вообще думать не умеете. Бабки получили, а здесь вымахиваться начали. Сколько мы здесь лазать будем? – оглядев всех четверых, усмехнулся он. – Да по мне можете хоть сейчас отсюда дергать. А если меня напугать решили? – щелкнув предохранителем мгновенно оказавшегося у него в руках карабина, направил ствол в их сторону. Парни поспешно сорвали с плеч ремни и тоже вскинули автоматы. – Давайте перешмаляем друг друга, – насмешливо предложил Гриф. – Или вас больше? Так хоть одного, но завалю. – Поставив карабин на предохранитель, закинул ремень на плечо. – Дня через три нам замену обещали, – закуривая, сообщил он. – А кто не хочет, пусть валит отсюда. Но с Рошфором сам разбираться будет.

– Да мы так, – буркнул один из парней. – Надоело комаров кормить. А чего рыскаем, хрен его знает. И еще, – тревожно оглянувшись, сказал он, – за нами, кажется, пасут. Я вчера утром на сопке вверху двоих видел. И сегодня, когда жрали, вверху вроде как зайчики сверкали. Наверное, в бинокль кто-то зырит.

– Я это сразу заметил, – кивнул Гриф, – поэтому и сказал, чтобы наготове были.

– А кто может за нами шастать? – спросил другой.

– Черт их знает, – пожал плечами Гриф. – Здесь, говорят, какой-то волшебник объявился, колдун. Наверное, его парни. Но мы с вами просто дикие туристы, – засмеялся он. – Чего с нас возьмешь? Ничем не интересуемся, ничего не ищем. Просто лазаем где придется. Без всякой карты, наобум шпарим.

– А если спросят, как мы сюда попали? – тихо, словно опасаясь, что услышат невидимые наблюдатели, спросил парень.

– Прежде чем спрашивать будут, – усмехнулся Гриф, – нас еще захомутать нужно. Пусть сунутся.

* * *

Молодой гибкий человек в камуфляже с винтовкой в руках, присев около упавшего дерева, вытащил фляжку, сделал несколько жадных глотков, обернулся и посмотрел на изумрудную под ярким солнцем гладь воды. Достал из планшетки карту. Услышав позади шорох, перевернулся через голову, вскинул винтовку и выстрелил. Появившийся над упавшим стволом парень с карабином был пулей отброшен назад и упал на спину. Из-за кустов прогремела автоматная очередь. Человек ответил в ту сторону одиночным выстрелом и, петляя, бросился вверх по сопке. Слева коротко простучал автомат. Словно споткнувшись, он ткнулся лицом в землю. Потревоженные выстрелами над сопкой, с криком закружили птицы.


– Он стрелял, – услышал Шериф голос в передатчике. – Ранил одного, второго убил. Получил четыре пули. Живой, но не жилец.

– Добейте, – приглушенно приказал Шериф.

– Конец связи, – проговорил голос в передатчике. Вздохнув, Шериф задвинул антенну.

– Что-то часто стали наведываться гости, – пробормотал он. – А почему он не хочет, чтобы мы взяли тех четверых? Выстрелов они не слышали, далеко. Они сейчас на Острой Гряде, – посмотрел он на карту. – Куда же они направляются? Вроде как бесцельно бродят. Если бы не СКСы, можно было бы считать, что это просто бродяги. Да и тренированные парни. Слишком часто стали здесь гости незваные появляться.

«Не пора ли уносить ноги? – подумал Шериф. – А то ведь могу и не успеть. Этот придурок строит из себя черт знает кого. Он шизофреник. Может, и не совсем, но что у него с головой непорядок, это точно». Отодвинув карту, поставил на стол солдатский термос и налил в кружку крепкий чай. Сахар Шериф размешивал финским ножом.

– Ваня, – услышал он женский голос.

Шумно отхлебнув, пригласил:

– Заходи.

– Ты, наверное, нашел кого-то. – Крепкая рыжеволосая женщина подошла сзади, обняла и прижалась к его спине.

– Да кого здесь найдешь? – усмехнулся он. – Просто все некогда.

– Но сейчас-то время есть, – жарко прошептала она.

Дернув плечами, Шериф поставил кружку и буркнул:

– У тебя одно на уме.

– А что же здесь еще может на ум прийти, – обиженно сказала женщина. – Но если ты такой правильный, – она выпрямилась, – желающих на это дело здесь найти нетрудно. Но я же тебя люблю. – Женщина поцеловала его.

– Да хватит, – вывернувшись, Шериф поднялся.

– Вот ты как заговорил! – сердито сказала женщина. – Ну что же, на нет и суда нет, только зря ты так, Ванюша. Я ведь…

– Хватит, Людка, – буркнул он. – Ты так говоришь, словно тебе ребенка сделали и жениться на тебе забыли. Я с первого дня говорил: не будет у нас с тобой ничего. Баба ты, может, и видная, но не в моем вкусе. Сколько тебе это говорить надо?

– Ну и черт с тобой! – сказала она и быстро пошла к двери.

Поморщившись, Шериф снова сел к столу. Оглянулся, достал из бокового кармана портсигар. Открыл его и пристально посмотрел на фотографию стоящей у березы молодой женщины.

– Зойка, – с тоской в голосе прошептал он. – Где ты сейчас? – Закрыв глаза, помотал головой, потом щелкнул портсигаром, сунул его в карман.


– Послушайте! – закричала Галина, увидев в окно проходившую мимо женщину. – Я же просила…

– Заткнись! – грубо прервала ее женщина. – Не действуй мне на нервы, сучка.

– Ах ты тварь! – взорвалась Галина. – Прицепила к толстой ляжке пистолет, и все! Кобыла патлатая!

– Да я тебя, – заорала Людмила, – сейчас…

– Не визжи! – перебила ее Галина. – За дверью вы все смелые! Заходи, сучка! – крикнула она опешившей охраннице. – Я тебя так разукрашу, что никакой кобель близко не подойдет. А впрочем, ты и так, наверное, самотыком занимаешься, потому что…

– Ну, тварь! – взвизгнув, Людмила бросилась к двери.

Галина отскочила от окна, приподняла лежащий на полу матрац и вытащила заостренную спицу. Сунула ее в рукав, прижалась к стене. Дверь рывком распахнулась.

– Ну, сучка! – в комнату ворвалась разъяренная Людмила. – Сейчас ты у меня получишь! – и бросилась на Галину.

Сделав быстрый шаг вперед, Галина выбросила руку со спицей. Скользнув по широкой пряжке, острие спицы воткнулось в ремень.

– Мразь! – заорала Людмила и рванула из кобуры наган.

Галина кинулась к ней, вцепилась в руку с наганом и дернула ее вверх. Людмила свободной рукой сильно ударила ее по лицу. Падая, Галина не отпустила захваченную руку, сумела перевернуть противницу и вцепилась ей в горло. Звонко хлопнул выстрел. Еще один. К домику с зарешеченным окошком бежали вооруженные парни. Ворвавшись, они увидели на полу вцепившихся друг другу в волосы женщин. Каждая пыталась дотянуться до валявшегося у стены револьвера. Сильный удар ногой по голове выбил из Галины сознание. Людмила вскочила, машинально пригладила всклокоченные волосы и нагнулась за наганом.

– Стоять! – крикнул вбежавший Шериф.

– Я вошла, – запричитала Людмила, – а она на меня бросилась с заточкой, видишь? – показала на ремне след от удара спицей.

– Глохни! – рявкнул Шериф. Присев, пощупал у Галины пульс. – Кто ее так? – увидев кровь на волосах, спросил он.

– Я треснул, – сказал сухощавый парень. – Она чуть было дуру не схватила.

– Врача, – буркнул Шериф. – И доложите Колдуну.


– Сейчас высадитесь, – глуша мотор быстроходного катера, сказал рябой. – Карта у вас есть. Топайте вверх по сопке. Прямо, никуда не сворачивая. Вон по тому распадку. – Он указал на пологий склон с редкими пятнами растительности. – Сверху увидите речку. Спуститесь к ней и вверх по течению. Надеюсь, поймете, откуда она течет? – Рябой засмеялся.

– И какого хрена мы там делать должны? – хмуро спросил Робот.

Когда в аэропорту их встретила группа веселых мускулистых парней, он понял, что влип. Только теперь Робот сообразил, почему Хоттабыч легко дал им так много денег. Покосившись на приятелей, понял: они испытывают то же.

Первую ночь они провели в квартире одной разбитной особы неопределенного возраста. Наутро их отвезли на дачу, где рыжеусый верзила кратко объяснил поставленную перед ними цель.

«Вас отвезут на берег. Там укажут маршрут. На всякий случай, чтоб не заплутали, вот карта, – вспомнил Робот полный насмешливого превосходства голос рыжеусого. – Доберетесь до поселка Богачевка. Это можно сделать по дороге от рыбацкого поселка Кроноки, но не советую. Там постоянно погранцы патрулируют и солдаты ВВ. В Богачевке под вечер зайдете в третий от причала дом, спросите Савелия. Савелий и объяснит, что вам предстоит сделать. Вполне возможно, сразу отправит назад. Тогда ваша миссия, можно сказать, завершена. Мы вас тут же отправим в Москву. Но предупреждаю заранее: если где-то хоть слово о нас скажете, все не то что языки – головы потеряете». Вспомнив все это, Робот зло закатал желваками.

– Держи. – Рябой сунул ему в руки кобуру с револьвером. – Наган образца тысяча девятьсот тридцать седьмого года, самовзвод. В барабане семь и вот еще семь. – Он протянул небольшую коробочку. – Савелий вооружит получше. Теперь все. – Отдав Финну и Груздю по револьверу с запасом патронов, не прощаясь, махнул рукой на берег.

Матерясь – вода доставала до бедер, – все трое с трудом выбрались на каменистый берег.


– Я не пойму, зачем Хоттабыч нанял этих придурков, – недоуменно сказал рябой.

– Нам-то какая разница, – засмеялся рыжеусый. – Я в это дело и за миллиард зеленых не полезу. Все равно попользоваться ими не придется. К тому же, мне кажется, эти трое – наживка. Палусов знает, как на живца ловить. Недаром столько лет в комитете отпахал.

– Можно заводить, – сказал рябой сидевшему за рулем парню. – Теперь мотор с берега не услышат.

* * *

– Интересно, – пробормотал седой подвижный человек. – Только почему ты мне раньше об этом не сказала? – спросил он сидящую перед ним Зинаиду.

– Да, в сущности, и сейчас я не хотела говорить тебе, папа. Просто вдруг появился шанс прибрать все к своим рукам. Ведь Серов ради спасения жены и детей сделает невозможное. К тому же у него неоспоримое преимущество перед всеми нашими парнями – он не местный и, следовательно, его никто не знает. А когда человек действует на свой страх и риск, у него больше шансов довести дело до конца.

– Не знаю, – буркнул отец. – Я слышал о Колдуне и могу сказать, что дело у него поставлено очень хорошо. За два года существования его банды он ни разу не вступил в серьезный конфликт с законом. Работает очень аккуратно и чисто. Я недавно говорил с одним чином из органов. Они знают о его существовании и закрывают на это глаза. Колдун, можно сказать, поддерживает порядок в районе долины гейзеров и Кроноцкого озера. Ведь там раньше было столько вооруженных бродяг, бичей и разномастных уголовников. Он здорово почистил этот район. Но то, что у него алмазы, интересно. Правда, непонятно, откуда они у него взялись. – Отец задумчиво посмотрел на Зинаиду.

– Этого не может сказать никто. Но то, что они у него есть, точно. По крайней мере еще три.

– Так. – Он побарабанил пальцами по крышке стола. – И что же ты хочешь от меня?

– В Крыму, – вздохнула Зинаида, – вероятно, в Ялте, похищены женщина и двое ее маленьких сыновей. Я думаю, с твоими связями тебе не составит труда узнать исполнителей. Организатора я назвать пока не могу.

– Если бы ты его назвала, – улыбнулся он, – было бы гораздо легче и быстрее выявить знакомых и связи. Но нет, так нет. Мне нужны фамилия, имя и отчество этой женщины, имена и возраст ее сыновей. Каким временем я располагаю?

– Самое большее – два дня, – быстро ответила Зинаида.

– И разумеется, ты попросишь меня пока не заниматься Колдуном, – улыбнулся отец.

– Если только совсем немного информации о нем, – засмеялась она. – Я бы хотела знать, кто он.

– Вынужден тебя разочаровать. Все, что я о нем знаю, ты уже слышала.

– Но, папа, ты же можешь выяснить чуточку больше.

– Разумеется. И на это ты мне отводишь три дня?

– Палусов был тоже умный человек, – сказала она.

– Вот поэтому я совсем немного изменил фамилию и называю себя Паулюсом.


Выйдя из подъезда, молодой, атлетически сложенный мужчина, пригладив черные усы, быстро и внимательно осмотрелся. Держа правую руку в спортивной сумке, быстро направился к выходу со двора.

– Он уходит, – обнимая прижавшуюся к нему женщину, проговорил крепкий мужчина.

– Некоторое время идите следом, – услышал он в закрепленном в ухе микрофончике.


– Он сел в такси, – заглянув в кабинет, сообщил сидевшему в глубоком кресле с четками в руках Хоттабычу молодой парень.

– Мне нужно знать путь его следования, – перебирая четки, негромко сказал Хоттабыч. Парень поспешно вышел. – Передайте Генералу, что я жду его завтра, – ни к кому конкретно не обращаясь, проговорил Хоттабыч. Стоявшая у другой двери молодая женщина тут же вышла.

«Ты не узнаешь, – мысленно обратился к сыну Хоттабыч, – что я все-таки достоин уважения».

Старик включил видеомагнитофон.

– …ищет удовлетворение в моральном поражении противника. Тряпка, – презрительно плюнул на экране черноусый.

Хоттабыч, тут же нажав кнопку задержки кадра, вгляделся в брезгливое выражение на лице сына. Потом нажал кнопку перемотки.

– Милый, – весело обратилась к нему появившаяся в дверях Альбина, – мне сказали, что ты звал меня. Зачем?

– Хотел сделать тебе сюрприз. – Он усмехнулся в бороду.

– Милый. – Подойдя, она чмокнула его в щеку. – Ты знаешь, как я обожаю сюрпризы.

– Этот тебе особенно понравится, – многозначительно заметил Хоттабыч.


Нервно кусая губы, Флора смотрела на разъяренного Бунина.

– Я как последний идиот выложил все о своих отношениях с Лозюком! Рассказал ей о Валентине! – Дрожащими руками достал из кармана халата таблетку нитроглицерина, сунул ее под язык.

– Успокойся, ради Бога, – сказала Флора, – ведь у тебя больное сердце, не волнуйся. Тайка, наверное, просто уехала на строительство дачи. Ты же помнишь, она говорила, что строит себе нечто потрясающее.

– А если она сейчас у Хоттабыча, – пролепетал он, – и подробно рассказывает ему о нашем деле? О том, что на Камчатке вместе с алмазами пропала Галя?

– Не думаю. – Флора покачала головой. – Ведь она сама заинтересована в этом деле. Для того чтобы что-то выяснить, нашла Серова, похитила его жену и детей, принудила его…

– Что касается моей заинтересованности, – перебил ее насмешливый голос вошедшей Таисы, – то это единственная здравая мысль, которую я слышала от тебя за последнее время. А что касается твоего предположения, вернее, обвинения в связи с Хоттабычем, – обратилась она к Бунину, – то я допускала мысль, что ты идиот. Но не думала, что настолько.

– Да как ты смеешь? – подскочила к ней Флора.

– Тебе привет от Леши, – шепнула ей Таиса.

Флора испуганно замерла.

– Надеюсь, Яков на меня не обидится, – громко обратилась к ней Таиса. – К тому же обижаться надо мне. Как он посмел предположить, что я могу что-то предпринять против него?

– Действительно, Яша, – бросив обеспокоенный взгляд на Тайку, сказала Флора. – Ведь я говорила, что она была на…

– Я знаю, что ты ко мне относишься прекрасно, – улыбнулась Таиса. – Но я была в другом месте. Ведь могут быть у меня свои дела? – насмешливо обратилась она к Бунину. – Например, любовник. Ты не забыл, что я молодая и красивая женщина?

– Но ты обычно предупреждаешь, – буркнул Яков Давыдович, – что какое-то время будешь занята.

– Только в том случае, если обещала появиться. А мы не договаривались встретиться сегодня.

– Да перестаньте вы, – вздохнула Флора. – А ты извини меня, – бросила она быстрый и совсем не дружелюбный взгляд на Таису. – Просто…

– Конечно. Ты заступилась за любимого человека, – кивнула Таиса. Она налила в стакан воды из графина. – Сегодня жарко, – сказала она. Вздохнув, посмотрела на Бунина. – Я почти всю ночь пыталась дозвониться до Петропавловска. Все-таки разница в девять часов. И не получилось. Нет, – хмуро поправилась она, – дозвониться удалось, но трубку никто не взял. Мне это не нравится. Как ты помнишь, раньше они звонили сами. А сейчас…

– Ну и что? – пожал плечами Бунин. – Просто никого не было, поэтому…

– У них на телефоне постоянно есть человек, – возразила Таиса. – И вдруг через два дня после того, как туда приехал Серов, трубку никто не берет!

– Ты думаешь, – озабоченно проговорил Бунин, – Зинаида…

– Я боюсь, что в дело вмешался ее отец, – прошептала Таиса.

– Что ты сказала? – не расслышал он.

– Мы сделали глупость, – громко ответила Таиса. – С Серовым нужно было послать нашего человека. Я говорила об этом, но ты такого человека не нашел.

– Как я понял, – вздохнул Бунин, – Серов – опытный человек. И он сумел бы заметить слежку. И куда это вывело бы? – Замолчав, шумно выдохнул воздух. Приложил левую ладонь к сердцу, закрыл глаза и откинулся на спинку кресла.

– Это твой шанс, – ткнув в его сторону подбородком, прошептала Таиса Флоре.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – так же шепотом отозвалась Флора.

– Я тебе потом объясню, – улыбнулась Таиса. Посмотрев на Бунина, усмехнулась.

– Я неважно себя чувствую, – словно почувствовав ее взгляд, пробормотал он. – Позволь мне отдохнуть.

– Конечно, – улыбнулась Таиса. – Отдохни. А мы пока поболтаем. – Дернув Флору за рукав, пошла к двери. Флора поспешила следом.

– Вызовите врача, – догнал их тихий голос Бунина.


Абрек со стуком поставил кружку, тоскливо оглядел полупустой пивной бар.

– Хоть бы какой-нибудь крутой объявился, – с надеждой пробормотал он, – и ему бы моя морда не понравилась.

– Только драки нам сейчас не хватает, – буркнул сидевший рядом Тигр.

– Как раз ее и не хватает, – кивнул Алексей. – Мне сейчас бой нужен, а то умом тронусь. Пропала Надя с пацанами. Ковбой исчез, а мы, как бабки старые, тары-бары разводим!

– А что мы еще можем? – хмуро поинтересовался Федор,

– Вообще-то, да. Ничего. Я терпеть не могу подобных ситуаций. По рукам и ногам связан и не знаю чем!

– Скорее всего кем-то, – поправил его Тигр. – Ну, дух! Если доберусь, его последняя секунда в жизни будет! Пошли отсюда. – Увидев посматривающих на них двоих мужчин, Федор поднялся. – А то точно на скандал нарвемся.

– Вот всегда так, – недовольно заметил Алексей. – На самом приятном, как лента в фильме, обрывается. – Неохотно поднявшись, последовал за шагнувшим к выходу Тигром.

– Представляешь! – услышали они голос одного из четверых людей, сидевших за столиком у окна. – Я ее за бабки трахал, жизнью рисковал. У нее мужик старый. А она мне что-то про Крым чесать начала! – Мгновенно остановившись, Тигр захлопал ладонями по карманам. – Мол, он что-то там сделал! – громко продолжил сидящий за столиком крепыш. – Точнее, – отпив из кружки и ломая пальцами сушеную воблу, поправился он, – про свою подругу что-то говорила. А она, – наклонившись, заговорщически прошептал он, – эта ее подружка, та еще Мурка.

– Да кто такая-то? – заинтересованно спросил лысый амбал. Ответить крепыш не успел.

– Вадик! – радостно проговорил шагнувший к столику Абрек. – Сколько лет, сколько зим! Давно откинулся?

Сидящие за столиком, недоуменно переглянувшись, уставились на него.

– Сдерни на хрен, – недружелюбно проговорил амбал. – Ты перепутал хрен с гусиной шеей. – Он немного изменил известную в местах не столь отдаленных поговорку. Считая, что сострил, он гулко захохотал.

– Ты че базаришь?! – Абрек обиделся, как уголовник. Собрав пальцами затрещавший ворот рубашки, сильным рывком дернул лысого к себе.

– Пришибу! – взмахнув кружкой, заорал лысый. От короткого резкого удара в живот захрипел и ткнулся лицом в грудь Алексея.

– Падла! – Абрек снова вспомнил жаргон. – Фуфлыжник! – Локтем правой двинул лысого в висок, отбросил его безвольное тело на одного из собутыльников. Потеряв равновесие, тот под грохот упавшего стула повалился на пол. Абрек ушел от кулака другого и ударил его в подреберье. Третий, схватив пустую бутылку, взмахнул ею. Абрек ударил его каблуком в грудь. Рассказчик отскочил и бросился к выходу. На Абрека с матом кинулись завсегдатаи бара. Перепрыгнув стол, он перевернул его им навстречу и ударом ноги сбил еще одного.

Как только Абрек приподнял амбала, Тигр вышел на улицу. Спокойно закурил. Не успел сделать и трех затяжек, как из двери бара выскочил крепыш. На мгновение остановившись, оглянулся и побежал вправо.

– Стоять! – Поймав его руку, Федор заломил ее за спину.

– Больно! – заорал крепыш. Из остановившегося милицейского «уазика» к ним рванулись двое милиционеров.

– Там драка! – Федор мотнул головой на дверь.

Услышав громкий мат вперемежку с криками боли, милиционеры бросились в дверь.

– Я не дрался, – простонал крепыш.

– Разберемся, – по-милицейски кратко отозвался Тигр. Не отпуская заведенной к лопаткам руки, повел согнувшегося крепыша за угол. Остановившись у светлой «шестерки», свободной рукой достал ключи. Потом оглянулся, рубанул крепыша по шее ребром ладони и вбросил обмякшее тело в машину.

Рывком повалив еще одного из сидевших за столиком двух парней, Абрек увернулся от кулака, подхватил выброшенную в ударе ногу, рывком вскинул ее вверх. Заорав, человек грохнулся спиной на затрещавший столик. Дрались уже все. Увидев за окном силуэты двоих в форме, Алексей прыгнул к двери и прижался спиной справа от нее.

– Вызывай наряд! – Молодой сержант с поднятой дубинкой бросился к дерущимся.

Чуть не коснувшись грудью второго милиционера, Абрек выскочил на улицу и увидел собиравшихся на шум драки людей, которые с интересом, но опасливо заглядывали в окна бара. Абрек неторопливо прошествовал мимо. Дойдя до угла, оглянулся. К входу в бар, взвизгнув тормозами, подкатил зеленый «рафик». Из него выскочили милиционеры с дубинками. Абрек бросился к «Жигулям», за рулем которых сидел Тигр. Рядом, прижатый ремнем безопасности к спинке, казалось, дремал крепыш. Едва Алексей открыл дверцу, как «Жигули» тронулись. Он вскочил на ходу.

– Дай Бог, чтобы он говорил правду, – сказал Тигр.

– Ту, которая нужна нам, – добавил Абрек.

– Милиционеров не трогал? – спросил Федор.

– Обижаешь, командир, – весело ответил Абрек. – Я с уважением отношусь к патрульным.


– Значит, ты его знаешь? – Флора удивленно раскрыла глаза.

– Я думала, ты умнее, – засмеялась Таиса. – Его лично я не знаю. Меня такие не интересуют. Но Лешку хорошо знает мой приятель Барсук. Помнишь…

Сильная пощечина не дала ей договорить. Флора успела влепить ей другой рукой. Таиса оттолкнула Флору и ударила ее кулаком в грудь. Флора с криком отшатнулась назад и схватила Таису за волосы. Женщины упали на пол. Схватившись за волосы, взвизгивая от боли и злости, они били друг друга ногами. Чувствительные удары заставили их подняться. В распахнувшуюся дверь ворвались трое парней. На секунду остановившись, подскочили к женщинам, разорвали их злые объятия.

– Проститутка! – пытаясь вырваться, кричала Флора. – Тварь подколодная! Змея! – Ее удерживали все три парня.

– Дура, – зло бросила Таиса и быстро вышла.

Флора мгновенно замолчала. Отпустив ее, парни растерянно переглянулись.

– Убирайтесь! – заорала Флора.


– Да не знаю я ничего! – испуганно дернувшись, крикнул крепыш.

– Вот что, Леша, – похлопав его по щекам паспортом, усмехнулся Тигр, – или ты сейчас доскажешь начатую историю, или мы тебя просто убьем. И никто не узнает, где могилка твоя. А труп милиция спишет на очередную бандитскую разборку. От кого и что именно ты слышал про Крым? – угрожающе спросил он.


– Ничего, – с сожалением развел руками капитан милиции. – Я уж и знакомых по милиции расспрашивал. Никто ничего не знает.

– Ни хрена себе! – возмутился стоявший у двери Корсар. – Исчезла женщина с двумя пацанами, и никто…

– Но если ты спрашивал, – сказал капитану Юрист, – значит, хоть кто-то, но наверняка выдвинул свою версию. Кто здесь этим занимается? Я имею в виду похищение.

– Да черт их знает, – пожал плечами милиционер. – Здесь сейчас столько разного дерьма!

– Этого добра везде хватает, – согласился с ним Павел. – Но все-таки хоть кого-то на примете по этим делам держите? – с надеждой спросил он.

– Да есть тут один. Он дважды по таким делам проходил. Но доказать ничего не смогли. Здесь, как и в России, демократия! – Капитан плюнул.

– Кто такой? – подступив к столу, быстро спросил Корсар.

– Да есть один, у него покровитель высокий. Так что…

– Володя, – перебил Юрист, – нам плевать, даже если он под покровительством НАТО. У него связи в Москве есть? – спросил он и облегченно вздохнул, когда услышал:

– Да он до распада Союза в столице жил. Там его с чем-то прихватили. Сумел отмазаться. Наверное, покровитель помог. Здесь уже, как я говорил, пару раз брали его. Но…

– Значит, проживает в особняке, – сказал Юрист. – Ты скажи где. И спасибо. На этом…

– Сейчас три, – посмотрел на часы капитан. – Встречаемся в шесть. Я провожу вас.

– Но вмешиваться не будешь, – предупредил Павел. – Мы-то иностранцы. Так что тебе…

– Знаешь, старлей, – тихо сказал милиционер, – я часто вспоминаю то время, когда мы без границ жили. Ведь наш день остался и на него граница не действует. Если бы не ты… – Закрыв глаза, он на мгновение вернулся в свой самый памятный и страшный день. – Все, не было бы меня. Так неужели ты думаешь, что, разделившись, они смогли разделить и нас?

– А ведь он прав, – дотронувшись до руки Юриста, тихо сказал Корсар. – Так что не лишай парня памяти.

– Но хоть ты-то пойми, – повернулся к нему Павел, – чем для него это кончиться может. Ведь у него жена и двое де…

– А у твоего друга украли свинью из хлева? – тихо спросил Владимир.


– Запомни, Игорь! – говорила Татьяна. – Если еще раз ты что-то сделаешь без моего согласия, тебя в порошок сотрут. – И, не дожидаясь ответа, быстро вышла.

– Да пошла ты, – еле слышно произнес он. – Пугать вздумала. Да я тебя…

– Игорь, – заглянул в приоткрытую дверь Мамелюк, – тебя наша гостья требует.

– Чего ей надо? – недовольно спросил Эмир.

– А хрен ее знает. Орет – давайте мне старшего.

– Иду, – немного подумав, решил Эмир.


– Ну что же, – буркнул в телефонную трубку Якин. – Я постараюсь разыскать твою знакомую. Но, может, ты мне немного подробнее изложишь причину довольно необычной для тебя просьбы?

– Большего я сказать не могу, – ответил собеседник. – От нее долго ничего нет. И один мой очень хороший друг начал проявлять беспокойство. Вполне возможно, она бросила его старого, – хохотнул, – нашла себе моложе и богаче. Но если это так, то хотя бы сообщила. Ведь люди нашего поколения очень привязаны к своим близким.

– Хорошо, – улыбнулся Якин. – Я постараюсь помочь твоему другу.

– Надеюсь на тебя, – облегченно проговорил собеседник.

– Что-то ты крутишь, – слушая короткие гудки отбоя, задумчиво пробормотал Якин. – И я узнаю что. – Посмотрев на запись, погладил ее ладонью. Затем быстро набрал номер.


– Добрый день, – весело проговорил вошедший в комнату Эмир. – Мне сказали, вы звали меня. В чем дело?

– Послушайте, – тихо сказала Надя, – я не знаю, кто вы и что вам от нас надо. Но ради всего святого! – Смахнув рукой неожиданно выступившие слезы, она вздохнула. – Со мной вы можете делать что угодно. Только верните детей в Москву, я вас умоляю.

– Не волнуйтесь, – улыбнулся Эмир. – Никто не собирается причинять вред вам или вашим детям. Кстати, они чудесные пацаны. Если вы боитесь той скандалистки, – он презрительно отмахнулся, – то, уверяю, зря. Она к вам боль…

– Да никого я не боюсь! – громко прервала его Серова. – А эту гадину, если еще раз появится, собственными руками удавлю!

– Смелая вы женщина, – одобрительно отметил он. – Так почему вы хотели меня видеть?


– Смотри, как разговаривает! – злобно говорила сидевшая у экрана Татьяна. – Вот уж не думала, что он так умеет зубы заговаривать. А она, сучка, строит перед ним девицу! Ну что же, – она улыбнулась, – скоро я поговорю с вами обоими.


– Вот тут он обитает, – капитан махнул рукой на трехэтажный дом. – У него приличная команда. Парни крепкие, тренированные. Наверняка вооружены.

– Кто он? – вглядываясь в нескольких праздно шатающихся около дома людей, спросил Корсар.

– Русский, – ответил капитан. – Эдуард Заров. Он один из тех, кто поклоняется свастике. В общем, фашист.

– Так и на Украине они появились? – удивился Корсар.

– А где их сейчас нет? – буркнул Владимир. Достав сигарету, закурил. – Впрочем, до настоящего фашиста ему ой как далеко, – презрительно ухмыльнулся он. – Так, играет под крутого, это сейчас модно. Но кое-что может. Набрал команду крепких парней. Устраивают шествия, жгут костры. В общем, смесь фашистов с ку-клукс-кланом. Только вместо белых балахонов носят черные рубашки, галифе и сапоги. Даже бабы есть. Молодые кобылы. Руку в приветствии вскидывают. Но пока это только игры. С ним бы давно покончили. Но…

– А почему ты решил, что Надя у него? – спросил Юрист.

– Предположил, – поправил его Владимир. – Он два раза привлекался. Его парни однажды татарку из санатория похитили. Потом он сам в какую-то молдаванку влюбился.

– И что? – посмотрел на него Корсар.

– Да почти ничего, – отмахнулся Владимир. – Что-то вроде суда устроили. На татарке один из его боевиков женился. Сейчас и она в черной юбке и сапожках марширует. А с молдаванкой получилось совсем просто. Вмешался покровитель Зарова. Ее обвинили в прокоммунистической агитации. Якобы она собирала подписи к петиции за восстановление Союза. В общем, ее с позором изгнали из самостийной Украины. Потом здесь начались беспорядки – крымские татары поднялись. И вот тут Эдик со своими крутыми нашел себе работу. Его парни начали охранять на побережье виллы новых русских, старых украинцев, – с усмешкой добавил он, – и оттачивать свое мастерство на татарах. А они тоже начали создавать тренировочные базы. Словом, скоро здесь начнется.

– Черт с ними, – нетерпеливо проговорил Корсар. – Это их дела, пусть и расхлебывают. Нам нужно нанести визит вежливости Эдику.

– Вот. – Милиционер достал из кармана «макаров». – И вот. – Он выудил из-за пояса «ТТ». – И по запасной обойме. И еще, – виновато добавил он. – Сейчас рано туда идти. Когда стемнеет. В общем… – откашлявшись, замолчал.

– Рожай быстрее, – поторопил его Юрий.

– Сюда мои друзья скоро подъедут, – опустив голову, негромко сказал капитан. – Они сути не знают, но помочь готовы.

– Да ты что?! – зло спросил Корсар.

– Может…

– Они в настоящих боях были? – строго спросил Юрист.

– Да, – кивнул капитан. – Двое тоже в Афгане воевали. Трое…

– Так сколько их? – разозлился Павел. – Рота, что ли?

– Пятеро.


– Ну что, мусульманин, – с усмешкой шлепнув по окровавленной щеке привязанного к столбу человека, насмешливо спросил Эдуард. – Что же тебе Аллах не помогает? Где же он?

Вскинув голову, человек смачно выплюнул ему в лицо сгусток крови. Стоявшая рядом с Заровым молоденькая девушка в короткой черной юбке поддернула ее и с пронзительным криком ударила человека ногой в грудь. И тут же кулаком – в нос.

– Хватит, Ева. – Эдуард спокойно вытер плевок. – Мы с ним потом потолкуем.


– Ты уверен в этом? – нахмурившись, спросил Якин. Выслушав ответ, криво улыбнулся и положил трубку. Немного подумал, потом кивнул: – Да. Именно так я и сделаю.


Отбросив одеяло, лежащая на кровати Фатима потянулась красивым обнаженным телом. Что-то прошептала, сжала кулаки и с силой ударила по звякнувшей пружинами кровати.

– Все равно он будет моим, – вслух проговорила она. – Будет!


Пять бесшумных быстрых теней, перескочив железные прутья забора, растворились в темной высокой траве и замерли.

– А они умеют работать, – сжимая в руке штурмовой нож, удивленно сказал Корсар.

– Работа, – шепнул Юрист.

Они вскочили и, пригнувшись, бросились к зданию. Пятеро, поочередно прикрывая друг друга, короткими перебежками последовали за ними.

– Они знают, что делать? – прижавшись спиной к стене, шепотом спросил Корсар.

Не отвечая, тот ткнул стволом вверх и скользнул вправо. Держа «ТТ» обеими руками, Корсар вскочил и прыгнул к уходящей вверх лестнице. Замер, прислушался и стал быстро подниматься. Юрист, направив ствол «макарова» в освещенное окно подвала, осторожно подполз. Снизу раздался пронзительный крик.

– Что это? – спросил подбежавший Владимир.

– Ты почему здесь? – злым шепотом спросил Юрист. – Работайте с той стороны. Желательно минут пять не шуметь.

– Понял. – Капитан вскочил и бросился к углу особняка.

– Стоять! – раздался сверху властный голос.

Владимир вскинул пистолет. Опередив его, из окна ударила винтовка. Капитан упал. Юрист, отскочив от стены, навскидку, не целясь, выстрелил и, кувыркнувшись вперед, следующим выстрелом уложил выскочившего из окна первого этажа парня с автоматом. С другой стороны здания захлопали выстрелы.

– Вояки! – зло выдохнул Корсар. – Ведь сто раз говорил, не раньше чем через пять минут!

На четвереньках подобравшись к наполовину застекленной двери, чуть приподнялся. Увидев троих парней с пистолетами, отпрянул в сторону и вскочил. Дверь открылась. Первый выбежавший получил дробящий удар по затылку и бесформенной массой покатился вниз по ступенькам. Второй согнулся от удара в живот. Добивая выброшенным вверх коленом, Юрий отбросил его под ноги третьему. Тот споткнулся и начал падать. Носок ноги Корсара попал ему в шею. Перепрыгнув обоих, Юрий с пистолетом в руке ворвался в комнату и внимательно ее осмотрел. Убедившись, что никого нет, рванулся к двери и замер. Потом мощно ударил по ней ногой. Дернувшись, она, с коротким треском обо что-то ударившись, стала медленно закрываться. Юрий толкнул ее и выскользнул в коридор. Увидев человека, валявшегося с разбитым лбом, довольно кивнул.

– Кто это? – послышался за одной из дверей встревоженный голос.

– Наверное, за ним пришли! – отозвался другой.

Схватив человека с разбитым лбом, Юрий приподнял его и сильно втолкнул в дверь, из-за которой слышались голоса. Влетев, тот растянулся на полу. Стрелявшие в окно два парня мгновенно развернулись и всадили в его тело по очереди. Парень двумя выстрелами уложил их. Выскочил в коридор, но тут же отпрянул назад.

– Так и убить могут, – усмехнулся он, увидев прошившие дверь четыре пули.

– Там кто-то есть! – раздался голос слева.

Длинной очередью прогремел автомат. Подхватив автомат одного из убитых, Корсар, с пистолетом в левой и автоматом в правой, «рыбкой» вылетел из комнаты. Во время короткого стремительного полета дважды выстрелил из пистолета и выпустил из автомата короткую, в три пули, очередь. Перевернувшись перед падением, проехал спиной по гладкому полу коридора. Вскочил. Выпущенная из пистолета почти в упор рослым парнем в черной униформе пуля попала в ногу и отбросила его к стене. Павел с коротким рыком ногой выбил у парня оружие и ребром ступни придавил ему горло. Хрюкнув, парень с кровавой пеной на губах упал.

– Дух! – Корсар, развернувшись, выстрелил в выскочившего с автоматом боевика и рванулся к лестнице на второй этаж.


– Три, – вспомнил число выстрелов Юрист. Он выскочил из-за бетонированного кольца небольшого фонтана и, петляя, бросился к дому. Вокруг него с коротким посвистом защелкали пули. Сокращая сектор обстрела, он прыжком достал угол между стеной и бетоном площадки. Вскинув вверх руку с «макаровым», выстрелил. Сверху свалился человек. С той стороны здания стрельба как-то внезапно прекратилась. Выругавшись, Павел вскочил, не касаясь подоконника, махнул в раскрытое окно. Едва коснувшись плечами пола, откатился. По тому месту, дырявя линолеум, ударили три пули. Не глядя, он выстрелил в ту сторону. Продолжая перекатываться, выстрелил еще раз. Вскочил. Коротким резким движением руки метнул пистолет в бросившегося на него с ножом парня.

– Руки в гору! – заорал направивший на него ствол автомата верзила.

– Не дергайся! – услышал он позади угрожающий голос. Поморщившись, медленно развел руки в стороны и приподнял их над головой.

Сильный удар прикладом по затылку выбил из тела сознание. Четверо парней в черной форме стали избивать его ногами.

– Хорош! – рявкнул молодой мужчина в темных очках. – Этого в подвал! – приказал он. – И кончайте с другими!


«Неужели выстрелов никто не слышит? – заматывая простреленное бедро оторванной от простыни полоской, подумал Корсар. – Впрочем, мы километров шесть от какого-то поселка проехали». Осторожно дохромал до двери. Услышав возбужденные голоса, прижался спиной к стене. По коридору гулко простучали шаги бегущих людей. Корсар скользнул к окну. Осторожно выглянул и грубо выругался про себя. На ярко освещенной волейбольной площадке человек двенадцать в черной форме избивали пятерых мужчин.

– Тащите их в подвал! – раздался громкий крик. – И обыщите все! Здесь еще кто-то есть!

«Как там Юрист?» – подумал Корсар. Услышав за спиной шум, обернулся и выстрелил. Длинная автоматная очередь перебила ему ногу. Падая, он снова выстрелил.


– На кого работаете? – присев около Юриста, требовательно спросил коренастый мужчина в камуфляже.

– На ЦРУ, – прохрипел Павел.

Резкий удар в челюсть отбросил его голову.

– Бить и то не умеешь, – просипел Павел. Коренастый снова ударил его по лицу.

– Дик, – подскочил парень в черной форме. – В подвал их всех. Эдик говорить с ними будет.

– Твое счастье, – ухватив Павла за волосы, Дик рывком поставил его на ноги. – А то бы… – Удивленно выпучив глаза, разжал пальцы, но обернуться не успел и молча упал.

Тряхнув головой, Юрист бросил взгляд на уткнувшегося лицом в траву Дика. Под его левой лопаткой торчала рукоятка ножа.

– Дик! – подбегая, крикнул парень с автоматом. – Ты чего? – присев, увидел нож. Нога Юриста проломила ему висок.

Мимо Павла к зданию быстро пробежали несколько темных фигур.

– Ты кто? – спросил его невысокий скуластый мужчина.

– Человек, – сплюнул кровью Павел.

На первом этаже особняка сухо треснул выстрел.


Вцепившись в волосы Эмира, Надя с силой ударила его головой об стену. Эмир взвыл и отпустил ее. Рванув его на себя, Надя вскинула колено. Эмир с протяжным воем осел.

– Гад! – оттолкнув его, гневно крикнула Надежда.

– Эмир, – в комнату заглянул Мамелюк. – Тут… – Увидев лежащего Игоря, взглянул на Серову. – Это ты его успокоила? – Оскалившись, он шагнул в комнату. – Мне такие бабы по кайфу.

– Уйди, – оглянувшись на закрытую дверь комнаты, где спали дети, приглушенно сказала она.

– Так уж и уйди. – Мамелюк двинулся к ней. – Лучше давай по-хорошему. А то Игорек в гневе и пацанов кончит. А я помогу свалить.

– Ты врешь, – выдохнула она. – Вы все… – Не договорив, увернулась от кинувшегося на нее Мамелюка. Он поймал ее за руку и рывком бросил на пол. Хотел навалиться, но, согнув ноги, Надя уперлась коленями ему в грудь и вцепилась в волосы.

– Люблю знойных баб, – словно не чувствуя боли, прошипел он.

Рывком распрямив ноги, ей удалось сбросить его. Она вскочила. Поймав Надину ногу, Мамелюк рывком повалил ее и тут же оказался сверху. Завернув ей руку за спину, он свободной рукой расстегнул молнию на джинсах. Застонав от боли в завернутой руке, Надежда попыталась вцепиться ему в глаза. Он успел перехватить ее руку и, прижимая ее к полу, обдавая лицо Надежды жарким дыханием и брызгами слюны, прошептал:

– Поцелуемся, киска.

Дернувшись головой вперед, Надежда схватила его зубами за нос. Взвыв от боли, он коленом ударил ее в низ живота. Вскочил и схватился за распухший прокушенный нос.

– Паскуда! – заорал Мамелюк. – Убью! – и сильно ударил ногой скорчившуюся женщину.

– Мамелюк! – В комнату заглянул встревоженный Леший. – Напали! – Подтверждая его слова, за окнами загремели выстрелы. Увидев нос повернувшегося к нему Мамелюка, Леший бросил взгляд на женщину.


– Что такое?! – вскакивая с постели, воскликнула Татьяна.

Пробив оконное стекло, в потолок впились три пули.

– Не стрелять! – услышала Татьяна отрывистую команду за окном.

Стрельба на улице мгновенно прекратилась. Прокатываясь коротким эхом по этажам особняка, вспыхивали короткие перестрелки.


Лежа с закрытыми глазами, Серов мысленно считал, стараясь успокоиться: «Сто восемнадцать, сто девятнадцать». Замычав, открыл глаза и рывком сел. Впервые за всю свою опасную, полную неожиданностей жизнь он не знал, что делать. Армия и войны научили его принимать решения быстро, действовать по обстановке. Но теперь, зная, что жене и сыновьям угрожает реальная смертельная опасность и каждый его шаг может быть в их жизни последним, Сергей осознавал, что все его навыки в быстрой и точной стрельбе, в рукопашном бою, в умении выживать без пищи, огня и воды ничего не значат сейчас. И, понимая свое бессилие, чувствовал, что его охватывает холодный всепоглощающий страх. Он вскочил и заметался из угла в угол. Вот уже сутки – они казались вечностью – не появлялась Зинаида, которая пусть не совсем уверенно, но все же пообещала что-то сделать для спасения Нади и мальчишек. Остановившись перед стеной, он с силой впечатал в нее кулак. С тихим шорохом осыпалась штукатурка. Закрыв глаза, Ковбой замотал головой. «Господи, – уже в который раз обратился он к Богу, – дай им шанс выжить. Я не знаю, что делать, – отчаянно прошептал он. – Я не хочу мстить за них. Слышишь? Мне нужно, чтобы они жили». Услышав шум открывшейся двери, резко повернулся.

– Жрать будешь? – спросил заглянувший в комнату широкоплечий парень. Взметнувшаяся в ударе нога Серова достала его подбородок. Клацнув зубами, парень грохнулся лицом вниз. Рывком втащив его, Ковбой навалился сверху, схватил за горло и хрипло закричал:

– Сюда! Он… – потом замер, прислушиваясь. Услышав шаги, определил, что к комнате бегут двое. Не отпуская горла лежащего без сознания парня, изображая борьбу, начал переваливаться с боку на бок.

В комнату вбежали двое парней. Получив вскинутой вверх пяткой между ног, один из них с коротким «ой» присел. Второго Ковбой ударил каблуком в колено. Прерывая его протяжный крик, врезал ребром ступни по шее. Прыжком встал на ноги, бросился к двери, резко остановился и коротким ударом в висок свалил боевика, который пытался достать его прикладом. Серов схватил упавший автомат и, едва коснувшись ногами пола, развернулся – коридор был пуст. Когда его вели в комнату, он, несмотря на охватившее его безразличие, по привычке запоминал путь. Пробежав по коридору, Серов ударом ноги раскрыл дверь.

– Замерли! – крикнул он, врываясь в большую комнату с бильярдным столом.

Стоявшие вокруг стола четверо парней с киями, не сговариваясь, бросились на него. Приняв направленный на него кий на вскинутый автомат, Ковбой резким ударом согнул одного и тут же нанес удар-тычок прикладом в горло второго. С резким наклоном пропустив над собой смертельный удар кия, с коротким выдохом достал стволом живот третьего. Бросив в него кий, четвертый рванулся к двери. Сергей схватил шар, метнул его вслед. Шар попал парню в затылок, и он упал. Сергей схватил стоявшую на тумбочке у окна трехлитровую банку с пивом и вылил на голову первого парня. Мыском ноги несильно ткнул его в спину. Взвыв от боли, парень выгнулся.

– Где Зинка? – спросил Серов.

– Не знаю, – простонал тот. – Куда-то уехала.

– Кто в доме?

Ответить боевику помешал мужской голос:

– Медленно положи автомат и подними руки.

Стоявший в двери приземистый человек с пистолетом выстрелил, но в ту же секунду автомат, брошенный Сергеем, ударил его в грудь. Человек выронил «макаров», схватился за грудь и отшатнулся к стене.

– Ты вовремя явился. – Сергей пяткой ударил его по ступне. Человек с криком стал падать.

– Где Зинка? – Сергей пальцами сдавил ему ноздри.

– Не знаю, – промычал человек. – Она велела тебя не трогать, что бы ты ни делал.

– Какая забота, – усмехнулся Серов. – Ты стрелять не боялся? Ведь выстрел могли услышать.

– Здесь нет, – сморщившись от боли, боясь пошевелиться, простонал тот.

– Кто в доме? – снова спросил Сергей.

– Наверху еще пятеро, остальные уехали на пляж.

– С кем связана Зинка в Москве? – не надеясь на ответ, все же спросил Серов.

– Не знаю, – прогнусавил мужчина. – Она…

Разжав пальцы, Серов ударил его ребром ладони в шею. Утробно икнув, приземистый сполз на пол.

«Что я делаю? – закрыв глаза, Серов потряс головой. – Но теперь вперед. Беру за жабры эту стерву. Выхожу на того, кто привозит кассеты. Захват в столице такого же гонца, и в Крым. Там… – Он беспомощно огляделся. – А что там? – с болью спросил он себя. – А если этот кто-то не скажет, хотя бы потому, что не знает? Ведь за приличную сумму и черта от незнакомого возьмут. Надо было вчера с Зинки начать. Надя…» Он обвел комнату медленным взглядом, потом наклонился и поднял автомат. Отсоединив рожок, начал выщелкивать патроны.

– Тридцать, – вслух произнес Сергей. Так же медленно наполнил рожок. Вставил его и передернул затвор. Поставив на предохранитель, вздохнул. Несмотря на подавленное состояние, годами выработанный инстинкт солдата-профессионала сработал. Развернувшись, упал на живот, вскинул автомат.

– Ты же обещал мне. – Зинаида, входя, укоризненно покачала головой.

Двое парней, ее «гориллы», бросили руки к оттопыренным карманам. Ковбой дважды выстрелил. Оба с воем схватились за простреленные кисти.

– Что ты делаешь?! – испуганно воскликнула она.

– Инстинкт самосохранения, – прыжком встав на ноги, буркнул Серов. – Я не люблю, когда хватаются за пистолеты. – Держа автомат, подошел к Зинаиде. – Я хотел бы услышать что-нибудь хорошее, – жестко прищурившись, сказал он.

– То, что твои жена и дети будут вне опасности, – стараясь говорить спокойно, хотя внутри все захолодело от страха, сказала Зинаида, – дело нескольких дней.

– Зачем я тебе? – резко спросил он. – Ведь у тебя есть люди, которые…

– Таких, как ты, нет, – перебила она. – К тому же тебя прислали из Москвы. И еще одно немаловажное условие. – Поняв, что ей ничего не угрожает, Зинаида улыбнулась. – Я никогда не занималась благотворительностью. И тем более спасением чьих-то жизней. Но теперь делаю это. И не потому, что вдруг стала добропорядочной гражданкой. Просто благодаря этому на меня будет работать профессиональный наемник. К тому же бесплатно.

«Кажется, она говорит искренне, – мысленно отметил Сергей. – Кажется – нужно перекреститься!» – Он зло напомнил себе где-то услышанную пословицу.

– Ты не хочешь поправить меня? – по-своему истолковав его молчание и снова почувствовав страх, тихо спросила Зинаида.

– Когда пойму, что ты говоришь правду. – пробормотал он.

– Я же сказала: дело трех-четырех дней.

– Ты сказала: двух-трех, – поправил он.

– Плюс минус один, – поспешно добавила она.

– А как с этим? – Он мотнул головой на неподвижное тело приземистого. – Там еще четверо. И один в прихожей.

– Ну и черт с ними, – отмахнулась она. – Я же говорила, что нужно постоянно находиться в форме. Они все мертвы? – только поняв его вопрос, ужаснулась Зинаида.

– Двое, – усмехнулся Сергей. – Плюс один.

– На этом, надеюсь, ты остановишься? – с ужасом всматриваясь в спокойное лицо, спросила Зинаида.

– Пока да, – кивнул он. И усмехнулся: – Ты женщина. И так спокойно, я бы даже сказал, равнодушно принимаешь смерть. В тебе живет только страх за себя…

– А за кого я должна беспокоиться? – зло прервала она. – За этих придурков, которые убивают для тех, кто им больше заплатит? Ведь если кто-то оценит мою голову дороже, чем им плачу я, мои верные сторожевые псы с удовольствием открутят мне голову. Ведь каждый из них втайне ненавидит меня и считает гадиной. В этом я абсолютно уверена. Так что, Серов, – она криво улыбнулась, – с тобой мне гораздо приятнее и надежнее иметь дело. Ты не скрываешь своего отношения ко мне. Ты просто выполняешь то…

– Пока не выполняю, – поправил ее Сергей. – И кто знает, буду ли. Понимаешь, мне не оставили выбора. У каждого человека есть уязвимое место. Я считал, что у меня таковых нет. Думал, что… – Он замолк, вскинул автомат и развернулся.

– Нет! – воскликнула Зинаида. Шагнув вперед, приказала: – Убирайтесь! Здесь все в порядке!

Четверо вошедших в комнату боевиков переглянулись и быстро ушли.

– Воспитанные ребята, – усмехнулся Сергей, – поэтому и проживут дольше.

– Иди за мной. – Зинаида направилась к лестнице. – И ради Бога, – она повернулась к Сергею, – ничего не предпринимай, доверься мне, потому что я действительно хочу тебе помочь. И надеюсь, у меня это получится.

– А я по гроб буду тебе служить, – закончил он.

– Если получится, – она засмеялась, – я бы не стала возражать.


– Он перебил внизу человек десять! – возбужденно проговорил вбежавший в комнату Родион. – У него в заложниках…

– Убейте его! – закричала Клавдия. – Он должен сдохнуть!

– Но там Зинаида Васильевна, – возразил Родион. – И он, без сомнения…

– Плевать! – криком прервала его Клавдия. – Нельзя прощать смерть наших людей! Хасан! – громко позвала она. – Пошли парней вниз, пусть кончают с московским суперменом.

– Я всегда знала, – входя, засмеялась Зинаида, – что, если тебе подвернется удобный случай, ты с удовольствием убьешь меня чужими руками.

Застывшая Клавдия оторопело смотрела на Серова.

Неслышно шагнувший в комнату высокий гибкий человек с непроницаемым лицом повернулся к Зинаиде.

– Что делать? – гортанно спросил он.

– А как ты думаешь? – зло спросила она.

«Сейчас толстуха умрет, – равнодушно отметил про себя Сергей. – У этого Хасана неспроста слишком широкие рукава куртки. Мах, и…» Он усмехнулся.

Не глядя на отшатнувшуюся Клавдию, Хасан резко вскинул руку, нож вошел Клавдии под подбородок.

– Пойдемте, Сергей Николаевич, – поспешно отвернувшись от упавшей Клавдии, сказала Зинаида. – Нам нужно обсудить один вопрос.

– Разумеется, – кивнул Серов. – А именно цену за мою работу.

Удивленно вскинув голову, она улыбнулась. «Не глупа», – отметил Серов.


– От Стрелка что-нибудь есть? – нетерпеливо спросила Галина вошедшего Михаила.

– Увы, ничего. Наш человек не встретил его. Стрелок не пришел.

– Что-то случилось, – сказала Галина. – Стрелок – исполнительный и верный человек.

– Может, подвернул ногу, – спокойно предположил сидевший на диване с бутылкой пива лысый атлет. – Или…

– Стрелок – прекрасный охотник, – перебила его Галина. – В тайге он чувствует себя как дома. Поэтому уверена – с ним что-то случилось!

– Но, Галя, – Михаил всплеснул руками, – мало ли что могло произойти? Почему нужно впадать в крайности?

– Эта крайность имеет имя, – с ненавистью прошептала она.

– Узкоглазый Иван убит, – приглушенно проговорил, входя в комнату, старик.

– Вот суки, – сказал атлет. – Все-таки пришили Ванюшку.

– Как ты можешь так говорить? – закричала женщина. – Он постоянно рисковал собой, чтобы ты мог…

– А вот этого не надо, – ухмыльнулся атлет. – Ты втянула его в это дело. Тебе, видимо, покоя не дает…

– Заткнись! – Она хлестнула его по щеке. – Подонок! Ты…

– Ты зря это сделала. – Атлет погладил покрасневшую щеку. – Я никому не позволяю безнаказанно бить себя. – Он вскочил, рванулся вперед и замер. Ему в живот смотрело дуло револьвера.

– Я тоже никому не позволяю пугать себя, – улыбнулась она. – Так что, Костя, давай остановимся на этом.

– Ты всадила бы в меня пулю? – погладив жесткой ладонью загорелую лысину, спросил он.

– Если бы ты думал иначе, – засмеялась она, – не встал бы как вкопанный.

– Вообще-то да, – кивнул Константин, – я давно понял, что ты пошла ва-банк – или все, или ничего.

– Почему же ты здесь? – спросила Галина.

– Как раз поэтому. – Он снова сел. – И кроме того, я люблю тебя. Так что…

– А вот об этом говорить не надо, – сказала Галина, – рано что-то загадывать. Если будет, как я хочу, то смогу говорить об этом. Но не сейчас, – сглаживая резкость, примирительно улыбнулась.

– Ты убери эту штуковину. – Константин пальцем отвел ствол небольшого револьвера. – А то всадишь мне в живот пилюлю. Я, конечно, человек привычный, – хохотнул Константин, – и не раз получал, но давай пока воздержимся от подобной процедуры.

– Надо что-то делать, – убирая револьвер, тихо сказала Галина. – Время уходит. И нам может просто не хватить его.

– Я только что вернулся оттуда. – Константин поморщился. – Похоже, с Галькой что-то случилось. Я нашел то место, где она должна была разделаться с провожатыми. Но там был еще кто-то – следов гораздо больше. И похоже, убиты трое.

– Значит, ты считаешь, что мое предположение верно? – спросила Галина.

– Мне это не нравится, – буркнул Константин, – а то выходит, я зря рисковал шкурой. Ведь…

– Ты знаешь, за что рискуешь, – перебила его Галина.

– Меня волнует убийство Ивана, – воспользовавшись паузой, сказал Михаил. – Как его убили?

– Ему проломили голову около дома, – ответил старик.

– Может, это не они? – предположила Галина.

– А кто же еще! – воскликнул Михаил. – Ведь мы знаем, что они его вычислили!

– Зачем тебе нужен был этот наемник? – презрительно улыбнулся Константин. – Неужели ты думаешь, что он…

– А вот это не твое дело. Я сама решаю, как и что делать.

Константин хотел что-то сказать, но передумал и махнул рукой.

– Ты поедешь туда снова? – спросила Галина.

– Пусть он, – лысая голова дернулась в сторону старика, – парнишек троечку даст. Я хочу пошевелить это осиное гнездо. Там на турбазе что-то происходит. Сунуться в нее я не решился. Одному стремно. Но то, что она усиленно охраняется, – факт. Так что мне люди нужны.

– Хорошо, – кивнул старик, – я дам тебе троих.


«Так, – аккуратно положив радиотелефон, думал Палусов. – Значит, скорее всего, он попытается влезть. Я совершил непростительную глупость. Ведь он всегда пытался извлечь выгоду в первую очередь для себя. Из всего, за чем бы к нему ни обращались. Но что он может предпринять? – Задумчиво, как бы желая получить ответ, посмотрел на телефон. – Воспользоваться здесь никем не сможет. Это однозначно. Минуточку, – прищурился Паулюс. – Ведь в Москве у Серова есть друзья. Вот их и попытается он использовать. Значит, надо готовиться к встрече. Против них можно использовать Серова. Для него сейчас главное – безопасность его жены и детей. Если он все же попадет туда, его нужно сразу убирать. Потому что, докопавшись до сути, он испортит все. А если сообщить ему о гибели жены и детей? Но тогда информация должна исходить от человека, которому Серов поверит. А он не поверит никому, – с сожалением вздохнул Палусов. – Впрочем, оно и к лучшему, потому что, если Серов взъярится и начнет войну, шума будет много. А это нехорошо. Слишком многое может высветиться. Итак, – он сунул в рот незажженную сигарету. – По-моему, вывод прост. Серова надо убирать, пока он все не испортил. И чем быстрее, тем лучше. А он, на удивление, терпелив. Или действительно любит свою жену? – с удивлением спросил себя Палусов. – Что готов рисковать ради детей, это я еще могу понять. Тем более они сыновья. Меня Господь Бог, к сожалению, лишил этой радости. Шлюха, которая окрутила меня, родила свое подобие, вторую шлюху. Правда, характер у нее мужской, – с невольным уважением констатировал он. – И ума, и смелости не занимать. А жестокости – даже слишком. Может, дать ей покопаться в этом кроссворде? Нельзя. У нее сейчас Серов, и она сумеет убедить его поработать на нее. Черт возьми! А почему услугами этого авантюриста не воспользоваться мне?! Конечно! И сделать это довольно-таки легко. Решено. – Явно довольный собой, Палусов потер руки и поднялся. – Но предложение, разумеется, должно исходить не от меня. Ну, приятель, – злорадно пообещал он кому-то. – Очень скоро ты пожалеешь, что влез не в свои сани». Нажав кнопку вызова, крикнул:

– Штирлица ко мне! – И тут же рассмеялся. – Любит молодежь имена киношных героев. Хотя тебе, Вениамин, – обратился он к шагнувшему в кабинет рослому подтянутому мужчине, – больше подошло бы что-нибудь из прозвищ киношных суперменов. Мыслить ты почти не умеешь, а вот физически подготовлен прекрасно. Ну ладно, – засмеялся он, – Штирлиц. Тебе предстоит непростая работа. Ты должен убедить одного человека поехать в один курортный город ближнего зарубежья.


– Как не нашел? – встревожился Раков. – Неужели и эти пропали?

– Выходит, так, – кивнул сидевший за столом Рошфор. – От них, как говорится, ни слуху ни духу. Оплошал, похоже, Гриф, – с сожалением заметил он, – а я на него надеялся. Ну что же, – он взглянул на Ракова, – придется еще посылать кого-нибудь.

– Ты что? – закричал Раков. – С ума сошел! Да сколько же я могу на ветер деньги бросать? То…

– Дурак, – кратко оценил его умственные способности Рошфор. – Ты потеряешь гораздо больше. Неужели ты еще не понял, что твой основной бизнес проваливается в преисподнюю! Или ты будешь покупать пушнину у охотников с лицензиями? – насмешливо спросил он. – Тогда сначала посчитай, сколько на каждой шкуре ты потеряешь. Арифметика проста. Ты знаешь, по какой цене охотники продавали пушнину последний раз? – Раков кивнул. Рошфор рассмеялся. – Тогда тебе объяснять не нужно. Надеюсь, ты согласен, что необходимо посылать туда людей, пока не поздно? Еще пара месяцев, и все, осень. А там и первый снежок. Пушнина будет мимо тебя на рынок ходить. Так что, Миша, – с деланным сожалением сказал Рошфор, – хочешь не хочешь, а раскошеливаться придется.

– Да я готов! – немедленно согласился Раков. – Только кому? Уж на что Гриф тертый калач и тайгу вроде знает. Всю жизнь на Камчатке по сопкам да горам лазил. И что? – Он развел толстыми мощными руками. – Нет его. Подожди. – Раков нахмурился. – Ты помнишь, он что-то о письме в Управление по борьбе с организованной преступностью заикался. Ему, похоже, хана пришла. А вдруг тот, кому он писульку оставил, по-своему все поймет и отправит ее? Представляешь, что будет? – ужаснулся он.

– Да лажа все это, – не совсем уверенно отмахнулся Рошфор. – Он просто от нас как бы подстраховывался.

– Дай-то Бог, – вздохнул Раков. – Да ведь он сказал, – с облегчением припомнил он, – там в основном о тебе напи…

– Ты думаешь, если меня возьмут, я о тебе молчать буду? – угрожающе спросил Рошфор. – Ты ведь всему голова, организатор ты. На тебя только иска по государственным расценкам несколько десятков миллионов повесят. С ходу похудеешь, – усмехнулся он. – Это получше любой диеты будет.

– Ты о чем говоришь?! – визгливо прокричал Раков. – Значит, выгораживая свою задницу, ты меня сдашь? А не подумал о том, – деланно усмехнулся он, – что я тоже молчать не буду. И свидетели найдутся, которые расскажут, как ты посылал людей…

– Хватит нам друг на друга страх нагонять, – примирительно проговорил Рошфор. – Нужно думать, как дальше быть. Может, действительно Гриф писульку оставил. – Он выматерился.

– Я про это и говорил, – напомнил Раков.

– Кому он мог доверить эту штуку? – спросил себя Рошфор.

– Тебе лучше знать, – буркнул Раков.

– Вот я и прикидываю, – кивнул Рошфор. – Мы на него вышли…

– Ты вышел, – быстро поправил его Раков.

– Через одну портовую шлюху. До этого он крутился с Плахой. Так. – Рошфор поднялся и шагнул к двери. – Надо Плаху прощупать. Если что-то есть, он точно знает.


– Ты мне скажи на всякий случай, – спросил Зинаиду Сергей, – что именно я должен сделать в долине гейзеров. Кстати, – весело заметил он, – давно мечтаю посмотреть на это чудо природы. Ведь во всем мире только три таких места есть. В Канаде, в… – попытавшись вспомнить, улыбнулся, – еще где-то и у нас.

– Подожди, – явно удивленная словами и тоном, каким они были произнесены, остановила его Зинаида. – Ты в самом деле хочешь увидеть гейзеры?

«И все-таки я чертовски умный, – мысленно поставил себе пять с плюсом Сергей. – Она огорошена и не понимает моего поведения». Усмехнувшись, проговорил:

– А почему бы и нет? Ведь так или иначе мне нужно быть там. А сочетать полезное с приятным – эта формула мне нравилась всегда. Итак, – он перешел к делу, – что я там должен делать? Только не надо уверений, что просто любоваться утренней дымкой над гейзерами. И еще одно. Мое путешествие в те места состоится только при условии полнейшей безопасности моей жены и детей, – твердо закончил он.

– Ладно, – немного подумав, кивнула Зинаида. – Из Москвы сюда совсем недавно приехала женщина. Ее прислал Бунин…

– Яков Давыдович, – насмешливо закончил за нее Сергей. – Он послал свою дочь для того, чтобы она посмотрела или купила какие-то камешки у одного неизвестного дяденьки. Откуда они у него, неизвестно. В том числе и вашей камчатской «коза ностре». До этого на Бунина вышел человек одного алмазовладельца. Но дальше получается накладка. Дочь Бунина пропадает вместе с людьми, которые были с ней. Сколько их было, я не знаю. Тайка, змея, – он зло блеснул глазами, – организовав похищение моей жены и сыновей, ставит меня перед выбором. Убить ее сразу или после того, как убьют мою семью. Надеясь спасти их, я еду на Камчатку, где попадаю к тебе. Так что единственное, чего я не знаю, – Серов криво улыбнулся, – для чего именно я здесь. То, что спасать дочь Бунина мне не нужно, это я понял еще в Москве. Так что постарайся объяснить мне мою задачу. Предположим, ты сумеешь спасти Надежду и сыновей. Будем считать, что я нанят тобой. Цена и тебе, и мне известна. Меня цена устраивает. Перейдем к делу. Что я должен делать?

– Откуда ты все знаешь? – растерялась Зинаида.

– Имеющий уши да услышит, – ответил восточной пословицей Серов. – Я уже довольно долго нахожусь среди заинтересованных в этом лиц. И, видимо, считая меня покойником, при мне говорили довольно откровенно. Знаешь, уже здесь я понял, что человек, имеющий алмазы и скорее всего, по вашему мнению, причастный к исчезновению Галины и ваших людей, и некто Колдун – одно и то же лицо. Насколько я понял, им-то мне и придется заниматься.

«Господи, – мысленно ахнула Зинаида, – да он уже все знает».

– Совершенно верно, – словно прочитав ее мысли, кивнул он. – Но не держи меня за второго Вольфа Мессинга. Я не умею читать чужие мысли. А ты не умеешь их скрывать.

– Он появился года два назад, – вздохнула Зинаида. – И начал как раз с долины гейзеров. Там обитало множество по разным причинам покинувших цивилизацию людей. Плохого они не делали никому. Занимались рыбалкой, охотой, добычу продавали. Не знаю, каким образом, но Колдун довольно быстро убрал их, и продажей начали заниматься его люди. Цены, конечно, возросли. А там работали и нанятые нами рыбаки и охотники. Но с появлением Колдуна все это прекратилось. К кому бы мы ни обращались с предложением поработать там, все отказывались. Колдун умеет уговаривать так, что возражать ему опасно. А потом эта история с алмазами. Сначала в нее никто не поверил. Но Бунин не дурак и понимает толк в камешках. Мы попробовали сами выйти на этого человека, но… – Она с сожалением развела руками. – Бытует мнение, что именно Колдун и есть владелец неожиданно появившихся алмазов. Его гонца к Бунину сразу после возвращения нашли мертвым у себя в квартире. Утонул в собственной ванне. Чтобы начать, как говорят военные, крупномасштабную операцию против Колдуна, нужны люди. Такие есть. Но будет…

– Большой шум, – закончил за нее Серов. – И вами займутся органы. Так что в любом случае вы проигрываете.

– Верно. Теперь ты понял, почему ты нам нужен?

– Ты стоишь во главе банды, которую теперь называют мафией, – сказал Сергей.

По лицу Зинаиды было заметно, что она хотела возмутиться, но, рассмеявшись, махнула рукой:

– Называй как хочешь. Я точно не знаю, чего именно хотел от тебя Бунин, с какой целью приехал его человек, то есть ты.

– Цель одна, – усмехнулся Серов, – алмазы. Бунин, видимо, прилично нагрел на них руки и хочет это продолжить. Его, это ясно и баобабу, не волнует, что случилось с дочерью. Но при каких здесь ты? Что вас объединило с Буниным?

– Началось все просто и вполне законно, – начала Зинаида. – Мы…

– Дары океана, – досадливо поморщился Сергей. – Я должен был понять это сразу.

– Да, сначала было только это. Впрочем, с Буниным мы дела не вели. Всем заправляла Флора. С ней я не знакома, тогда как Якова Давыдовича знаю лично. Познакомились в Москве, где заключили наш договор. Потом появился человек, который здорово нам мешал. Он знал о наших операциях с мехами и, можно сказать, шантажировал нас. Тогда я обратилась к Якову Давыдовичу с просьбой о помощи. Тот человек в Москве пьяным попал под автомобиль. И мы поняли, что можем доверять друг другу. Для нас расширился рынок продажи пушнины. Бунин брал ее оптом по довольно хорошей цене. Затем с аналогичной просьбой обратился к нам. Здесь появился один его знакомый, который мешал ему жить. Он купался во время шторма и утонул, – улыбнулась Зинаида. – Потом…

– Откуда ты знаешь Таису? – перебил ее Серов.

– Бунин два раза присылал ее сюда за мехами. Мы как-то сошлись.

– Немудрено, – чуть слышно заметил он. – Одного поля ягода.

– Что? – не расслышала Зинаида.

– Значит, я должен заняться Колдуном, – громче проговорил Серов.

– Тебе нужно узнать, что случилось с Галиной, – поправила она. – Но это не забота о пропавшей подруге, – добавила Зинаида. – Мы виделись только раз и не понравились друг другу.

– Мне с детства не нравятся шарады, – вздохнул Сергей. – Говори яснее, на кой черт я тебе так понадобился, что ты даже готова помочь в освобождении моей семьи.

– Повторяю, – раздраженно проговорила Зинаида, – ты должен выяснить, что на самом деле случилось с дочерью Бунина. Когда ты убедишься, что твои дети и жена вне опасности, отправишься в район долины гейзеров. Там есть озеро Кроноцкое. Где-то рядом расположена некая турбаза. На самом деле это, как мы думаем, штаб-квартира Колдуна. Мы несколько раз посылали туда людей, но они бесследно исчезали. Ты узнаешь, кто связан с Колдуном. Потому что его не трогают ни милиция, ни пограничники. Как ты это сделаешь, меня не интересует. Мне нужен результат. И только когда я узнаю все… – Замолчав, опустила голову.

– Ах ты тварь! – выдохнул Сергей и схватил ее за горло. Ее вскинутое колено попало в кулак другой руки.

– Ты не можешь убить меня, – прохрипела она, – иначе…

Застонав, он разжал пальцы. Зинаида упала на пол.

– Из огня да в полымя, – пробормотал Серов. Взглянув на захрипевшую женщину, оскалился в хищной усмешке. – Но ты мне сейчас все скажешь.

– Ты с ума сошел, – прохрипела она. – Ведь…

– Где они? – тихо спросил Ковбой. Он стал медленно отгибать ее большой палец.

– Больно! – пыталась вырваться Зинаида, застучала ногами об пол.

– Где они? – повторил вопрос Серов.

– Не знаю! – заорала Зинаида. – Я попросила своего отца… а-а-а! – изогнувшись, заголосила она.

– Кто твой отец? – ослабив нажим на распухший палец, спросил Ковбой.


– Добрый день, – вежливо улыбаясь, в комнату, где сидел недовольный Раков, вошел высокий человек.

– Привет, тебе чего надо? – недружелюбно спросил Раков. Затем, опомнившись, удивленно привстал. – Как ты вошел? Эй! – громко позвал он. – Кто…

– Мне нужна Зинаида Васильевна, – не повышая голоса, сообщил вошедший.

– Да ты кто такой?! – привлекая внимание охранников, крикнул он.

– Зря орешь, – усмехнулся, – охранники заняты.

– Чем? – растерялся Раков.

– Тем, чтобы остаться живыми, – услышал Раков от двери насмешливый голос. Повернувшись, вскочил.

– Василий Антонович? – удивленно и растерянно пробормотал он. – Я не…

– Где Зинаида? – усаживаясь в кресло, спросил Палусов.

– Она уехала к Клавдии.

– Значит, там она держит Серова, – сказал Палусов и кивнул мощному: – Гогин…

Гогин быстро вышел.

– Свари кофе, – лениво попросил Палусов растерявшегося Ракова. – Мы ее здесь подождем. Или, может, я тебе мешаю?

– Да нет, что вы! Я просто…

– Что за чертовщина?! – зло спросил вошедший в кабинет Рошфор. – Какого… – Увидев Палусова, замолчал.

– Ба, – весело сказал тот, – какие люди! Значит, вы в одной команде. – Он взглянул на Ракова. – Вот уж не думал. – Палусов засмеялся.

– Послушайте! – шагнул к нему Рошфор. – Вы не находите…

– Хватит, Пахомов, – поморщился Палусов, – здесь эти игры ни к чему. Надо воспринимать все так, как есть. Иначе можно здорово истрепать нервную систему. А от этого, бывает, умирают.

– Кто это? – посмотрев на сидящего с непроницаемым лицом Хасана, шепотом спросил Родион.

– Паулюс.

Вытаращив глаза, Родион бросил быстрый взгляд на стоявших у двери троих здоровенных парней.

– Это команда его, – добавил Хасан.


– Ты мне чуть палец не сломал, – прохрипела Зинаида.

– Запомни, – глухо сказал Серов, – если… – Вспомнив, что говорил это уже не раз, шумно выдохнул.

– Ты вовремя пришел в себя, – потирая ладонью здоровой руки шею, просипела она. – Иначе бы…

– Добрый день, Зинаида Васильевна. – В открывшуюся дверь вошел Гогин. – А вы Серов, – взглянув на Сергея, сказал он. – Отлично. Сейчас ты, – обратился он к Серову, – поедешь…

– Я с тобой коз не пас, – оборвал его Серов.

– Какой обидчивый, – засмеялся Гогин. – Ну что же. Сейчас вы поедете с нами.

– Что это значит?! – хрипло спросила Зинаида.

– Что у вас с голосом? – Гогин удивленно взглянул на нее. – Ваш отец будет…

– Ты зачем явился, Гогин?! – прервала его Зинаида.

– За ним, – кивнув на Сергея, улыбнулся тот, – и за вами. Василий Антонович хочет вас видеть.

– Слушай сюда, мешок с дерьмом! – вызывающе проговорил Серов. – Наскоряк свали отсюда. А не то…

– Что за речи? – весело поразился Гогин. – Разве так можно! Да еще в присутствии дамы.

– Сергей, – крикнула Зинаида, – он не один!

– Тем лучше, – буркнул Ковбой.

Прыгнув вперед, он выбросил руку, носком ноги врезал пытавшемуся защититься блоком вбежавшему парню в голень, а коленом ударил его в пах. С коротким возгласом парень рухнул на пол. В комнату ворвались еще трое.

– Чем их кормят? – удивился Серов. Но уже через секунду понял, что ворвавшиеся – опытные в рукопашном бою люди. Они не навалились, как это обычно бывает при численном преимуществе, а, взяв его в равнобедренный треугольник, быстро перемещаясь, атаковать не спешили.

– Грамотный народ пошел, – усмехнулся Серов. Встал, спокойно опустил руки, расслабился. Находившийся позади парень, прыгнув вперед, выбросил в ударе правую ногу. Словно увидев это затылком, Серов, мгновенно присев на левой ноге, вытянутой правой подсек пятку опорной ноги противника. Кувырком уйдя от удара второго, высоко подпрыгнул и каблуком достал голову третьего. Опустившись на ноги, спокойно позвал остановившегося второго:

– Иди сюда, родной. Я тебе вес малость уменьшу. Может, поделишься секретом своей кухни?

– Сейчас, – кивнул парень. В его руке появился пистолет.

– Убери, – дружелюбно предложил Ковбой, – а то рассержусь.

– Руки за голову! – приказал парень. – И на колени! Быстро!

– Лучше умереть стоя, – поучительно сказал Серов, – чем опускаться на колени перед таким гимназистом, как ты. – Дернувшись влево, стремительно переместившись вправо, он на долю секунды опередил нажавшего на курок противника. Вспоров край рубашки Серова, пуля проделала в стекле аккуратную дырочку и ушла дальше. – Так и убить кого-нибудь можно, – подбив ногой руку с пистолетом, буркнул Серов и мощным ударом врезал противнику по пояснице. С приглушенным коротким стоном тот упал. Серов ударил его каблуком в низ живота. – Приглашение остается в силе? – повернувшись к спокойно наблюдавшему за схваткой Гогину, спросил он.

– Разумеется, – спокойно ответил тот.

– Гогин! – спросила Зинаида. – Что все это значит?

– Ваш отец хочет видеть свою дочь вместе с московским наемником.

– Слово-то какое! – поморщился Серов.

– У тебя отличная школа, – с уважением заметил Гогин. – Только я никак не пойму, что за стиль?

– Уличный стиль столицы, – улыбнулся Сергей.

– Неплохо в столице подготавливают хулиганов, – в свою очередь, усмехнулся Гогин. Шагнув к двери, сделал приглашающий жест рукой: – Поехали.

– А эти? – спросил Сергей.

– Здесь им окажут нужную помощь, – ответила Зинаида.

– Лихо девочки плясали, – пробормотал Сергей. Оттолкнув Зинаиду, рванулся к двери.

– Все в порядке! – опередив его, крикнул Гогин. Он остановил рванувшегося в дверь рослого парня. За ним Серов увидел еще четверых. Присев возле одного из лежащих парней, быстро обыскал его и вскочил с пистолетом в руке. – Все в порядке, – поспешно повторил Гогин.

– Ты называешь это порядком? – весело удивился стремительно вошедший в комнату Палусов. – Кто же их так? – пробормотал он. Подняв голову, взглянул на Серова. Повернувшись к дочери, подмигнул: – Представь мне своего друга.

Серов выразительно хмыкнул. Зинаида обиженно сказала:

– Серов Сергей Николаевич – Василий Антонович Палусов.

– Можно проще, – сказал Палусов. – Мое прозвище Паулюс.

– А теперь, – Серов прищурился, – буду спрашивать я. Какого дьявола, что все это значит?

– Вопрос поставлен не совсем правильно. – Усаживаясь на подвинутый Гогиным стул, Палусов покачал головой. – Если бы ты спросил, зачем нужен мне ты, – он улыбнулся, – было бы вернее. Однако я отвечу. И начну, пожалуй, тоже с вопроса. Если тебе для выполнения задания потребуются люди, ты обратишься к своим друзьям, или у тебя есть ребята для подобных дел?

«Он знает обо мне больше, чем я мог предположить», – отметил про себя Сергей. Он пожал плечами и удивленно спросил:

– Какие ребята, для каких дел?

– Значит, тебе помогают твои фронтовые друзья, – сказал Палусов. – Я так и думал. Тогда вынужден немного огорчить тебя, – с сожалением вздохнул он. – На трассе Ялта – Феодосия, где-то…

– Рожай быстрее! – крикнул Сергей.

– Вот я и говорю, – взглядом остановив рванувшихся к Сергею пятерых парней, спокойно продолжил он. – В особняке одного придурка – что-то вроде профашистской группировки, – Палусов презрительно улыбнулся, – был, можно сказать, целый бой. Есть убитые и раненые. Среди раненых Юрий Антонович Смирнов. Тебе это имя ни о чем не говорит?

«Корсар, как же это ты? – подумал Серов. – Какого дьявола влез? Я же только потому и уехал тихо, чтобы вас не втягивать. Ведь Наде из-за этого только хуже будет».

– Неприятное известие, – по-своему понял его молчание Палусов.

– Я пытаюсь понять, – спокойно проговорил Сергей, – зачем вы мне это сказали. Мало ли где и кто на кого нападает. Или вы думаете, что я член той профашистской организации? – насмешливо спросил он.

– Выдержка у вас, Сергей Николаевич, завидная, – искренне восхитился Палусов. – Ведь речь идет о вашем друге. Как вы его называете? – Словно пытаясь вспомнить, он закусил губу. – Ах да, Корсар. Ведь у вас в группе ДОН-А-47 у всех были прозвища. Но с Корсаром ничего страшного, прострелена правая нога. И еще две пули прошли навылет через левую икру. Правда, сильно избит, но доновцам к этому не привыкать, – засмеялся Палусов.

«Вот это номер, чтоб я помер, – стараясь не выказать охватившего его изумления, Сергей закурил. – Этот старикашка знает о группе. А ведь в то время о нас знали единицы. Кто же ты, Паулюс?»

– Ладно. – Палусов махнул рукой. – Поговорим позже. Сейчас, как я понимаю, Сергею необходимо прийти в себя. Все-таки, несмотря на его железную выдержку, он здорово переживает. Все мы люди. – Как бы оправдывая Сергея перед своими людьми, он развел руками. – И ничто человеческое не чуждо даже лучшим из нас. Гогин, – направляясь к двери, скомандовал Палусов, – убери здесь. – Он брезгливо взглянул на один из трупов и криво улыбнулся. – Кстати, доченька, – он повернулся к молчащей Зинаиде, – может, подскажешь Валерию, как убирать трупы? Или ты сама этим не занимаешься? Ах да, – он засмеялся, – ведь у тебя работает чудный специалист – Хасан.

– Отец! – возмущенно воскликнула она. – Как…

– Их на судно, – не останавливаясь, бросил Палусов сутулому громиле с волосатой грудью. – И без фокусов, Кинг-Конг! – Палусов помахал сухим кулаком перед его носом.

* * *

Колдун взглянул на лежащего перед ним перебинтованного человека и покачал головой.

– Неужели жив? – Он удивленно взглянул на плотную рослую женщину в белом комбинезоне.

– А иначе зачем бы я на него бинт тратила? – снимая окровавленные резиновые перчатки, усмехнулась та.

– Он придет в себя? – нетерпеливо спросил Шериф.

– Я могу помочь, – женщина повернулась к нему, – но только на несколько минут. Потом он уже не сможет говорить. И даже жить, – насмешливо закончила она.

– Вот за это, – сказал Колдун, – я и люблю тебя, Алевтина. – Еще раз взглянув на лежащего, заспешил к выходу. – Я очень брезглив и не выношу вида крови. Ты знаешь, о чем его спрашивать, – на секунду повернувшись, взглянул на Шерифа. – И еще – берите тех четверых, пора.

– Колдун, – окликнула его молодая женщина в джинсах, – просили срочно передать. – Она протянула ему листок, исписанный знаками Морзе.

– Когда передали? – взяв листок, спросил он.

– Только что.

Остановившись, Колдун сосредоточенно всмотрелся в знаки. Потом хмыкнул и быстро направился к небольшому домику.

– Сейчас он очнется, – буркнула Алевтина, – минуты четыре боли чувствовать не будет. Поэтому, вполне возможно, и говорить будет. Но потом, – она зловеще улыбнулась, – за миллиграмм этого средства расскажет все. У тебя в запасе, – она взглянула на часы, – минут пять. Может, даже меньше. Так что торопись.

– Шериф, – заглянул в дверь рослый длинноволосый парень, – Колдун приказал немедленно отправляться в Богачевку.


– А здесь ништяк, – блаженно вытянувшись на толстой перине, Груздь подмигнул Роботу. – И вообще все путем, – довольно улыбнулся он, – бабки хорошие получили и делов ноль. Завтра назад, лепота, – дурашливо захохотал он.

– Что-то здесь не то. – Финн задумчиво посмотрел на обитую железом дверь. – Лично мне этот Савелий не в жилу. Морда у него козья.

– Скорее, козлиная, – поправил его Робот. Он хотел сказать еще что-то, но открывшаяся дверь заставила его схватиться за револьвер. То же сделал и Финн.

– Молоко будете? – басовито спросил заглянувший в комнату высокий широкоплечий мужчина с седой бородкой.

– Давай, – кивнул Груздь.

– Слышь, земеля, – обратился к нему Финн, – нам рябой на катере, когда волыны давал, базарил, что ты нам еще что-то подкинешь.

– Но вы завтра назад отправитесь, – поставив банку на столик, ответил мужчина, – так что я сейчас и наганы заберу.

– А вот уж хренушки, – выпалил Финн. – Я волыну только у Петропавловска отдам!

– В натуре, – поддержал его Робот.

– Ну что же, – равнодушно пожал широкими плечами Савелий. – Так, дак так.


Шедший первым по звериной тропке Гриф услышал позади шум, развернулся и вскинул карабин. Из-за кустов на него прыгнул человек. Гриф ударил его прикладом. Спутники Грифа уже лежали. Встретив второго нападающего ударом ноги, Гриф почти в упор выстрелил в прыгнувшего к нему слева человека. Но тут же выронил карабин и упал лицом вниз. Под левой лопаткой у него торчал оперенный конец короткой и тонкой стрелы.


– Слышь, – Ерш бухнул в дверь кулаком, – передай своему старшему, что мы согласны.

– Думаешь, поверит? – шепотом спросил Гамлет.

– Не знаю. – Ерш пожал плечами. – Мне вообще непонятно, на кой хрен мы ему нужны. Что-то мутит он, сука.

– Да мы тоже. – Гамлет сплюнул. – Надо было сразу подписаться. А как только без охраны вышли, свалили бы.

– Я хотел, – проныл сидевший в углу Лось, – а Юрок меня отова…

– Завянь! – цыкнул на него Ерш. – Нас пинали эти козлы гребаные! – Он взъярился от воспоминаний. – А ты, падло, скулил перед этим псом! – Подогрев таким образом свою злость, он вскочил и пнул Лося в бок. – Падаль!

– Хорош, – остановил его Гамлет. – Ты ему свое уже отдал. Даже слишком. – Он усмехнулся и, сморщившись, дотронулся до запекшейся ссадины на лбу. – Только бы этот козел не въехал, – прошептал он. – Я бы ему потом с ходу рога закрутил!


Галина с забинтованной головой, приподнявшись на кровати, выглянула в окно. Жадно вдохнула нагретый солнцем воздух.

– Вот это попала, – пробормотала она. – Может, пора с этим Колдуном откровенно переговорить? Нет, рано. – Ойкнув, дотронулась до затылка. – Эта шалава еще! Ну, попадешься ты мне в укромном местечке! – с ненавистью прошептала она. – Я тебе, тварь…

– Готовь свою очаровательную попку, – в комнату вошел пожилой мужчина со шприцем в руке.

– И так уже живого места нет, – переворачиваясь на живот, вздохнула она.

– Главное, ты пока жива, – засмеялся он.

– А почему пока? – спросила Галина.

– Все мы под Богом ходим, – усмехнулся мужчина.


– Трое убиты, – наклонившись к уху Шерифа, негромко сказал парень с передатчиком в руках. – А с последним потолковать можно.

– Ладно, – кивнул Шериф. Подняв руку с растопыренными пальцами, быстро сжал их в кулак. К сарайчику с четырех сторон подбежали вооруженные арбалетами парни. Увидев открывшуюся дверь, Шериф коротко свистнул.


– Ох и морда у него, – провожая недружелюбным взглядом шагнувшего к двери Савелия, буркнул Финн.

– Да, – согласился Робот, – рожа… – Вскинув наган, он нажал на курок.

Рядом с дернувшимся вправо Финном в стену с тихим стуком вонзилась стрела. Он тоже вскинул наган.

– Суки! – заорал Робот. Метнув револьвер в окно с направленным на него арбалетом, подхватил табурет. Финн продолжал нажимать на курок. Курок звонко щелкал. Робот страшным ударом разбил голову одному из ворвавшихся боевиков. Потом с хрипом схватился за вонзившуюся в шею стрелу и упал.

– Завалю! – прижавшись спиной к стене, размахивая обоюдоострым ножом, кричал Финн. Три прошелестевшие стрелы воткнулись ему в грудь. Четвертая, пробив горло, вонзилась в стену. Она какое-то время удерживала его мертвое тело, а потом сломалась. Финн упал. Боевики подскочили к лежащему на кровати Груздю. По-прежнему широко улыбаясь, тот громко храпел.

– До утра проспит, – пробасил появившийся в дверях Савелий.

– Молодец, – одобрительно взглянул на него Шериф.


– Ну? – спросил Колдун.

– Его послали Торов и Бунин, – проговорила вошедшая Алевтина. – Больше он сказать не успел. – Она криво улыбнулась.

– Так я и знал! – воскликнул Колдун. – Почему я должен терпеть все это?! – С перекошенным яростью лицом он заметался по комнате. – Я же говорил ему, надо кончать всех! Говорил! А он… – Осекшись, взглянул на Алевтину: – Спасибо, – неожиданно спокойно сказал он. – Что бы я без тебя делал?

– Где бы я была, – засмеялась Алевтина, – если бы не ты?

– Шериф кончил тех, – заглянул в дверь длинноволосый парень в тельняшке. – Савелий одного как раз перед этим усыпил. Только завтра…

– Отлично, – кивнул Колдун.

Бросив на Колдуна быстрый взгляд, Алевтина заперла дверь.

– Иди ко мне, – прошептала она, – мой маленький.


– Из-за чего вы сцепились? – недоуменно спросил Бунин.

– Да так, – рассмеялась Таиса. – Повздорили по-бабьи. Мы с ней еще в юности постоянно схватывались. Но потом никакой обиды.

– Да, – с улыбкой подтвердила Флора. – А тут мне ударило в голову, что она тебя оскорбила. Вот и началось.

– Да все хорошо, – успокоила Бунина Таиса. – Мы уже помирились. А ты цени ее, Яков, – сказала она. – Видишь, как любит? Даже по морде лучшую подругу бьет.

– Ну и хорошо, что в вас зло не держится, – думая о чем-то другом, вздохнул он.

– Ты чего вздыхаешь? – усмехнулась Таиса. – Все будет хорошо. Ковбой вывернет все и всех. Он узнает об алмазах, уверена.

– Тогда почему молчат камчатские? – задал мучивший его вопрос Бунин.

– Черт их знает. Может, что-то случилось? Ковбой мог почувствовать что-то и начал с них.

– Не думаю. – Бунин покачал головой. – Потому как Серов с нас бы начал. Ведь…

– Исключено, – возразила Таиса. – Он в первую очередь думает о жене и детишках. Любящий отец. – Она фыркнула. – Правда, передо мной он пытался играть такого сорвиголову, которому плевать на все. Я сначала вроде даже клюнула.

– Ну ладно. – Посмотрев на часы, Бунин встал. – Ко мне сейчас покупатели приедут, так что потом все обсудим.

Едва он ушел, Флора, подвинувшись к Таисе, тихо проговорила:

– Вчера из пивбара Лешку кто-то уволок. Там драка была, милиция наскочила, почти всех забрали. А его ни среди задержанных, ни среди тех, кого не тронули, нет.

– Может, в больнице, – предположила Таиса. – Ведь, говорят, четверых туда отправили.

– Нет, я узнавала. Понимаешь, он, гад, стал про наш с ним разговор рассказывать, и тут какой-то мужик драку начал. Его, кстати, тоже нигде нет. Милиционеры спрашивали, но бесполезно, никто его не знает.

– Вадик знает, – сказала Таиса, – этот мужик на него наехал, какой-то долг упоминал. Значит, сидел вместе с ним. Вадик в ярости. Он сейчас всех проверяет, так что найдут этого баклана.

– Мне кажется, что Лешку похитили, когда услышали его рассказ, – возразила Флора. – Иначе куда он подевался?

– Ах, вот ты о чем! – засмеялась Таиса. – Да он просто боится к тебе приходить! Лешка ведь только в постели мужик. А ты перед ним исповедоваться начала!

– Да мне ваши дела поперек горла! – закричала Флора. – Я бы рада была, если бы вас кто-нибудь в милицию засадил! – неожиданно для себя крикнула она.

– Вот как? – изумленно протянула Таиса.

– Да! – воскликнула Флора. – Вам все денег мало! Ведь и так миллионами ворочаете! Одних долларов…

– Заткнись! – закричала Таиса. – И прими добрый совет… Пока добрый. Забудь о том, что ты только что говорила. Занимайся своими рыбешками, икрой и морской капусткой. Считай прибыль и подсчитывай убытки. Ясно? – И, не дожидаясь ответа, быстро вышла.

На улице Таиса столкнулась с мужчиной и удивленно остановилась.

– Белка?

– За хорошие бабки новость сообщу, – улыбнулся Белка.

– Она имеет отношение ко мне? – насторожилась Таиса.

– Услышишь, сама решишь, – отозвался он.

– Ладно, – немного подумав, согласилась она. – Сколько ты хочешь?

– Пятьсот зеленых.

– Сдурел? – засмеялась Таиса. – Да за такие деньги…

– К Хоттабычу Генерал приехал, – шепнул Белка.

– Когда?

– Это только половина новости. Я пошел на уступки как старой знакомой. А…

– Деньги получишь.

– Хоттабыч его сегодня встретил.

– Ясно. Про Лешку Хлыща ничего не слышал? Пятьсот отдаю сейчас и сто за Хлыща.

– Чего нет, – с сожалением ответил Белка, – того нет. Но если что-то разнюхаю, узнаешь первой.


– Юрку подстрелили! – громко проговорил стремительно вошедший в комнату Абрек.

– Где? – Тигр вскочил с дивана.

– Где-то между Ялтой и Феодосией. Мне сейчас Нина звонила. Она туда едет. У него вроде ноги прострелены, – добавил он. – Она навзрыд плачет. Ковбоя упоминала не по-доброму. А Пашку, говорит, вообще убью.

– Значит, что-то они нащупали, – сказал Федор. – Но какого дьявола одни полезли? Так. – Открыв ящик стола, достал атлас автомобильных дорог. – Надеюсь, после развала СССР дороги не исчезли, – листая атлас, пробормотал он. Нашел нужную страницу, замолчал. – Где-то здесь, – поставил он черным карандашом жирную точку. – Впрочем, сейчас туда соваться незачем. А где Юрист? – Он взглянул на Абрека.

– Черт его знает. Наташка его из дома не выходит. Как Нинка ей позвонила, села около телефона и никуда.

– Так, – после недолгого молчания решил Федор. – Сейчас уточним кое-какие детали у этого Лешеньки – и вперед. Надо брать Флору. Конечно, связываться с бабой не хотелось бы, но другого пути нет. Если он что-то знает, то, пока не выясним все подробности, придется Флоре быть почетной гостьей наших застенков. Хорошо, я такой подвал на даче отгрохал. Как чувствовал, что пленные будут.

– А этот придурок, думаешь, правду сказал? – спросил Алексей.

– Ты же видел его слезы, – брезгливо поморщился Тигр. – Бабы так не ревут. Но вполне может быть, что пустышку тянет, и эта Флора к исчезновению Нади отношения не имеет. Но проверить надо.

– А с кем там Лешенька? – спросил Абрек.

– Пара моих знакомых, – буркнул Тигр. – Они после ранения из спецназа ушли. Позвонил им. Они…

– Поехали, – поторопил его Абрек.


– Значит, ты меня за этим вызвал? – удивленно спросил высокий мужчина с седыми висками.

Хоттабыч, наливая воду в стакан, кивнул.

– Ни хрена себе, вот никогда бы не подумал, что ты…

– Давай не будем об этом, Вячеслав, – задрожавшей рукой поднося к губам стакан, попросил Хоттабыч. – Потому что объяснить так, чтобы ты понял, я не могу. И не надо вопросов. Я дал тебе всю информацию. Так что… – Под частый стук зубов о стекло быстро выпил воду.

– Ну что же… – Вячеслав грузно поднялся. – Даже не знаю, что сказать. – Он усмехнулся, поплевал на пальцы и пригладил седые виски.

– А говорить ничего не надо, – хмуро сказал Хоттабыч. – Просто постарайся, чтобы он не мучился.

Удивленно хмыкнув, Вячеслав кивнул.

– Хорошо. Хотя мне и заплатили, чтобы перед смертью визжал, как свинья, уважу твою старость. Пока, – махнув рукой, шагнул к двери.

– Ты мне можешь понадобиться как исполнитель, – остановил его Хоттабыч.

– Учитывая твою помощь, – кивнул Вячеслав, – за полцены отработаю. А то бы когда я нашел его. Да и другим он вполне попасться мог. Так что будь спок, в любое время. Только имя и адрес.

Когда Вячеслав вышел, Хоттабыч, тяжело поднявшись, обеими руками погладил бороду. Взял сухими пальцами маленький колокольчик и тряхнул. В комнату тут же вошел худощавый парень и вопросительно уставился на него.

– С Камчатки что-нибудь было? – спросил Хоттабыч.

– Ничего. – Парень покачал головой. – Если будет, я немедленно доложу.

– Альбине? – снова спросил Хоттабыч.

– На ее имя сообщили, что из Владивостока вышел вагон с рыбой. Сейчас скажу, с какой именно.

– Можешь идти, – отпустил его Хоттабыч. Немного постоял, вздохнул. «Может, зря? – спросил он себя. – Ведь все-таки сын. Какой бы ни был. Да и вины его здесь нет. Впрочем, и ее тоже. Слишком молода она для меня. Да». Он кивнул и быстро сел за стол. Снял трубку, набрал номер. Константин сразу отозвался. – Немедленно уходи, – хрипловато проговорил Хоттабыч. – Генерал знает, где ты остановился. И адреса троих женщин, которых ты навещаешь.

– Папаша? – весело удивился голос. – Ты-то как узнал, где я?

– Это не важно, – торопливо ответил Хоттабыч. – Немедленно уходи. Остановиться можешь на одной из моих квартир. Впрочем, нет, – тут же передумал он. – Я дам денег, сними себе квартиру. Но мне адрес не сообщай.

– Значит, ты меня Генералу сдал. А теперь совесть замучила. Все-таки сынок единственный.

– Костя! – строго сказал Хоттабыч. – Немедленно уходи!

– Не боись, папаня, – весело отозвался сын. – Кто предупрежден, тот вооружен. Спасибочки, папаша, за заботу. Здорово у тебя получается – сначала сына под пули подставляешь, а потом в тебе отцовские чувства просыпаются. Ну да ладно. Пока, папашка.

Услышав гудки отбоя, Хоттабыч задумчиво посмотрел на трубку.

«А может, зря я это сделал? – спросил он себя. – Не зря! Он сын мой. А с ней как быть? – Вздохнув, взял со стола четки. – Она заслужила то, что получает. Ей противны мои слюнявые губы, – горько вспомнил он. – Вот и получай теперь то, что имеешь».

Хоттабыч шагнул к двери, дважды повернул ключ, подошел к бару и тронул висящую на стене картину. С легким шорохом бар подался вправо. Войдя в открывшийся проход, Хоттабыч щелкнул выключателем. Дневной свет залил комнатушку с низким потолком. Около стены, скрючившись, лежала Альбина. Тряхнула головой и села, закрывая глаза руками. Увидев Хоттабыча, вскочила и бросилась на него, но ее кулаки не доставали его лица. Это напоминало сцену из немого кино: словно на экране, бесновалась женщина, молотя кулаками по твердой, невидимой глазу стене. Ее криков и стука ударов слышно не было. Отбив кулаки, Альбина рухнула на колени. Ее только что перекошенное яростью лицо теперь выражало отчаяние. Полный страха взгляд, казалось, умолял о пощаде. Едкая улыбка скользнула по морщинистым губам Хоттабыча. Он выключил свет и вышел. Тронул картину, бар вернулся на место. Быстро подошел к двери, отпер ее. Вернувшись к столу, сел и нажал кнопку вызова. В комнату вошла молодая стройная женщина в мини.

– Соберите вещи Альбины, – делая вид, что просматривает какие-то бумаги, небрежно бросил Хоттабыч. – Она на пару месяцев уезжает, там теплый климат. – Он с улыбкой взглянул на женщину.

– Хорошо, – кивнула она. – Когда и куда отвезти вещи?

– В Домодедово. Отдадите вещи ее телохранителю.

Когда женщина вышла, Хоттабыч набрал номер телефона и требовательно проговорил:

– В восемь вечера Крутой должен быть в аэропорту Домодедово. Альбина приедет туда чуть позже. Моя секретарша привезет вещи. Потом Крутой должен исчезнуть, – не дожидаясь ответа, положил трубку.


– И сколько я здесь торчать буду? – Абрек со вздохом посмотрел на утопающий в зелени особняк.

– Пока не увидишь, что ее можно взять, – спокойно ответил Тигр.

– Тогда ладно, – с деланным сожалением вздохнул Алексей. – Посижу я…

– Но сначала позвонишь мне, – перебил его Тигр. Улыбка в глазах Абрека мгновенно исчезла.

– Все, – заводя машину, усмехнулся Федор. Абрек вышел, закинул на плечо ремень туго набитой спортивной сумки.

– Передатчик не забудь, – напомнил Тигр.

– В сумке, – буркнул Алексей и, сутулясь, медленно пошел к двум старым дубам.


Легко шевельнулись кусты. Из них стремительно выполз почти невидимый в густой траве человек в камуфляже и закрывающем лицо капюшоне. Скатившись в канаву, человек посмотрел на часы и достал из-под старой, покрытой плесенью коряги длинный сверток. Развернул и вытащил из чехла винтовку с оптическим прицелом. Из бокового кармана вынул обойму, вставил в винтовку, передернул затвор. Прислушался. Затем быстро и почти беззвучно полез наверх. Прижав приклад к плечу, прицелился. Чуть подвинувшись вправо, прицелился еще раз. Найдя наилучшее место для стрельбы, снова взглянул на часы.


«Сломать его, что ли? – вешая на шею ремешок с передатчиком, подумал Абрек. – Я было обрадовался. – Он разочарованно вздохнул. – „Бери, как появится“. Хренушки. – Вспомнив улыбку Тигра, Алексей поморщился: – Просчитал меня командир».

Заметно стемнело. Абрек достал бинокль ночного видения, переместился выше. Направил бинокль на особняк и приглушенно выматерился.

– Самое поганое время, – буркнул он. – И еще утром, когда и не темно, и не светло.


– Хорошо, – немного удивленно сказала Флора в телефонную трубку. – Приеду. Может, объяснишь, что за повод? – Выслушав ответ, засмеялась. – Хорошо. Еду.


Абрек сунул бинокль в висящую на суку сумку, включил передатчики и коротко выдохнул:

– Выезжает!

Быстро с ветки на ветку спустился. Едва ноги коснулись земли, вскочил и, пригибаясь, бросился через кустарник. Спустившись в глубокий овраг, рванулся вправо. Метров через десять, не замедляя хода, взбежал наверх. Рухнул в высокую траву, стремительно пополз. Достигнув огороженной метровым валом площадки перед воротами, застыл. Услышав приглушенные голоса, осторожно приподнялся.

Из ворот выехала «ауди». Остановилась. Чуть впереди стояла «восьмерка». Из ворот вышла женщина в брючном костюме и неторопливо подошла к каменной беседке. За женщиной следовали настороженные и готовые к неожиданностям три охранника. Женщина остановилась, достала из сумочки сигареты. Один из парней щелкнул зажигалкой. Огонек на какую-то долю секунды высветил ее лицо. Вдруг голова женщины дернулась назад и как бы рванула за собой тело. Телохранитель с зажигалкой бросился к ней. Остальные и подбежавшие от машин еще пятеро парней, окружив ее, с пистолетами в руках напряженно всматривались в густую темноту. Абрек бросил взгляд на лежащую женщину, побежал назад. С площадки вслед ему загрохотали выстрелы.

«Вам из водяных пистолетов стрелять, – мысленно посоветовал не сбавлявший скорости Абрек. – Хотя бы одна рядом прошла. Гоpe-стрелки, мошкара». У края обрыва услышал свистнувшую мимо уха пулю.

* * *

Человек в камуфляже отбросил винтовку, посмотрел на часы. Спустился в овраг, пригнулся и быстро пошел прочь. Внезапно сильный удар в лицо отбросил его назад. С шумом завалившись в кусты, человек в камуфляже всхлипнул разбитым носом и попытался подняться, но тут же получил сильный удар в солнечное сплетение.

Тигр уложил человека в камуфляже на живот, заломил его руки за спину, защелкнул наручники. Рывком перевернул на спину, сдернул капюшон, вгляделся в разбитое лицо и усмехнулся. Зажав булькнувший кровью нос лежащего, достал скомканный платок. Разбитые губы широко открылись. Вбив в них платок и услышав шум бегущего человека, выхватил пистолет. Из кустов появился Абрек.

– Все-таки среагировал, – буркнул, засовывая пистолет в карман, Тигр.

– Уходим, – кивнул назад Алексей.

Цепь ярких лучей фонариков быстро приближалась.

– Поводи их, – забросив человека в камуфляже за плечи, бросил Федор и побежал.

– Поиграем, ребятишки, – довольно заметил Абрек. С пистолетом в руке рванулся навстречу возбужденным голосам и скользящим лучам фонарей. Присев за обросший мхом валун, затих.

Освещая валун ярким лучом фонаря, из кустов вышел рослый парень. Он недовольно проговорил:

– Сколько еще лазить будем? Нет… – От резкого удара в живот парень с коротким стоном согнулся и повалился вперед головой.

– Ты чего? – на фоне темного неба появился еще один.

Подхватив пистолет упавшего парня, Абрек навскидку выстрелил. Человек молча упал. Бросившись вперед, Алексей трижды выстрелил в сторону повернувшихся на первый выстрел лучей. Словно гаснущие звезды, три из них, коснувшись земли, исчезли в густой траве. Из оврага и с двух сторон от него засверкали короткие вспышки выстрелов. Абрек упал и откатился к валуну. С визгом отрекошетив от камня, свистнули четыре пули. Абрек огрызнулся двумя выстрелами и побежал.

* * *

– Флора! – подойдя к накрытому простыней телу, воскликнула Таиса. – Кто ее?

– Она, как всегда, – виновато отозвался один из окруживших тело парней, – не во дворе села, а здесь. Она же всегда курила перед беседкой…

– Кто-то знал об этом, – уверенно проговорил высокий худощавый человек со шрамом на лбу.

– Вам за это деньги платят! – закричала Таиса. – Вы должны охранять нас! А вы только играете в крутых. Где Яков Давыдович?

– Он сейчас приедет, – сказал кто-то. – Ему сообщили.


– Интересно, – пробормотал Абрек, – в кого они стреляют?

В отдалении раздавались редкие выстрелы. Он спрыгнул с дуба, поднял спортивную сумку и беззвучно, невидимый в темноте, побежал по лугу. Через десять минут стремительного бега выскочил на укатанную проселочную дорогу.

– Задерживаешься, – сказал отделившийся от ствола березы Тигр.

– Кто его нанял? – спросил Алексей.

– Перестарался я, – недовольно ответил Федор. – Он кровью захлебнулся. Я полпути пробежал, когда почувствовал, как он хрипит и дергается. Я ему еще добавил. В общем, ответа мы не услышим.

– И как теперь? – с досадой спросил Абрек.

– Думать надо, – кратко ответил Федор.

– Корсару ноги прострелили! – взъярился Алексей. – Где Юрист, никто не знает! О Наде и ребятах вообще молчу. А ты…

– Отставить! – рявкнул Тигр. – Ты думаешь, у меня голова не болит?

– Но хоть кто этот, который стрелял? – вздохнул Абрек. – Ведь если его наняли, значит, чего-то боятся. А если ее, – он кивнул в сторону особняка, – из-за моего тезки угрохали? Ведь едва он пропал, и пожалуйста. Флору…

– Ты уверен, что Флору? – перебил Тигр.

– А хрен ее знает, – озадаченно пробормотал Абрек.

– Вот именно. Сначала надо узнать, кого там ухлопали, и от этого танцевать. А то, как обычно, с выходом из-за печки не получается. На карте жизнь Нади и мальчишек. – Прислушавшись, бросил: – Уходим! – и быстро пошел вперед.

Абрек двинулся следом. Они вышли к машине.

– А как ты этого снайпера срисовал? – усаживаясь рядом, поинтересовался Абрек.

– Случайно. Только ты по передатчику буркнул, что выезжает, я ближе подвинулся. Я не уезжал. Боялся, что ты самодеятельность проявишь. Сюда выскакиваю, – он кивнул на пригорок, – слышу – выстрел. И сразу возня возле машины. А тут и этот камуфлированный идет. Винтовку здесь оставил. Узнать бы, на кого работал. А если одиночка, без менеджеров, – Тигр усмехнулся, – вообще танцевать неоткуда будет. Правда, есть одна мысль. Но ее проверять будем после. Когда уже ничего не останется.

– Хорошо, если только ничего, – чуть слышно проговорил Абрек. – А то и никого не…

– Не скули! – разозлился Федор.


– Да я уже говорил, – простонал Корсар, лежащий на кровати с загипсованной правой и перевязанной левой ногой, – не знаю ни хрена. Я сюда на отдых приехал. От жены, от детей. В общем, от семейной жизни отдохнуть. – Он подмигнул коренастому человеку.

– Как вы оказались на даче? – просто чтобы спросить и, видимо, заранее зная ответ, спросил коренастый.

– В сотый раз объясняю! – разозлился Юрий. – Я…

– Почему вы ранены? – уточнил вопрос коренастый.

– Шел мимо. Люблю ночное море. Заблудился. Увидел ворота и вошел. Вдруг пальба началась. Я в прошлом военный. Вот и рванул в дом. В таких случаях в здании всегда безопаснее. Ну и нарвался, – вздохнул он.

– Но хоть что-то вы слышали? – безнадежно спросил коренастый.

– Стрельбу и мат, – кивнул Корсар. – Этого предостаточно.

– Ну что же, – коренастый поднялся. – Выздоравливайте. Но…

– Когда меня в Москву отправят? – перебил его вопросом Юрий. – Ведь у меня жена…

– И дети, – усмехнулся коренастый, – от которых вы отдохнуть хотели. Кстати, – он насмешливо посмотрел на Корсара, – ваша жена приехала. Так что не получилось отдыха, – насмешливо посочувствовал он Корсару. И тут же серьезно спросил: – Но когда в вас стреляли, вы видели кто?

– Да кто же рассматривать будет.

– Но вы ведь военный, – напомнил ему коренастый.

– У вас здесь бандитские разборки, – разозлился Юрий, – а я видеть кого-то должен.


– Ничего страшного, – закончив перевязку, проговорила невысокая симпатичная женщина в белом халате.

– Ну конечно, – криво улыбнулся лежащий на диване Юрист. – Сразу не умер, значит, жить буду.

– Вам, говорят, очки нужны? – спросила врач.

– Минус два, – буркнул он.

– У вас в правой брови осколочек стекла был. Так что вы умывайтесь осторожно. А то шов может…

– Спасибо, доктор, – поблагодарил Павел.

Улыбнувшись, она вышла.

– Ну и как вы? – спросил вошедший в комнату худощавый мужчина.

– Пока жив, – улыбнулся Юрист. – Так что, можно сказать, все в норме. А теперь я хотел бы спросить, как долго я буду здесь.

– Вас что-то не устраивает? – улыбнулся вошедший.

– Не то чтобы нет, – Павел вздохнул, – но у меня в Москве семья. И наверняка за меня волнуются. Ведь они не знают, что я окружен заботой и лаской. – Он усмехнулся.

– Что вы делали на даче? – требовательно спросил худощавый.

– Пить просил, – улыбнулся Юрист.

– Кто те пятеро, которых убили на даче? Ваши друзья?

– Я турист-одиночка. – Юрист покачал головой. – И зашел на дачу воды попросить. Неожиданно началась стрельба. Ну, а дальше вы знаете.

– Что-то вы недоговариваете, – сказал худощавый.

– Да что вы, – вздохнул Павел. – Вы мне жизнь спасли, как же я могу вам что-то недоговаривать? А почему вы оказались там? Только не надо говорить, что навещали друзей, – насмешливо предупредил он, – потому что…

– Мы освобождали своих товарищей, – спокойно сообщил худощавый. – Хозяин дачи, на которую вы зашли, чтобы попить, – он усмехнулся, – лидер профашистской организации. Фашисты не считают его своим, но тем не менее. – Он вздохнул. – Впрочем, вам это ни к чему. Вы русский? – спросил он.

– Самый что ни на есть, – улыбнулся Юрист. – А что, у вас ко мне есть какие-то национальные претензии?

– К вам нет. – Немного помолчав, худощавый сказал: – Некоторое время, вполне возможно, до вашего полного выздоровления, вам придется побыть здесь.

– Но я уже говорил, – нервно проговорил Юрист, – что моя семья не сегодня-завтра обратится в милицию. А так как Россия и…

– Напишите своей жене, – перебил его худощавый. – Все, что хотите, читать мы не будем.

– Какое доверие, – усмехнулся Павел. – Но предложение я принимаю с удовольствием.

– Сейчас вам принесут бумагу и авторучку. – Худощавый пошел к двери.

– И конверт, – добавил Павел.


– Где она? – строго спросил Якин сидевшего с перевязанной головой Эмира.

– Не знаю я, – плаксиво протянул тот. – Меня по башке треснули, я сознание потерял. Очнулся, какие-то парни руки заломили и потащили. До сих пор плечи ломит. Вы бы…

– Мне нужна женщина! – строго проговорил Якин. – Я даю тебе на раздумье полчаса. Не заставляй меня делать тебе больно, – как отец закапризничавшему малышу, мягко добавил он.

– Но я не знаю, где она! – испуганно воскликнул Игорь. – Честное слово.

– Какая у тебя может быть честь! – презрительно фыркнул Якин. – А без чести и слово ничего не стоит. Сейчас полвторого. В два я вернусь.

– Ну, Петр Авдеевич! – умоляюще закричал Эмир. – Я не знаю, где она!

– Спартак, – негромко сказал Якин открывшему перед ним дверь рослому, накачанному силой мужчине, – вопросы будешь задавать ты. И запомни, – предупредил он, – мне нужен результат. – Выйдя в небольшую комнату, увидел стоявшую у двери дочь. – Таня? – удивился он. – Ты зачем…

– Что с ним? – шагнув вперед, спросила Татьяна.

– Прошу тебя, – он вздохнул, – забудь этого подонка. Уверяю, дочь, он тебя не стоит.

– Может быть, и так, – кивнула она. – Но неужели ты не можешь понять? Я хочу видеть его. Он все-таки первый мужчина в моей жизни. Как человек, он, может быть, и дерьмо, но как…

– Танюша, – Якин обнял дочь за плечи, – его нашли в комнате той женщины. И я уверен, что Игорь пытался ее изнасиловать. Это она раскроила ему голову. У него на руках глубокие царапины. Их могли оставить только женские ногти. К тому же, где она? – Он развел руками. – Она оказалась способной справиться с этим здоровенным идиотом. Разбила ему голову, забрала детей и сбежала.

– Значит, он хотел ее изнасиловать, – пробормотала Татьяна.

– Сто против одного, – подтвердил отец.

– Папа, я хочу его видеть.

– Зачем, доченька? – вздохнул он. – Это ничего, кроме…

– Не затем, чтобы сказать ему «милый». – В глазах плескала злоба.

– Ну что же, – согласился Якин. – После того как он скажет, где женщина, – пожалуйста, он твой.

– Шеф, – заглянул в комнату кудрявый здоровяк, – здесь на адрес Эмира депеша пришла. – Он протянул сложенный вдвое бланк телеграммы.

Якин развернул его и быстро прочитал.

– Кто такой Саша? – он взглянул на дочь.

– Не знаю. – Татьяна пожала плечами.

– «Саша погиб в автокатастрофе», – вслух прочитал отец.

– Мулла! – воскликнула Татьяна. – Его Игорь в Москву посылал.

– Идиот, – хлопнул себя по лбу отец. – Конечно же! Как я этого сразу не понял. Что-то у Паулюса с Москвой. Тогда женщину тем более необходимо найти, – пробормотал он, – и беречь как зеницу ока. Старею. – Повернувшись к удивленной дочери, он устало улыбнулся.

– Ну что ты, – засмеялась она, – ты мужчина в расцвете сил.

– Спасибо. – Он с улыбкой чмокнул ее в щеку. – К тому же еще не поздно, нужно только найти ее.


– Ну у тебя и видок, – усмехнулся сидевший перед закрытой дверью смуглый молодой мужчина.

– Хорош, Леший, – недовольно буркнул Мамелюк. Закрывавший его нос тампон был укреплен маленькой решеткой полосок лейкопластыря.

– Болит? – сочувственно спросил Леший.

– А как ты думаешь! – разозлился Мамелюк.

– А хрен его знает, – Леший пожал мускулистыми плечами, – меня шкуры за нос не кусали. – Не выдержав, расхохотался.

– Как она? – кивнул на дверь Мамелюк.

– Барабанила всю ночь, – хмуро отозвался Леший. – О сыновьях спрашивала.

– Вообще-то зря мы ее тяпнули, – буркнул Мамелюк. – Надо было ее там кончить, и все.

– Ты думаешь, я дал бы тебе бабу убить? – спокойно спросил Леший.

– Что? – поразился Мамелюк. – Да ты… – И тут же от резкого удара в солнечное сплетение осел, прижав руки к животу.

– Слушай сюда, шкура. – Леший мощным ударом колена отбросил Мамелюка, взвывшего от дикой боли в носу. – Ты строишь из себя жулика, а я видел их. И сто семнадцатая там, где они есть, не в почете. Я прикатил к тебе, когда откинулся. Думал, по натуре дела делать будем. А ты, – он презрительно выматерился, – сторожевым псом у этого придурка катишь. И меня втянул. – Леший ногой перевернул Мамелюка лицом вверх. Из ноздрей и рваной раны на носу обильно шла кровь. – Предложение у тебя, конечно, клевое, – продолжал Леший, словно Мамелюк мог слышать его. – Но пес ты. Да и вообще. – Леший нагнулся и стал обыскивать карманы Мамелюка. – Какая-то война началась в этих курортных краях. А мне она на хрен не упала. Так что, Васек… – Достав из нагрудного кармана бумажник, открыл его. – Не хреново живешь, – ухмыльнулся Леший. – Зеленые с собой таскаешь. Ну все. – Леший вытащил из кармана финку.


Надежда с заплаканными покрасневшими глазами сидела под зарешеченным окном, обессиленно прижавшись спиной к стене. Когда она укусила Мамелюка за нос, он сильно ударил ее в живот. Потом ногой в правый бок. Она потеряла сознание. Надежда дотронулась до припухшего правого подреберья. В печень ударил. В себя она пришла уже в этой комнате. В забытьи она пробыла около двух часов. Неясными отрывками в ее памяти всплывала быстрая езда на машине. Сильные руки, тащившие ее куда-то, боль и снова сильная боль.

Вспомнив уроки мужа, она сделала себе массаж ци-гун и почувствовала облегчение. Она встала и вдруг с ужасом поняла, что рядом нет сыновей. Надежда бросилась к двери, застучала по ней кулаками. Она долго громко кричала одно и то же:

– Где дети?! Где мои сыновья?! – За дверью с той стороны кто-то был. Она слышала, как этот кто-то прикуривал, щелкая зажигалкой. Отбив кулаки и охрипнув, снова почувствовала боль в печени. Добрела до окна. Попробовала оторвать узорчатую оконную решетку, но очень скоро поняла, что это ей не под силу. По стене сползла на пол. – Алешка, – прошептала она, – Димка. Где вы? – и заплакала.


– Он, наверное, действительно не знает, – проговорил вошедший в кабинет Спартак.

– Тебе известно, – недовольно посмотрел на него сидевший за столом Якин, – что я не признаю слово «наверное». Мне нужен четкий ответ!

– Он не знает, – угрюмо пробасил Спартак.

– Ну что же, – задумчиво пробормотал Якин, – значит, нужно искать у кого-то из его людей. Иди. – Он отпустил Спартака. Когда тот вышел, Якин повернулся к вскочившей дочери. – Я помню твою просьбу. И ты сможешь поговорить с ним. Но сейчас мне нужна твоя помощь. Кто из людей Игоря мог увести ту женщину так, что его не увидели мои парни?

– Мамелюк, – сразу ответила она. – Я с ним разговаривала. Он, как говорится, на нее глаз положил. Тем более она его стукнула, – усмехнулась Татьяна. – Это…

– Его адрес? – требовательно перебил дочь Якин.


– Я отомщу! – говорил Эдуард. – Это они неожиданно напали…

– Ты, видимо, не понял, что произошло, – негромко, но зло перебил его пожилой рыхлый мужчина в шортах. – Тебя разыскивает милиция. У твоих парней найдено оружие. К тому же эти болваны пытались сопротивляться задержанию! – Старик прихлопнул на своем трясущемся пузе какую-то букашку. – Ты не выполнил моего приказания и потому умрешь.

– Пощади! – Эдуард грохнулся на колени. Поморщившись, старик хотел оттолкнуть его обутой в сандалию ногой. Вскинув голову, Эдуард увидел шагнувших к нему двоих крепких парней. С диким криком ухватив ступню старика, Эдуард неожиданно мощным рывком сдернул его с кресла и вцепился в морщинистое горло. Парни рванулись к ним. По-футбольному мощный пинок по боку выдавил из Эдуарда хриплый крик. Но вцепившиеся в мягкое горло старика пальцы не разжались. Другой парень носком ноги врезал Эдику в висок. И еще раз.


Оглянувшись, Леший толкнул ногой дверь и вошел. Он успел увернуться от брошенного в него стула. С громким криком: «Где мальчишки?» – Надежда попыталась вцепиться Лешему в волосы. Подпрыгнув, он ударил ее в живот. Надежда согнулась.

– Дура, – сердито сказал Леший. – Хрен его знает, где твои грызуны. Валить надо. А ты, шкура, чуть жбан мне не расколотила.

– Где мои дети? – с трудом переводя дыхание, спросила Надя.

– Потом этот рамс разберем, – зло бросил Леший. – Вставай и валим отсюда!

* * *

– Успокойся, – еле сдерживаясь, чтобы не заплакать, дрожащим голосом сказал Алешка. – Мама скоро придет. Она в магазин ушла.

Его младший брат растирал ручонками крупные слезы и не переставая звал маму.

– Перестань, маленький, – ласково проговорила вошедшая в комнату пожилая женщина. – Лучше молочка попейте. – Она поставила на стол два стакана с молоком.

– Где мама?! – воскликнул Алешка.

Вздохнув, женщина поспешно вышла. В соседней комнате она сняла телефонную трубку и набрала номер.

– Они все время мать зовут, – сказала она.

– Постарайся занять их чем-нибудь, – ответили в трубке. – Ты же можешь. Я понимаю, что это тяжело, но что поделаешь.

– Хорошо, – согласилась женщина. – Только, ради Бога, уберите этого дурачка с пистолетом! – сердито потребовала она.

– Я скоро приеду, – сказала невидимая собеседница.

– Ша, старушка, – услышала женщина грубый голос. – Лапы в гору!

Чувствительный толчок в спину заставил ее, испуганно ахнув, поспешно поднять руки.

– Не боись, бабулька, – захохотал длинноволосый худощавый парень, – шутка. – Прокрутив за спусковую скобу пистолет, сунул его за офицерский ремень.

– Что же ты, шалопай чертов! – пронзительно закричала женщина. – Смерти моей захотел! – Схватив стоявший в углу веник, взмахнула им.

Длинноволосый с хохотом выпрыгнул «рыбкой» в раскрытое окно.


Положив трубку, Фатима посмотрела на стоящую на серванте фотографию Игоря.

– Ты мне заплатишь за это, – прошептала она.


– Танька! – радостно закричал Эмир. – Наконец-то. – Осекшись, испуганно округлил глаза и замер. В руке Татьяны он увидел направленный ему в живот пистолетный ствол.

– Что, милый? – зло спросила она. – Рад мне? А знаешь, почему я здесь?! – Татьяна сорвалась на крик. – Чтобы спросить, помнишь ли ты, что обещал мне! Помнишь ли свои заверения в любви до гроба! Говори! – подстегнула она криком отскочившего назад и сжавшегося у стены Эмира.

– Танюшка, – пролепетал он, – я люблю тебя, слышишь? Милая… – Негромко хлопнул выстрел. Схватившись за живот, Игорь, боком чиркнув по стене, свалился на пол. Снова раздался негромкий выстрел. Стукнувшись затылком о стену, голова Игоря с кровавой точкой на лбу коснулась подбородком ключицы.

Татьяна обернулась и увидела пистолет в руке отца.

– Ты что сделал? – шепотом спросила она.

– Собаке собачья смерть, – спокойно ответил он и шагнул к двери.

– Ты что сделал?! – истерично закричала она. Вскинув пистолет и, зажмурясь, нажала на курок. Пистолет сухо щелкнул.

– Я не хотел, чтобы ты всю жизнь мучилась из-за того, что убила пусть никудышного, но все же человека. Это очень тяжелый груз, – он вздохнул, – когда по твоей вине погибает человек.

– Гад! – истерично крикнула Татьяна и бросила в него браунинг. Пистолет глухо стукнулся о стену и упал рядом с Якиным. Он повернулся и несколько мгновений смотрел на него, потом быстро вышел. Хлопнула дверь.

Услышав щелчок ключа с той стороны, Татьяна с визгом бросилась к двери.

– Открой! – закричала она. – Немедленно открой! – и ударила в дверь кулаками. Дверь приоткрылась.

– Успокойся, – посоветовал ей отец. – Мне нужна твоя помощь. Иди к себе и прими холодный душ. Очень помогает. Иначе ты ночью будешь мучиться от кошмаров. Во сне будешь постоянно стрелять в меня.

– Зачем ты так? – простонала она и, мгновенно побледнев, рухнула на пол.

– Врача! – крикнул Якин.


– Где Зинка? – Рошфор растерянно посмотрел на Ракова. – Она не была у тебя?

– Нет. Ее, наверное, отец забрал, – испуганно сказал Раков.

– Наверно, ты прав, – хмуро согласился Рошфор. – Тогда дело швах. Паулюс все приберет к рукам. Правда, с другой стороны, это и хорошо. – Внезапно передумав, он повеселел. – У нас не будет хозяйки. А то она, стерва, на все лапу наложила. Теперь меха полностью наши. И с Москвой будем говорить по-другому. А то за полцены отдаем.

– Ты думаешь, Палусов оставит нас в покое? – с надеждой спросил Раков.

– Если узнает об алмазах, – кивнул Рошфор, – то да. А он, судя по всему, узнал о них.

– Почему ты так решил? – не понял Раков.

– Хотя бы потому, – хмыкнул Рошфор, – что сам приехал к нам. Неужели ты думаешь, что он стал бы светиться, если бы не знал об алмазах? О его деятельности знают все. Но ничего предъявить не могут. Чисто работает Василий Антонович. И связи большие. Да не какие-нибудь районные прокуратуры, у него в Москве лохматая лапа есть. После ГКЧП многих его знакомых вроде подобрали. Но потом, сам знаешь, всех отпустили. К тому же он до сих пор, как говорится, передает свой опыт молодым.

– Так что с нами-то будет? – снова испугался Раков.

– Все будет в порядке, – уверенно сказал Рошфор. – Плохо только, что он меня высветил, да ладно. Лихо он наших гавриков спеленал.

– А почему Хасан так спокойно отнесся к тому, что Зинаиду забрали люди Паулюса? – зачем-то понизив голос, спросил Раков.

– Он все-таки ее отец. Хотя в чем-то ты прав. Для Хасана авторитетов не существует. Для него главное то, что он получает от кого-то. Может, купил его Палусов?

– Ты что! – воскликнул Раков. – Забыл? Ведь Хасан стукачом у Паулюса был, когда тот…

– А, черт его подери! – Рошфор плюнул. – Точно. Теперь ясен день, как в полдень. Но, с другой стороны, оно, может, и к лучшему, будем и мы в упряжке у Паулюса.

– Ну да, – возразил Раков, – так он и будет с нами барыш делить…

– Я сказал – не с Паулюсом, – поправил Рошфор, – а у Паулюса. Это не одно и то же. Но лучше, чем Зинка. Паулюс с этим козлиным Колдуном с ходу разделается.


– Значит, твой папуля стал мафиози, – криво улыбнулся Серов. – Но какого дьявола ему от меня надо?

– Не знаю. – Зинаида помотала головой. – Он что-то говорил…

– Памятью меня Бог не обидел, – прервал ее Серов. – Но тогда какого черта тянет кота за хвост?

«Может, в атаку? – подумал Серов. – Здесь не больше пяти человек. Сам „фельдмаршал“ не в счет. Но нет», – с сожалением вздохнул он. Серов все это время пребывал в неведомой ему раньше растерянности. Не знал, что делать, как вести себя. После схватки с людьми Зинаиды он был уверен, что все кончено. Но он жив, здоров, и его куда-то везут.

На судне, где их поместили в небольшую каюту, они находились уже почти сутки. Может, чуть меньше, может, больше. Время для Сергея остановилось. Известие о Корсаре выбило почву у него из-под ног. Значит, друзья узнали о похищении Нади и детей и пытались предпринять что-то для их спасения. Серов замотал головой. Всегда он жил в уверенности, что не боится ничего. Но теперь понял, что такое страх – страх за тех, кто для него дороже всего на свете. Он, не задумываясь, принял бы любую, самую мучительную смерть, если бы это гарантировало жизнь жены и детей. Но такой гарантии не было.

– А как же теперь видеокассеты? – Серов бросил на женщину яростный взгляд. – Может…

– С твоей женой и сыновьями, – раздался голос из правого угла, – ничего не случится.

– Что это? – Вздрогнув, Зинаида невольно подалась к Серову.

– Откуда мне знать, что ты говоришь правду, – негромко спросил Серов.

– А у тебя есть выбор? – Голос прозвучал насмешливо.

– Выбор есть всегда, – криво улыбнулся Сергей. – Даже перед тобой, Паулюс. Тот, чье имя ты себе взял, был умным человеком и сделал правильный выбор. Советую тебе поступить так же.

– В этом ты прав, – усмехнулся Палусов, – но в отличие от тебя выбор у меня широкий. Я могу убить тебя или твоих детей, оставив жену для расплода. Или наоборот.

– А вот это ты сказал зря, – прищурился Сергей, – потому что сократил мой выбор.

– С тобой интересно беседовать, – сказал Паулюс, – но, извини, есть другие дела. Нашу беседу продолжим чуть позже. – Отключив микрофон, он покачал головой.

– По-моему, самое правильное – убить его, – откашлявшись, проговорил стоявший у двери Штирлиц.

– В отличие от твоего тезки ты дурак, – сказал Паулюс. – Таких, как Серов, самое правильное – сделать своим человеком. И он никогда не обманет и не предаст. Такие, как Серов, – а их совсем немного на грешной земле – могут все. Они готовы умереть за того, кого считают другом, или убить, если ты враг. Третьего не дано.

– Василий Антонович, – несмело начал Штирлиц, – а почему вы Зину…

– Я знаю, что ты испытываешь к ней что-то, – с усмешкой перебил Палусов, – но не думаю, что это любовь. Просто она моя дочь. А положение для тебя – главное мерило жизни. И деньги.

– Но позвольте! – возразил Штирлиц. – Я искренне люблю вашу дочь и давно жду ее взаимности. А вы…

– Хватит, Веня, – поморщился Палусов. – Сейчас не время изливать душу. И напоминаю, – строго сказал он, – никогда, по крайней мере при мне, не обсуждай мои поступки. – Давая понять, что разговор окончен, махнул рукой.

Штирлиц вышел.

– Ты никуда не едешь, – бросил ему в спину Паулюс. – Зося! – крикнул он. – Соедини меня с Севастополем.


Серов, закинув руки за голову, наблюдал полузакрытыми глазами за нервно ходившей по комнате Зинаидой. «Может, взять эту стерву и… Баобаб ты, Ковбой. Именно для этого он и сунул тебя на пару с ней. Узнать бы, кем он был. – Серов мысленно усмехнулся. – Зачем? Не надо забивать себе голову. Она и так перегружена. Впрочем, когда знаешь, кто противник, легче работать. Хорош! Сейчас главное – как-то выяснить, кто мог взять Надю. А как?» Не сдержавшись, вслух выматерился. Зинаида удивленно и, он это отметил, испуганно повернулась.

– Я понимаю вас, – тихо сказала она, – но…

– Вот как? – зло удивился он. – Ты одна из этих гнид, которые поставили на кон жизнь моей семьи. Что ты можешь понять? Твой пахан – законченная сволочь. Он тебя, свою дочь, запихнул вместе с человеком, которого шантажируют.

– Это не так, – быстро сказала она. – Он ничего не знает о вашей жене и детях. Не думайте, что я хочу как-то оправдать его. Он ничего не знал об этом и…

– Тогда почему он взял меня и тебя? – прервал ее Серов. – И ты не слышала про выбор?

– Вообще-то вы правы. Но вот почему он так делает? Он узнал что-то об алмазах. И теперь будет заставлять вас…

– Давай, как и раньше, – Сергей поморщился, – на ты.

– Он пошлет тебя в долину гейзеров, чтобы…

– Знаешь, – прервал ее горячую речь Серов. – Все будет по-другому. Гейзеров мне не видать. Твой папаня воспользуется мной как киллером. Я должен буду кого-то убить. И не на Камчатке. Ко мне неожиданно вернулось умение мыслить. Если бы все дело было в том, о чем ты только что сказала, я бы уже любовался клубами пара. Где у него есть враг, которого он действительно считает опасным для себя?

– Не знаю. – Зинаида пожала плечами. – Я не в тех отношениях с ним, чтобы что-то знать. А в том, что мы здесь, – она глубоко вздохнула, – виновата я, потому что упомянула про этого Колдуна.

– Не смеши, – мрачно улыбнулся Серов. – Не может быть, чтобы он не знал о Колдуне. Если знаете вы – в сущности, мелочь, – то уж Палусов просто обязан знать о нем.

– Ты, пожалуй, прав, – сказала Зинаида. – Я не видела, чтобы он удивился. Только раздосадован.

– Вот мы и пришли к общему мнению, – улыбнулся Сергей и сказал, обращаясь к отсутствующему Палусову: – Надеюсь, ты слышал это и понял, что тебя просчитали. Так что давай рожай быстрее. Что должен делать я, чтобы мою жену и пацанов вернули в Москву?

– Ты это мне? – удивленно округлила глаза Зинаида.

– Твой папуля нас прослушивает. – Сергей зло рассмеялся.


– Не спускай с них глаз! – строго наказал Палусов здоровенному сутулому мужику. – Понял?

– Да. – Мужик кивнул кудлатой головой.

– И смотри, Кинг-Конг, – предостерег Палусов, – не забывай, что Зинаида – моя дочь. Шкуру спущу. – Палусов пошел к трапу.

Грубое лицо Кинг-Конга с заросшим жесткими волосами квадратным подбородком расплылось в широкой улыбке.


– Значит, Серов у Паулюса, – тихо и сердито говорила Галина.

– Судя по всему, Хасан действительно работает на Палусова, – задумчиво сказал Михаил.

– Ты всегда говоришь как-то неуверенно. Почему? Ведь ты, Миша, у нас как бы возглавляешь отдел контрразведки.

– Не надо. – Он помотал головой. – Это не игра «Зарница», где ты убитой считалась, когда у тебя срывали погоны. Все это гораздо серьезнее.

– И ты это говоришь мне? – возмутилась Галина.

– Прости, – смутился Михаил. – Я как-то забыл…

– Лунь, – Галина обратилась к сидящему на полу со скрещенными ногами невысокому худому старику, – ты дал Косте людей?

Не взглянув в ее сторону, он молча кивнул.

– Значит, Костя сейчас там, – тихо проговорила она.


– Внимание, – сказал Константин. – И еще раз внимание. Здесь лопухнуться – значит поймать в спину нож или пулю. Так что смотрите в оба! – Спрыгнул с катера в воду, подняв над головой автомат, побрел к берегу. Следом за ним двинулись пятеро парней. Каждый держал над головой оружие.

Около ржавого, местами темнеющего пятнами пробоин покореженного корпуса выброшенного на берег катера появился человек. Константин и его спутники были метрах в трех от скалистого берега, когда ударил выстрел. Константин взмахнул руками и мягко бултыхнулся спиной в набегающую волну. Камни берега ожили. Над ними тускло отсвечивали стволы карабинов. Парни Константина, не думая о сопротивлении, повернули назад, к отходившему боту. Оставляя пенистый след, бот уходил в море.

– Стой! – истошно завопили пять глоток. С берега не стреляли. Стоявший около ржавого катера Шериф сложил руки рупором и крикнул:

– Выходите! Будете жить!

Переглянувшись, пятеро парней медленно побрели к берегу. Двое из команды Шерифа вошли в воду, подхватив за руки, выдернули на берег тело Константина.

– Стоять! – приказал Шериф пятерым.

Те сразу же остановились.

– Не стреляйте, – дрожащим голосом попросил один. – Мы…

– Автоматы на берег! – бросил Шериф.


Колдун с усмешкой смотрел на изумленно открывшего рот плотного мужчину.

– Все! – поспешно закивал плотный. – Мы берем их. И…

– Цена та же, – спокойно перебил его Колдун, – но в долларах.

– Разумеется. За такой товар нужно платить только твердой валютой. – Не сводя глаз с лежащей на столе сафьяновой коробочки, в которой светился маленький камешек, плотный махнул рукой.

Стоявший у двери человек шагнул вперед, поставил рядом с ним рюкзак и развязал его. Колдун с интересом наблюдал за ним. Увидев, как тот достает из рюкзака пластиковый пакет, туго набитый пачками долларов, усмехнулся.

– Вот. – Плотный высыпал доллары на стол. – Здесь – как мы договаривались. За два камешка. – Он протянул руку к сафьяновой коробочке.

– Подожди, – остановил его Колдун. – Сейчас деньги проверят. В мире около двадцати миллионов фальшивых долларов.

– Да что вы, – плотный укоризненно улыбнулся, – мы деловые люди, и, надеюсь, наше сотрудничество будет продолжаться.

По тонким губам Колдуна снова скользнула улыбка.

– Я думаю, по русскому обычаю нашу сделку нужно обмыть, – сказал он и, не спрашивая согласия, дважды хлопнул в ладони. В комнату вошла Алевтина в короткой юбке и белоснежном, едва прикрывающем ее высокую грудь переднике.

Плотный удивленно хмыкнул:

– Умеете вы подать товар.

– Прошу к столу, – поставив на грубо сбитый стол поднос с бутылкой «Наполеона» и вазу с фруктами, улыбнулась женщина.

– И позовите своих парней, – радушно предложил Колдун.

– Но, – взглянул на него плотный, – нам…

– До Петропавловска вас доставят мои люди, – любезно сказал Колдун.

– Зови парней, – приказал плотный помощнику.

Алевтина открыла коньяк и наполнила четыре рюмки.

– Подождите, голубушка, – сказал плотный, – но нас вместе с парнями…

– Валентин Васильевич принимает лекарство, – ответила Алевтина, – и поэтому…

– Но, Алевтина, – жалобно сказал Колдун, – все-таки…

– Только легкого вина, – отрезала она.


– Послушайте, – быстро говорила Галина, – мне нужно срочно увидеть Валентина Васильевича.

– К сожалению, милочка, – развел руками доктор в несвежем медицинском халате, – я не могу приказать Валентину Васильевичу, когда и с кем ему разговаривать. Это он делает сам, когда захочет. Он сказал мне, чтобы я оказал вам помощь, и я, – он подмигнул ей, – с удовольствием перед уколом похлопываю по вашей упругой попке. А остальное…

– Мне нужен Колдун! – закричала она.

– Беситься не советую, – ответил медик. – Насчет этого у нас строгие инструкции.

– Сволочь, – выдохнула она и обессилено откинулась на спину.

* * *

– А кто ты такой, – громко спросил Гамлет, – чтобы мы с тобой базарили?! Если…

– Повторяю еще раз, – спокойно перебил его худой человек в темных очках. – Нам нужно знать, на кого вы работали в долине и у озера. И поверьте, мужики, – он усмехнулся, – в ваших интересах сказать это. А иначе, – он снял очки и протер их полой рубашки, – вы будете молить о смерти, как человек в пустыне о глотке воды.

– Да ты пугать нас вздумал, – заорал Гамлет. – Я таких, как ты, знаешь сколько видел! И все…

– Ну что же, – тот шагнул к двери, – тогда будем говорить по-другому.

Поймав бросившегося на него Гамлета за плечо, Ерш облизнул пересохшие губы.

– Слышь, – хрипловато начал он, – а может, в натуре, сказать про Рака? А то какого хрена мы в ментовке в отказную идем. Рак, сучара, обещал, что все путем будет. А мы здесь уже почти десять дней торчим, и ни хрена. А как этот гребень сказал, – кивнул он на дверь, – нас, похоже, ломать начнут. Так что прокрути рамс. За Рака нам никто ничего не предъявит.

– Я это с самого начала базарил! – крикнул Лось. – А вы…

– Глохни! – рявкнул на него Гамлет. Повернувшись к Ершу, спросил: – Ты, по натуре, так мыслишь? Или понт корявый ломаешь?

– Да на хрен какие-то понты! – раздраженно проговорил Ерш. – Нас ломать будут за этого гребня. Он, сучара, за нас бабки загребал, а мы за кой хрен пузо подставлять будем?

– Вообще-то да, – согласился Гамлет. Подскочив к двери, грохнул по ней кулаком и заорал: – Где этот худоба?! Пусть сюда топает! Мы ему расклад дадим!


– Значит, Мишенька, – усмехнулся Шериф. – А кто та баба?

– Да мы не знаем! – в один голос выкрикнули пятеро парней со связанными руками.

– Она, – хотел продолжить один из них, – и не…

– Ладно. – Шериф кивнул и быстро пошел вверх по пологому откосу сопки.

Пятеро боевиков Колдуна одновременно вскинули арбалеты. Подхватив упавших парней за ноги – у каждого под затылком в шее торчала стрела, – потащили их по каменистому плато, которое круто обрывалось там, где, разбиваясь о камни, пенилась вода, и сбросили вниз.


– Каков идиот. – Колдун посмотрел на валявшегося на полу плотного. – Доллары с собой привез. Знал бы, так их еще на берегу…

– А вот это было бы неправильно, – возразила Алевтина, – потому что с катера могли заметить. Конечно, – она усмехнулась, – тебе все равно. Одним врагом меньше, одним больше. Но ты не подумал о том, что можешь получить еще одну стоимость. Скажешь, что он, – она посмотрела на плотного, – и его люди забрали алмазы. А денег…

– Но во Владивостоке знают, что они повезли мне деньги, – усмехнулся Колдун, – так что ничего не выйдет. И если я прав в отношении Фигаро, – взяв со стола коробочку с алмазами, положил ее в карман, – то нужно ждать карательную экспедицию. Он не будет долго раздумывать и наводить справки. На его месте так сделал бы каждый. Сумма приличная. Но и это не главное. С карателями мы как-нибудь управимся. Хуже другое: он может выйти на Бунина. А мне бы этого очень не хотелось, рано.

– И что ты думаешь делать? – спросила Алевтина.

– Пока не знаю. – Он пожал плечами. – Но делать что-то надо, и срочно. – Криво улыбнувшись, вздохнул и вдруг звучно хлопнул женщину по тугим ягодицам. – Ну и вырядилась ты. Они, – он бросил быстрый взгляд на лежащих с застывшими лицами покупателей, – обалдели.

– Сам велел, – усмехнулась Алевтина. – Я когда это надевала, – она брезгливо одернула короткую юбку, – шлюхой себя почувствовала.

– Может, ты мне это в постели покажешь. – Он обнял ее бедра.

– Погоди, – сказала Алевтина, – надо их убрать.

– Сюда! – позвал Колдун. – Уберите гостей.

– Пригодился «Наполеон», – ухмыльнулась Алевтина, – им по глотку хватило.

– Умеешь ты отраву готовить, – вздохнул он.

– И не только это, – рывком содрав фартук, прошептала она.

– Троих уголовников послал сюда Раков, – сказал вошедший в дверь человек в темных очках.

– Всегда так, – прикрывая руками обнаженную грудь, засмеялась Алевтина. – А вот еще один, – увидела она вошедшего Шерифа.

– Эти парни были людьми Мурзаева, – бросив на женщину насмешливый взгляд, сказал он. – Но, как они говорили, руководит всем какая-то женщина. Кто она и как зовут, они не знают. Старшего не взяли, – с сожалением добавил он.

– Значит, на меня у многих зуб горит, – хихикнул Колдун. – А вот узнать, кто эта женщина, не помешало бы. Вот что, Иван, – он посмотрел на Шерифа, – придется тебе нанести ответный визит. Мне нужна эта баба! – закричал Колдун. – Живой нужна. Не люблю врагов, которых не знаю.


– Ты думаешь, ее я убила? – Таиса удивленно посмотрела на покусывающего губы Бунина.

– Не ты, – поправил он, – а тот, кого ты наняла.

– Вот это да! – Всплеснув руками, она рассмеялась. – И зачем же? Надеюсь, ты не думаешь, что я хочу занять ее место?

– Скажи мне откровенно, – отпив воды, вздохнул Бунин, – в чем настоящая причина вашей перешедшей в драку ссоры?

– Ах, вот в чем дело, – еще громче засмеялась Таиса. – Но дело как раз в том, что мы тебе сказали. Флора заступилась за тебя. А я не переношу, когда меня бьют по лицу. Я давно научилась стоять за себя в любой ситуации. И никогда и никто не смел не то что бить, – Таиса повысила голос, – но даже оскорблять безнаказанно!

– Но кто и за что убил Флору? Кто?

– Я пытаюсь найти ответ на этот вопрос уже сутки и не знаю никого, кто был бы заинтересован в ее смерти.

– Ей позвонили, – вспомнил Бунин. – Как говорят телохранители, она хотела ехать в город, в какой-то ресторан. В какой – не сказала. Она всегда говорила в последний момент.

– Судя по всему, – задумчиво проговорила Таиса, – звонок и смертельный выстрел взаимосвязаны.

– Я тоже так думаю, – согласился Бунин.

– Шеф, – в кабинет вошел пережевывающий жвачку верзила, – мы там обшарили каждый куст. Нашли место, откуда стреляли. И знаете, шеф, – он громко чмокнул, – там, кажется, был еще кто-то.

– Рваный! – разозлился Бунин. – Я сказал, чтобы вы обнюхали там каждый кустик! Каждую травинку. А ты! Жвачное животное! Так и меня завтра убьют! За что я вам деньги плачу?! – Побагровев, вскочил. Выплеснул остатки воды в лицо верзилы. Хотел что-то сказать, но, покачнувшись, прижал ладонь к груди, широко открыл рот, с трудом повернулся к вскочившей Таисе. – Таблетки, – прошептал он, – в кармане.

Рваный подскочил к нему, слизывая воду с губ, сунул руку в карман его пиджака, достал нитроглицерин.

– Я знаю, кто убил Флору, – прошептал Бунин. Рваный, надавив пальцами на щеки хозяина, заставил его широко раскрыть рот. Сунул ему таблетку под язык и усадил в кресло.

– Кто? – спросила Таиса. – Кто убил Флору?

– Хоттабыч, – промычал Бунин.

– Я сейчас соберу парней, и мы его в порошок сотрем, – угрожающе пообещал Рваный.

– Стой! – воскликнула Таиса. Взглянув на Бунина, хотела что-то сказать. Ее остановил его вид. – Иди, – бросила она Рваному, – и никакой войны с Хоттабычем.

Бросив вопросительный взгляд на шефа, тот вышел.

– Успокойся, – сказала Таиса. – Я не хочу сейчас остаться одна.


– Сука! – с силой пнув по треснувшей тумбочке, Генерал сунул пистолет в подмышечную кобуру. Еще раз осмотрел комнату, выматерился. – На понт взял, гнида, – пробормотал он, шагнул к стене и сорвал прикрепленный кнопками лист бумаги. На нем крупными печатными буквами было написано: Я ТАКИХ, КАК ТЫ, ЕЩЕ В ШКОЛЕ ДЕЛАЛ. Замычав, Генерал скомкал лист. – Я этому старому козлу, – прорычал он, – по волоску бороду вырву!

* * *

– Странно, – пробормотал сын Хоттабыча, – она не говорила, что куда-то собирается. – Положив трубку, задумчиво посмотрел на телефон.

– Костенька, – послышался игривый женский голос, – ты не хочешь приласкать свою кисоньку?

Не отвечая, Константин закурил. Потом снял трубку и набрал номер.

– Говорите, – ответил ему приятный женский голос.

– Соедините с Иваном Федоровичем.

– Извините, как доложить Ивану Федоровичу?

– Соединяй в темпе, – рявкнул Константин, – а не то он тебя без зубов сжует!


– Слушаю, – убавив громкость видеомагнитофона, сказал в трубку Хоттабыч. На экране волк голосом Папанова орал: «Ну, заяц! Погоди!»

– Наверное, «Ну, погоди» смотришь? – спросил сын.

– Зачем звонишь? – рассердился Хоттабыч.

– По трем причинам. Во-первых, хочу поблагодарить. Генерал был на моей хате. Во-вторых, ты обещал бабки.

– А в-третьих? – спросил Хоттабыч.

– Да так, – смешался Константин, – просто хотел о твоем здоровье спросить. Как ты? Не болеешь?

Хоттабыч усмехнулся глазами, а вслух поблагодарил:

– Спасибо, сынок. Вот уж не думал, что тебя может беспокоить мое здоровье.

– Ну как же, – хохотнул Константин. – Все-таки ты мой пахан. А когда крякнешь, мне, наверное, хоть что-то достанется от твоих миллионов.

– Где ты можешь взять деньги? – сдержанно спросил Иван Федорович.

– Могу приехать к тебе, – немного помолчав, сказал Константин.

– Когда и во сколько? – спокойно спросил Иван Федорович.


– Я его, суку старую, сделаю! – прорычал Генерал. – Он, видать, звякнул своему козленку. Ведь сын все-таки!

– Неужели ты сразу не понял, – поставив пустую бутылку пива на пол, усмехнулась крепкая рыжеволосая женщина, – что вряд ли отец своего сына под пулю подведет?

– У них давно нелады, – буркнул Генерал. – К тому же он сказал, что я ему скоро понадоблюсь.

– А вот это очень интересно, – сказала женщина. – Неужели Хоттабыч кого-то убить решил? Подобного еще не было. Он даже с Буниным, который здорово подставил его, и то не разобрался. А знаешь, – ее глаза зло блеснули, – я бы этого Бунина и за так сделала.

– Запомни, Валерия, – наставительно проговорил Генерал, – за так можно только морду набить и то без серьезных последствий. Жизнь любого человека чего-то стоит. – Он хотел сказать еще что-то, но прозвеневший телефон заставил его взять трубку.


Альбина сквозь затуманивающую глаза пелену увидела у стены стакан воды. Хрипло выдохнув, шевельнулась и протянула ослабевшую руку. Она уже не помнила, сколько времени прошло с того дня, когда Хоттабыч показал ей видеокассету. Потом он привел ее сюда. Сделал это спокойно, и она, сначала содрогнувшаяся от страха, успокоилась, решив, что Костя прав, называя отца тряпкой. И все это время она с ужасом вспоминала тот миг, когда Хоттабыч сделал шаг назад и нажал на небольшой рычаг. Что-то с легким шумом, мелькнув у нее перед глазами, стукнуло об пол. Бросившись вперед, Альбина с удивлением поняла, что перед ней стеклянная стена. Сначала ей это показалось даже смешным. Но когда, выключив свет, Хоттабыч ушел, а она, колотя руками и ногами о стекло, не смогла его разбить, ею овладело отчаяние. Очень скоро Альбина почувствовала голод. А еще раньше появилась сухость во рту и непреодолимая жажда. Стоило ей закрыть глаза, как она видела поток чистой и удивительно холодной воды. Она поняла, что, огородив звуконепроницаемым бронированным стеклом, Хоттабыч убивает ее. Она умрет страшной, мучительной смертью от жажды и голода. Альбина несколько раз теряла сознание. И вот однажды, придя в себя, увидела рядом стакан воды, непонятно откуда взявшийся. Впрочем, она не раздумывала над этим, а жадно выпила воду. Стакан появлялся еще трижды. И как раз тогда, когда жажда сводила ее с ума и она понимала что вот-вот умрет. Чувство голода притупилось. Ее донимала жажда. Альбина еще надеялась, что Хоттабыч, проучив ее, выпустит. Хотя бы потому, что у нее есть свои люди, которые наверняка заинтересуются тем, куда пропала их хозяйка. В первую очередь телохранитель – Крутой. Объяснить Крутому исчезновение тем, что она куда-то уехала, Хоттабыч не сможет. Потому что во всех поездках ее сопровождал Крутой, который не был ее любовником, она просто доверяла ему.


– Я что-то не пойму, – Крутой оглядел пустое помещение, – на кой черт меня сюда привезли? Сказали, что Альбина будет здесь. Но тогда зачем я брал ее вещи в аэропорту.

Раздался выстрел из удлиненного глушителем пистолета. Крутой с пробитым пулей затылком рухнул на пол. Двое парней, подступив к нему, приставили стволы пистолетов к его вискам, нажали курки. Парни повернулись к открывшейся двери. Два выстрела из пистолетов в руках длинноволосого парня со шрамом на лбу уложили их.


– Останови, – настороженно осматривая редких прохожих и нескольких людей на остановке, бросил Константин.

– А чего здесь-то? – притормозив, удивился водитель. – Хоромы твоего пахана…

– Завянь, – небрежно посоветовал Костя. – От папули можно всего ждать. – Он криво улыбнулся. – Вот и Альбина куда-то пропала. Я пару раз звонил – тишина. А она обязательно бы нарисовалась. Знойная баба. – Константин, щелкнув взведенным курком, сунул пистолет в спортивную сумку, потом открыл дверцу. – Ты развернись, – вновь цепко всматриваясь вперед, буркнул Константин, – и жди… – Он вдруг откинулся назад. Взгляд его застыл.

– Ну чего ты? – повернулся к нему водитель. И, почувствовав прикосновение чего-то холодного к затылку, замер.

– Подвинься, – услышал он мужской голос. К открытой Константином дверце подскочил рослый парень, отодвинул его безвольное тело и сел.

Генерал сунул винтовку с оптическим прицелом стоящему рядом парню и удивленно хмыкнул:

– Не обманул Хоттабыч. Водилу шлепните из Костиного ствола. Его самого курканите, да так, чтобы только дальние потомки найти могли.


Хоттабыч отложил в сторону подзорную трубу и криво улыбнулся.

– Ну вот и все, – прошептал он. – Нет у меня наследника.

– Иван Федорович, – сказал, входя, парень со шрамом на лбу, – все. Крутой и его два помощника готовы. Его убрали они. А их я. Всех троих сожгут в кочегарке.

– А почему так? – тихо спросил Хоттабыч: – Не проще ли было тебе самому убить? – Тяжело вздохнув, он замолчал.

– Крутой из аэропорта поехал бы только с этими двумя, – объяснил парень. – А увидев меня… – Усмехнувшись, замолчал.

– Все, Тимур, – махнул рукой Хоттабыч, – иди.


– Что? – спросил Абрек.

– Убили Флору, – ответил Федор. – Убийца Бурлак. Я к одному товарищу нырнул в архив. Там и нашел морду этого стрелка, которого я… – Он досадливо крутанул головой.

– Да, – кивнул Алексей. – Было бы лучше, если бы он сказал, кто заказчик…

– Сам знаю, – рявкнул Тигр. – Но надо исходить из того, что имеем.

– Интересно, – насмешливо улыбнулся Абрек, – что же мы, кроме трупа, имеем?

– Он последнее время жил с одной красоткой. – Федор взял фотографию. – Вот у нее и постараемся что-нибудь выяснить.

– А как нам эту красотулю найти? – спросил Абрек.

– Красотка – ее кличка, – пояснил Тигр. – Адрес я знаю. Но вот в чем дело. Она, как говорится, засвечена милицией. Поэтому нас с тобой ребята из угро тоже срисовать могут. А этого не хотелось бы.

– Понятно, – засмеялся Алексей, – бывшие доновцы…

– Дело не в этом, – вздохнул Тигр. – Просто в сыщиках и умные ребята бывают. Они могут навести справки и поймут, что наш интерес как-то связан с домом Бунина. Ведь о том, что Флору убили, в угро знают.

– И что же делать? – спросил Абрек.

– Есть идея, – задумчиво протянул Федор.


– Так. – Усевшись перед зеркалом, Таиса легким движением поправила волосы. – Судя по всему, кто-то вмешался. Видеокассет нет уже два дня. В чем дело? – уставившись в зеркало, прошептала она. – А вообще это даже к лучшему. Ковбой начнет делать то, ради чего я все это затеяла. Правда, сначала я здорово перепугалась. Его глаза… – Зажмурившись, Таиса вспомнила жесткий прищур темно-карих глаз Серова. – Но теперь он там. – Она открыла глаза и улыбнулась. – И все. Я добьюсь, чего хочу.


– Да ты пойми, – закричала Надя, – если кассеты не будет, он… – опомнившись, замолчала.

– Кто он? – спросил лежащий на кровати Леший. – Мужик твой?

– Это тебя не касается! – отрезала она. – Просто мне надо знать, кому Игорь отдавал кассеты.

– Слушай сюда, – сказал Леший, – ты врываешься ко мне с утра пораньше. Базаришь за какую-то кассету. Сначала все уши прожужжала за пацанов. Теперь…

– Как ты можешь так говорить! – воскликнула Надежда. – Я… – Она вздохнула. – Вообще-то я забыла, кто ты, – горько прошептала Надежда. – Но позволь мне поговорить с вашим хозяином или боссом, как вы его зовете. Я хочу…

– Я уже базарил! – громко перебил ее он. – Никого у меня нет. Был хозяин, да кончился. – Вскочив, зло рубанул воздух рукой. – Я в шестерках ни у кого не ходил! И хо…

– А Игорь?! – воскликнула Надя. – Ведь…

– Он никто! – заорал Леший. Его смуглое лицо пошло бледными пятнами. – И звать никак! Меня этот козел, Мамелюк, петух долбаный, втянул! Мол, ничего делать не надо, а бабки клевые получать будем! Если бы не он… – Выругавшись, Леший шагнул к столу, взял бутылку водки и сделал большой глоток.

– Что за кипиш? – заглянул в комнату небритый детина.

– Свали! – рявкнул Леший.

– Всю ночь за этой шкурой, – проворчал тот, закрывая дверь, – как за родимой маман, смотрел, а теперь «свали».

– Влас! – опомнившись, крикнул Леший. – Извини, просто заклинило.

– Да ладно, – равнодушно отозвался Влас, – у тебя еще после…

– Глохни! – снова взорвался Леший. С перекошенным яростью лицом бросился к двери.

Надежда с испугом и одновременно с надеждой смотрела на него. Если бы они сцепились, это дало бы ей возможность выскользнуть из дома. После того как ее привез сюда этот нервный человек, она все время искала возможность убежать. Днем за ней постоянно ненавязчиво наблюдал Леший. Ночью – здоровенный Влас. Ее постоянно тревожила мысль о сыновьях. А сегодня она вспомнила о видеокассетах. Ведь если Сергей их не получит, то сорвется и натворит такое, что его ни один суд не оправдает. Надежда впала в состояние, близкое к панике. И вот сейчас, глядя на остановившегося у двери Лешего, ожидала, что будет.

Леший ударил кулаком в треснувший косяк, замычал и прислонился к двери лбом. Потом с протяжным стоном, царапая дверь ногтями, начал оседать. Дверь распахнулась. Подхватив Лешего, Влас осторожно положил его на пол. С трудом подняв дрожащую руку, Леший попытался вцепиться в запястье зубами. Влас привычно ухватил его руку и с силой опустил ее.

– Что уставилась? – рявкнул он на Надю. Не отвечая, Надежда быстро присела рядом с Лешим и, обхватив пальцами его запястье, стала считать пульс.

– Отвали! – заорал Влас.

– Воды! – скомандовала Надежда.

– Чего? – Здоровяк расширил глаза.

– Нашатырный спирт есть? – Увидев кивок вконец растерявшегося Власа, потребовала: – Давай. И холодной воды. Быстро!

– Щас. – Вскочив, Влас бросился на кухню.

* * *

– Так, – пробарабанив пальцами по столу, задумчиво пробормотал Якин. – Значит, Мамелюк убит ударом ножа. Наверное, ее не поделили. Но если то, что в доме Мамелюка была женщина, понятно даже моим далеко не сыщикам, то почему они не заметили, что там были мальчишки? – После недолгих размышлений Якин крикнул: – Люся! Малыша ко мне!.. Предположим, что детей там не было, – продолжал рассуждать Якин. – Что скорее всего. Мамелюк и тот, кто его убил, вполне могли заинтересоваться Серовой как женщиной. Но ради этого они бы не стали утаскивать ее. Впрочем, – он усмехнулся, – она сама могла спровоцировать на это Мамелюка и убийцу. Именно так и было. Серова смогла убедить того, второго, чтобы он убил Мамелюка и… – Якин крикнул: – Немедленно позовите Татьяну!

– Вызывали? – в открывшуюся дверь вошел высокий подтянутый человек.

– Малыш, – возбужденно сказал Петр Авдеевич, – отправляйся в уголовный розыск и узнай все об убийстве Мамелюка. И сразу же ко мне.

– Что конкретно я должен выяснить? – зная своего хозяина, уточнил Малыш.

– Абсолютно все. Но особенно, – он потряс пальцем, – не обнаружили ли они следов того, что совсем недавно там были дети.

– Разрешите идти? – по-военному спросил Малыш.

– Наша служба, Андрей, уже закончилась, – улыбнулся Якин, – так что не нужно этого.

– Но вы всегда говорили, что военный перестает быть военным только после смерти, – напомнил Малыш.

– Идите! – с улыбкой скомандовал Якин. Когда тот вышел, удовлетворенно потер руки. – Вот что значит старая школа. Все-таки умели в Союзе делать настоящих офицеров. «Господи, – удивленно спросил он себя, – да ты никак по СССР затосковал?» – и засмеялся.

– Ты звал, папа? – В комнату вошла Татьяна, удивленная раскатистым смехом отца.

– Извини, дочка, – вытирая выступившие слезы, улыбнулся он. – Просто припомнил кое-что. А тебя я звал вот почему. – Он тут же стал серьезным. – Как ты думаешь, кто мог во время перестрелки забрать детей Серовой?

– Кого? – спросила она.

– Этой женщины, – Якин немного смешался, – пленницы Игоря.

– Не знаю. – Она пожала плечами. – Я тогда страшно испугалась. Потом узнала одного из твоих. Вроде успокоилась.

– Ты не ответила, – строго напомнил отец, – твое «не знаю» меня не устраивает. Не торопись, подумай. Кто мог забрать мальчишек?

– Фатима, – тут же сказала дочь. – Она постоянно оказывала им разные услуги. Наверняка Фатима.

– Ты знаешь, где она живет?

– Где-то около Алушты, – нерешительно проговорила Татьяна. – Подожди, а почему тебя интересуют мальчишки?

– Господи, дочка, не могу же я допустить, чтобы с мальчишками что-нибудь случилось.

У нее готов был сорваться вопрос о том, откуда он узнал фамилию той женщины, но она удержалась.

– И это все, зачем ты меня звал? – Она вопросительно подняла брови.

– Судьба двух малышей этого стоит.


Юрист в слегка затемненных очках в красивой оправе, посмотревшись в зеркало, повернулся к стоящему у двери коренастому мужчине.

– Спасибо, – искренне поблагодарил он, – а то без них чертовски плохо.

– Надеюсь, вы не используете ваше улучшившееся зрение против нас? – серьезно спросил тот. – Мы не считаем вас врагом. Постарайтесь понять: мы верим вам. Но, отпустив вас, дадим в руки органов козырь. Вас считают…

– Смею заверить, – перебил Павел, – что в этом вы не правы. Я не считаюсь без вести пропавшим. И посему меня не разыскивают и никто не будет удивлен моим появлением. Я понимаю, что вы хотели сказать. Мол, я в данное время являюсь иностранцем. Но если вы дадите мне свободу, – он засмеялся, – я найду способ вернуться в Россию, минуя контрольно-пропускные пункты. А кроме того, у меня еще не кончилась путевка, по которой я приехал. А вот вы, если сможете, – он серьезно посмотрел в глаза собеседнику, – объясните свое поведение по отношению ко мне. Вы силой удерживаете меня и вдруг разрешаете писать родным. Ведете себя со мной, можно сказать, по-дружески. Как все это понять?

– Эдуард, лидер профашистской группы, захватил троих наших товарищей. И мы освободили их, а начали вы со своими друзьями. Трое из них убиты. Не знаю, что там делали вы, но убитые – сотрудники милиции. Так что благодаря вам, – улыбнулся он, – расследование этого вооруженного нападения на штаб-квартиру Эдуарда милиция проводит, не подозревая нас. Надеюсь, вы поняли меня?

– Вообще-то да, – вздохнул Павел, – но, если можно, я хотел бы уточнить. Вы сказали, что там убили троих крымских милиционеров. А больше никого?

– Если вас интересует судьба найденного на третьем этаже русского, – улыбнулся коренастый, – то он жив и находится в ялтинской больнице. Его несколько раз допрашивали работники уголовного розыска и прокуратуры. Но он, как и вы, говорит, что оказался там совершенно случайно. К нему вчера приехала жена.

– Черт возьми! – воскликнул Юрист. – Я прошу вас, – он умоляюще посмотрел на коренастого, – дайте мне возможность попасть в больницу. Я уверен, что письмо, которое вы так любезно разрешили мне написать, вы не отправили. Поэтому прошу, передайте, подкиньте или положите в стакан с компотом записку от меня. Я напишу коротко и ясно: я жив. И подпишусь так, что он поймет.

– Почему вы решили, что мы не отправили ваше письмо? – спросил коренастый.

– Неужели я ошибся? – усмехнулся Юрист.


– Я их всех убью, – сердито проговорила сидевшая рядом с кроватью Корсара его жена. – И в первую очередь этого бандита с большой дороги – Ковбоя! Вот Надя вернется…

– Да Серов здесь ни при чем, – перебил ее Юрий. – Просто я пошел побродить у моря. – Сложив указательный и большой пальцы на обеих руках кольцами, он поднес их к ушам. – Вроде как заблудился. Смотрю, какая-то ограда. Зашел в ворота воды попросить.


– Он понял, что палата прослушивается, – с досадой сказал, снимая наушники, человек в милицейской форме. – Тертый калач – этот Смирнов. Жена, наверное, ничего понять не может. Ковбой, – задумчиво пробормотал он. – Где я слышал эту кличку?

– Ты понимаешь, что делаешь? – осуждающе проговорил сидящий рядом майор милиции. – Ведь никто тебе не разрешал прослушивать! Тебя в порошок сотрут…

– Да и не узнает никто, – отключая магнитофон, буркнул первый. – Я просто хотел узнать, как там ребята из милиции оказались. Один жив был, – мрачно проговорил он. – Вчера умер. В Афгане три года воевал. Раненым вернулся. А здесь, на родине, убили.


Корсар быстро написал что-то на листке и, продолжая молоть ерунду, подвинул его удивленной и испуганной жене.

«Нас подслушивают, – прочитала она, – говори что-нибудь о детях». Расширив глаза, взглянула на Юрия.

– Как там Иришка, – подмигнув, спросил он, – не скучает?

– Да, – поспешно закивала она, – скучает. Все папу зовет.


Фатима поднесла ключ к дверному замку и только теперь увидела, что дверь немного приоткрыта.

– Мама, – входя в квартиру, удивленно сказала она, – это… – Жесткая ладонь зажала ей рот, Фатима вцепилась ногтями в эту ладонь. Сильный удар по голове заставил ее обессиленно повиснуть на руке рослого мужчины.

– Здесь пацанами не пахнет, – выглянув из дверей спальни, сообщил молодой парень.

– Значит, берем ее с собой, – слизывая кровь с оставленных длинными ногтями царапин, буркнул державший Фатиму крепкий молодой мужчина.

* * *

– Где мама?! – Алешка со слезами на глазах, сжав кулачки, шагнул к вошедшей в комнату женщине.

– Скоро придет, – спокойно ответила та. – Я же говорила…

– Вы говорили позавчера, что мама придет! – закричал мальчик. – А ее нет! Зачем вы нас украли? Где мама? – всхлипнув, уже тише спросил он.

– Да придет ваша мама, – вздохнула женщина. – А ты чего кричишь? Младший спит, а ты шумишь. Разбудишь брата.

– Мама, – заплакал Алешка. – Где она?

– Господи, – вздохнула женщина, – детишек-то зачем втягивают, ироды. Я вам винограду принесла, – ласково сказала она мальчику. – Вот сейчас вымою.

– Мама, – раздался с кровати детский голос.

– Спи, Димка, – бросился к нему старший. – Мама придет. Она сейчас на работу уехала. – Чтобы младший не заметил слез, отвернувшись, вытер глаза. – Она нам виноград прислала, – стараясь улыбнуться, повернулся к Димке. – Ты же любишь виноград? – зная ответ, спросил он.

– Мама, – прошептал малыш.


– Где вы их прячете? – наклонившись над лежащей на полу с разбитым лицом Фатиме, спросил Якин.

– Нет у меня никого, – простонала она. – Честное слово, не знаю, где…

– Мне нужны мальчишки! – перебил он. – Если они не у тебя, кто мог их взять? Говори!

– Не знаю, – с ужасом всматриваясь в его лицо, Фатима замотала головой. – Я же честно…

– Уберите, – поморщившись, буркнул Петр Авдеевич и вопросительно взглянул на Андрея.

– Детей в доме Мамелюка не было, – сказал Андрей.

– Черт возьми, – буркнул Петр Авдееич, – куда же они подавались?

Услышав за спиной короткий вскрик, вздохнул и торопливо направился к выходу.

– Ну и что, – спросила Татьяна, – мальчишки у нее?

– Кто еще мог взять детей? – негромко спросил отец.

– Не знаю. – Татьяна покачала головой. – Я думала, что Фатима, потому что…

– У нее их нет. И не было. Кто же мог забрать мальчишек? И где сама Серова?

– Извини, отец, – нерешительно начала Татьяна. – Но я никак не пойму твою внезапную заинтересованность этой женщиной.

– Не обижайся, – мягко проговорил он, – но лучше тебе этого не знать. Я и сам не знаю, насколько все это серьезно. Вполне возможно, дело, как говорится, выеденного яйца не стоит. Просто я хорошо знаю своего старого сослуживца. И меня поразила его заинтересованность. Кстати, – он взглянул на дочь, – кто заказал Игорю похищение Серовой и детей?

– А он тебе разве не сказал? – удивилась она.

– Не успел, – с досадой ответил Якин. – Я как-то не подумал об этом. Ну да ладно, все, что не делается вовремя, приходится исправлять потом.

«Он что-то знает, – подумала Татьяна. – Значит, нужно попытаться найти Серову раньше, чем он. Кто мог взять ее?»

– Ты о чем-то думаешь? – услышала Татьяна голос отца.

– Да так, – неопределенно проговорила она. – Просто думаю, кто мог забрать мальчишек.

– Вот-вот, – одобрительно заметил он, – подумай и о том, кто утащил их мать.

– А почему ты не думаешь, что мать и сыновья вместе?

– Она была у Мамелюка, тогда как мальчишек там не было.

– Хорошо, – сказала Татьяна, – я подумаю.

– Если вспомнишь что-то, на первый взгляд даже незначительное, немедленно звони, время уходит, и на Камчатке уже наверняка пожалели о своей просьбе.


Серов заколотил пяткой в железную дверь.

– Чего надо, – спросил грубый голос.

– Зови своего «фельдмаршала»! – заорал Сергей. – Какого дьявола он меня здесь держит?!

– Успокойся, – угрожающе посоветовал человек за дверью.

– Может, ты попробуешь прописать мне успокоительное? – насмешливо, с явным вызовом спросил Ковбой.

– Не надо, – быстро проговорила подошедшая Зинаида. – Этот Степан, его Кинг-Конгом зовут, человек неимоверной силы. И кроме того…

– В гробу я этих страшил видел, – громко ответил Сергей. – Киношный Кинг-Конг наверняка обиделся бы, увидев этого волосатика. – Услышав за дверью рык и лязг отодвигаемого засова, удивленно хмыкнул: – Не думал, что он настолько туп. На такую дешевку купился. – Едва дверь начала открываться, Серов мощно толкнул ее ногой. Грохот упавшего тела остановил бросившуюся к Серову Зинаиду. Еще раз с силой толкнув дверь ногой, Сергей выскочил. На полу, очумело мотая головой, лежал Кинг-Конг. Сергей прыгнул и ударил его обеими ногами в грудь, потом носком в подбородок. Голова Кинг-Конга с треском впечаталась в палубу.

– Стоять! – раздался окрик.

– А сплясать не надо? – резко повернувшись в сторону возгласа, Сергей метнул зажатую в руке бутылку с водой, которая дном врезалась в живот парню, пытавшемуся достать из-за пояса пистолет. Охнув, парень согнулся. Серов в два прыжка преодолел металлический трап и нырнул под ноги взмахнувшему резиновой дубинкой человеку в тельняшке. Захватив пятку, Сергей кулаком ударил его в коленную чашечку. Матрос с криком выронил дубинку и упал. Серов вскочил.

– Перестань! – закричала Зинаида.

Сергей подскочил к рубке, через открытый иллюминатор достал кулаком голову пожилого человека с сотовым телефоном. Звонко хлопнул выстрел. Пуля, взвизгнув, отрекошетила от железной палубы у ног Серова. Он стремительно переместился за рубку. Рядом с его головой просвистела пуля. Сергей повернулся и, увидев худощавого мужчину с пистолетом, поднял руки.

– Вашему псевдофельдмаршалу, – усмехнулся он, – я живой нужен. И даже не раненый.

– Дернешься, – спокойно проговорил худощавый, – враз пулю слопаешь.

– Мой желудок не переваривает такую пищу, – засмеялся Сергей. – И посему обещаю вести себя разумно. Но, согласись, – он дернул головой назад, – это животное само напросилось.

– Ты понимаешь, что ты наделал?! – взбежав на палубу, закричала Зинаида. – Отец тебе не простит смерти Степана! Ты…

– Я же говорил, что он на Кинг-Конга не тянет, – сказал Сергей.

– Он Кинг-Конга завалил? – Худощавый с сомнением посмотрел на женщину. Он успел среагировать на стремительный прыжок Серова и нажал на курок. Резкий удар ребром ладони по кисти выбил из руки худощавого пистолет, пинок в низ живота бросил его на палубу. Сергей подхватил пистолет.

– Браво! – раздался громкий возглас.

Сергей вздохнул и отбросил пистолет в сторону.

– Ты умнее, чем я думал, – одобрительно заметил стоявший у трапа Палусов.

– Давай к делу, – спокойно попросил Серов. – Я не девица, чтобы выслушивать комплименты, и себе цену знаю.

– Это я понял раньше, – кивнул Палусов. – И только поэтому ты еще жив. А ты не допускаешь мысли, что твои жена и дети мертвы? – спросил он.

– Надежда умирает последней, – глухо сказал Сергей. – Возможно, твое предположение верно. Но точно я не знаю и поэтому согласен сделать все, что ты скажешь. Но если через три дня я не получу подтверждения, что Надя и сыновья живы… – Он закрыл глаза и потряс головой.

– Понятно, – засмеялся Палусов. – Хотя, если откровенно, в том, что они живы, я не сомневаюсь. Просто вмешался еще один тип, для которого в жизни главное – деньги. Трех дней вполне хватит, чтобы выяснить все точно. Постарайся понять меня правильно. – Он оценивающе взглянул на Серова. – Я могу убить тебя в любое время. Но, – Палусов улыбнулся, – ты мне нравишься как солдат. Если я сумею спасти твоих детей и жену, ты согласишься работать на меня?

– Отработать или работать? – уточнил Ковбой.

– Сначала отработать, а там видно будет.

– Убью! – раздался снизу хриплый протяжный крик. По железным ступеням с грохотом поднялся Кинг-Конг. Распухший подбородок и розовая пена на губах делали его похожим на персонажа какого-то фильма ужасов.

– Стой! – приказал Палусов.

– У него проломлена грудь, – не поворачиваясь в сторону разъяренного здоровяка, спокойно заметил Серов. – Так что…

– Сергей! – отчаянно закричала Зинаида.

Сергей рухнул под ноги бросившемуся на него Степану. Тот споткнулся и тяжело упал.

– Вот это номер, – вскакивая, пробормотал озадаченный Ковбой, – что б я помер.

– Бронежилет, – пояснил Палусов.

– Надо было в шею бить, – с сожалением отметил Сергей.

– Успокойся, – приказал Палусов Степану.

– Я убью тебя! – тыча толстым пальцем в сторону Серова, прорычал тот, смахнул кровавую слюну тыльной стороной ладони и тяжело затопал к каюте.

– Что я должен делать? – Сергей посмотрел на Палусова.

Тот неожиданно засмеялся:

– Первый раз Кинг-Конгу досталось.

– Я не знаю, кто ты, – прищурившись, зло проговорил Ковбой, – но мне надоели эти постоянные шарады. Сначала эта стерва Таиса отправляет меня сюда. Здесь твоя доченька пудрит мне мозги, а затем появляешься ты. Я искалечил по крайней мере троих из ее команды и двоих твоих. И все остается по-прежнему. Чего ты хочешь?

– Чтобы ты служил мне, – спокойно ответил Палусов. – Не постоянно, а только тогда, когда будешь нужен. Я буду хорошо оплачивать твою работу. А…

– Все начинается снова, – перебил его Серов. – Я бы с великим удовольствием свернул тебе шею, но не делаю этого только потому, что ты, хоть и не наверняка, обещал спасти жену с пацанами. Однако допускаю, что ты мне врешь и просто хочешь меня использовать. Но, повторяю, я согласен. Поэтому не надо долгого и ненужного предисловия. Говори, что я должен делать.

– Я не ошибся в выборе, – одобрительно проговорил Палусов. – Пойдем в каюту, там все обсудим. Ты что будешь пить?

– Молоко, – буркнул Ковбой.

Зинаида, кусая губы, смотрела на них.

– Звонил Раков, – сказал ей отец. – Можешь ехать.

* * *

– Ты чего звал? – войдя в комнату, сердито спросил Рошфор. – Я же говорил, чтобы ты не… – Оборвав себя, удивленно посмотрел на бледное, перекошенное ужасом лицо Ракова. – Что с тобой?

– Там, – дрожащим голосом тыча за его спину трясущейся рукой, пролепетал тот, – в ящике.

– Что происходит? – сердито сказала вошедшая Зинаида.

– А черт его знает, – буркнул Рошфор. – Звонит мне на работу, вопит – немедленно приезжай. Хорошо, я в кабинете один был.

– Что с тобой? – поразилась Палусова. – Тебе плохо? – Она взяла Ракова за руку.

– Там! – вырвав руку, заорал Раков.

Вошедший Хасан увидел открытую посылку. Шагнул к ней, заглянул и отшатнулся.

– Что там, – нервно спросил Рошфор, – бомба?

– Голова Грифа, – справившись с собой, ответил Хасан.

– Что? – поразилась Зинаида.

– Голова Грифа, – повторил он. – В каком-то сосуде. Как ящик попал к тебе? – спросил он Ракова.

– Позвонили, – дрожащим голосом начал тот. – Я подошел, спросил кто. Посмотрел в глазок, увидел почтальона. Вот. – Он схватил со стола квитанцию. – Я открыл ящик, а там… – Съежившись, он вжался в спинку кресла.

– Откуда же адрес узнали? – задумчиво пробормотал Рошфор.

– Нас всех убьют! – истерично крикнул Раков. – Всех! Это он! – Тыча рукой в сторону окна, Раков вдруг заплакал. – Колдун! Он нас всех убьет!

– Хватит! – прикрикнула на него Зинаида. Раков вздрогнул и замолчал.

– Баба, – с презрением посмотрев на него, фыркнула Зинаида. Повернувшись к Рошфору, спросила: – Что ты думаешь, Пахомов?

– А чего тут думать? – Рошфор пожал плечами. – Результат, как говорится, налицо. Как выглядел почтальон? – Он покосился на Ракова. Безнадежно махнув рукой, усмехнулся: – Знали, кому такую передачу отдать. Он теперь с полгода отходить будет.

– А что теперь нам делать? – взволнованно спросила Зинаида.

– Понятия не имею, – равнодушно отозвался Пахомов. – Думаю, нам пора на время завязать со всем этим. Пора спасать свои задницы. И делать это будем по отдельности. Каждый как может.

– Ты струсил, – пренебрежительно бросила она.

– Просто я хочу жить, – усмехнулся он. – И не хочу, чтобы ты получила такую посылку с моей головой.


– Костя уехал? – спросила Галина Михаила.

– Ночью, – кивнул тот. – Он, наверное, уже присматривается к турбазе. А если он прав и там действительно логово Колдуна, что будем делать? Захватить его нам не удастся. Не хватит…

– Надо поговорить с Мурзаевым. Но почти наверняка те, кто туда поедет, не вернутся. Понимаешь, – она мстительно сверкнула глазами, – я хочу выяснить, есть ли там алмазы и сколько их. Если два или три, то, – вздохнув, махнула рукой, – не стоит…

– Тут просили передать, – заглянув в дверь, проговорил невысокий плотный парень, – вам, Михаил Викторович.

– Что передать? – удивился тот.

– Да вот. – Парень с ящиком в руках вошел в комнату. Поставил на стол и вопросительно взглянул на Михаила.

– Иди, – махнул тот рукой, – я сам.

Когда парень вышел, Михаил охотничьим ножом поддел крышку.

– Смотри, адреса-то нет, – сказала Галина.

– Я это заметил, – буркнул Михаил. Отодрал крышку и нахмурился. Сдернул белую тряпку с кровавыми пятнами, выпучил глаза. Закрывая рот руками, поспешно вышел.

Галина, увидев в ящике лысую голову, зло сощурилась. Брезгливо двумя пальцами достала свернутый трубочкой лист. Развернула его.

«Следующей будет твоя»,– прочитала она написанные кровью слова.

– Толик! – крикнула Галина. – Срочно вызови Мурзаева!

* * *

– Значит, ты меня отправляешь в Крым, – усмехнулся Серов, – чтобы я ухлопал одного твоего приятеля. И сколько я за это получу?

– Жизнь детей и жены, – улыбнулся Палусов. – По-моему, цена достаточно высока.

– А у меня есть гарантии? – спросил Серов. – Потому что все это, как говорится, на воде вилами писано. До тебя потом добраться будет нелегко. Так что…

– Я уже говорил, – повысил голос Палусов, – что ты нужен мне как наемник. То есть мы с тобой заключим договор…

– Подпишем контракт, – поправил его Ковбой.

– Вот именно. Так неужели ты думаешь, я стану обманывать тебя? И кроме того, оплачу тебе эту работу.

– Я что-то не пойму, – сказал Сергей, – неужели у тебя нет своих ребятишек, способных кого-то…

– Таких, как ты, – перебил Палусов, – нет. И дело не только в твоей готовности к экстремальным ситуациям, я не говорю о военном опыте, а в том, что ты чист перед законом. Бывший офицер спецвойск, имеешь награды, прекрасный семьянин. Да, – не дав Сергею заговорить, кивнул он. – Прежде чем начать этот разговор, я узнал о тебе почти все. Потому что все о таком, как ты, узнать невозможно. Но даже половина того, что я сумел выяснить, меня вполне устраивает и поэтому…

– Я же просил без вступлений, – резко проговорил Сергей.

– Ты должен в Ялте убить одного человека. Он сейчас что-то вроде мафиози. Так что совесть тебя мучить не будет. – Палусов улыбнулся.

– Билет, – сразу сказал Ковбой, – а также имя, фамилия, год рождения, национальность.


– Значит, так. – Глубоко затянувшись, Зинаида взглянула на сидевшего с непроницаемым лицом узкоглазого старика.

– Все в жизни имеет свою цену, – негромко проговорил тот.

– Мурзаев, – горько улыбнулась она, – ведь там погибли твои…

– Они служащие моей конторы, – спокойно поправил ее старик. – Нам платят, и мы делаем то, за что платят. Но так, чтобы без потерь, – его тонкие бесцветные губы тронула легкая усмешка, – не бывает.

– Ты просишь слишком много! – закричала Зинаида.

– Лишь столько, – спокойно ответил он, – сколько стоят мои люди. Знаете, Зинаида Васильевна, – старик вдруг резко встал, – если вас не устраивает названная мной сумма, поищите себе…

– Хорошо, – кивнула она, – ты получишь деньги. – Зинаида засмеялась и покачала головой. – Умеешь ты, Сахид, убеждать.

– И всегда умел это, – согласился старик.

– Когда ты сможешь отправить людей? – перешла к делу Зинаида.

– Принесите деньги, – снова усаживаясь, сказал старик. – И назовите день и час.


– Ты думаешь, она молчит из-за этого? – спросила Михаила Галина.

– Конечно. Ведь узнай он правду, сразу прикажет ее убить. Но дело сейчас не в этом, – торопливо проговорил он. – Ты видела голову Кости? Ты понимаешь, что это значит для нас? Он прислал ее мне как предупреждение. Он знает мой адрес. Знает, что я…

– Хватит, – перебила его Галина. – Колдун просто показывает свою силу и тем самым пытается запугать тебя и тех, кто с тобой. Почему он не послал Мурзаеву хотя бы ухо одного из тех, кто был с Костей? Потому что Сахид – реальная сила. У него…

– Мурзаев собрал команду головорезов! – истерично рассмеялся Михаил. – Он получает деньги, а убивает тех, кого он…

– Мурзаев – мастер! – Галина сердито посмотрела на него. – Он обучает людей. И они знают, для чего. Сейчас необходимо договориться с ним. Потому что здесь он реальная сила.

– Нет. – Михаил покачал головой. – Настоящая сила – Колдун. Никто ничего о нем не знает, а он сумел прибрать к рукам почти все. Он запросто присылает голову Кости. А тот считал, что может все! И вот он, конец. Но как они могли узнать, что Костя от нас? – задумчиво пробормотал Михаил. – Значит, кого-то взяли живым. Но тогда почему Мурзаеву ничего такого не прислали.

– Я послала за ним человека, – сказала Галина, – но тот вернулся и сказал, что его нет.

– Знаешь что, – помолчав, решил Михаил, – я сегодня пойду к Палусовой и все ей расскажу. Она еще что-то может. Ведь она, я уверен, пытается…

– Ты не сделаешь этого, – резко прервала его Галина. Михаил встал.

– Я сейчас же пойду к ней и все расскажу. Поэтому тебе лучше переехать. Я прямо… – Не договорив, замер.

– Я никому не буду посылать твою голову, – чувствительно ткнув его стволом пистолета в живот, сказала Галина. – Просто убью, и все.

– Ты не сделаешь этого, – осипшим голосом прохрипел Михаил, – тебя видели здесь. Потому…

– Кто меня видел? – Она засмеялась. – Костя? Так его голову найдут у тебя в квартире. На ящике, кстати, твои отпечатки. Если ты думаешь, что Мурзаев подтвердит, что я здесь жила, то заблуждаешься. Он получает деньги за то, что руками своих головорезов убивает людей. А твой помощник… – Она насмешливо улыбнулась. – Надеюсь, ты не забыл, что он в розыске за убийство участкового? Так что, – не отводя пистолета от его живота, левой ладонью сильно хлестнула его по щеке. – Тряпка, – презрительно бросила Галина. – Я думала, в тебе хоть что-то есть от мужчины.

Всхлипнув разбитым носом, он пропищал:

– У меня давление подскочило. Видишь, кровь из носа пошла. Я…

Еще раз ударив его, Галина встала.

– Я ухожу. Но если ты хоть словом обмолвишься о том, что знаешь, умрешь. Понял? – Не оглядываясь, пошла к двери.

– Мурзаева нет, – сообщил ей вошедший в квартиру парень.

– Отвези меня к Вячеславу. – Галина вышла из квартиры.


Шериф в потертых джинсах и спортивной майке, войдя в комнату, осмотрел сидевших за столом с картами в руках парней.

– Адрес правильный. Она там. Сегодня навестим. Не пить. И никому никуда. Вы должны быть в форме.

* * *

– Что? – весело удивился Палусов. – Прислали голову Грифа?

Остановившийся у двери Хасан молча кивнул.

– Ай да Колдун, – захохотал Палусов. – Надо же до такого додуматься! Есть фантазия у человека!

– Я бы так не сказал, – возразил сидевший за столом Серов. – В таких делах, какие завертелись здесь, пугать нельзя, это вызывает обратную реакцию. Оригинальный подарок наверняка поселит в человеке страх. Но именно страх заставит его действовать, то есть принять меры для спасения своей жизни. Так что я бы не стал аплодировать Колдуну.

– А ты знаешь, – уважительно заметил Паулюс, – ты прав. Впрочем, это не наше дело. Пока не наше, – тут же добавил он.

«Что-то ты темнишь, – подумал Серов. – Ну об этом пока рано думать. Гораздо важнее его обещание спасти Надю и сыновей. А если их уже нет?» – обожгла его быстрая мысль. Застонав, он закрыл глаза и покачал головой.

– Я сказал, что они живы, – понял Палусов.

– Да я не это подумал, – соврал Сергей. – Просто не пойму, почему этот здоровенный придурок жив остался. Вы про броник говорили. Но у него ворот расстегнут был. И волосы торчали. Не было…

– От горла до пупка, – улыбнулся Палусов, – Степана защищает искусно сделанный бронежилет. Сверху он наклеивает волосы. Вот и делает из себя неуязвимого. Часто на спор новичкам подставляет грудь под нож или под выстрел. После этого, сам понимаешь, про Кинг-Конга легенды ходят. Но ты нажил себе злейшего врага. Ты спустил его с небес на землю. Этого Степан не простит тебе никогда. И при первом удобном случае убьет.

– Спасибо, – усмехнулся Серов, – успокоили. Может, мне сейчас на шею камень и в воду? Или трохи пожить можно?

– Зря шутишь, – покачал головой Палусов, – к тому же на тебя Гогин со своей группой зуб имеет. Ты их при Зинке поколотил. Двое до сих пор ходить не могут.

– Знаешь что, – сказал Серов, – давай я сегодня в Ялту улечу. А то ты меня запугал совсем, ночь спать не буду.

– С Ялтой придется немного подождать, – возразил Палусов. – Мне там еще не все ясно. К тому же я должен сначала спасти твоих детей и жену. Я умею держать слово.

– Твои слова да Богу в уши, – пробормотал Серов.

– Мне пора. – Палусов поднялся. – Ты пока будешь на шхуне. Кинг-Конга я заберу. Так что не волнуйся. А Гогину прикажу…

– Если бы я волновался из-за таких, как ваши духи, – насмешливо блеснул глазами Серов, – то сидел бы дома и пил чай с сухариками.


– Значит, вы согласны? – Колдун осмотрел стоявших перед ним людей.

– Так базарили мы этому козлу, – процедил Гамлет, кивнув на коренастого мужчину, – да! Какого хрена ты кровь пьешь?

– А вот грубостей, – мрачно улыбнулся Колдун, – я терпеть не могу.

– Так мне что! – взорвался Гамлет. – С тобой на вы базарить?! Может, и ножкой шаркать с поклонами?

– Вообще-то хорошо, – примирительно улыбнулся Колдун, – что ты говоришь то, что думаешь. Ладно, – он махнул рукой на дверь, – сейчас вас отведут в домик. Жить будете вместе. Что делать – объяснит он. – Колдун кивнул на коренастого. – Но хочу предупредить: малейшее неподчинение – смерть.

– Ни хрена себе уха, – ухмыльнулся Ерш. – Какой-нибудь гребень заставит ему ноги мыть, а я должен…

– Здесь требуют только те, – прервал его Колдун, – кто имеет на это право. Идите!

Как только все трое в сопровождении коренастого вышли, Колдун коротко приказал;

– Всех троих в ад!

– Но тогда зачем ты, – удивленно начала Алевтина, – дал им…

– Убить приговоренного просто, – усмехнулся Колдун. – Он ждет смерти. А когда вот она, жизнь, когда ты волен, подарив эту жизнь, тут же отнять ее, чувствуешь себя человеком. Как Галина Яковлевна?

– Она в норме, – ответила Алевтина. – В сущности ничего страшного и не было. Просто ушиб. А почему ты спросил?

– Я хочу говорить с ней, – ответил Колдун.


– Ну, сучара, – прорычал Гамлет, – только дай мне «дуру»! Я тебя, козла, враз…

– Коньяк, – перебил его веселый возглас Ерша. – Сейчас примем грамм по двести пятьдесят, и жизнь в кайф покажется. – Со стуком поставив на стол бутылку бренди, хохотнул.

– Я сразу базарил, – нерешительно напомнил Лось, – давайте…

– Если ты еще раз, – повернувшись к нему, процедил Гамлет, – вякнешь, я тебя, пса, с ходу закопаю. – Увидев лежащую на подоконнике пачку «Кэмела» усмехнулся: – Во и сигаретки ин ненаше. – Надорвав пачку, закурил. – А еще хочу Рака увидеть. Тогда, после землетрясения, когда вышка завалилась, мы скорее с перепугу рванули. – Посмотрев на открывавшего бутылку Ерша, подмигнул. – Уже потом, когда все кончилось, очухались. Хрен его знает, где мы были, если бы Рака на гоп-стоп брать не начали.

– Он нам с ходу предложил, – наливая в рюмки коньяк, предался воспоминаниям Ерш, – мол, работайте на меня. И закинул нас сюда. Поначалу не в жилу было. А потом вроде пообвыклись. И все путем пошло.

– Да, – взяв рюмку, кивнул Гамлет. – Но он нам, сука, ксивы чистые обещал и выезд по зеленой. Вот с этим козлом покончим, – он кивнул на дверь, – до Петропавловска доберемся и Рака за горло возьмем! – Посмотрев на понуро сидевшего Лося, ухмыльнулся: – Налей ему. Все-таки он с нами все эти годы таскался. Да и в зоне никогда не лез выше положенного.

– Иди. – Ерш достал третью рюмку.

Лось шагнул вперед, хотел что-то сказать, но замер с открытым ртом и медленно опустился на пол.

– Ты чего? – удивился Гамлет. Коснувшись бедром пола, Лось с грохотом завалился на бок. Увидев торчащий из его шеи оперенный конец стрелы, Гамлет подхватил табуретку и с силой метнул ее в парня с арбалетом. Шуршащий посвист мелькнувшей стрелы заглушил грохот врезавшейся в стену табу-

ретки. Гамлет покачнулся, схватил и рванул из-под ключицы стрелу, но вытащить не успел. Булькнув хлынувшей изо рта кровью, повалился на затрещавший стол. Ерш вскочил. Плеснул коньяк в сторону второго парня и, дернувшись в сторону, схватил бутылку. Воткнувшись в левое плечо, стрела заставила его с пронзительным криком броситься к окну. Увидев в проеме лицо направившего на него арбалет еще одного боевика, Ерш без размаха швырнул бутылку. В его спину вонзились две стрелы. Развернувшись с громким стоном, он рванулся к двери, но сделал всего два шага и упал лицом вниз.


– Ты хотела меня видеть? – спросил Колдун. – Зачем?

– Как зачем? – возмутилась Галина. – Ты же старший здесь, а со мной обращаются как…

– Как ты того заслуживаешь, – закончил за нее Колдун. – Потому что именно ты начала проливать кровь в моих владениях. Если бы не это, ты бы уже давно была у любимого папочки, – с непонятной ей усмешкой добавил он.

– Так зачем ты меня держишь? А убила я того парня, потому… – Замолчав, она испытующе взглянула на него.

– Мне ты можешь доверять. К тому же у тебя другого выхода и нет. Скажу больше, – Колдун криво улыбнулся, – ты влезла в дело, которое я начал для того, чтобы посчитаться с твоим папочкой. Я все это время размышлял, что и как мне делать. Моя комбинация не удалась. Но ты пошла на убийство, выходит, тоже хочешь нанести удар в спину своему отцу. А значит, наши интересы совпадают. Но я хотел бы знать причину, побудившую тебя так поступить. И если я решу, что ты поступила правильно, вполне возможно, мы будем вести дело вместе.

– Я ненавижу его! – воскликнула Галина. – Моя мать погибла в аварии. Я уверена, что это дело его рук!

– Если это так, – он внимательно всмотрелся в ее глаза, – то… – Не договорив, усмехнулся: – Наш разговор мы закончим потом. – И, не прощаясь, вышел.

– Колдун, – подошел к нему сутулый широкоплечий мужчина в камуфляже, – посылки доставлены адресатам. Шериф нашел ту бабу, о которой говорили люди лысого. Мурзаев, похоже, кормится от обоих. То есть от Рака и той шкуры. По адресу, где ее засек Шериф, живет Михаил Банин, бывший сотрудник МВД. Попался со взяткой, и его вышибли.

Колдун, взглянув на стоявшего позади него парня с арбалетом, коротко кивнул.

– Нет! – успел крикнуть сутулый. Выпущенная с близкого расстояния стрела пробила ему шею, и он рухнул под ноги Колдуну.

– Мне нужна точность, – буркнул он, – абсолютно во всем. – Перешагнув убитого, быстро пошел дальше.

– Валентин! – К нему от небольшого домика с пучком антенн на крыше бежала Алевтина. – Я не знаю, зачем просмотрела одежду лысого. – Она протянула сложенный пополам конверт. – Читай! – Бросив на нее быстрый взгляд, Колдун схватил конверт, задрожавшими руками достал лист бумаги и впился в него глазами.

– Вот, значит, как, – прошептал Колдун. – Но как он мог узнать? А Галька? – Повернувшись, посмотрел на приземистое здание, из которого вышел. – Нет. С ней были только трое. Двое камчатских и один неизвестный. Кажется, из Москвы. Но как он мог узнать, что это я? – Снова прочитав письмо, усмехнулся: – С одной стороны, это даже хорошо, мне не придется попусту тратиться. Ну что же, – скомкав листок, посмотрев на Алевтину, – будем ждать этого солдата удачи. Что с тобой? – удивился Колдун. – Ты вроде как напугана.

– Понимаешь, – вздохнула она, – если это тот человек, которого я знаю, то он опасен, очень опасен. Ты ведь, наверное, слышал о деле Любимова? Ты тогда был в Москве.

– Конечно, – кивнул он. – Кто же не слышал про этого воротилу. А почему ты это вспомнила?

– Именно этот Серов, его зовут русским Ковбоем, был отправлен Любимовым на Колыму.

– Господи, – засмеялся Колдун, – и что из этого? Неужели ты думаешь, что какой-то ковбой, не важно русский он либо действительно из Техаса, может нам угрожать? Здесь, – он обвел руками яркую зелень сопок и искрящиеся под солнцем пятна снега на вершинах гор, – властелин – я! И любой, кто посягнет хотя бы на один кустик без моего ведома, будет уничтожен. – Смеясь, обнял ее за талию. – А зачем ты полезла в одежду лысого?

– Не знаю, – прижимая его лицо к упругой груди, отозвалась Алевтина. – Как будто подтолкнул кто-то.

– Силы добрые и злые, – еле слышно сказал он, – витающие здесь, помогали и помогают нам. А тех, кто осматривал вещи, я прикажу уничтожить.

– Валентин, – отступив на шаг, предостерегла Алевтина, – ты слишком строг. Чуть что – уничтожить. Ты понимаешь, что этим самым настраиваешь против себя многих из тех, кто сейчас с нами?

– А вот это уже не твое дело! – заорал он. – Знай свое место, женщина! – Круто развернувшись, быстро пошел от нее.

– У тебя все чаще бывают приступы, – насмешливо проговорила ему вслед Алевтина.


– Слышал новость? – спросил по телефону Тигр.

– Я в кругах доблестных стражей порядка не вращаюсь, – отозвался Абрек.

– Помнишь, мы не могли решить, куда твоего тезку деть?

– И что? – спросил Алексей.

– Сегодня в Мытищах в своей квартире убит дважды судимый Алексей Фугин, – сказал Федор. – Так что если бы мы его не отпустили, может, и жив бы был.

– Ну да, – усмехнулся Абрек. – А меня за надзирателя ты держал бы. Но ты что-то веселый, с чего бы это?

– Чувствуешь, как теплеет? – ответил Федор. – Сначала Флору прямо у особняка делают. В то время Фугин еще у нас был. Значит, из-за этого ее и шлепнули. А теперь и Лешеньку на квартире сделали. Заказчик один. Если с исполнителем Флоры пока голый номер, то за труп Фугина можно уцепиться.

– Не понял, – буркнул Алексей.

– Я же говорил тебе про Красотку, – напомнил Тигр, – так что начинай.

– Есть! – весело гаркнул Абрек.

– Только не переигрывай, – строго предупредил Федор. – Перебор и в картах к летальному исходу приводит.

– Да я же с детства мечтал артистом стать, – засмеялся Абрек. – Так что в роль вживусь сразу.

* * *

– Значит, Лешеньку убили, – протянула Таиса. – Кто же его, горемычного? – насмешливо спросила она.

– Я знаю, что его завалили, – развел руками невысокий коренастый мужчина, – а про исполнителей не в курсе.

– Если завтра я буду знать, кто заказал убийство Фугина, – бросила Таиса, – получишь две тысячи.

– И на что не пойдешь ради красивой женщины, – с деланным сожалением проговорил коренастый.

– Хватит, Белкин, – засмеялась она. – Ты за тысячу зеленых и под матушку бомбу подложишь.

– А вот это ты сказала зря, – обиделся Белка. – Я маму люблю и уважаю и за нее готов лютую смерть принять.


– Мне надо знать, что случилось! – закричал Бунин. – Почему ни от кого ничего нет! Я туда послал уже нескольких человек. Заплатил деньги. И что? Да ничего, одни убытки. Этот хваленый Ковбой тоже как сквозь землю провалился, – раздраженно добавил он.

– А что ты от меня хочешь? – буркнул Хоттабыч.

– Не надо, Ваня, – поморщился Бунин. – Я же знаю, что ты тоже туда посылал людей. Может, поделишься информацией? Не за так, разумеется.

– Знаешь, Яша, – усмехнулся Хоттабыч, – я просто поражен твоей наглой бесцеремонностью. Ты несколько лет назад лишил меня всего, чуть было не лишил жизни, а теперь имеешь наглость просить о помощи. – Погладив обеими руками длинную бороду, покачал головой. – Что ты подонок, я знал, но не предполагал, что до такой степени. Ты понимаешь, о чем просишь? И кого просишь. Человека, который…

– Не повторяйся, – поморщился Бунин. – Ты же сумел выкарабкаться. И теперь уверенно стоишь на ногах. Я к тебе пришел не как к знакомому, а как бизнесмен к деловому человеку. Мы с тобой оба заинтересованы в Камчатке. Но если во всем остальном мы конкуренты, то в этом случае, я говорю об алмазах, могли бы стать партнерами. И заметь: выход на покупателя у меня. А ведь это уголовное преступление. Так что даже если ты сумеешь как-то опередить меня, то с покупателями у тебя возникнут проблемы. Допускаю, что ты найдешь кого-то. Но ты ведь и сам понимаешь, что в цене проиграешь около десяти процентов. Я имею в виду те пятьдесят, которые ты получал бы с каждой продажи алмазов моим клиентам.

– А ты не изменился, – усмехнулся Хоттабыч. – Как и прежде, берешь быка за рога. Но на этот раз я готов нести колоссальные убытки. Пусть будет так. Но ты сливки тоже не снимешь. Наши дороги пересеклись, и я не отдам тебе инициативу. А ты ее теряешь, иначе не явился бы ко мне. А теперь, – он махнул рукой на дверь, – убирайся! Мне противно видеть твою мерзкую рожу.

– Ну что же, – поднявшись, спокойно произнес Бунин, – как говорится, и на старуху бывает проруха. Насколько я понял, ты живешь обидой. И потому готов рискнуть деньгами и людьми. Я выживу, – он улыбнулся, – как и в тот раз. Потому что я умнее и сильнее. И когда увижу тебя стоящим на паперти с кепочкой возле ног, я припомню тебе этот разговор. – Не успел возмущенный Хоттабыч открыть рот, как Бунин стремительно вышел из кабинета.

– Ко мне больше никогда! – закричал в селектор Хоттабыч. – И ни с кем его не пускать! И никого, кто придет от его имени. – Схватил четки и стал быстро их перебирать. Потом раздраженно буркнул и отбросил в угол.

– Иван Федорович, – в кабинет заглянула молодая женщина, – на имя Альбины Иго…

– Все к ее секретарю, – сердито перебил ее Хоттабыч. – Я уже говорил это! Почему должен повторять?

Женщина поспешно вышла. Хоттабыч подошел к бару.


Альбина мучилась от жажды, глаза сильно болели. Внезапно вспыхнул яркий свет, и женщина попыталась закрыть глаза руками, но для этого у нее уже не было сил.

– Ты будешь умирать долго и мучительно, – услышала она голос Хоттабыча. – Жаль, что ты не можешь видеть себя со стороны. Костя – мой сын и поэтому умер сразу. Но ты… – Не сдержавшись, шлепнул ее сухой ладонью по лицу. – Я дал тебе все: деньги, уважение окружающих и власть над людьми. А ты… – Не договорив, плюнул ей в лицо. – Шлюха. Кем ты была, когда я тебя подобрал? Дешевой путаной с высшим образованием. Тебе было стыдно отдаваться за деньги. Я поверил тебе и дал тебе все! – повысив голос, повторил Хоттабыч.

Альбина слышала, но ответить не могла. Ее сухие, потрескавшиеся губы шевельнулись, но из горла вырвался хрип.

– Ты так легко не умрешь, – зло улыбнулся Хоттабыч.

Он вышел и почти сразу вернулся с графином воды. Чуть приподняв ее голову, поднес горлышко к губам и осторожно влил в ее приоткрывшийся рот несколько капель. Аккуратно опустив голову на пол, вылил остальное ей на лицо. Встрепенувшись, она снова открыла глаза.

– Убей меня, – услышал он хриплый умоляющий голос. – Убей.

– Ты умрешь сама, – с усмешкой ответил Хоттабыч.


– Вот она. – Четверо крепких мужчин среднего возраста увидели быстро идущую от подъезда стройную молодую женщину в мини. Достав из сумочки брелок с ключами, она подошла к «БМВ».

– Во краля, – услышала она сзади наглый мужской голос. – Смотри, какую тачку мает. Прокатишь? – Почувствовав на плече руку, резко развернулась. Рука вырвала у нее сумочку.

– Да вы, – громко начала она, – знаете… – И, испуганно ахнув, прижалась к дверце.

– Ша, киска, – держа перед ее лицом лезвие опасной бритвы, усмехнулся один. – А то враз красоту попорчу.

Трое других быстро осматривали салон автомобиля.

– Томка! – раздался веселый мужской голос. – Ты! Вот так встреча!

Трое, быстро выпрямившись, дружно шагнули навстречу подходившему мужчине.

– Дергай отсюда, земеля, – угрожающе посоветовал один. – Томочка занята. Она… – Боковой в челюсть бросил его на асфальт. Второй тут же получил носком ноги в живот. Третий успел ударить. Но знакомый женщины, поднырнув под кулак, прямым ударом в солнечное сплетение согнул его. Человек с раскрытой бритвой, оттолкнув женщину, бросился было прочь, но женщина подхватила пустую бутылку из-под лимонада и ударила его по голове.


– Я знаю только, – жадно глядя на бутылку водки в руке Тигра, проговорил небритый рыхлый мужчина, – что за приличные бабки он может узнать все. У него связи с…

– Держи. – Федор подал ему бутылку. – И прими добрый совет: забудь о нашем разговоре.

– Оно конечно, – безуспешно пытаясь открыть бутылку, кивнул рыхлый. – Я понятливый. – Зубцом вилки он подковырнул пробку, содрал ее и облегченно вздохнул. – Раньше с Китом считались, – сделав большой глоток, сообщил он. – Это теперь Кит за сто грамм…

– А это, – Федор поставил перед ним звякнувшую стеклом тяжелую закрытую сумку, – за то, где можно быстро найти Белку.

– А ты не мусор? – Снова приложившись к бутылке, Кит подозрительно взглянул на него. Не отвечая, Федор взял сумку и повернулся к двери.

– Тормози! – закричал рыхлый. – Вижу, что не мент. А Белка днем на ВДНХ крутится. Разные там приколы типа…

– Это чтобы тяжелого похмелья не было. – Федор выложил на стол сто тысяч.

– Слышь, браток, – быстро накрыв деньги толстой ладонью, Кит преданно посмотрел на него, – ежели что понадобится, без базару заныривай. Я тебе что хошь скажу. Кит, он много знает. Он… – Но в комнате уже никого не было. Кит махнул рукой и приложился к бутылке.


– Интересно, – пробормотал Генерал, – на кой я ей понадобился?

– Ты о ком? – подкрашивая перед зеркалом губы, спросила Валерия.

– Да так, – отмахнулся он. – Пустяк. Ты готова? Я тебя сейчас в отличный кабак поведу. Он недавно открылся.

* * *

– Мне нужна она! – кричал Якин. – И ее пацаны! Из-под земли достаньте! – Он дрожащими от злого волнения пальцами набил трубку.

– Что случилось? – оглядываясь на дверь, спросила вошедшая Татьяна. – Они от тебя как ошпаренные выскочили.

– За что им плачу? – со сдержанной яростью буркнул он. – Не могут бабу найти и мальчишек. Где-то она рядом! – Он выдохнул ароматный дым. – Я все время голову ломаю, куда она могла исчезнуть? И мальчишки ее как сквозь землю провалились! Чертовщина какая-то!

– А Лешего проверили? – спросила она.

– Конечно. Он раны зализывает. Парень он тертый. Хочу предложить ему на меня поработать. Мало ли что, – отвечая на удивленный взгляд Татьяны, сказал он. – Бывают случаи, что голодной собаке кость кинешь и тем самым от ее клыков спасешься. Например, выйдет милиция на кого-нибудь из моих. Мало ли что, – повторил он. – Я и отдам им Лешего. Он уголовник со стажем. Милиция наживку проглотит, и все.

– Понятно, – засмеялась Татьяна. – А я думаю, зачем ты держишь тех, кто в тюрьме сидел.

– А на большее они и не тянут, – улыбнулся Якин. – Уже дважды пригодились. Хорошо, остальные не поняли, за что их кентов повязали.

– Значит, у Лешего женщины нет? – снова спросила дочь.

– Нет. Но с бабой как-то можно объяснить, все-таки взрослая женщина. Когда стрельба началась, ее Мамелюк утащил. Она его и прирезала. Сейчас где-то прячется. Может, какие знакомые есть. А вот с пацанами, – он сокрушенно покачал головой, – сплошной туман и никакого просвета. Одному девять с небольшим, другому три с хвостиком. Не могут же они в чужом городе сами по себе жить! Их бы милиция давно задержала. Но в детском распределительном приемнике их нет. А где они, черт их знает! Да и с маманей ихней не все ясно. Удар, каким был убит Мамелюк, сильный и точный. Баба не могла так бить.

– Почему? – возразила Татьяна. – Ты же сам говорил, что она врач-хирург. Так что с ножом обращаться умеет.

– Нет, это предположение, и не более. Если к завтрашнему дню ее не найдут, – он скрипнул зубами, – я своих придурков лично постреляю.

– Высоко же ты ее ценишь, – удивилась Татьяна.

– Дело не в том, как я ее ценю, – недовольно проворчал Якин. – Я просто не люблю проигрывать. А сознавать, что в этой ситуации мне поставили шишку… Я уже ночью плохо сплю. Правда, не знаю, – чуть слышно сказал Якин, – поверил он в это или нет? Хотя поверить должен был. Ведь видеокассеты на Камчатку не приходят. Впрочем, главное сейчас – найти Серову и мальчишек. Потому что все это не так просто. – Он вздохнул. – Паулюс не из тех, кто будет заниматься ерундой.


– Значит, я могу забрать его, – обрадовалась жена Корсара.

– Разумеется, – кивнул хмурый молодой мужчина. – Хотя будь моя воля, – с неожиданной злостью сказал он, – ваш муж был бы привлечен к…

– Слава Богу, – с улыбкой перебила его Нина, – что он таким, как этот, – она выразительно посмотрела на покрасневшего от злости мужчину, – воли не дает, – и быстро вышла из кабинета.


– Значит, ты так и не скажешь нам правду, – с досадой посмотрел на Юриста коренастый загорелый мужчина.

– Я вам как на исповеди говорил, – усмехнулся Павел, – но, если не верите – дело ваше. – Он пожал мускулистыми плечами.

– В общем, так, – хмуро сказал стоявший у дверей рослый скуластый человек. – Мы тебя довезем до…

– Это надо было делать раньше, – покачал головой Павел. – Сейчас я никуда не поеду. Буду откровенен: я здесь с определенной целью. К вашим интересам эта цель не имеет никакого отношения. Ладно, – увидев, что мужчины переглянулись, вздохнул он, – скажу чуть больше: здесь пропала женщина с двумя мальчишками. Из-за этого я и приехал. Дальше, надеюсь, поймете сами.

– Вот зачем ты явился к Эдуарду, – догадался коренастый. – Значит, те милиционеры – твои друзья. Эдуард дважды похищал женщин. – Его глаза вспыхнули ненавистью. – Твои друзья знали об этом, и вы решили, что твою знакомую похитил Эдуард…

– Он был сволочь, – вмешался скуластый. – Вот. – Он развернул сложенную вчетверо газету. – На даче убит крупный партийный функционер… – Не дочитав, взглянул на коренастого. – А мы пытались вычислить его покровителя.

– Но почему ты решил, что это тот самый? – удивился коренастый. – И при чем здесь Эмир?

– «…задушен находившимся в розыске в связи с перестрелкой, в которой погибли трое работников милиции и один тяжело ранен. Рутин Эдуард Павлович, лидер…»

– Дальше мы знаем. – Коренастый удивленно спросил: – А где же он сейчас?

– Убит телохранителями бывшего аппаратчика, – ответил скуластый.

– Вы, по-моему, забыли про меня, – вступил в разговор Павел. – Почему я не могу уехать, вы, надеюсь, поняли. Поэтому прошу отпустить меня и…

– Ты ставишь нас перед выбором, – вздохнул скуластый, – либо убить тебя, либо помочь.

– Хотелось бы, чтобы вы выбрали второе, – усмехнулся Юрист, – потому что я все-таки был на вашей стороне и даже спас одному из ваших жизнь. Я, наверное, повторяюсь, но скажу то, о чем уже говорил. Мне не интересны ваши дела и все, что с ними связано. Я забуду, вернее, уже забыл ваши разговоры и вопросы. От вас мне тоже ничего не надо. Просто отвезите меня в Ялту или куда хотите, но чтобы я мог оттуда уехать в Ялту.

– Мы ответим чуть позже, – выходя, сказал скуластый.


Леший сумрачно взглянул на свернувшуюся калачиком спящую Надежду. Он терпеть не мог, когда кто-то видел его приступы. Началось это еще…

– Сережа, – простонала женщина, – где ты? Ты мне нужен, Сережа! – Она заметалась.

– На кой она нам нужна-то? – спросил появившийся в дверях Влас.

– Сам пока не знаю, – огрызнулся Леший. – Что-то от ее мужика Эмир хотел заполучить. Он ведь по заказу ее и пацанов тяпнул. – Зло выматерился, достал сигарету.

– На хрен ты мне мозги пудришь? – с обидой спросил Влас. – Ты же по указке…

– Влас! – перебил его Леший. – Думай, что базаришь!

– Не кипишуй, – поморщился Влас. – Просто мне эта хреновина ни в жилу. Лады, если бы какого-нибудь нового русского выцепить или козырного из отечественной мафии. А с нее чего возьмешь? – кивнул он на проснувшуюся и испуганно смотревшую на него Серову. – Лично меня она уже заколебала! – зло добавил он. – За грызунов своих сутками скулит. А что ей говорить, не знаю. Может, им уже бошки поотрывали.

– Нет! – отчаянно закричала Надя. – Нет! Они живы! Я знаю! Я бы почувствовала!

– Чувствуют у зубного, – ухмыльнулся Влас, – или…

– Хорош, – бросил ему Леший.

– Выпустите меня, – со слезами проговорила Надежда. – Я никому ничего не скажу! Выпустите…

– Не скули! – рявкнул на нее Влас. – Ты мне всю плешь проела, выдра!

Схватив подушку, Надежда бросила ее в лицо Лешему и пинком ударила его между ног. Он отскочил. Удивленный Влас вытаращил глаза и громко расхохотался.

– Ну и чува! – сквозь смех с трудом выговорил он. – Лихая бабенка. Моргаешь, а она яичницу сделает!

Надя подбежала к двери, дернула за ручку. Дверь была заперта. Она повернулась к Лешему.

– Отпусти меня, – вновь попросила Надежда.

– Слушай меня внимательно, – неожиданно спокойно проговорил Леший. – С тобой ничего не случится. Пацанов я найду. И вот тогда вы поедете домой. А сейчас сиди спокойно, не дергайся. Иначе можешь поймать неприятность.

– Ты действительно найдешь детей? – недоверчиво спросила Надежда.

– Попробую. Я, кажется, знаю, у кого они.

– Саша, – она шагнула к нему, – поедем туда, я тебя умоляю. Я сделаю все, что ты захочешь.

– Для начала сиди спокойно, – усмехнулся он. – А там видно будет. Тебя Авдеич ищет. А он мужик очень серьезный и уговаривать не будет. Ты мне лучше вот что скажи: на кой тебя Эмир хапнул? Чего он хотел?

– Не знаю! – воскликнула она. – Честное слово, не знаю.

– Ведь тебя каждый день на видео снимали, – пробормотал Леший. – Кассеты в Симферополь отвозили. Видно, передавали куда-то. Кто у тебя муж? Коммерсант?

– Нет. – Она с улыбкой покачала головой. – Он у меня солдат, наемник.

– Как наемник? – не понял Леший. – По контракту,

что ли?

Сообразив, что сказала не то, она кивнула:

– Да. По контракту.

– Какие войска? – поинтересовался Влас.

– Инженерные, – поспешно ответила она.

– Стройбат, – презрительно фыркнул тот. – Ну и войска. Дачи генералам строят. В Чечне вон бойня началась, а сволочи с большими звездами себе особняки грохают. И здесь, в Крыму, полно. – Он выразительно плюнул.

– На кой же ты им сдалась? – тихо спросил себя Леший. – Может, родичи у тебя в банке работают?

– Да нет же, – со слезами на глазах замотала она головой. – Не…

– Короче, вот что! – решил Александр. – Сиди тихо и не рыпайся. А еще раз дернешься – свяжу.


Пожилая женщина помешивала закипающее молоко. Услышав за спиной перестук каблуков, не оборачиваясь, сердито спросила:

– Где была? Мальчишек кормить надо, а ты шляешься!

– В магазин ходила. – Миловидная черноволосая женщина поставила на пол сумку. – У маленького штанишки порвались, вот и купила. А где этот придурок? – понизив голос, поинтересовалась она.

– Да с мальчишками.

– Он же их угробит. – Испуганно ахнув, молодая метнулась к двери.

– Роман с ними подружился, – успокоила ее пожилая. – Они с Ромкой не плачут. Он с ними в войну играет. Слышишь? – Улыбаясь, кивнула в сторону раздавшегося из-за двери комнаты воинственного крика.

* * *

– Гуййа! – взвыл длинноволосый худощавый парень. Алешка с водяным пистолетом в руке поддержал его.

– Гуййа! – Заливаясь звонким смехом, малыш с обвязанной вокруг головы лентой, за которой над правым ухом торчало большое перо, держал в руках небольшой самодельный лук с натянутой вместо тетивы резинкой. Неумело прижав стрелу с резиновой нашлепкой, Димка натянул резинку и выстрелил. С коротким чмоканьем стрела приклеилась к стенке шкафа.

– Молоток, – сказал Роман, – в девятку влепил!

– А ты откуда знаешь, куда он попал? – тихо, чтобы не слышал довольный похвалой брат, спросил Алешка. – Ведь мишени нет.

– Я ее мысленно нарисовал, – прошептал Роман и громко добавил: – А сейчас состязание в метании томагавка. – Он сунул в руки Алешки небольшой топорик. А маленький самодельный отдал Димке.

– Так, орлы, – в комнату вошла пожилая женщина, – пора обедать.

– Это точно, – со вздохом подтвердил Роман. – Война войной, а обед обедом.

– Так и папа говорил, – грустно сказал Алешка.

– Умный мужик ваш пахан, – заметил Роман. – Он, наверное, в Афгане был?

– Он военный, – кивнул Алешка. – И мама в Афганистане была. Мне папа рассказывал, что я, можно сказать, почти там зародился, – с неожиданной гордостью добавил он.

– И маман в Афгане была? – удивился Роман. – А кем?

– Она военным хирургом была, – похвалился Алешка. – А сейчас заведующая хирургическим отделением. А зачем вы нас обманываете? – сердито посмотрел он на женщину, раскладывающую по тарелкам манную кашу. – Мама не придет. Она не знает, что мы у вас. Вы нас похитили. Но если папа приедет, – с угрозой закончил мальчик, – он вам всем задаст.

– Это ты им наговорил? – напустилась женщина на Романа.

– Пусть привыкают к тому, – ухмыльнулся парень, – что стали заложниками.

– Ну, подожди, – пригрозила она ему, – вот приедет…

– Тебе язычок укоротят, – поспешно вмешалась вошедшая молодая женщина. – Слишком ты болтать много начал.

– Мне еще в школе, я три класса и коридор кончил, – усмехнулся Роман, – учителка говорила, что врать старикам и детям может только законченный негодяй. Я себя таковым не считаю. К тому же, – уже серьезно закончил он, – Лешка – парень большой и с головой. Неужели думаете, ему можно постоянно лапшу на уши вешать?

– А зачем вы нас похитили? – спросил Алеша. – Денег, чтобы за нас выкуп отдать, у папы с мамой нет. Они, конечно, будут собирать. Им папины и мамины друзья помогут. А сколько вы за нас просите? – обратился он к молодой женщине.

Вздохнув, она растерянно посмотрела на пожилую. Что-то сердито пробурчав себе под нос, та поспешно вышла.

– Что же ты, Лиля, – засмеялся Роман, – не ответишь? Пацан вопрос по существу задал.

– Подожди, – пригрозила она. – Я все ей расскажу. Получишь тогда по первое число.

– У меня зарплата обычно в конце месяца, – смеясь поправил он. – Но от аванса не откажусь.

– Будет тебе аванс, – многозначительно пообещала Лиля.

– Ладно, братва, – шагнув к двери, проговорил Роман, – рубайте. Я тоже пойду перекушу.

– Ты придешь? – с надеждой спросил Алеша.

– Конечно. Не с бабами же вам воевать. – Подмигнув, Роман вышел.


Резким ударом в живот Андрей согнул крепкого разрисованного наколками бритоголового мужчину.

– Если ты завтра не скажешь, где баба, – вцепившись ему в уши, Андрей задрал его лицо вверх, – я тебя кастрирую. Понял, Казак?

– Да не слышал я ни хрена, – промычал тот. – Сукой буду, не…

– Мне твои клятвы не нужны. – Андрей толчком в лоб свалил его на песок. – Мне баба нужна. Найдешь – хорошие деньги получишь. Нет… – Криво улыбнувшись, он развернулся и быстро пошел к машине. Трое крепких парней последовали за ним.

– Казак, – удивленно смотря им вслед, спросил загорелый человек по прозвищу Фантик, – кто это?

– Парни Авдеича. – С хриплым стоном разогнувшись, Казак зло выматерился.

– А чего он, сука, на тебя наезжает? – поразился Фантик.

– Умри! – срывая злость, заорал Казак. – Не суйся, куда собака хрен не совала! – Сделав несколько быстрых выдохов, он восстановил дыхание и сел. – Ты прошвырнись, Фантик, по Ялте. Узнай, может, кто-нибудь слышал чего за русскую бабу с пацанами. Тогда бабки пополам поделим.

– Я что-то не въеду, – сказал Фантик, – с какого хрена этот пижон тебя пугает.

– Дура ты, – глухо прервал его Казак, – сейчас нам не ментов бояться надо, а Авдеича. Мы еще хоть как-то работаем. В Питере вон, говорят, если карманника выловят, не к ментам, а к охране тащат. Там эти мафиози ему с ходу крылья обламывают. Да и случись прокол какой, погорим на чем-нибудь, Авдеич отмажет. У него везде свои есть. Так что надо «шкуру» искать.


Серов стоял под холодным душем и, закрыв глаза, пытался понять, что от него хочет Палусов. Что кого-то убить, это Ковбой понимал. Хотя бы ради того, чтобы он потом был на привязи. Палусов велел по возвращении написать обстоятельный рапорт, как и где он убил того человека. Ни фамилии, ни имени Сергею пока не назвали. В такой ситуации он оказался впервые и не знал, как себя вести и что делать. Плясать под чужую дудку ранее не приходилось. Сергей вздохнул и пустил горячую воду. Что с Надей и пацанами? Вот единственное, что волновало и занимало его мысли. Об остальном он просто не мог да и не хотел думать. Правда, Ковбой, несмотря на несколько нервных срывов, выражавшихся в схватках с боевиками, твердо знал одно: он должен жить. Ведь если он погибнет, жена и дети…

– В ад без парашюта! – зло прошептал он. – К дьяволу и ниже! Я должен сделать все, чтобы Надя и сыновья не пострадали. А если… – Замычав, впечатал кулак в трубу. – Господи, – уже не в первый раз обратился он к тому, к кому всегда относился немного иронично, и на вопрос, верит ли он в Бога, отвечал: «Я не могу сказать, что его нет, но так же не уверен, что он есть». И вот теперь сильный, тренированный авантюрист обратился к Всевышнему вполне серьезно: – Если тебе нужна моя жизнь, возьми ее. Как хочешь возьми. С болью, с мучениями, я готов на это. Только пусть будут живы Надежда и сыновья. – Замотал головой и опять пустил холодную воду.


– Значит, ты отправляешь его туда? – удивленно спросила Зинаида. – Но мне кажется…

– Когда кажется, – весело перебил ее отец, – нужно креститься. А если серьезно, – улыбка на его губах пропала, – я не нуждаюсь в советах. А тем более не собираюсь ни с кем обсуждать свои действия. Тебя интересует Колдун? – Он развел руками. – Пожалуйста. Ты самостоятельный человек. Имеешь какую-то власть над людьми. Платишь им, в конце концов. Так что предпринимай все, что хочешь.

– Но Бунин прислал Серова мне, – несмело возразила Зинаида.

– Серова нашла Таиса Лудова, – усмехнулся Палусов. – А это не совсем одно и то же. К тому же у Бунина сейчас ряд неприятностей. У него убили жену. Он даже обратился с предложением к человеку, которого несколько лет назад предал. – Поняв, что сказал лишнее, Палусов остро взглянул на дочь.

– Зачем ты влез в мои дела? – казалось, не услышав или не поняв его слов, сердито спросила она. – Я никогда не мешала тебе. Хотя догадывалась, чем ты занимаешься. А ты…

– Если бы ты, – сурово проговорил он, – хотя бы раз только попыталась помешать мне, ты бы умерла. И, – он засмеялся, – ужасной смертью.

– Вот как? – пораженно спросила Зинаида. – Ты…

– Именно так, – продолжая посмеиваться, кивнул Палусов. – Надеюсь, ты не забыла, кем я был раньше? В той работе родственники, если они мешают, – враги. А с врагами разговор короткий. Так что давай не будем выяснять отношения сейчас. Закончим на том, что сказали. Серов нужен мне. Если ты и Бунин собрались использовать его как одноразовый шприц, – он гулко засмеялся, – то я нашел ему более длительное применение.

– А ты не подумал о том, – со сдержанной злостью спросила она, – что жена и дети Серова мертвы? Тогда он просто…

– Если они мертвы, чего я, ей-богу, не хотел бы, Серов, горя жаждой мести, свернет шеи всем, кто к этому как-то причастен. До меня же его карающая десница не дотянется, – уверенно закончил Палусов.

– Но тогда, – Зинаида недоуменно посмотрела на отца, – что с этого…

– Во-первых, – загнул он указательный палец, – я обратился за помощью к человеку, которого знаю давно. Он, судя по всему, обманул меня. Значит, должен умереть. Во-вторых, – усмехнулся Палусов, – Серов покончит с Буниным и с Таисой. В конце концов, если Бунин – можно смело сказать – ноль без галочки, то Лудова – матерая хищница. Но, впрочем, все это в моих интересах, а следовательно, тебе знать о них не надо. Хотя, – он подмигнул дочери, – те покупатели, которые останутся после гибели Бунина и Тайки, будут относиться к тебе более чем уважительно.

– Но, папа! – воскликнула Зинаида. – Дело вовсе не в том, какие у меня отношения с покупателями. Ведь ты все прекрасно знаешь. Это только прикрытие. Мы продаем пушнину и настоящие дары моря.

– Чего ты хочешь? – строго перебил ее отец. – Если Серова, то напрасно теряешь время. Здесь мой интерес важнее, чем все твои в общем-то мелкие делишки.

– Почему ты так не любишь меня? – спросила она. – В детстве я не могла сказать, что у меня плохой папа. У меня было все, о чем могла мечтать девчонка. Но после того, как мне исполнилось восемнадцать…

– В защите и подарках нуждаются слабые и маленькие, – усмехнулся он. – Я всегда не любил тебя, потому что никогда не любил твою мать. И причина только в том. – Он встал, подошел к дочери. Его макушка была на уровне ее носа. – Когда тебе исполнилось семнадцать, я понял, что ты будешь такой же, как мать, – высокой и красивой. Я всегда страдал из-за своего маленького роста. Ты помнишь свою мать?

– Конечно. Значит, ты не любил маму из-за роста. А потом, когда понял, что я буду высокой, невзлюбил меня.

– Совершенно правильно, – улыбнулся Палусов. – Она написала мне во Вьетнам, где я был советником, что беременна. Я так надеялся, что будет сын. Он унаследует рост и красоту матери, а остальное возьмет от меня. Но потом я принял тебя. И втайне желал, чтобы ты была красивой и умной, но маленького роста. Все мои пожелания сбылись, кроме роста.

– Почему ты не говорил мне этого раньше?

– Давай прекратим ненужный разговор, – вернулся к столу Палусов.

Зинаида хотела что-то сказать, но, передумав, шагнула к двери.

– Распусти своих помощников, – догнал ее голос отца. – Они мешают мне.


Рошфор посмотрел на часы и зло буркнул:

– Где же он? Должен быть. Наверное, никак после посылки не очухается. – Рошфор хлопнул себя по карману. – Он же мне ключ давал. – Достал связку ключей, нашел нужный. Сунул в замочную скважину, дважды повернул и открыл дверь. – Дмитрич! – не решаясь войти, крикнул он. – Это я!

– Славик, – тонко пропищал голос. – Ты зачем пришел?

– У тебя, похоже, вообще крыша поехала, – сказал Рошфор и вошел в прихожую. – Где ты? – не увидев Ракова, снова встревожился он.

– В ванной, – так же тонко отозвался Раков.

– Какого черта ты там сидишь? – усмехнулся Пахомов. – Отмокаешь, что ли? Полные штаны наложил? Тут бабки из Питера пришли. Я тебе твою долю принес.

– Сейчас выйду. – За дверью ванной послышалась возня. Несколько раз что-то металлически звякнуло.

– Как в сейфе устроился, – не выдержал Рошфор.

– Да! – открывая дверь, выкрикнул бледный Раков. – Боюсь я! Ведь посылка пришла мне! И всех остальных он тоже…

– Вот про это и говорить будем, – перебил его Рошфор. – Я тут кое с кем переговорил. Ребята согласны за кругленькую сумму прокатиться в тот район и разобраться с этим Колдуном хреновым. Звякни Зинке, пусть приедет.

– Ну да. – Схватив бутылку водки, Раков сделал большой глоток. – Ты думаешь, она настоящий номер оставила? Там какая-то баба живет. Сначала ей звонить надо. Она потом…

– Ну и звони! – разозлился Рошфор.


– Звонишь, – уперев ствол пистолета в спину плотного парня, сказал Шериф, – называешь имя. Как откроют, заходи. И без фокусов, а то враз пулю поймаешь.

– Ладно, – заикаясь, проговорил бледный парень. – Только вы меня не убивайте, – жалобно попросил он.

– Топай, – подтолкнул его Иван.

Впереди парня по лестнице быстро поднялись трое боевиков Шерифа, еще двое шли с боков.


– Значит, думаешь, поверит тебе Колдун? – Галина с сомнением посмотрела на худощавого седого мужчину.

– Да у меня кент в кодле этого Колдуна ходит. Он неделю назад приезжал. По пьянке расчувствовался. Так что все путем будет. Ты только бабки мне сразу отдай, а то хрен его знает, как там выйдет. Вдруг меня Колдун к себе возьмет. Сейчас в городе работать несподручно стало. Менты на хвост сели, так что…

– Я отдала тебе половину, – сказала Галина. – Остальное получишь, когда Колдун поверит в то, что ты скажешь.

– А ты как узнаешь-то, – ухмыльнулся седой, – поверил он мне или…

– Если поверит, – засмеялась Галина, – я это узнаю. – Когда седой вышел, она взглянула на рослого мотоциклиста в шлеме. – Как ты его нашел, Паленый?

– У меня кент с ним срок сидел. Пятерик за браконьерство тянул. Вот он и сказал, что Лунь в кабаке по пьяни про Колдуна говорил. Мол, запросто к нему поеду и ни хрена мне там не сделают.

– Твой кент больше никому про это не расскажет? А то начнет говорить, что, мол, Паленый Колдуном у Луня интересовался. И…

– За это не волнуйся, – усмехнулся Паленый, – кент – мужик неразговорчивый.

– Ладно. – Посмотрев на часы, она встала. – Отвези меня к Мише. Туда Сахид должен прийти. Надо с ним поговорить. А то они вроде собрались дела прекращать.


– Кто? – подойдя к двери, спросил Рошфор.

– Да я это, – услышал он неестественно бодрый голос, – Сашка.

– Чего надо? – отступив от двери влево, спросил Пахомов.

– Да впусти меня-то, – сказал Сашка, – я…

– Не открывай, – послышался сзади свистящий шепот Ракова. – Его они привели! Люди Колдуна! Я в…

– Слышь, приятель, – раздался с площадки требовательный мужской голос, – нам нужна баба. Отдайте ее, и вам…

Направив ствол пистолета в сторону голоса, Рошфор дважды нажал на курок. На площадке кто-то глухо охнул. Он успел услышать мягкий шлепок упавшего тела. За дверью раздались выстрелы. Оставляя в двери аккуратные дырочки, в прихожей просвистели четыре пули. Прижавшись спиной к стене, Пахомов, едва стрельба с той стороны прекратилась, ответил одним выстрелом. В комнате пронзительно орал Раков.


Заглушив мотоцикл, Паленый повернулся к сидевшей сзади Галине:

– Тут какие-то черти крутились. Я сейчас. – Вскинув голову, замолчал. Она тоже услышала несколько гулких выстрелов. – Я же говорю, – заводя «яву», рявкнул Паленый, – что здесь!..

Выскочивший из подъезда парень, увидев мотоциклиста, выстрелил. Паленый рванул с места. Мимо уха Галины вжикнула пуля. Заложив крутой вираж, Паленый, почти положив «яву» набок, на полной скорости свернул за угол. Около дома началась перестрелка. К пистолетным выстрелам присоединились короткие автоматные очереди.

– Мусора впряглись! – заорал Паленый. – Миху, наверное, шлепнули!

– Останови! – крикнула Галина.

– Там мусора!

– Останови! – повторила Галина.

Паленый остановил мотоцикл.


Серов разминался на палубе. Когда он, закончив разминку, взглянул на берег, мимо уха прожужжала пуля и впилась в стенку рубки. С набережной стремительно отъезжала «Волга». Серов успел разглядеть и запомнить номер.


– Готов, – спокойно проговорил узкоглазый человек, убирая мелкокалиберный карабин с оптическим прицелом в футляр для трубы.

– Ты думаешь с этой пукалки ты его сделал? – недоверчиво спросил рыжеусый водитель.

– Пули разрывные, – улыбнулся узкоглазый, – так что он готов.

Рыжеусый, увидев ехавшую навстречу «тойоту», нахлобучил на голову большую фетровую шляпу и пригнулся к рулю.

– Хреново на двоих работать, – с усмешкой отметил его действия узкоглазый. – Не угодишь кому-то, и хана. А запросы у них…

– Заткнись, – зло прервал его рыжеусый. – Себя побереги. И вообще, Японец, – он бросил быстрый взгляд в зеркальце заднего вида, – слишком ты разговорчивый стал. Видимо, забыл… – Икнув, замолчал.

– Если еще раз я услышу что-то подобное, – сказал Японец, держа у подрагивающего кадыка рыжеусого лезвие финки, – сделаю тебе секир башка. Понял, Гриша?

Глотнув мгновенно пересохшим горлом воздух, Гриша поспешно, боясь задеть острие, закивал.


Сергей макнул кисточку в банку с краской, быстро закрасил грунтовку. Отступив на шаг, внимательно всмотрелся в свою работу. Следа от пули заметно не было.

«Из мелкокалиберки били, – усмехнулся он. – Правда, разрывной. Если бы не „глоток небесной энергии“ с последующим падением, я был бы трупом. А вот это уже интересно. – Он хищно прищурился. – Кому же я дорогу перешел? Но пытаться шлепнуть меня на шхуне Паулюса, да еще после того, как он завербовал меня, мог только смелый дяденька. Или тетя? Так. Кому это нужно? Да, скорее всего это именно она. Знать бы, кто она, – вздохнул Сергей, – можно было бы узнать и причину. А если не она, тогда кто? – Нанеся резкий удар правой, коротко выдохнул. – Но ответы на все вопросы будем искать потом. Сейчас главное – Надя и пацаны. Все остальное после».

– Надеюсь, вы не токсикоман? – услышал он веселый голос Зинаиды.

– Пока нет, – спокойно ответил Серов. – Хотя не прочь попробовать. Потому что я хотел бы одурманить голову. – Серов сказал правду. Он устал от постоянного страха за жену и детей. Его бесило бессилие перед обстоятельствами.

– Ну что же, – сказал появившийся сзади Палусов, – это можно устроить. Надеюсь, во хмелю ты не буйный?

– Не знаю, – честно ответил Серов, – потому что пьяным никогда не был.

– Пожалуй, я рискну, – засмеялся Палусов, – и составлю тебе компанию. А как ты, дочь?

– Разве я могу оставить своего папочку одного? – усмехнулась она.


– Привет, капитан. – Седовласый мужчина в штатском пожал руку Рошфору и, бросив взгляд на пулевые пробоины в двери, покрутил головой. – Кому же ты так насолил?

– А черт его знает, – пожал плечами Пахомов. – Но лихо, гады, сработали. Видно, от дома вели или здесь ждали.

– Выясним, – сказал милиционер. – Не хватало только, чтобы сотрудников управления расстреливать начали. Кому-то ты крепко поперек горла встал.

– Работаю, – скромно заметил Рошфор.

– А приятель твой в штаны наделал, – понизил голос его собеседник.

– Он к таким вещам непривычный, – оправдывая скулившего на кухне Ракова, ответил Пахомов. – Пойду успокою его.

Войдя в кухню, он взглядом выпроводил держащего стакан с водой лейтенанта милиции.

– Не пищи, – наклонившись к подрагивающему от нервного озноба Ракову, прошипел Рошфор. – И не дай Бог, чего вякнешь, – угрожающе предупредил он. – Точно до утра не доживешь.

– Они убьют меня, – провыл Раков. – Это все из-за нее! – истерично заорал он. – Это все она ви…

Пахомов зажал ему рот.

– Ша. – Опасливо покосившись на дверь, Рошфор потряс кулаком перед носом Ракова. – Еще раз вякнешь, я тебя сам кончу.


Мурзаев, тонко улыбнувшись, посмотрел на баюкающего левой рукой перемотанную окровавленным бинтом правую рослого молодого мужчину.

– Значит, говоришь, менты появились? – думая о чем-то, как бы между прочим спросил он.

– Только мы из подъезда выскочили, – вздохнул раненый, – менты. Три или четыре машины. Я пулю в лапу поймал и на ход. А…

– Почему в квартире стрелять начали? – зло спросил Мурзаев.

– Да мы дверь только открыли, он, сука, из ружья с обоих стволов выпалил. Ну, мы и…

– Значит, ждал, – отметил Сахид. – Иди. – Он махнул рукой на дверь. – Тебе укол сделают и перевяжут.

Поморщившись, раненый шагнул к двери.

– Вылечи его, – бросил Мурзаев невысокому, сухощавому мужчине с копной иссиня-черных волос. Тот встал и вышел.

– Значит, ты так решила, – пробормотал Сахид. – Наверное, узнала о том, что я…

– Мурза, – в дверь заглянул рыжий здоровяк, – эта телка приехала.

– Отлично, – довольно улыбнулся Сахид. – Пусть войдет.

– Как у тебя строго, – шагнув в дверь, улыбчиво заметила Галина.

– Милицию ты вызвала? – спросил Мурзаев.

– Разумеется, – кивнула она. – А перед этим предупредила Михаила, что его вполне могут попытаться убить.

– Ну ты и стерва. – Старик покрутил головой. – Ты знаешь, что у меня троих убили?

– Я знаю, что двоих, а один застрелился. Но я не понимаю, чем ты недоволен? Ведь трупам деньги платить не надо.

– Я выплачиваю их семьям погибших, – сказал Сахид. Помолчав, засмеялся. – Чем же тебе не угодил твой верный пес Миша? – поинтересовался он.

– После того как получил посылку с головой Кости, – она закурила, – запаниковал. Собрался сначала в милицию, потом к Палусовой. А этого я допустить не могла. – Затянувшись, посмотрела на дверь. – Его вполне могли запомнить милиционеры, – имея в виду раненого, сказала Галина. – А я бы не хотела…

– Мурзаев не допустит этого, – сказал о себе Сахид.

– Ты согласен послать людей в долину? – перевела она разговор на то, ради чего пришла.

– Мы уже говорили об этом, – напомнил ей Мурзаев, – но ты сначала решила убрать Михаила. И знаешь, мне это не понравилось. Ты убиваешь тех, кто с…

– Это только начало, – с улыбкой перебила его Галина. – К тому же я не пойму тебя. – Она пожала плечами. – Ты этим зарабатываешь деньги. Какая тебе разница, на ком?

– Разницы нет, – согласился он. – Просто мне не нравятся люди, которые спокойно оплачивают смерть своих друзей.

– Михаил был моим любовником, – уточнила она, – но не другом. К тому же я сейчас не могу ошибаться. Я молода и красива, – спокойно проговорила она, – и начала дело, которое обязательно закончу. Миша не первый и не последний из моих знакомых, кто умрет раньше отпущенного небом срока. Я уже не говорю о тех, кто так или иначе встал у меня на пути. Миша – это уже прошлое. Вернемся к настоящему. Ты можешь послать еще людей в район озера?

– Надеюсь, ты помнишь мой ответ, – усмехнулся Сахид. – Но теперь появился и вопрос. Кто на этот раз поедет с парнями?

– Если ты услышишь, – она пристально посмотрела на него, – что я, будешь удивлен?

– Я только потому и жив, – спокойно проговорил Мурзаев, – что давно перестал удивляться. Сколько тебе нужно людей?

– Пятеро. Потому что если поеду я, то хочу вернуться живой.

– Но это будет стоить гораздо дороже, – предупредил Сахид. А вспомнив разговор с Зинаидой, быстро подумал: «Что-то там есть. И, судя по заинтересованности этих бабенок, дорогое. Наверно, пора брать инициативу в свои руки».

– А что ты скажешь, – словно прочитав его мысли, спросила Галина, – если я предложу тебе работать вместе? Если все получится как надо, ты будешь сказочно богат.

Галина рассчитывала на жадность Сахида. Человек за хорошую плату, с легкостью посылающий молодых здоровых парней на верную смерть, не упустит возможности без риска получить хорошие деньги. По его вспыхнувшим глазам женщина поняла, что не ошиблась.

– Прежде чем узнать подробности, – немного помолчав, рассудительно заметил он, – я должен взвесить все «за» и «против».

– Что? – поразилась Галина. – Ты еще хочешь обдумать что-то?

– Давай на этом прекратим, – вздохнул Сахид. – Ответ я дам завтра. Или парней, или согласие. Насколько я понял, ты предлагаешь мне партнерство, потому что у тебя почти не осталось людей. А тем, кто есть, ты перестала верить. – Глубокий вздох Галины подтвердил его догадку. – Кстати, – угрюмо проговорил он. – Это ты была на мотоцикле?

– Я, – кивнула она. – Меня твой придурок чуть не убил.

– У меня был заказ на этот адрес не только от тебя, – усмехнулся Мурзаев. – Заказали убийство женщины, которая там живет.

– Вот как? – удивилась она, но сумела сдержаться и не стала спрашивать, кто заказчик. Сахид оценил это.

– Ты умеешь быть сдержанной. Впрочем, если завтра я соглашусь на твое предложение, ты все равно узнаешь имя заказчика. Поэтому скажу сразу: Галя, твоя тезка. Но кто она, сказать не могу, заказ делали через человека. В последнее время такое практикуется.

– Сахид, – спросила Галина, – а заказ на мужчину, гостя Паулюса, ты не брал?

– Вопрос не совсем правильный, – ответил он. – На гостя Паулюса брать заказ – значит надевать себе петлю на шею. Даже если исполнитель будет убит, все равно узнают, кому это нужно и даже за какую сумму.

– Неужели Паулюс обладает такой силой? – искренне удивилась Галина.

– У него к рукам прибраны почти все дяди из высоких кресел, – кивнул Мурзаев. – Кроме того, у него армия уголовников всех мастей. От убийц до карманников. Надеюсь, ты знаешь, кем был Палусов?

Не отвечая, она улыбнулась.

– А раз знаешь, меня удивляет твой вопрос.


– Гром и молния, – пробормотал лежащий на койке Серов. – Кому я настолько перешел дорогу, что меня пытались убить? – Закрыв глаза, вспомнил номер «Волги», из которой в него стреляли. Криво улыбнулся и открыл глаза. – Раньше заметил бы, что целятся, – пробормотал он. – А сейчас в упор стрелять будут – не среагирую. – Сжав ладонями виски, снова прикрыл глаза. И глухо, протяжно застонал. – Надя, – еле слышно выдохнул Сергей. – Алешка, Димка. Где вы? – Рывком сел, осмотрел тесную каюту, прищурился. – Что там, в долине гейзеров? Все из-за этого началось. Дочь Бунин послал… – Задумавшись, замолчал. – Стоп. Она наверняка сюда к кому-то приехала. Ее встретили, а уже потом она отправилась в долину. Но если здесь, похоже, ее встретила Зинка Палусова, то там… – Усмехнувшись, он вздохнул. – Если бы знать, кто ее встретил там, то все было бы проще. Гром и молния! – разозлился Серов. – Какого дьявола лезешь в это?! Сейчас главное другое. Ну, духи! – угрожающе процедил Ковбой. – Как только мои будут в безопасности, я вам устрою третью мировую! – Хлопнув себя по карману, достал пачку сигарет. Палусов пообещал устроить с ним так называемую пьянку, но куда-то ушел. Зинка тоже. Впрочем, может, это и хорошо. Иначе куда бы оно вылезло?

«А что если Зинку в заложницы? – внезапно осенило Серова. – И условие папе. Или… – Поморщившись, усмехнулся: – Первогодок, ты же видишь, как папа к дочери относится. Он, кстати, уже давал тебе эту возможность. Вы в каюте вдвоем ночевали. Скорее бы что-нибудь делать», – подумал Сергей.


– Идиот! – брызгая слюной, потрясая кулаком перед носом Шерифа, орал Колдун. – Ты должен был убить всех! Кретин! – Он звучно шлепнул Шерифа по щеке.

Тот глухо проговорил:

– Я объяснил, как было. Мы сделали все, что могли.

– Да? – ехидно спросил Колдун. – Тогда откуда там появилась милиция? Почему вас встретили выстрелами?

– Не знаю, – пожал плечами Шериф. – Мы вели наблюдение…

– Болван! – снова закричал Колдун. – «Вели наблюдение», – насмешливо повторил он слова Шерифа. – Здорово вы его вели! – Он снова ударил Шерифа. – Если вас заметила милиция… – Сказав это, негромко, словно обессилев, махнул рукой. – Исчезни с глаз моих.

Бросив на него злой взгляд, Иван быстро вышел.

– Зря ты так с ним, – заметила сидевшая на кровати Алевтина. – С ним считаются боевики. Он знает свое дело. А ты его по роже. Зря, – повторила она,

– Не лезь не в свои дела! – заорал Колдун. – Еще ты…

– Что? Не в свои дела? Ах ты недомерок! – закричала Алевтина. – Где бы ты был, если бы не я? Возомнил о себе, – она издевательски засмеялась, – припадочный. Ты бы уже сгнил, если бы тебя не…

– Заткнись! – крикнул он и бросился к карабину. Схватил, передернул затвор. Развернулся и застыл. Алевтина в вытянутых руках держала «макаров», ствол которого был направлен в грудь Колдуна.

– Положи карабин, – приказала она, – а то пристрелю как бешеную собаку. – Ее голос, взгляд и особенно зрачок пистолетного ствола подтверждали слова.

– Алька! – Мгновенно побледневший Колдун дрожащими руками осторожно положил карабин на потертый кожаный диван. Выпрямился и, выставив перед собой руки, умоляюще глядя на женщину, попросил: – Убери пистолет. Я боюсь направленного на меня оружия. Ты же знаешь. Ведь ты помнишь, что я спас тебя.

– А ты настоящий придурок, – опуская пистолет, засмеялась Алевтина.

Колдун со вздохом облегчения уронил руки.

– А ты бы выстрелила?

– Я думала, ты хорошо меня знаешь, – сунув «макаров» в медицинскую сумку, сказала Алевтина.

– А почему ты назвала меня придурком? – спросил он.

Услышав в его голосе обиду, Алевтина снова рассмеялась.

– А как я должна была реагировать на то, что ты взял карабин? – поинтересовалась она.

– Разве пистолет, направленный мне в грудь, не ответная реакция? – Колдун насмешливо посмотрел на сумку.

– Что ты хочешь делать с Буниной? – переводя разговор, спросила она.

– Еще не решил. – Он дернул костлявыми пальцами.

– Она здесь уже столько времени, – заметила Алевтина, – что мог бы и найти правильное решение.

– А почему ты спросила о ней? – Он остро взглянул на нее.

– Хотя бы потому, – она засмеялась, – что я женщина и по-женски смотрю на присутствие здесь другой красивой женщины.

– Ты думаешь, я вижу в Галине бабу? – удивился Колдун.

– Не то что думаю, – уклончиво проговорила она, – но мне непонятно, почему ты…

– Аля, – вздохнул он. – Я шел к этому, – его руки обвели плавный круг, – долго. Через страх и боль, кровь и смерть…

– Ты умеешь говорить красиво, – прервала она. – Но если можно, то объясни проще и конкретнее. Я хочу знать, что ты решил насчет Гальки.

– Почему тебя это вдруг заинтересовало? – Он внимательно всмотрелся в ее глаза. – Только не повторяйся насчет женщины.

– Я все-таки делю с тобой все, – немного помолчав, проговорила Алевтина, – так что хочу знать…

– Я повторяю! – вспылил он. – Насчет Гальки еще не решил. Так что не торопи меня. В конце концов, это мое личное. Она дочь Бунина.

– Не злись, – примирительно бросила Алевтина. – Иначе мы снова возьмемся за оружие. Давай лучше выпьем. – Она подошла к холодильнику и достала бутылку виски.

– Нет, – замотал головой Колдун. – Сегодня у меня должна быть трезвая голова. Я должен решить один вопрос.

– Ты уже стал скрывать от меня свои дела? – обидчиво спросила она.

– Сегодня приезжает человек Николая, – сказал Колдун. – Я хочу говорить с ним обстоятельно. Николай взял несколько камней. Вот я и хочу знать, что и как получилось.

– Ты отдал Николаю алмазы?! – воскликнула Алевтина. – Ты понимаешь, что может произойти? Если пограничники обнаружат их при досмотре, Купин молчать не будет. И тогда нам всем крышка! Ты это понимаешь?

– Но человек от Николая звонил сегодня утром, – улыбнулся Колдун. – Значит, все нормально.

– Ты уверен, что он от Купина?

– Абсолютно, – ответил он, посмотрел на часы и встал. – Договорим потом. Мне пора. Что же касается Буниной, – остановившись около двери, он взглянул на Алевтину, – можешь делать с ней все, что захочешь. Я отдаю ее тебе.

– Сволочь, – прошептала Алевтина. – Но ничего, скоро ты запоешь по-другому.


– Ты можешь объяснить мне, – кричала Галина, – почему твой хозяин…

– Я ничего не знаю, – зло перебил ее вошедший Шериф. – К тому же отвечать сейчас будешь ты. Кто эта женщина? – он сунул ей в лицо фотографию.

– Палусова, – вздохнула Галина. – Зинаида Васильевна.

– А эти? – Он бросил на ее колени еще два снимка.

– Не знаю.

– Эта баба, – Шериф взял фото Палусовой, – часто бывает у этого. – Он ткнул пальцем в одну фотографию.

– Я ее знаю, – повторила Галина.

Шериф сильными пальцами скомкал фотографии и поднес к ним огонек зажигалки.

– Кто тебя встретил в Петропавловске? – спросил он.

– Она. Отец послал меня к ней.

– Ясно. – Он бросил горящие снимки на пол и шагнул к двери.

– Скажи своему Колдуну, – крикнула вслед Галина, – что я хочу переговорить с ним!

Но Шериф ушел. Галина, плюнув, грубо выругалась. Перевела взгляд на догорающие фотографии. «Почему он спросил о них? – задумалась Галина. – Неужели о чем-то догадался? А если сказать Колдуну правду? – Закусив верхнюю губу, помотала головой. – Нет. Иначе он меня убьет. Но непонятно, почему он меня здесь держит. Зачем-то я нужна ему. Что бы он ни предложил, – Галина криво улыбнулась, – соглашусь сразу».


– Я могу быть уверен в том, что он мертв? – пристально всмотревшись в холодные глаза Японца, спросил Колдун.

– Естественно. – Японец погладил лежащий на коленях мелкокалиберный карабин с оптическим прицелом и усмехнулся: – Японец поставил еще одну отметину, – он показал свежую зарубку на прикладе. – Девятая. И…

– Запомни, Алик, – холодно перебил его Колдун, – никогда не говори мне такого, – и вышел.

Узкие глаза Японца на короткое мгновение обожгла вспышка ненависти.


– Что ты делал у этой шлюхи? – подойдя к курившему на крыльце Ивану, спросила Людмила.

– А тебе-то что? – Он недовольно покосился на нее.

– Как это что? – возмутилась она. – Я же тебе, Ванечка, сколько раз говорила, – она повысила голос, – люблю я…

– Уйди, Люська, – зло сказал Шериф, – катись ты со своей любовью знаешь куда! – Он встал и вошел в домик.

– Что, Людмила, – услышала рыжая насмешливый голос подходившей Алевтины, – другая поперек дороги встала?

– Я ей, – зло бросила Людмила, – всю рожу…

– Ты уже пробовала, – засмеялась Алевтина. – Галька – баба крепкая. Да и, если говорить честно, видная деваха. Так что Ванька скорее всего на нее глаз положил. Оно, конечно, и понятно, – посочувствовала Алевтина разъяренной Людмиле, – Галька – баба городская, из столицы приехала. Знает, как мужиков кадрить. Окрутит Ивана, и все. С собой в Москву заберет. Он-то, сама видишь, к ней все чаще похаживает.

Покрывшаяся злым румянцем Людмила быстро пошла к двум летним домам. По губам Алевтины скользнула едкая улыбка.

– Тебе, я вижу, Бунина покоя не дает, – раздался за ее спиной негромкий голос. Обернувшись, она увидела Колдуна. – С чего бы это? – пытливо вглядываясь в ее лицо, усмехнулся он.

– Да, – вызывающе вскинула голову Алевтина. – Я хочу знать, зачем ты ее держишь? Я, в конце концов, имею право знать это!

– Алька, – предупредил он, – не заводи меня. Я хочу получить свое. Галька – дочь моего врага! И это мое, и только мое дело! А тебя предупреждаю! – Он выразительно потряс кулаком. – В это не смей совать свой нос! Я тебе и так позволил слишком много. Бунину не трогай. Если эта рыжая что-то ей сделает, отвечать будешь ты.

– Вас просила зайти Галина, – обратился к нему куривший у входа в домик, где была радиостанция, Шериф.

– Когда захочу, – буркнул Колдун, – зайду. – Но остановился и пытливо взглянул на Ивана: – Как понравилась наша посылка адресатам?

– Я боевик, – недовольно проговорил тот, – и эти фокусы с передачей заспиртованных голов мне не в кайф. Ты сказал, чтобы я убил…

– Все, – резко прервал его Колдун. – Надо менять Шерифа, – пробормотал он, когда тот ушел, – а то Ивашка стал слишком часто возражать.


– Андрей, – сердито спросил Якин, – где женщина и ее сыновья?

Малыш виновато опустил голову:

– Мы ищем их. Тут…

– Ах, вот как? – деланно изумился Якин. – Вы все же ищете? И позвольте узнать, сколько времени вам потребуется, милейший, чтобы наконец-то найти их? – елейным голосом поинтересовался он. – Надеюсь, трех лет хватит?

– Петр Авдеевич, – Андрей обиженно взглянул на него, – я же только что хотел сказать. Мне сообщили, что видели женщину, похожую на Серову, в Гурзуфе. У нашей старой знакомой – Негужевой Лилии Максимовны.

– Так в чем дело?! – закричал Петр Авдеевич. – Тебе чего, нужна санкция прокурора, чтобы навестить Негужеву?

– Я обойдусь без нее, – улыбнулся Малыш. – Но ваше разрешение необходимо.

– Немедленно отправляйся в Гурзуф и привези Серову. Но как и почему она вдруг оказалась у Лильки? – пробормотал Петр Авдеевич. Задумавшись, некоторое время молчал. Потом спросил: – Кто тебе сообщил?

– Вы его не знаете. Он работал в ОБХСС, мой старый приятель. Я показал ему фотографию Серовой, он вспомнил, что видел ее выходящей из машины с двумя мужчинами около дома…

– Ему можно верить? – перебил его Якин. И приказал: – Немедленно отправляйся к Негужевой!


Надежда выключила душ и стала вытираться. Она не услышала легкого скрипа приоткрывшейся двери. Леший осторожно сделал шаг вперед и впился взглядом в стройную, стоявшую к нему спиной, длинноногую женщину. Облизнув мгновенно пересохшие губы, криво улыбнулся.

– Ты самое то, – хрипло выдавил он.

– Закрой дверь, – холодно ответила Надежда.

– Лихо. Другая завизжала бы, хотя бы для понта.

– Надеюсь, ты и раньше видел обнаженных женщин. – Не поворачиваясь, Надя закуталась в полотенце и взглянула в зеркало. Побледневшее лицо выдавало ее испуг.

– Не бойся, – сказал Леший. – Я просто зашел сказать, что мы сматываемся отсюда. Так что одевайся и дергаем. Только шустро.


– Где она? – вставив патроны в переломленные стволы двуствольного обреза, спросил стоявший у окна Влас.

– Мылась, – буркнул Леший. Увидев обрез, усмехнулся. – Все не можешь с привычкой своего прадеда-кулака расстаться? – ехидно спросил он.

– Картечью с трех метров любого изрешечу, – спокойно отозвался здоровяк. – А то и двоих зацеплю, если рядом стоять будут. Вот из пистолета не умею стрелять. Держу при себе, – он вытащил из-за пояса ПМ, – на всякий случай. Но если…

– Ты из-за чего кипиш поднял? – прервал его Леший.

– Ни хрена себе! – Влас возмущенно посмотрел на него. – Я же сказал! Казак, сучонок, своих придурков на поиск Надюхи бросил. Значит, и сюда занырнуть могут.

– А с чего это вдруг Казак начал интерес к ней проявлять? – удивился Леший.

– Его Малыш напугал. Мне Фантик по пьяни болтанул. Малыш Казака при нем отоваривал, вот он и удивился. Я сразу сюда и двинул. Ведь эту хату Казак знает. Он здесь со «шкурами» бывал. Так что когти рвать надо.

– А почему ты вдруг решил мне помочь? – поинтересовался Леший. – Ведь ты с Казаком вроде в приятелях был?

– Не я, – сумрачно поправил его Влас, – братан мой, Витька. Его Казак в дело втянул. Помнишь базар о стрельбе в шхуне-баре?

– Когда какого-то маримана французского подстрелили?

– Француза Казак хлопнул, а Витька по делу пошел. Ему поднапели: мол, не боись, ты малолетка, под дурачка закоси, и все. В дурдоме пару месяцев отлежишь и гуляй. А он там сдох. Короче, у меня на Казака руки чешутся. Предъявить ничего не могу. Он блатней, гнида. Я-то даже нар не нюхал. Вот и хочу, чтобы Авдеич с него шкуру снял. Так что валим. Где эта стерва?

– Стерва готова, – с натянутой улыбкой сообщила вошедшая в комнату Надя.


– Что вам нужно? – загородив собой дверь и разведя руки, сердито спросила пожилая женщина остановившегося перед ней рослого парня.

– Свали, тетка. – Рослый парень, освобождая проход, отодвинул женщину в сторону.

– Да ты что себе позволяешь? – рассердилась она. – Я вот сейчас…

– Спокойно, – перебил ее подошедший Малыш. – Мы просто освободим вас от гостьи, и все.

– Какой гостьи? – удивилась женщина. – Нет у меня…

– Вот мы сейчас и посмотрим, – улыбнулся Андрей. – Если нет, то извинимся и исчезнем.

– Не пущу! – Она снова попыталась встать перед дверью. – Моя хата…

Уловив кивок Малыша, рослый резким ударом в живот согнул женщину и забросил ее в прихожую. Едва он сделал шаг вперед, в комнате сухо треснул пистолетный выстрел. Рослый парень упал. В руке отпрянувшего в сторону Малыша щелкнул курок «ТТ». Подскочившие к двери дома трое парней с оружием в руках уставились на него.

– Быстро! – рявкнул Малыш. – Берите ее и уходим!

Один из парней, дважды выстрелив, прыгнул вперед. Из комнаты снова ударил пистолет. Вздрогнув всем телом от попавшей между лопаток пули, парень влетел в прихожую и уже мертвый ударился головой о стену. Подстегнутые яростным «Вперед!» Малыша, двое других, выставив перед собой оружие, не переставая стрелять, рванулись в дом.

– Караул! – раздался от соседнего дома пронзительный крик. – Милиция! Караул!


– Тихо. – Лежа перед раскрытой дверью с пистолетом в вытянутых руках, Роман оглянулся на бледного с расширенными страхом глазами Алешку. – Только не плачьте. Все будет хорошо.

Вздрогнув от выстрелов двух пистолетов, мальчик сжался и, дрожа всем телом, прикрыл собой маленького брата. С коротким посвистом пять пуль оставили в стекле аккуратные дырочки и ушли дальше. Две пули впились в стену. Одна попала в стоявший на подоконнике горшок с цветами. Роман снова дважды нажал на курок. Вскочил.

– За мной! – бросившись в раскрытую ударом ноги дверь, крикнул он.

Алешка, с трудом сдерживаясь, чтобы не заплакать, быстро говорил Димке:

– Дяди в войну играют, не бойся.

Роман подскочил к детям.

– Точно, – улыбнулся он. – И поэтому надо уходить, чтоб нас фашисты не поймали. Знаешь, кто такие фашисты? – взяв на руки Димку, спросил он Алешку. Алешка заплакал. – Что бы твой папан сказал? – с Димкой на руках бросаясь к двери, укоризненно сказал Роман. Услышав громкие голоса на улице, бросил: – Быстро!

Алешка кинулся за ним.


– Если только пискнешь, – уперев ствол обреза в бок сидевшей рядом с ним на заднем сиденье «шестерки» Нади, пригрозил Влас, – сразу свинцом накормлю!

Увидев махнувшего жезлом милиционера, Леший начал притормаживать.

– Не дури, – взглянув в зеркальце заднего вида и увидев напряжение на лице женщины, предупредил Леший. – Не забудь, что сыновей твоих еще не нашли.

Сглотнув воздух, Надя опустила голову, чтобы подходящий к машине сержант не увидел ее глаз.


– Ты понимаешь, что произошло?! – громко проговорила в телефонную трубку Лиля. – Она в больнице с инфарктом! В доме милиция нашла двоих убитых и двоих раненых! Ты…

– Где мальчишки?! – требовательно проговорил в трубке женский голос.

– Не знаю! – закричала Лиля. – И знать не хочу! Ты понимаешь, во что меня втянула?! Меня милиция ищет! Ты…

– Приезжай ко мне. Ничего не бойся. Я все улажу.

– Я сама все улажу! – воскликнула Лиля. – Я сейчас позвоню…

– Положи трубку, – раздался позади тихий угрожающий голос. Вскрикнув, она бросила трубку и резко обернулась…

– Сучка, – держа в опущенной руке пистолет, процедил Роман. – Подставила. А пела за любовь и ласку.

– Рома, – облегченно вздохнула Лиля, – я так боялась, что с тобой что-то случилось. Ми…

Роман вскинул руку с «ТТ» и ткнул стволом ей в живот. Она согнулась и, обхватив живот руками, начала падать. Роман подхватил трубку, прижал ее к уху.

– Алло! – услышал он обеспокоенный женский голос. – Лиля! Что с тобой?! Алло?! Ли…

Он бросил трубку на рычажки. Присев рядом с Лилей, Роман запрокинул ее лицо, приставил ствол пистолета к носу и усмехнулся:

– Чувствуешь? Ты меня, сучка, подставила. Кто ищет мальчишек? Где их мать?

– Рома, – хрипло прошептала Лиля, – ты…

Рукоятка пистолета проломила ей висок. Роман смачно плюнул на выпученные в предсмертном ужасе глаза женщины.

– Ну что же. – Сунув пистолет за ремень, начал обыскивать комнату.


– Понятно, – держа у уха радиотелефон, кивнул Якин.

– В том, что там были два мальчишки, – говорил мужской голос, – я убежден. Вещи, игрушки и…

– Как они сумели уйти? – перебил собеседника Якин.

– Тот, кто стрелял, – услышал он, – увел их через подвал. Оттуда в подземный гараж и в сад. Милиция прибыла на место через десять минут после вызова. Сосед услышал выстрелы и позвонил. А…

Не дослушав, Якин отключил телефон.

– Значит, там была Серова с детьми, – пробормотал он. – А бабенка метко стреляет! – Он натянуто улыбнулся. – Но как она попала к Лиле? – Поднявшись, громко позвал: – Спартак!

В раскрытую дверь кабинета стремительно вошел рослый, атлетически сложенный молодой мужчина.

– Найди Негужеву и доставь ко мне!

Атлет вышел.

– Что случилось? – в кабинет вошла обеспокоенная Татьяна.

– Тебя это не касается, – хмуро отозвался Якин. – Я же просил не лезть в мои дела.

– Но я твоя дочь, – сказала Татьяна, – и просто не могу не волноваться за тебя.

– Спасибо. – Он иронически улыбнулся. – Но я уже взрослый дяденька и сумею сам разобраться с неприятностями, даже если таковые возникнут. Но тем не менее мне приятно было услышать твое слово.

– Я завтра улетаю в Стамбул, – сообщила дочь. – Поставка кофе «Арабика» почему-то задерживается.

– Делай что хочешь, – думая о своем, махнул он рукой.

– Ты по-прежнему хочешь найти Серову? – вдруг спросила Татьяна. Отец с явным интересом посмотрел в ее сторону.

– А что, ты можешь помочь мне?

– Ты знаешь, как я к ней отношусь, – сердито напомнила она, – и поэтому…

– Я не люблю предисловий, – резко оборвал отец. – Я задал вопрос, и будь добра ответить. Или хотя бы объясни свою заинтересованность. Но так, чтобы я понял.

– Папа, – вздохнула она, – ну почему ты во всем видишь какой-то интерес? – Еще раз вздохнув, вышла.

– Почему ее интересует Серова? – чуть слышно пробормотал Якин.

– Разрешите? – в приоткрытую дверь заглянул Андрей.

– Где ты был?! – заорал Якин.

– Вы знаете, что произошло? – спокойно спросил Малыш. – Нас встретили выстрелами. Извините, шеф, но вы дали мне каких-то хулиганов, а не бойцов. Я не стал вступать в перестрелку, тем более что рядом раздавались крики о помощи, и отступил. Единственное, чем он мог воспользоваться, это подземный гараж, который соединен с жилым домом. И оказался прав. Парень с маленьким мальчиком на руках и другой мальчишка постарше выскочили из гаража и побежали в сад.

– Парень? – опешил Петр Авдеевич.

– Я могу отличить бабу от мужика, – серьезно проговорил Андрей.

– Где они?

– Он оставил мальчишек у одного старика, – не спрашивая разрешения, Андрей достал пачку сигарет, – и куда-то уехал.

– Почему ты не взял мальчишек?! – взвыл Якин.

– Во-первых, – Малыш щелкнул зажигалкой, – у меня был приказ доставить женщину. Во-вторых, брать мальчишек я не захотел, так как не вижу причины…

– Идиот! – заорал Якин. – Немедленно поезжай туда и привези пацанов! Немедленно! И еще, – он остановил шагнувшего в дверь с недовольным лицом Малыша, – того, кто стрелял, тоже доставить! Живым!


– Хорошие хлопцы, – раскуривая длинную закопченную трубку, седобородый старик бросил из-под кустистых бровей внимательный взгляд на вошедшего Романа.

– Отвези нас в горы, – попросил Роман.

– Кто они? – выдохнув клуб едкого дыма, спросил старик.

– Не знаю. Меня Лилька попросила помочь ее матери. Ты же знаешь, Атаман, – Роман криво улыбнулся, – любил я ее.

– Я говорил, что она не та дивчина. Но ты не ответил. Кто эти хлопцы?

– Я же сказал! – вспылил Роман. – Не знаю. За ними кто-то охотится. Сегодня у Лилькиной матери были гости. – Он усмехнулся, приподнял рубашку, дотронулся до рукоятки «ТТ».

– Что думаешь делать? – поднимаясь, спросил старик.

– Отвези нас в горы, – повторил Роман. – Многие знают, что я жил у Лильки. Так что тот, кто ее навещал, может попытаться добраться до меня. За себя я не боюсь, – торопливо добавил он. – С мертвой любовью жить на земле плохо. Хочу пацанов спасти. Как я понял, их мать где-то в Ялте. Лильке их кто-то привез, по-моему, баба.

– Вот ключи. – Выудив из кармана широких шаровар брелок с ключами, старик бросил его Роману. – Поезжай. Я трохи подзадержусь.


Надя, осмотревшись, тяжело вздохнула. Одноэтажный дом с большим запущенным садом был грязным и неухоженным. На полу валялись ржавые банки и пустые бутылки, обгрызенные мышами куски хлеба. По углам свисала паутина в несколько рядов.

– Не нравится? – спросил стоявший сзади Леший. – Это усадьба моей мамы. – Он ухмыльнулся. – Крутая женщина была, но рак съел, за месяц окочурилась. Сейчас немного разгребем весь этот хлам, – он поддел ногой ржавый помятый самовар, – и ничего.

– Ты, может, объяснишь мне, – спросила Надежда, – зачем я тебе нужна, что ты хочешь?

– Сам не знаю. – Он пожал плечами. – Просто так получилось. Мамелюк, сука, меня втянул в эту компашку. А ты… – Он усмехнулся. – Хрен его знает. Просто уж так вышло, что цапанул тебя во время того кипиша. Но сукой буду, с тобой все будет путем. Просто мне интересно, на кой хрен ты кому-то понадобилась? Ведь тебя Эмир по заяве из Москвы тяпнул. А вот кто пацанов твоих взял – без понятия. Впрочем, сейчас нужно свою шкуру спасать. Тут один блатюк по указке некоронованного короля тебя шарит. Ладно, потом перебазарим. Сейчас давай приведем эту хибару в более-менее житейский вид. Влас пожрать привезет. Вот…

– Из-за чего у тебя приступы? – перебила его Надя.

– Тебе-то что?! – заорал он. – Не лезь не в свои…

– Я врач, – вздохнула Серова, – только поэтому и спросила. У тебя, как я поняла, была травма головы. Судя по всему, пулевое ранение. Ты в Афгане был?

– Чего я там забыл, – ухмыльнулся Леший. – И вообще! – взъярился он. – Не твое дело! – Выскочил, гулко хлопнул дверью.

– Ты чего? – спросил подошедший с набитой хозяйственной сумкой Влас.

– Да ну ее! – зло буркнул Леший.

– Господи, – прошептала присевшая на грязный покосившийся диван Надя. – Когда же это все кончится? Где дети? Что с ними?


– Пока поживем здесь, – открывая дверь небольшого домика, сообщил Алешке Роман.

– Я к маме хочу! – громко пропищал уцепившийся за руку брата Димка.

– Скоро мы найдем вашу маму, – твердо проговорил Роман. – Только не хныкать, – строго предупредил он. – У меня враз настроение портится. Не боись, малыши, – сказал он испуганно притихшим мальчишкам, – я вас в обиду не дам.

* * *

– Старый! – раздраженно обратился к сидевшему перед телевизором Атаману Малыш. – К тебе недавно пацанов привел один мужик. Где они?

– Не знаю. – Не поворачиваясь, старик пыхнул трубкой. – Не видел никого.

– Взять его, – недовольно бросил Малыш.

Четверо крепких парней молча бросились вперед. Заломив старику руки, выволокли его на середину комнаты и вопросительно уставились на Малыша.

– Дед, – вздохнув, тот подошел к старику, – мне нужны мальчики и тот, кто их привел. Где они?

Вскинув голову, Атаман обжег его злым и одновременно презрительным взглядом.

– Значит, Авдеичу хлопцы нужны, – неожиданно для Малыша довольно улыбнулся он. – Свела все-таки судьбина нас напоследок, – пробормотал он.

– Где пацаны? – Уловив взгляд отступившего Малыша, один из парней ухватил старика за бороду и вздернул его лицо вверх. – Говори!

– Да иди ты, пес! – выплюнул Атаман.

Смахнув рукавом плевок со щеки, парень резко ударил старика в лицо. Обмякнув в руках державших его боевиков, тот поник головой. По бороде алым пунктиром забрызгали капли крови из рассеченных губ.

– В машину его, – приказал от дверей Малыш. – Пусть шеф сам разбирается.


Юрист удивленно посмотрел на невозмутимого смуглолицего мужчину и засмеялся.

– А я думал, вы борцы за свободный Крым, – сквозь смех проговорил он.

– Он похитил нашу родственницу, – сурово сказал коренастый татарин. – Вот мы и навестили Эдика, – презрительно закончил он.

– Так я, значит, свободен? – перестав смеяться, вопросительно оглядел обоих Павел.

– Вот билет до Москвы. – Смуглый протянул ему паспорт с авиабилетом. – Мы поверили в то, что ты будешь молчать. Кроме того, ты тоже что-то ищешь в Крыму. Вернее, кого-то.

– Вы неплохие мужики, – с сожалением заметил Юрист, – но, надеюсь, знаете, что такое чужая тайна. Если бы дело касалось только меня, – вздохнул он, – я бы, вполне возможно, обратился к вам за помощью. Но, увы„. – Павел развел руками. – А посему общий привет. И надеюсь, что в подобной ситуации мы больше не встретимся. – Подхватив небольшой чемодан, быстро пошел к зданию аэропорта.


– Первокурсники! – Тигр зло взглянул на лежащего на кровати с загипсованной ногой Корсара. – Подставились!

– Торопились, – виновато поморщился тот. – Вот и пошли наобум. Сам подумай, – раздраженно сказал он курившему у раскрытого окна Абреку, – может, Надю и мальчишек вот-вот убивать будут. А мы что? Должны сначала…

– Вы должны были думать! – перебил его Тигр. – На кой милиционеров взяли?

– Да я же говорил, – вздохнул Юрий, – Юрист нашел какого-то своего приятеля. Мы через него и вышли…

– Сам-то он где? – тише спросил Федор. Взглянув на помрачневшее лицо Корсара, коротко выматерился.

– Может, карательную экспедицию обдумаем? – предложил Алексей. – Акт возмездия…

– Ты как с Красоткой? – спросил его Тигр.

– Вполне, – усмехнулся Абрек. – Правда, до постели дело еще не дошло. Но уверен, что с ее стороны на этот счет возражений не будет. Кстати, а кто те мужики, которых я…

– Им заплатили за Красотку, – улыбнулся Федор. – Они за деньги уже не одного человека изуродовали. Так что пусть тебя совесть не мучает.

– Мог бы и сказать. – Абрек заметно повеселел. – А то я бил с опаской. Правда, когда увидел бритву, понял, что это уже не кино. А Белку ты взял? – спросил он.

– Всему свое время, – уклончиво отозвался Тигр. – Здесь мы всегда сумеем что-то предпринять. Надо сейчас о Павле думать. Где он? Где Надя с мальчишками?

– Так давай эту Лудову выхватим! – соскочив с подоконника, сказал Абрек. – Ведь…

– Что? – спросил Федор. – Это все предположения, и не больше. Даже если Лудова, как говорят соседи, приходила к Ковбою, это не значит, что она организовала похищение. К тому же Лудова здесь, а нам нужна Ялта. Может, вы были на правильном пути. Но кто вмешался? Где Юрист?

– Среди убитых его не было, – сказал Корсар. – Так же, как и среди задержанных и раненых. Я думаю, что Павла захватили те…

– Скорее всего, – согласился Федор. – Но тогда вообще все непонятно. В том, что Ковбоя держат на коротком поводке из-за Нади и сыновей, ясно. Но кто и зачем напал на этого чертового Эдика? К тому же там не было ни Нади, ни мальчишек. Могли успеть их увести?

– Я об этом думал в больнице, – вздохнул Юрий. – Прикидывал варианты, и ничего. Ничего не мог придумать. Мне кажется, Нади там не было. Ни ее, ни мальчишек. И мы с Юристом потянули пустышку. Павлов знакомый что-то говорил о том, что хозяин этой дачи трижды, если так можно сказать, похищал девушек.

– А если те, кто пришел за вами следом, явились, чтобы отомстить? – предположил Абрек.

Тигр и Юрий переглянулись и с уважением посмотрели на него.

– А ты умеешь здраво мыслить, – удивленно пробормотал Тигр. Алексей хотел что-то сказать, но, покосившись на зазвеневший телефон, промолчал. Тигр взял трубку, коротко бросил:

– Да, – и удивленно, словно желая что-то сказать, оглянулся на друзей. Довольно улыбнувшись, кивнул: – Сейчас буду. – Положил трубку, улыбнулся Корсару: – Мы тебя оставим ненадолго. Поехали, – кивнул он Абреку.


– Интересно, – зло прошептала Таиса, – что там произошло? Скорее всего кто-то еще влез. Кто же? – Она снова вчиталась в обведенную карандашом заметку о гибели Эмира. – Подонок, – судорожным движением смяла и отшвырнула газету. – Деньги получил и сдох. Что же делать? – Она нервно прошлась по комнате. – Да, надо посылать людей. Кого? – Нахмурившись, Лудова остановилась. – Одного я уже послала, – насмешливо напомнила она себе. – Теперь остается молить Бога, чтобы он не вернулся. Впрочем, кассеты перестали приходить, и Серов, наверное, прибил кого-то, и его убили. А если нет? – Шагнув к бару-холодильнику, достала бутылку мартини, налила фужер, поднесла к губам, но засмеялась, выплеснула его содержимое на пол и шагнула к двери.


– Узнал что-нибудь? – с надеждой спросил Бунин.

– Кто-то чисто сработал, – недовольно заметил тучный пожилой мужчина. – Никаких следов. И стукачи ничего не знают. Я тут говорил с одним, он обычно в курсе, если какой-нибудь залетный киллер объявится. Никого не было. Значит, Флору кто-то по заказу, солидному заказу убрал.

– Вот именно! – воскликнул Бунин. – Кто-то подбирается к моему делу. Значит, и я под прицелом хожу.

– Вполне возможно, – кивнул тучный.

– Упокоил, – истерично рассмеялся Бунин. – Я тебе за что деньги плачу? Ведь ты всех киллеров знаешь.

– Раньше их проще звали, – усмехнулся пожилой, – «мокрушники». Специалистов в этом деле считанные единицы были. Я говорю про заказные убийства. А сейчас даже специальный…

– Ты деньги получаешь, – крикнул Бунин, – чтобы я знал все! А что на деле выходит? – тише спросил он. – Флору убивают, и никто ничего не знает.

– Ну, насчет этого ты перегнул. Есть одна зацепка, но это проверить надо.

– Вот и проверяй – закричал Бунин.


Присев рядом с лежащей на полу Альбиной, Хоттабыч приложил пальцы к ее шее. Осторожное прикосновение как бы оживило женщину. Едва слышно простонав, она открыла глаза. С трудом повернула исхудавшее лицо, узнала его.

– Убей меня, – чуть слышным шепотом попросила Альбина. – Умоляю те… – не договорив, потеряла сознание. Хоттабыч нахмурился.

– Нет, милая, – он покачал головой, – быстро ты не отойдешь в мир иной, – и вышел.

Вернулся со шприцем и двумя ампулами глюкозы и умело сделал укол. Потом достал из кармана кусок ваты, смочил его в банке с водой и протер воспаленные губы Альбины. Белый от налета язык дрожащим кончиком слизал воду с губ.

– Попей, милая. – Хоттабыч поднес к губам Альбины банку с водой.


Тигр, насвистывая, медленно шел по тротуару безлюдного переулка. Увидев бодро шагавшего навстречу невысокого, быстрого в движениях молодого мужчину, сунул в губы сигарету и, похлопав себя по карманам, огорченно обратился к нему:

– Извините. Прикурить не будет?

– Не курю, но зажигалка есть.

Сунув руку в нагрудный карман рубашки, достал зажигалку, щелкнул и поднес огонек к кончику сигареты. Его рука мгновенно оказалась завернутой за спину. Вопль боли заглушила жесткая ладонь подскочившего Абрека.

– Тихо, – шепнул Федор. – Тогда будешь жить. Понял, Белка?

Белка быстро закивал.

– Городовые, – увидев двух вышедших из-за угла милиционеров, сообщил Алексей.

– Уводи, – бросил Тигр и коротким резким ударом ребра ладони по шее выбил из Белки сознание.

Абрек быстро пошел навстречу милиционерам. Не дойдя до них метров пять, резко остановился, будто только что увидел патрульных. Потом дернулся назад и начал быстро переходить на другую сторону.

– Стой! – крикнул милиционер.

Абрек, не останавливаясь, ускорил шаг.

– Стоять! – Патрульные бросились к нему. Алексей с разбегу перепрыгнул невысокий забор сквера и побежал к пруду.

– Стоять! – в два голоса кричали преследующие его милиционеры.

– Это вы мне? – словно только поняв, что крики адресованы ему, повернулся к ним Алексей.

– Руки вверх! – крикнул патрульный. Подстраховывая напарника, второй с дубинкой остановился справа от Абрека.

– Да в чем дело-то? – послушно подняв руки, спросил он.

Федор, обняв потерявшего сознание Белку за талию, подтащил его к машине и осторожно уложил на заднее сиденье. Потом достал бутылку водки, обильно смочил губы и рубашку Белки.


– Значит, его? – Генерал бросил на сидевшую напротив Таису быстрый взгляд.

– Тебя не устраивает цена? – по-своему поняла она. – Назови свою, только не астрономическую сумму, – улыбаясь, предупредила Таиса. – Расценки я знаю.

– Да цена-то подходящая, – усмехнулся Генерал, – но уж больно рискованно, да и далеко.

– Зато деньги немалые, – напомнила она. – И риска никакого. Там тебя никто не знает. А здесь, – Лудова усмехнулась, – почти в каждом отделении твоя фотография есть. Просто пока везет тебе. Но все равно на чем-нибудь да сцапают. На пустяке каком-нибудь. Ведь МУР знает, что ты киллер. Но работаешь чисто. Они тебе какой-нибудь пустяк прилепят и посадят лет на пять.

– А с чего это ты вдруг так обо мне забеспокоилась? – удивился Генерал.

– Мне такие, как ты, скоро понадобятся, – улыбнулась Лудова. – Вот и хочу уберечь тебя.

– А не по твоему ли заказу Флору шлепнули? – неожиданно спросил Генерал.

– Да ты что! – возмутилась она. – Флора моя подруга!

– Ага, – он оскалился в понимающей усмешке, – а о чем же ты тогда с Бурлаком базарила? Да и пропал он куда-то, как раз после того, как твою подруженьку завалили?

– А ты любопытный, – спокойно заметила Лудова, – но это еще никого до добра не доводило.

– Что? – удивился Генерал. – Ты, крыса, никак меня пугать вздумала? Да я тебя, шалава, на куски порву и скажу, шо так и було. – Он хрипло засмеялся.

– Подумай над моим предложением. – Таиса поднялась. – Надеюсь, двух дней хватит. И еще, – сделав шаг, она остановилась, – «шалава» и «на куски» я тебе прощаю. Но только пока. – И Таиса быстро пошла к выходу из летнего кафе.

Рывком поднявшись, Генерал вдруг усмехнулся, равнодушно махнул рукой и снова сел.

– Ты умнее, чем кажешься, – услышал он за спиной насмешливый голос. Вскочил и замер. Перед ним стояли трое парней с руками в карманах спортивных курток.

– Лихо, – буркнул Генерал.

– За нее тебя сразу сделают, – улыбнулся подошедший молодой мужчина. – Ты же знаешь, как к ней авторитеты относятся.

– Туз? – удивился Генерал. – Вот уж не думал, что ты на нее пашешь. – Он покачал головой.

– Прими добрый совет, – ухмыльнулся Туз. – Меньше думай, а то голова заболит.

– Сучонок, – зло прошептал ему вслед Генерал. – Расчувствовался, падла. – Подняв стакан с коньяком, залпом осушил его.

– Вижу, разговор не особенно получился, – подошла сидевшая за столиком справа Валерия. – Чего она хочет-то?

– Того, чего пока я не хочу.

– Понятно.

Поднявшись, Генерал быстро пошел к выходу. Валерия с насмешливой улыбкой неторопливо последовала за ним.


– Сволочь, – усевшись на заднем сиденье «вольво», сердито прошептала Таиса. – Но он знает о Бурлаке, – вспомнила она слова Генерала. – А это уже плохо. Но, с другой стороны, договор с ним был бы самым приемлемым решением. Ладно, – решила Лудова. – Подожду два дня. А если не согласится? Жду два дня. Потом и решать буду!


– Тебе лучше все сказать сразу, – спокойно посоветовал Тигр привязанному к пилораме Белке. – А то потом можешь не успеть.

– Да иди ты! – прохрипел Белка. – Не знаю я ни хрена. Лучше отпустите, – подергавшись, он витиевато выматерился, – а то…

Тигр нажал пальцем красную кнопку. Под пронзительный рев мотора рама медленно двинулась к закрутившемуся диску пилы. Белкин завизжал.

– Молчит, – констатировал вошедший Абрек.

– Мы его сначала поперек, – потушив окурок, громко проговорил Федор, – потом еще пару раз. Чтоб собак накормить.

– Лудова с Бурлаком говорила! – заорал Белка. – Я их свел! Она просила! А-а-а!!! – дергаясь, завыл он.

Тигр медленно, словно наслаждаясь его воплем и перекошенным бледным лицом, нажал кнопку. Рама остановилась. Диск пилы замедлил вращение. Когда диск наконец остановился, Белка несколько раз громко икнул.

– Что дальше? – шепотом спросил Алексей.

– Почему Лудова обратилась к тебе? – Не отвечая, Тигр посмотрел на снова задергавшегося Белку.

– Развяжите, – простонал тот. – Отпустите меня. Я все сказал. Я…

– Включаю. – Федор поднес большой палец к кнопке.

– Мы с ней давно знакомы, – истошно завопил Белкин. – Когда она еще в милиции работала, я от нее блатным информацию передавал.

– Кто у нее «крыша»? – спросил Федор.

– Жора Грузин! – уставившись на диск пилы, заорал Белкин.

– Жора? – недоверчиво переспросил Тигр.

– Он! – Белка быстро закивал. – У них роман. Она его в восемьдесят третьем от ментов спасла. Ему тогда убийство шили. Тайка предупредила, и он сумел уничтожить вещдоки.

– Что с ним делать будем? – снова тихо повторил Абрек.

Не отвечая, Тигр достал из кармана перочинный нож.

– Не убивай! – завизжал Белкин. – Я все сказал! Не надо! – Лезвие разрезало опутавшие его тело веревки. Он съежился и закрыл лицо руками.

– Завяжи ему глаза, – бросил Федор.

– Нет, – опять замотал головой Белка. – Не убивайте. Я все сказал.

– Заткнись, – завязывая ему глаза, посоветовал Алексей. Он перевернул Белкина на живот и, заведя его руки за спину, защелкнул наручники.

– Не убивайте! – кричал Белка. Сжав ему ноздри, Абрек заставил Белкина широко открыть рот и затолкал в него скомканный носовой платок. Крест-накрест залепил губы скотчем, потом чувствительно ткнул Белкина указательным пальцем в предплечье. Дернувшись, тот глухо промычал.

– В машину, – шагнув к двери, приказал Тигр.

– Вперед. – Ухватившись за воротник затрещавшей рубашки, Алексей поставил Белку на ноги.


– Ты?! – поразился Корсар. Приподнявшись, он потревожил раненую ногу. Застонал и осторожно опустился на кровать.

– Юрка, – подскочил к нему Юрист, – жив, бродяга! – Он с силой хлопнул его по плечу.

– Сдурел! – воскликнул Корсар. – Я же раненый. – И с хохотом поймал руку Павла. – А я тебя почти отпел, – признался он. – Во влипли. Тигр в ярости. Он с тебя, а потом и с меня, когда поправлюсь, шкуру спустит.

– Черт с ним, – отмахнулся Павел. – Главное, ты цел. То есть почти цел, – поправился он.

– Где ты был? – спросил Корсар.

– Не спрашивай, – поморщился Юрист. – Я не могу сказать. Но ты-то как выкрутился? Ведь прижали нас там, как в ущелье, помнишь? – Перебивая друг друга, они, не раз смотревшие в глаза смерти, со смехом стали вспоминать скоротечный и неудачный бой на даче.

– От Ковбоя что-нибудь было? – спросил Юрист.

– Нет, тишина.

Оба замолчали.


– Тебе придется лететь на Камчатку. – Хоттабыч внимательно вгляделся в глаза сидевшего перед ним рослого парня с рваным шрамом на лбу.

– Когда? – отпив из рюмки, спросил тот.

– Ты не расслышал, – улыбнулся довольный Хоттабыч, – я сказал – возможно.

– Иван Федорович, – укоризненно покачал головой Рваный, – вы же знаете, как я отношусь к вам. Неужели думаете, что я забыл все? Я за вас куда угодно и на что уго…

– Все, Петя, – благодарно улыбнулся Хоттабыч. – Я просто к тому это сказал, чтобы ты знал, вполне возможно, скоро тебе придется на некоторое время уехать из Москвы. А парень ты молодой. Наверняка девушка есть. Когда на свадьбу-то позовешь? – по-отечески поинтересовался он.


– Найди Белку! – приказала Лудова. – И немедленно доставь ко мне!

– Понял, – кивнул Туз и быстро вышел.

– Сначала Хлюст, теперь Белка, – пробормотала она. – Да и непонятно, куда Бурлак подевался. Наверное, у Красотки, – осенило ее. Продавив на кнопках радиотелефона номер, тут же передумала и отключила его. – Завтра пошлю кого-нибудь. А что, если Генерала? Конкуренция даже у них существует. Впрочем, нет. И тот, и другой могут пригодиться.


– Тигр! – Юрист бросился к остановившемуся у двери Федору. Абрек, радостно улыбаясь, сделал шаг ему навстречу. Жесткая ладонь Федора коснулась его плеча. Он замер.

– Излагай, – кратко потребовал тот.

– Понимаешь, – вздохнул Павел, – я не могу…

– Понял, – кивнул Тигр. – Пойдем. Мне ты расскажешь все.

– Зря он так, – буркнул Юрка-Корсар, – можно сказать…

– Все хорошо вовремя, – резко прервал его Абрек. – Сейчас на карту поставлены жизнь Нади и мальчишек. А на войне молчать можно только у противника. Что же касается благородства Юриста, – усмехнулся он, – оно не пострадает. Тигр не пенсионер на лавочке.

– Вообще-то верно, – вздохнул Юрий.

– Но как вы подставились, – спросил его Алексей, – каким-то насмотревшимся видиков малолеткам?

– Ты там не был, – огрызнулся Корсар. – Я сначала тоже так думал. Поэтому и влип.

– Я в любом сопляке вижу супермена, – понизив голос, сообщил Алексей, – и потому жив, чего и всем желаю. – Он подмигнул удивленному Юрию.

– Ты яснее говорить можешь? – разозлился тот.

– Все поймешь, – обнадежил Абрек. – Со временем.


– Эй! – подходя к лежащему на животе мужчине, окликнул его сержант милиции. – Ты чего разлегся? – Не услышав ответа, милиционер оглянулся на напарника, всматривающегося в лежащего человека. – Он, кажется, не дышит?

– Вызывай оперативников, – сказал второй милиционер. – Труп. У него, похоже, шея сломана.


Вытирая выступившие от смеха слезы, Палусов махнул рукой:

– Хватит, и так уморил. Если тебе верить, то… Ха-ха-ха! – снова рассмеялся он.

– Я говорю то, – пожал плечами Вениамин, – что узнал. Вы же просили информировать о случившемся…

– Какова официальная версия нападения? – прекратив смеяться, спросил Палусов.

– Там был майор Пахомов. Все сходятся на том, что стреляли в него.

– Ну и идиоты. – Палусов взмахнул руками. – Если хотели убить Пахомова, то почему не шлепнули его на улице? А что он сам говорит?

– Ничего. Похоже, он не верит, что покушались именно на него.

– А как Раков объясняет присланную голову? – спросил Палусов. – Кстати, установили, чья голова?

– Пока нет. Эксперты пытаются, но вряд ли что получится. Голова выглядит, как маска из фильма ужасов.

Палусов молча покрутил головой. В его глазах Вениамин увидел ярость. Но Палусов справился с собой и улыбнулся:

– Вот уж не думал, что ты смотришь подобную ерунду.

– Приходится, – вздохнув, сказал Вениамин. – Жена в больнице, а сыновья любят видики. Только благодаря им я с ними и справляюсь, – весело признался он.

– Я помню об этом, – кивнул Палусов.

– Да я вовсе не напоминаю вам, – смешался Вениамин. – Просто Тома запрещала.

– Как чувствует себя наш гость? – перебил его вопросом Палусов.

– По крайней мере ничего не произошло. Он безвылазно сидит в каюте. Внешне спокоен. Ест нормально. К спиртному не притронулся. Курит, как обычно. Предпочитает «Винстон». Утром делает зарядку и обливается холодной водой.

– Кассеты не спрашивал? – поинтересовался Палусов.

– Нет, – покачал головой Вениамин.

– Это плохо. Он принял какое-то решение. Что же он надумал? – задумчиво пробормотал он. Вениамин промолчал.

– Отправляйся на шхуну, – решил Палусов. – И будь там до моего приезда. Нелишним будет усилить охрану. Серов что-то надумал. Дай Бог, если я ошибаюсь, – вздохнул он. – Но сделай так, как говорю. И пришли ко мне Мюллера.


Закинув руки за голову, Сергей смотрел в иллюминатор. Ослепительно белый круг заставил его, зажмурившись, отвернуться. Вздохнув, перевернулся на живот.

«Что-то господин Палусов не торопится, – подумал он. – И этой стервы Зинки нет. Может, у них нелады на производстве? – Сергей усмехнулся. – Скорее бы ближе к делу. Но в атаку рано. Вдруг что-то просто сломалось, дало осечку в цепи передачи кассет. Впрочем, сломать ему хребет я всегда успею. Но совсем не помешало бы после этого добраться и до шейки Таисы. – Прищурившись, криво улыбнулся. – Впрочем, к дьяволу, в ад без парашюта, даже такое святое дело, как месть. Я не хочу мстить за Надю и сыновей. Потому что это означало бы…» – Шумно выдохнув, он затряс головой.

– Даже думать об этом не смей! – вслух приказал он себе. Легким движением скатившись на пол, быстро начал отжиматься. Оттолкнувшись кулаками, дважды хлопнул в ладони, мягко перекатился через плечи и встал.

– Браво, – увидел он в круге иллюминатора лицо Зинаиды.

– Я еще и не то умею, – без ложной скромности сказал он.

– Я всегда мечтала научиться драться, – входя в каюту, сообщила она. – В детстве занималась дзюдо. Немного самбо. Даже боксом. – Палусова засмеялась. – Пробовала каратэ, но не понравилось – руки грубеют. А у тебя нет набитых суставов. – Она бросила взгляд на его руки.

– Давай перейдем к делу, – предложил он. – Надеюсь, ты явилась не за тем, чтобы рассказать мне о своем увлечении единоборствами.

– Я зашла просто так. – Она пожала плечами. – Подумала, что тебе, наверное…

– Мне одному гораздо приятнее, – резко прервал ее Сергей, – чем с тобой или твоим придурком папочкой.

– Не держи на меня зла, – вздохнула она. – Так уж получилось, что я сама, того не желая, оказалась замешанной во всем этом. Начинала я просто, – улыбнулась Зинаида. – Создала, можно сказать, первый кооперативный ресторан в Елизове. Там аэропорт, – пояснила она. – И поэтому…

– Не надо подробностей, – поморщился Ковбой. – Мне неинтересны твои деяния в кооперативном движении. Я хочу знать, что должен делать я. Зачем я вам понадобился? Почему именно я, – усмехнулся Серов, – я, кажется, понял, но до сих пор не пойму, для чего. Меня передают, как эстафетную палочку, из рук в руки. А ведь я должен что-то делать. И не совсем законное. Потому что принуждать человека, тем более авантюриста, как я, похищая его жену и детей, можно только ради чего-то очень крупного. Но я допускаю, что Бунин и Тайка – идиоты. Я молчу о твоем возомнившем себя полубогом придурке папочке. С ним все понятно без комментариев. Но ты на больную не похожа. На кой черт я вам понадобился?!

– Я компаньон Бунина, – немного помолчав, сказала Зинаида. – То есть поставляю ему рыбу, икру и прочие дары моря. Совсем недавно один человек неожиданно явился ко мне и предложил довольно приличную сумму только за то, что я сведу его с Буниным. На мой вопрос: «Зачем?» – он показал мне два великолепных алмаза. А Бунин всегда занимался скупкой и перепродажей драгоценностей. Его кафе, ресторан и магазин – только прикрытие. Занимается всем этим Флора. Совсем недавно, около двух лет назад, появилась Таиса Лудова. Не знаю, как она попала к Бунину, но ей довольно быстро удалось прибрать все к своим рукам.

– Даже продажу мехов, – усмехнулся Серов, – которые ты поставляешь Бунину вместе, а иногда и вместо кильки.

– Поставляю Бунину меха не я, а мои помощники – Раков и Пахомов. Но я знаю об этом и даже получаю свою долю.

– Видимо, меня решили убить, – пробормотал Сергей.

– Почему ты так думаешь? – удивилась Зинаида.

– Хотя бы потому, что ты со мной слишком откровенна.

– Я лишь отвечаю на твой вопрос, – улыбнулась она. – Тебя прислали для того, чтобы ты нашел дочь Бунина, которая отправилась к тому человеку за алмазами. Те два, – вздохнула Зинаида, – Бунину понравились. А так как человек, он назвался Колдуном, заявил, что у него есть несколько камней, и просил Бунина приехать за ними самому, Яков Давыдович послал свою дочь. Но она вместе с крупной суммой денег исчезла.

– Она отправилась в долину гейзеров одна? – спросил Серов.

– Нет, с ней были еще трое. Двое моих и один ее сопровождающий. А почему ты решил, что она поехала в долину?

– Я думал, ты умнее, – усмехнулся Ковбой. – Неужели не помнишь наш первый, полный туманных намеков разговор.

– Извини, – смущенно улыбнулась Зинаида.

– Ладно, – кивнул он. – Теперь относительно меня пока более-менее ясно. Но на кой я понадобился твоему папуле?

– Не знаю, – честно ответила она. – Я до сих пор не пойму, почему он вмешался и захватил тебя. Насколько я могу судить по его разговору, он хочет использовать тебя как наемного убийцу. И использовать не один раз. Выполнив первое задание, ты будешь зависеть от него. Поэтому…

– Благодарю за участие, – насмешливо перебил ее Сергей, – но позволю себе напомнить, что, если бы не ты и эта стервоза Тайка, я бы не сидел сейчас здесь и не ожидал задания от твоего недомерка папули. Он точно твой отец? – неожиданно спросил Ковбой.

– Моя мама была высокой. – Она правильно поняла его вопрос.

– А Колдун мог узнать о моей миссии? – немного подумав, спросил Сергей.

– Колдун? – удивленно переспросила она. – Конечно, нет. А почему ты спросил?

– В меня стреляли, – улыбнулся он, – разрывной пулей из карабина калибра пять и шесть, то есть из «мелкашки». Признаюсь честно, меня спасла случайность.

– В тебя стреляли? – поразилась Зинаида. – Когда? Где? Кто?

– В меня стреляли позавчера, как раз перед вашим приездом. На твой последний вопрос ответа, увы, не знаю. Но надеюсь со временем это выяснить. Терпеть не могу людей с «мелкашками», – серьезно проговорил Серов.

– Почему ты сразу не сказал об этом? – взволнованно спросила Зинаида.

– У меня были причины полагать, – спокойно ответил Серов, – что этот любитель мелкокалиберного оружия – твой человек. Объясню почему, – опередил он открывшую было рот удивленную женщину. – Только идиот не может не понять, что ты не желаешь, чтобы твой папуля узнал об алмазах. А так как я мог это знать, ты решила убрать меня. Но ты появилась почти сразу после выстрела, и я понял, что ты не при делах.

– А почему ты сейчас сказал мне об этом? – спросила Зинаида.

– Хотя бы для того, – усмехнулся Сергей, – чтобы ты помогла мне вычислить, кому нужен мой скальп. Ты здесь не первый день, следовательно, пусть невольно, размышляя вслух, можешь подсказать мне правильный ответ. Зная причину, совсем несложно высчитать, кому это нужно.

– Наверное, ты прав, – после недолгого молчания согласилась Зинаида. – Понимаешь, Сергей, – она впервые обратилась к нему по имени, – мой знакомый на днях получил странную, я бы даже сказала, страшную посылку.

– Голову одного из своих людей, – с улыбкой продолжил Серов. Зинаида отшатнулась. Увидев в ее глазах страх, он засмеялся: – Если мадам думает, что это я, то увы. Хотя, признаюсь, я мысленно аплодирую отправителю.

– Но как ты мог узнать? – широко раскрыв глаза, прошептала она.

– Я солдат, – усмехнулся он. – И, смею заверить, хороший. Ты только что говорила о своих помощниках, которые занимаются мехами. Насколько я понял из услышанного, за время пребывания на земле камчатской некто Колдун прибрал к рукам долину гейзеров и некоторые богатые пушным зверьем районы поблизости. Смириться с потерей выручаемых за пушнину сумм вы не можете. Твои знакомые послали туда нечто вроде карательной экспедиции. Что должен сделать Колдун? – спросил он. – Гениальное всегда просто. Захватив старшего посланной группы, узнать у него имя хозяина, его адрес и, отрубив голову, послать ее. Вот, мол, какой я. Только не говори, что я не прав, – предупредил он изумленную Палусову.

– Вот именно так и было, – пораженно прошептала она.

– Значит, теперь в кого-то из тех, – спокойно продолжил Ковбой, – кто стоит над получателем посылки, должны стрелять. Впрочем, учитывая…

– Уже стреляли, – перебила Зинаида. – Но сначала потребовали, чтобы им отдали женщину.

– То есть тебя.

Зинаида молча кивнула.

«Но сначала тебя должны были вычислить, – подумал Серов. – Или кто-то навел. Стоп. – Он прищурился. – А если… Нет. Тогда не стреляли бы в меня».

– Что ты решил? – по-своему поняла его молчание Зинаида.

– Я пытаюсь понять, зачем ты явилась ко мне. Надеюсь, не для того, чтобы предложить мне поднять мятеж против твоего папули?

– Да ты что! – воскликнула она. – Как ты мог подумать?!

– Не бойся. – Увидев ее напряженный взгляд, Ковбой покачал головой. – Мне порядком надоели подслушивающие устройства, и я на некоторое время лишил ушей «шестерок» твоего папы.

– Ты уверен? – с сомнением спросила она.

– Слушай меня внимательно, – спокойно сказал Сергей. – В данное время меня не устроит ни одно из твоих предложений. Так что не надо ничего предлагать, поняла?

– Может, ты все же выслушаешь меня? – Усевшись на койку, Зинаида закинула нога на ногу. – Ты можешь…

– Я оценил длину и красоту твоих ног, – перебил ее Ковбой, – но ложиться с тобой в постель не буду. Для меня в мире существует только одна женщина.

– Вот как? – улыбнулась Зинаида. И тут же серьезно проговорила: – Ты был прав, говоря о наших отношениях с отцом. Мы давно чужие. А сейчас, – ее глаза вспыхнули злостью, – он пытается прибрать к рукам то, что я с таким трудом создавала. И кроме этого…

– То есть ты предлагаешь мне хлопнуть своего пахана? – по-блатному протянул Сергей.

– Да, – кивнула Зинаида. – Я обещаю сразу же выяснить все о твоей семье. Сделать…

– Тормози, – остановил ее Сергей. – Ты мне отдашь того или ту, кто привозил тебе кассеты. И сделаешь это сегодня же. Найдешь повод, чтобы господин Паулюс поверил, что мне нужно выйти в город, и отдашь мне человека, привозившего кассеты. Если его сейчас в городе нет, отвезешь меня туда, где он живет.

– Что?! – воскликнула Зинаида. – Ты думаешь…

– Я говорил, что на некоторое время лишил твоего папулю ушей, – снова прервал ее Сергей. – Но надеюсь, это его утешит. – Сергей взял со стола блок сигарет «Винстон», открыл и достал небольшой включенный магнитофон. – Думаю, прослушивать не будем? – Он повернулся к удивленно смотревшей на магнитофон Зинаиде. Она зашаталась и, шагнув на подогнувшихся ногах, повалилась на койку.

– Любой режиссер, – усмехнулся Ковбой, – заставил бы тебя повторить это несколько раз. К тому же, если ты думаешь, что я подскочу к тебе и ты сможешь, треснув меня по голове, забрать пленку, то вынужден тебя разочаровать. Даже если бы тебе действительно было плохо, я вызвал бы врача.

Зинаида вскочила и, что-то прошептав, выбежала из каюты.

– У тебя два дня! – крикнул ей вслед Серов.


Открыв дверь, Паленый не торопился входить.

– Это я! – крикнул он.

– Не пальни сдуру! – опустив пистолет, вздохнула Галина. – Что узнал?

– Мишку, в натуре, продырявили. Прямо через дверь три пули получил. Кроме того, еще в одном месте стреляли. Мента какого-то чуть не хлопнули на хате его приятеля.

– Не у Ракова? – остро взглянула на него Галина.

– Точно, – кивнул он. – А ты откуда…

– Значит, Рошфора пытались убить, – задумчиво проговорила она. – Или Ракова?

– Ты думаешь, это Колдун загулял? – спросил Паленый.

– Не думаю, – ответила она, – а уверена в этом. Но если бы не убийство Михаила, – Галина вздохнула, – можно было бы сказать, что начало положено. Но зачем покушались на Рошфора? Ведь он никто, ноль без палочки. Просто поставляет Ракову уголовников. Тот с их помощью собирает дань с охотников. Что-то здесь не то. – Она покачала головой и тут же улыбнулась.

– Чего скалишься? – Налив в электрочайник воды, Паленый включил его. – Да, – вспомнил он, – тот фраер, которого мы в аэропорту встречали, на шхуне у Паулюса.

– Это точно?

– Сто процентов. Правда, похоже, он там на привязи. На палубу и то не выходит.

– А откуда ты узнал, что он там?

– У меня один знакомый в стае Паулюса ходит, – закуривая, пробормотал он, – бывший подельник. Я у него «маслята» к СКС брал, там и увидел москвича.

– Так вот он где, – усмехнулась она. – А я думала, у Зинки. Ну что же, – довольно проговорила Галина. – Зинка просто так его отцу не отдаст. В открытую она на Паулюса не пойдет. Но если он повернется спиной, она тут же этим воспользуется. Впрочем, она наверняка попробует использовать москвича. Пообещает ему помочь с женой и детьми, и тот может клюнуть.

– Не думаю. – Паленый отключил закипевший чайник. – Он на дурака не похож. Хотя на его месте сломать шею Паулюсу было бы в кайф. Но если она ему это предложит, он не писанется. А вот если Паулюс делюгу подкинет с обещанием, что бабу и пацанов освободят, сделает все. Паулюс все-таки реальная сила. А Зинка, она и есть Зинка, – хохотнул Паленый.

– Как думаешь, – спросила Галина, – что с Галькой Колдун думает делать? Не раскусил он ее еще?

– Хрен его знает. – Он пожал плечами. – Галка – шкура крученая. Крым, рым и все остальное попробовала. Да и невыгодно ей колоться. Думаешь, Бунин скостит ей эту хреновину? Он ее враз под пресс пустит. Да и Колдун свое получит. Нет, – убежденно сказал Паленый, – не будет Галка рот открывать. Я вот что мыслю. – Он взглянул на женщину. – Может, она уже где-то в городе или около. Сюда ей показываться – себе дороже. Зинка с ходу на нее Хасана натравит. Попался бы мне этот узкопленочный! – зло добавил он.

– У тебя с ним конфликт был? – удивилась Галина. – Я думала, вы незнакомы.

– Старая история, – отмахнулся он. – Его счастье, что не попадается мне. Хотя и мое, что он меня не выловил, – честно признался он.

– Антон, – спросила Галина, – почему ты помогаешь мне? Ведь еще неизвестно, чем все кончится. Я, если честно сказать, уже жалею, что начала все это. – Она глубоко вздохнула. – Слишком все запуталось. Я вроде как есть. И в то же время не существую. Порой просто боюсь на улицу выходить. А если на меня кто-то смотрит, – Галина поморщилась, – меня в холод бросает. Я уже в любом, кто на меня как-то внимание обратит, врага вижу.

– Поэтому и жива до сих пор, – одобрительно заметил он. – Расслабься ты хоть на минуту, и хана. Лихо ты все закрутила. Я и то не сразу понял. Молоток! – Паленый одарил польщенную Галину восхищенным взглядом. – А помогаю тебе, – шагнув к ней, обнял и притянул к себе, – потому что люблю.


– Как он? – спросил Рошфор врача.

– Неважно. – Сняв очки, тот протер их полой халата. – Все время кого-то боится. Часто упоминает колдуна. Одним словом, мания преследования. Утверждает, что голову ему прислал в посылке опять-таки колдун.

– С ним из милиции разговаривали? – спросил Рошфор.

– Конечно, нет. – Врач надел очки. – Пока он наш пациент. И, боюсь, надолго.

* * *

– Черт бы вас подрал! – Вениамин зло осмотрел двух виновато опустивших головы мужчин. – Что Паулюс скажет? Он же с вас шкуру спустит!

– Да мы сами понять не можем, в чем дело, – осмелился взглянуть на него один. – Все работало отлично. Потом пропало изображение и почти сразу звук. Мы…

– Вы объясните это Паулюсу! – сказал Вениамин и быстро вышел.

– Что такое? – остановил его Палусов.

– Василий Антонович, – к нему подошел Гогин, – вас Зинаида Васильевна ищет. Она сейчас…

– Свободен, – не глядя на него, буркнул Паулюс и снова спросил Вениамина: – Что такое?

– Нет записи Серова за последний час. Ребята говорят, что все работало нормально и как-то неожиданно…

– Значит, он действительно что-то надумал, – чуть слышно прошептал Палусов. – Выведи Серова на палубу, – приказал он. – Пусть проверят систему у него в каюте. И доложи мне о результате.

– Есть! – по-военному четко ответил Вениамин и вернулся в радиорубку.

– Мюллер, – Палусов повернулся к стоявшему рядом Гогину, – ты привез боевиков?

– Так точно, – вытянулся тот. – Группу Зомби.

– Пусть постоянно будут на шхуне. Но что бы ни случилось, в Серова на поражение не стрелять!

– А если он, – зло начал Гогин, – начнет…

– Ты не понял, что я сказал? – взглянул на него Палусов.

Гогин кивнул и повернулся, чтобы идти.

– Где Зина? – вспомнив его первые слова, спросил Паулюс.

– Я здесь. – Простучав каблучками по железным ступенькам, к нему спустилась дочь.

– Что ты хотела?

– Мне необходимо поговорить с тобой, – твердо сказала она.

– Это важно?

– Очень.

– Хорошо, – подумав, согласился он. – Но не больше десяти минут.


– А это мой почетный караул? – Серов посмотрел на четверых крепких парней и усмехнулся.

– Слушай сюда! – оглянувшись и не увидев никого, кто бы мог сообщить Паулюсу его слова, зло процедил Гогин. – Если ты только…

– Когда ты молчишь, – улыбнулся Серов, – выглядишь умнее. Если ты пискнешь, я устрою вам крупные неприятности. – И, не обращая внимания на побагровевшего от злости Гогина, неторопливо пошел к борту.

Перед ним встали двое боевиков. Еще двое напряженно замерли сзади.

– Убери их, – посоветовал Ковбой, – или будет небольшой кипиш, что на языке уголовников означает скандал с мордобоем. Перевод, возможно, не вполне точный, – улыбнулся он. – Но по сути верный.

– Пусть гуляет, – бросил парням Мюллер.

– Вы само великодушие, – склонив голову, серьезно поблагодарил его Ковбой.


– Нашли что-нибудь? – спросил Вениамин троих осматривающих каюту Серова мужчин.

– Нет, – сказал один.

– Система работает, – заглянув в дверь, сообщил коренастый парень.

– Крутой мужик, – уважительно отозвался о Сергее стоявший рядом с Вениамином плотный мужчина в тельняшке. – Наверняка он что-то сделал. А вот что? – Он вопросительно взглянул на парня.

– Хрен его знает. Ты бы его спросил.

– Все, – отрубил Вениамин, – уходим.


– Значит, ты хочешь попытаться завербовать Серова? – недоверчиво посмотрев на дочь, спросил Паулюс.

– Ты сам говорил, что принуждать таких, как он, бесполезно и даже опасно.

– Я говорил немного не так, – поправил ее отец. – Но в целом верно. И как же ты думаешь влезть к нему в душу?

– Просто побуду с ним некоторое время, – ответила Зинаида. – Без твоих головорезов, без подслушивающих устройств. Ведь он все-таки человек. У него наверняка есть, как и у всех людей, слабости. В конце концов, какие-то…

– У таких, как Серов, – отрезал Палусов, – слабостей нет. Его готовило государство, а там слабости выжигали. Он Солдат с большой буквы. Мне здорово повезло, – неожиданно для Зинаиды признался он. – Когда Лудова сообщила, что подружилась с женой Серова, я был просто ошеломлен, сначала даже не поверил. Думал, Серова преувеличивает, рассказывая о муже как о супермене. Но, слава Богу, догадался навести справки. И когда узнал, что он бывший офицер группы ДОН, – Палусов, словно переживая все заново, удивленно покрутил головой, – решил… – Он замолчал.

«Вот в чем дело, – догадалась Зинаида. – Лудова нашла Серова для отца, а не для Бунина. Но тогда выходит, что…»

– О чем думаешь? – спросил отец.

– Ты разрешишь мне день побыть с Серовым в городе? Твои люди для твоего спокойствия могут вести наблюдение. Но я обещала…

– Конечно, – кивнул он. – Но надеюсь, ты не подведешь меня? – Он улыбнулся. – Не хотелось бы, чтобы Серов пропал. У меня на него большие виды.

– Но он на грани срыва. Видеокассеты перестали поступать, так что он…

– С его женой и детьми, – убежденно проговорил Палусов, – все в порядке. Постарайся объяснить ему это. И сейчас их жизнь зависит от него.

– Тогда я заберу его? – Она шагнула к двери.

– Почему ты мне не сказала о полученной Раковым посылке? – с мягкой укоризной спросил он. – О том, что произошло у него в квартире?

– Зачем? – удивилась она. – Я знала, что ты все узнаешь. А я по-бабьи могла сказать что-то не то.

– Вообще-то да, – легко принял он ее объяснение. – Иди, – Палусов улыбнулся, – обрабатывай Серова. Только не влюбись. – Он шутливо погрозил пальцем. – Серов – видный мужик. – Когда дочь вышла, улыбаясь, покачал головой. – Умна. И хватка мертвая, как у мужика. Но меня тебе, доченька, не переиграть. Что она задумала? Впрочем, мне обо всем сам Серов расскажет. Ведь пока он у меня в кулаке. Но он как-то вдруг ожил. С чего бы это? Почему молчит Фигаро? Ведь он получил то, что хотел. Если он решил держать меня на этом всю жизнь, – губы Палусова дрогнули в зловещей улыбке, – то своей смертью не умрет. Это я тебе, Фигаро, обещаю. – Откинувшись на спинку кресла, достал из коробки сигару, отрезал кончик, поднес к носу. – Умеют табак делать, – зажмурившись от удовольствия, буркнул он. – Ладно. С Фигаро скоро все станет ясно. А вот то, что делает Колдун… – Щелкнув зажигалкой, поднес язычок пламени к сигаре. – Похоже, он действительно возомнил о себе бог знает что. Ну что же, всему есть предел. Ты пытаешься прыгнуть выше головы. Я и предоставлю тебе такую возможность.


Колдун достал мелко дрожавшими руками небольшой сейф, осторожно поставил его на стол. Снял с шеи шнурок с ключом. Оглянувшись на запертую дверь, вставил ключ в прорезь, отпер сейф и со вздохом открыл крышку. Набрал на диске второй крышки цифровую комбинацию. Вторая крышка открылась сама. Под светом настольной лампы засверкали уложенные в ряд алмазы. Кончиками пальцев он провел по ним, вздохнув, широко улыбнулся.

– Если бы не ты, Яков, – прошептал он, – этого у меня не было бы. И это еще не все. – Оглянувшись, словно боясь, что кто-то увидит алмазы, закрыл первую крышку. Набрал цифровой код. Раздался легкий металлический щелчок. Он закрыл вторую крышку и взялся за ключ.


– Может, давай выпьем? – посмотрев на лежавшего на кровати Шерифа, предложила Алевтина. – А то ты в последнее время какой-то задумчивый стал. Иди, – достав из сумки с красным крестом бутылку коньяка, позвала она. – Чем закусить, надеюсь, найдешь.

– Что ты здесь делаешь? – не шевелясь, спросил он. – Только не надо сказок про любовь, – насмешливо предупредил он. – В жизни не поверю, что ты Колдуна любишь!

– Это почему же? – наливая коньяк, поинтересовалась она. – Если из-за того, что маленький, – Алевтина гулко засмеялась, – то как мужик он очень даже ничего.

– Ты же неплохой медик, – рывком сев, проговорил он. – Видная баба. Тебе детей рожать надо, а ты людей убиваешь.

– А вот это тебя не касается! – залпом осушив стакан, выдохнула Алевтина. – Ты тоже мужик видный, так какого черта торчишь здесь? В холуях у Вальки ходишь?

– Валентин Васильевич спас мне жизнь, – хмуро напомнил ей Иван.

– Я знаю. Ты поступил как настоящий мужик. Это же надо! – непритворно ужаснулась она. – Спрыгнуть за борт во время шторма! Ведь на смерть шел. – Представив это, поежилась. – Бр-р-р. Ведь, по-моему, самое страшное – утонуть.

– Но ты вроде тоже обязана Валентину Васильевичу жизнью? – Шериф внимательно посмотрел на нее.

– Это он так думает! – Она засмеялась. – И я пока постоянно благодарю его. – Подняв стакан, протянула его Шерифу. – Выпей, полегчает. Что с тобой? – спросила Алевтина. – Ты как вернулся из Петропавловска, так места себе не находишь. Что случилось?

– Ничего особенного. – Он поднес стакан к губам. – Просто надоело палачом быть. Понимаешь, – горько сказал Шериф, – пока я сидел в долине безвылазно, как-то не думал об этом. А в город попал, и все. – Помотав головой, Иван одним большим глотком выпил коньяк. – Там жизнь, смеются дети, люди куда-то торопятся или, наоборот, идут медленно, гуляют влюбленные. Во многих домах слышится смех. Почти…

– А нищих ты видел, – перебила его Алевтина, – которые в мусорных ящиках роются, чтобы найти какую-нибудь еду? А мордоворотов, которые старух, что последнее из дома вынесли, чтобы кусок хлеба купить, обирают? Или как «новый русский» на «мерседесе» на скорости целует кралю и, сбив кого-нибудь, сунет гаишнику доллары и потерпевшему столько, сколько он никогда не видел, и дальше катит? Или ты на это внимания не обращал? – едко сказала она. – А ведь это тоже жизнь. Сегодняшняя жизнь. И поверь, Ваня, – устало сказала она, – грязи и нищеты гораздо больше, чем веселого смеха. К тому же, – криво улыбнувшись, она посмотрела на него, – если бы ты сейчас жил в городе, все равно был бы чьим-нибудь солдатом. И при первой опасности твой хозяин подставил бы тебя.

– Ты так думаешь? – наливая себе коньяк, усмехнулся Шериф.

– Уверена. Потому что ты не из тех, кого называют «новыми русскими». А здесь ты… – Вздохнув, она допила коньяк и отломила дольку шоколада. – Здесь ты – Шериф. И имеешь власть над людьми. Так что тебе больше по душе? – Она засмеялась. – Город или наша небольшая империя?

Не отвечая, он снова выпил.

– А ты почему-то зачастил к пленнице. О чем вы с ней говорите?

– Да так. – Иван пожал плечами. – К тому же я не так уж часто у нее и бываю. А насчет того, что мне лучше, скажу честно: ни у кого не был бы я боевиком. Работал бы. Водил бы детишек на разные детские площадки. Любил бы свою жену и был бы просто счастливым человеком. А что касается тех, кто в помойках роется, – он презрительно махнул рукой, – так это просто мелочь. Как говорится, ни украсть, ни покараулить не могут. Ведь это только кажется, что работы нет. Постоянной, высокооплачиваемой – может быть. Но такой, чтобы прокормить себя и еще кого-то, полно. У тех же кооператоров. В порту. Да мало ли…

– Ваня, – засмеялась Алевтина, – давай о чем-нибудь другом поговорим. А то мы, сильные и сочные мужик и баба, как политики, что-то обсуждаем. Я тебе как баба нравлюсь? – Встав, подошла к нему, села на колени, обняла его за шею и неожиданно впилась ему в губы. Опустив звякнувший об пол стакан, он заключил ее сильное тело в объятия, прижал к себе.

– Шериф! – услышали оба короткий стук в окно и громкий мужской голос. – Колдун к себе зовет!

– Я приду ночью. – Учащенно дыша, Алевтина вскочила.

– Ага, – пьяно кивнул он. – Приходи.

Когда она вышла, Шериф, покачиваясь, подошел к раковине и подставил голову под холодную воду.

* * *

– Значит, их перехватили во Владивостоке! – заорал Колдун.

– Да, – кивнул человек в форме капитана торгового флота.

– Черт возьми! Как он мог узнать, что это мои люди?!

– Может, он их потому и взял, что не знал. Ведь вы с ним заключили…

– Ничего я с ним не заключал. Он поэтому и перехватил товар! Ну что же, – Колдун скривился, – войны хочет. Будет ему война!

– А вот этого не надо, – возразил капитан, – потому что в порту Владивостока…

– Купин! Мне плевать на твои дела во Владивостоке! Фигаро перехватил мой товар! Понимаешь?! Я разделаюсь с ним!

– Звали меня? – в дверь шагнул Иван с мокрыми причесанными волосами.

– Пошел вон! – приказал Купину Колдун. Едва тот перешагнул порог, повернувшись к Шерифу, закричал: – Отбери парней! Поедете во Владивосток! Мне нужна голова Фигаро!

– Лады. – Иван кивнул и повернулся, чтобы выйти.

– Стой! – крикнул Колдун. – Ты понял, что я сказал?

– А чего не понять-то? – Широко улыбаясь, Иван пожал плечами. – Нужна башка Фигаро. «Фигаро там», – неожиданно фальшиво пропел он, – «Фигаро здесь».

– Да ты пьян, скотина!

– Ну и что? – непонимающе спросил Шериф. – Ты приказал собрать парней и катить во Владик. Будь спокоен, – неожиданно для Колдуна он дружески потрепал его по плечу, – все будет о’кей.

– Убирайся! – взвыл разъяренный Колдун. – Я с тобой завтра потолкую!

– Завтра так завтра, – по-прежнему пьяно улыбаясь, согласился Иван и, качнувшись, шагнул к двери.


– Чего тебе? – Вскочив, Галина зло уставилась на вошедшую Алевтину.

Не отвечая, та осмотрела небольшую комнату с зарешеченным окном и усмехнулась. Затем остановила свой взгляд на Галине. Несколько секунд они смотрели в глаза друг другу.

– Чего тебе? – повторила свой вопрос Галина.

– Зачем ты приехала? – спросила Алевтина. – Почему убила тех, кто был с тобой? Кто ты?

– Убирайся! – крикнула Галина. – Кто ты такая, чтобы спрашивать меня?

– Ну что же. – Алевтина усмехнулась. – Строишь из себя крутую дамочку, видиков насмотрелась. Сейчас у меня нет времени, я с тобой как-нибудь потом потолкую. – Она шагнула к двери.

Прыгнув следом, Галина поймала ее за волосы и сильным рывком свалила на пол. Падая, Алевтина сумела развернуться, вцепиться в ноги противницы и повалила ее. Упав на спину, Галина вырвала правую ногу, пяткой с силой ударила Алевтину в голову. Вскочила и дважды ударила пытавшуюся подняться Алевтину ногой. Ударившись подбородком об пол, Алевтина потеряла сознание. Галина подошла к двери, осторожно приоткрыла ее и выглянула. Никого не было. Галина вернулась к Алевтине и обыскала ее. Нашла пистолет, умело выщелкнула обойму. Проверив патроны, передернула затвор и шагнула к выходу. В дверях столкнулась с входившим Иваном.

– Привет, – широко улыбнулся он. – К тебе Алька… – Тычок ствола в живот и приглушенный хлопок выстрела заставили его согнуться. Левой рукой зажимая рану на животе, Иван бросил правую к кобуре. Галина с силой ударила его рукояткой пистолета по голове. Мгновенно обмякнув, Иван свалился на землю. Она, с трудом перевернув тяжелое тело, выхватила пистолет и, оглядевшись, побежала вниз по склону сопки.

– Стоять! – раздался справа от нее грубый мужской голос. – Кто такая?

– Меня Колдун на берег послал, – остановившись, спокойно отозвалась она.

В руке появившегося человека вспыхнул фонарь. Он осветил вскинутую руку Галины с «макаровым». Дважды трескучим эхом от склона сопки отдались выстрелы. Фонарик, описав лучом короткую дугу, упал в траву. Галина бросилась дальше. Вскрикнув от боли в ноге – босая ступня напоролась на что-то острое, – упала, выронив пистолеты. Яркий свет фонарика вынудил ее замереть, закрыв лицо руками. Сильный удар приклада в живот заставил согнуться.

– Лихая деваха, – хрипловато усмехнулся человек с фонариком.

– Алька ее пополам порвет. – Бородатый мужчина с карабином увидел «макаров», поднял его.

– Где она? – спросил подбежавший Колдун.

– Вот, – кивнул бородач на скрюченное тело Галины.

– Отнесите в медпункт, – приказал Колдун.


– Ты успел повернуться, – осматривая кровоточащую рану на животе глухо матерившегося Ивана, сказал врач, – иначе бы хана. А так… – Зевнув, достал из сумки шприц. – Зашивать будем? – с явной надеждой на отрицательный ответ спросил он.

– Делай что нужно! – простонал Шериф.

– Перекисью промою, – облегченно вздохнул медик, – забинтую, и порядок. Через недельку будешь как новенький.

– Что с Алевтиной? – спросил Иван.

– Ничего страшного, – вылив на рану зашипевшую жидкость, ответил врач. – Пара шишек на голове. Она рвет и мечет.

Иван, выгнувшись, замычал.

– Сейчас пройдет, – успокоил его врач. – Только немного…

– Гнида! – взвыл Шериф. – Я из тебя много маленьких медиков наделаю!

– Ругаешься, – довольно заметил врач. – Значит, ничего страшного. Мат – первый признак выздоровления.


– К ней никого не пускать, – строго наказал Колдун. – Пусть Потапов осмотрит ее. И сообщит мне, что с ней.


– Падлюка! – промычала Алевтина. Глядя в зеркало, осторожно дотронулась до распухшего подбородка. – Где она? – не оборачиваясь, спросила стоявшую у двери Людмилу.

– Колдун ее в отдельную палату положил, – злобно сказала Людмила. – И охрану приставил. Послали за Потапычем. Он ее…

– Что-то здесь не так, – простонала Алевтина. – Любого другого за подобное он бы живьем в костер бросил.

– Как ты? – спросил вошедший Купин.

– Что случилось? – со стоном спросила Алевтина.

– Во Владике Фигаро перехватил партию мехов. Колдун в ярости. Хотел послать Шерифа, но видишь, как получилось.

– Вот, значит, что, – пробормотала Алевтина.

– Ты вроде как довольна. – Купин расслышал ее слова.

– А кто он, – спросила она, – этот Фигаро?

– Бывший режиссер какого-то театра, – буркнул капитан. – Он совсем недавно появился, но довольно быстро сумел прибрать к рукам порт. Скорее всего благодаря его брату, который занимает какую-то должность в таможне или даже выше. В общем, сейчас Фигаро контролирует многое. Колдун отправил во Владик партию мехов. А Фигаро неожиданно перехватил ее. Я, кажется, догадываюсь почему.

– Я знала, что этим кончится, – кивнула она.

Снова расслышав в ее голосе удовлетворение, Купин с удивлением посмотрел на нее. Алевтина снова повернулась к зеркалу, зло блеснула глазами. Потом осторожно смазала опухоль на подбородке.

– Почему он ей ничего не сделал? – изумленно спросил Купин. – Ведь…

– Николай! – раздраженно сказала Алевтина. – Ты сам спроси его! Эта стерва чуть не убила меня, подстрелила Шерифа! Убила еще одного и кого-то, по-моему, ранила! И что?! Он кладет ее в отдельную палату и поручает заботам личного врача!

Капитан, недоуменно пожав плечами, хотел что-то сказать, но в комнату вошел Колдун.

– Я никому, – громко заявил он, – и ничего не собираюсь объяснять! Но предупреждаю! – Подойдя к повернувшейся к нему Алевтине, резко взмахнул рукой перед ее лицом. – Особенно это касается тебя. Не вздумай что-нибудь сделать Буниной! Удавлю собственными руками! – Колдун стремительно вышел.

– Вот это да, – пробормотал Купин.

– Исчезни! – приказала Алевтина.


– Не волнуйтесь. – Пожилой врач, измерив давление, с улыбкой взглянул на лежащую Галину. – Ничего страшного. Уже через три дня вы будете в норме.

– Кто вы? – испуганно дернулась она.

– Семен Потапович Потапов, – склонил он седую голову. – Врач. Хороший врач.

– Да? – недоверчиво спросила Галина. – А я думала…

– Вы получили сильный удар в живот, – не слушая ее, говорил врач. – Внутренние органы не задеты. У вас отличный пресс. Вы занимались спортом?

– Но мне больно! – осторожно дотронувшись до живота, сказала Галина.

– Это всего лишь ушиб, – снова улыбнулся он, – так что ничего страшного. Поверьте мне и успокойтесь. Потому что все болезни обостряются при нервном возбуждении. И еще. – Он встал. – Ничего и никого не бойтесь. Охрана, – Потапов кивнул на два силуэта за окном, – для вашей безопасности.


– Сучка, – простонал Шериф, – чуть не прибила, да я ее. – Дотронувшись до затылка, поморщился. – Я ее на…

– Ты ей ничего не сделаешь, – спокойно перебил его Колдун. – И даже более того – ты отвечаешь за ее безопасность. – И, не слушая пытавшегося что-то сказать пораженного Ивана, быстро вышел.

– Что теперь будем делать? – спросил догнавший его Купин.

– Ты о чем? – не останавливаясь, бросил Колдун.

– О Фигаро. Шериф ехать туда сейчас не…

– Это мое дело! – зло оборвал его Колдун. – И вообще! – он резко остановился. – Тебе пора…

– Я привез кассеты, которые ты заказывал, – перевел разговор Купин.


Серов удивленно покачал головой:

– Неужели это ваши апартаменты, мадам?

Не отвечая, Зинаида подошла к большому, во всю стену, квадрату темного стекла и нажала кнопку. Стекло бесшумно отодвинулось. Она шагнула в небольшую кабину лифта. Сергей усмехнулся и вошел следом. Он был доволен собой. Уловив неприязнь, граничащую с ненавистью, в отношениях отца и дочери, решил попробовать на этом сыграть. Серов не был уверен в успехе. Он знал, что рано или поздно Зинаида будет пытаться привлечь его на свою сторону. Потому что его прислали на Камчатку именно Зинаиде Палусовой. Правда, настораживали и неопределенность, и то, что Палусов держит его как бы под арестом. К тому же существовала пока неизвестная ему третья сила, которая, рискуя навлечь на себя гнев Палусова, желала смерти Серова. Все это время Серов находился в состоянии, близком к ужасу, чувству, ранее ему не знакомому. Он ни о чем не мог думать, а тем более принимать какие-то решения. И только благодаря невольному затворничеству на шхуне решил действовать. Идти в атаку он не мог. Потому что любой его неверный шаг мог вызвать гибель жены и сыновей. Ковбой правильно вычислил приход Зинаиды. Зная о системе просмотра и подслушивания, вспомнил урок по ее кратковременной нейтрализации. Для этого, сославшись на головную боль, попросил у приносившей ему еду пожилой женщины градусник. На другое утро выпросил еще один у почти постоянно торчащего под дверью его каюты парня. Этот термометр он и отдал женщине.

Серов разбил первый термометр и нанес ртуть на антенну телевизора. Потом приготовил магнитофон и был готов к визиту Зинаиды. Он добился своего, но поставил себе пять с плюсом только тогда, когда ушедшая в гневе Зинаида вернулась и спокойно сообщила, что он сутки будет ее гостем и она покажет ему город. Сойдя на берег, они сели в заграничный автомобиль. Серов не интересовался машинами, но в том, что лимузин японский, был уверен. И вообще он заметил еще раньше, что большие дальневосточные города, в особенности портовые, насыщены японскими автомобилями.

Зинаида молча смотрела на стоявшего перед ней Серова. Сначала она была страшно напугана. Потому что ее записанные на магнитофон слова означали смерть. Отец убил бы ее. Наверное, он чувствовал в ней единственную способную противостоять ему силу. Потому и захватил Серова и ее. Тем самым дал понять членам ее команды, кто хозяин Камчатки. Правда, ее удивляло его безразличие к Колдуну. Тот становился все более неуправляемым и непредсказуемым. Зинаида злилась на Серова, который записал на магнитофон их разговор, но в то же время понимала, что с непредсказуемым Колдуном сможет справиться только Серов. Ради спасения жизни жены и детей он пойдет на все. В том, что он прекрасно подготовлен, она убедилась. Правда, ее смущало и даже настораживало то, что Серова заставили работать при помощи шантажа, а не наняли. К тому же неожиданно перестали поступать видеокассеты. Она пыталась дозвониться до Флоры, но всякий раз ей вежливо отвечали, что ее нет. А на вопрос, когда вернется, молодой женский голос сообщал, что это неизвестно, поскольку Флора уехала внезапно. Зинаида уяснила себе, что не Бунин послал Серова разыскать свою пропавшую дочь, а инициатором шантажа была Таиса. Но когда Серов приехал, стало ясно – ее отец хочет использовать его в своих целях. И вот сейчас она пыталась понять зачем и думала о том, стоит ли посвятить Серова в суть дела. «Ладно, – подумала Зинаида, – решусь. И дай Бог, чтобы Сергей смог что-то узнать о семье. Ну, а если удастся спасти их, то он хотя бы в благодарность поможет мне…»

– Когда мы поедем к человеку, который передавал кассеты? – спросил Сергей.

– За нами, наверное, наблюдают люди отца, – сказала Палусова. – И поэтому…

– Они дважды меняли машины, – усмехнулся Ковбой. – А сейчас у дома, возле сквера, стоит государственное такси. Но уйти так, чтобы они нас не заметили, это, как говорят герои видиков, не проблема.

– Но мы сделаем так, – сказала Зинаида, – что они будут уверены – мы дома.

– По-моему, тебе было бы гораздо легче устроить мне несчастный случай, – входя в прекрасно обставленную большую комнату, заметил Ковбой, – потому что кассета со мной. Или я нужен тебе, чтобы расправиться с папулей?

– И для этого тоже. Но сейчас давай сделаем то, ради чего я вытащила тебя со шхуны.

– Уже довольно поздно, – проговорил Сергей, – и мне не хотелось бы, чтобы кто-то из родных поставщика кассет…

– Он завтра улетает в Санкт-Петербург, – медленно раздеваясь, сказала Зинаида. – Поэтому, если хочешь встретиться с ним, поторопись.

Серов шагнул вперед, обхватил ее за плечи, прижал к себе.

– Ты что?! – испуганно дернувшись, воскликнула Палусова.

Серов засмеялся:

– Не бойтесь, мадам. Насиловать вас я не собираюсь. Во-первых, это не в моих правилах. А во-вторых, вы не в моем вкусе.

– Извини, – обвив его шею руками, сердито проговорила она. – Я думала, ты хочешь воспользоваться моментом.


– Они целуются! – держа у уха радиотелефон, захохотал Палусов. – Ай да Зинка! – восхищенно сказал он. – Молодец! С ней он позабудет о жене. – Палусов оборвал смех и приказал: – Вести только наружное наблюдение.


– Он здесь. – Остановив машину, Зинаида кивнула в сторону небольшого двухэтажного дома. – Второй этаж. Комната во…

– Какие окна? – спросил Серов.

– Справа от тебя. Два угловых.

– Сколько людей в комнате? – Сергей открыл дверцу.

– Он один, – ответила Зинаида. Взглянув на него, замерла. Затвердевшее лицо Серова и узкие щели глаз заставили ее, испуганно ахнув, прижаться к двери. Она увидела лицо убийцы.

– Уезжай, – выходя, бросил он. – Так же незаметно вернись в дом. Я приду через пару часов.

Она быстро закивала. Хлопок двери, и Серов исчез. Он словно провалился сквозь землю. Зинаида напрасно всматривалась в залитый лунным светом двор, потом тронула машину.


Закрыв дверцу, Сергей упал на асфальт и откатился к забору. Он нетерпеливо, мысленно торопя Зинаиду, ждал, когда автомобиль тронется. Как только Зинаида уехала, он закрыл глаза и вслушался. Убедившись, что рядом никого нет, быстро подполз к бетонному столбу ворот. Лунный свет и отсвет уличных фонарей высвечивали высокую ограду и широкие ворота. Тень от ворот падала со стороны здания. Серов подполз к столбу вплотную и, прижимаясь к нему, медленно поднялся. Как сообщила ему Зинаида, в этом коттедже останавливаются экипажи, улетавшие утром в рейс. Серов, прижимаясь к столбу, медленно обошел его. Упав на асфальт, так же медленно покатился к зданию. Заметить его в лунном свете было почти невозможно. В то, что за ним кто-то наблюдает, Сергей не верил и только по укоренившейся привычке выполнял все правила незаметного проникновения в здание. Добравшись до угла, встал. Сейчас он был в темноте. Подняв голову, увидел выбивавшийся из одного окна синеватый отсвет телевизора. Быстро и беззвучно пошел к другому углу дома, где с крыши спускалась пожарная лестница. Подпрыгнул, ухватился за нижнюю перекладину, подтянулся и быстро полез вверх.

Взобравшись на крышу, снова медленно пополз в сторону нужных ему окон.


Кудрявый рослый мужчина, подтянув плавки, похлопал ладонью по тугим ягодицам лежавшей на животе женщины.

– Пить будешь? – отходя, спросил он.

– Чего-нибудь холодного, – хрипловато отозвалась она.

– Ты и так простудилась, – засмеялся он.

– Просто в горле пересохло, – переворачиваясь на спину, сказала женщина.

Он открыл холодильник.


Серов завязал на скобе тонкий крепкий шнур и начал осторожный спуск. Повиснув рядом с окном, услышал женский голос: «Просто в горле пересохло». «Гром и молния, – возмутился Серов. – Завтра лететь, а он сексом занимается. Вот поэтому и разбиваются самолеты». Серов встал на подоконник. Прислушиваясь, замер. Услышал хлопок дверцы холодильника и мужской голос: «Предупреждаю: оно холодное». Выматерившись про себя, опустил шнур и сел на корточки. Увидев беззвучно светящийся экран телевизора, на котором в объятиях здоровенного негра извивалась нагая красотка, криво улыбнулся, просунул руку в форточку, нашел защелку и осторожно выдернул ее. Переместившись чуть в сторону, потянул одну раму на себя. Она беззвучно открылась. Серов боком полез вперед. Коснувшись руками пола, мягко перекатился через спину.

– Я в ванную! – раздался от двери женский голос. «Умница», – похвалил ее Серов.

– Ты не желаешь? – игриво спросила женщина. «Дура, – изменил мнение Сергей, – к тому же шлюха».

– А что, – поднимаясь, сказал мужчина, – неплохая идея.

«Я тебе только за это внешний вид попорчу», – разозлился Сергей и прыжком достал шагнувшего к двери мужчину. Левой рукой обхватил его горло, основанием ладони правой ударил по затылку. Осторожно опустил обмякшее тело на пол.

– Юрик! – позвала женщина. – Ну что же ты?

Рванувшись к входной двери, Сергей приоткрыл ее и дважды нажал кнопку звонка. Шум льющейся воды мгновенно стих. Вполголоса что-то пробормотав, громко и властно произнес:

– И чем быстрее, тем лучше! Пошел! – Снова хлопнул дверью. Нарочито шумно шагая, направился в комнату. – Черт бы тебя подрал! – подхватив Юрия, громко проговорил он. – Жена приехала, а у него баба! – Затолкав тело мужчины под кровать, закурил.

– Вот что, крошка, – громко и раздраженно сказал Серов, – я не знаю, кто ты, да и знать не хочу. Даю тебе пять минут, чтобы исчезнуть. – Так же с шумом вернулся к входной двери и захлопнул ее.

Обнаженная женщина стремительно выбежала из ванной. Застегивая на ходу халат, она остановилась, прислушалась и, осторожно открыв дверь, вышла.

Серов завел безвольные руки Юрия за спину и крепко связал их выдернутым из форменных брюк ремешком. Взял открытую банку пива, плеснул на лицо Юрия. Тот со стоном открыл глаза. Увидев Серова, дернулся.

– У меня мало времени, – сказал Серов. – Будешь молчать – убью. Кто в Москве отдавал тебе видеокассеты, которые ты вручал женщине здесь?

– Ты! – Напрягшись, Юрий попытался освободить руки. – Козел!

Ковбой большим пальцем резко и сильно ткнул его в бок. Выгнувшись от боли, Юрий хотел закричать. Жесткая ладонь заткнула ему рот.

– Спрашиваю в последний раз, – спокойно сказал Сергей, – кто отдавал тебе кассеты? Заорешь – сразу сдохнешь.

– Баба какая-то, – просипел Юрий, – платила хорошо.

– Не надо сказок, – жестко прищурился Серов. – Мне нужна правда!

Ответ был вполне правдоподобный, но только не в этом случае. Видеокассету могли передавать только с проверенным человеком.

– Я тебе, в натуре, говорю, – сглотнув, просипел Юрий, – мне… – Указательный и большой пальцы, ногтями впившиеся в кадык, убедили его в серьезности намерений напавшего.

– Туз, – с трудом выдавил он. – Я с ним…

– К тебе приехала жена, – отпустив горло, сказал Сергей. – Сообщил об этом твой командир, так и скажешь своей подруге. Вякнешь обо мне – сдохнешь.


– Я же сказала! – Таиса зло посмотрела на Туза. – Мне Белка живой нужен был!

– Да я до него пальцем не дотронулся. – Туз пожал плечами. – Не нашел я его тогда.

– А кто же ему шею сломал? – раздраженно спросила она. – Его постовые нашли.

– А хрен его знает, – усмехнулся он. – Мало ли кому он дорогу перешел. Он же всезнайка был.

– Иди, – отпустила его Лудова. «Пропадает Бурлак, – задумалась она. – Кто-то убивает Хлюста. А теперь и Белку. Кому это нужно? – Прикусив губу, покачала головой. – Надо навестить Красотку, – решила Таиса. – Или лучше послать к ней кого-то? – Она нахмурилась. – Потому что она может знать, что я заказала Бурлаку. Нет, сначала с ней нужно поговорить. Может, Бурлак арестован? А может, просто прячется от кого-то».


– Подожди, – удивленно расширил глаза Бунин. – Значит, Таиса говорила с Генералом?

– И делала это довольно смело, – кивнул сидевший на тахте рыхлый молодой мужчина. – За ним уже несколько дней ведется наблюдение. Его подозревают в ряде заказных убийств. Правда, не знаю, какой идиот ему дает заказы. – Он пренебрежительно усмехнулся. – Генерал трижды судим. И сразу после освобождения попал в поле внимания Петровки. Он и не скрывает, что «мокрушник». Вот мне и сказали, что твоя помощница встречалась с ним и у них что-то вроде скандала получилось. Смелая баба эта Тайка. Генералу даже крутые боятся зубы показывать, для него авторитета нет. Поэтому и на хвосте у него сидят. Кто-то из «новых русских» накапал. Убивать его им все-таки боязно. Он-то действительно крутой. Его многие уголовники знают и уважают. Вот и отдали его уголовке.

– Но о чем Таиса могла с ним говорить? – пожал плечами Бунин.

– Может, о Флоре? – предположил рыхлый.

– Исключено, – возразил Бунин. – Они подругами были. Даже сейчас Таиса о Флоре чуть ли не со слезами говорит. А вообще-то, может, ты и прав.

– Вот-вот, – заблестел глазами рыхлый.

– Ты меня не так понял, – засмеялся Бунин. – Таиса, поняв, что милиция не сможет найти убийцу Флоры, сама пытается найти его. А о Генерале, как ты сам сказал, многие знают. Вот она и решила с ним поговорить.

– Вот ты о чем, – разочарованно пробормотал рыхлый. – Неужели думаешь, что Лудова следствие об убиенной подруге ведет? – с усмешкой спросил он. – Что-то мне подсказывает…

– Засунь это что-то, – сердито прервал его Бунин, – себе в карман и выброси. А сейчас иди, – он посмотрел на часы, – у меня встреча важная.

Как только рыхлый вышел, поднял трубку.

– Лудову ко мне, – приказал Бунин.

– Зачем я тебе так понадобилась? – спросила вошедшая Таиса.

– От меня только что ушел Пугов, – сказал Бунин. – Разговор был о тебе. Тебя видели с Генералом. Это раз. А во-вторых, – словно опасаясь, что их кто-то услышит, он понизил голос, – Пугов сказал, что тебя подозревают в организации убийства Флоры.

– Вот как. – Она обожгла его злым взглядом. – А не ты ли это напел? – Подойдя вплотную, в упор посмотрела ему в глаза. – Так не забывай, Яшенька, что если я…

– Да ты что! – воскликнул он. – Я сказал, что ты говорила с Генералом, наверное, потому, что сама хочешь найти убийцу Флоры.

– Значит, за Генералом следят? – пробормотала она. – Спасибо Пугову. А то я могла сделать Генералу предложение. Впрочем, я его уже почти сделала. Если за ним действительно следят, то он может мне многое испортить. Да что же это?! – зло спросила она себя. – Последнее время все не так. И началось это после того, как похи…

– Не надо было Флору убивать, – не дослушав, тихо сказал Бунин, – потому что…

– Вот как ты заговорил! – поразилась Лудова. – А ты помнишь, как вот здесь же, – она стукнула кулаком по столу, за которым сидел Бунин, – ты умолял меня это сделать. Мол, Флора хочет пойти в милицию. Или забыл? – Таиса схватила его за волосы. – Ты, наверное, и от меня решил избавиться? И сделать это с помощью милиции?

– Нет! – сморщившись от боли, взвыл Бунин. – Она мне сказала, что пойдет в…

– Ты вот что, – брезгливо вытерев руку о джинсы, бросила Таиса. – Постарайся узнать, что милиции известно о Бурлаке. Он как в воду канул.


– Вот суки! – Залпом выпив стакан молока, Генерал закатал желваки. – И пожрать спокойно не дадут.

– Ты думаешь, это уголовники? – Валерия посмотрела на стоявшую под окном «шестерку».

– А кто еще? Они, суки, меня второй день водят. И в наглую пасут, сучары!

– Где-то что-то всплыло, – осторожно, стараясь не злить его, заметила Валерия.

– Может, их Тайка навела? – спросил себя Генерал.

– Зачем ей это? – возразила Валерия. – Она же сама заинтересована в тебе. А ты прими ее предложение, и уедем из Москвы.

– Думаешь, выпустят? – Генерал дернул головой в сторону машины. – С ходу скрутят. Но валить из города надо, и чем шустрей, тем лучше!


– Значит, вы утверждаете, что вашего сына убил Ерлов? – спросил Хоттабыча капитан милиции.

– Я об этом уже говорил с вашим коллегой и предупредил, что не стану подписывать ни один документ.

– Ну, тогда не для протокола, – желчно улыбнулся милиционер. – Таких, как твой сын, надо еще до совершеннолетия давить. Бог, если он есть, Генералу за твоего сыночка пару грехов спишет без покаяния.

– Да что вы себе позволяете?! – возмутился Хоттабыч. – Как вы, сотрудник правоохранительных органов, можете…

– Я же сказал, не для протокола, – спокойно проговорил капитан. – И выражаю вам искреннюю благодарность, – протянув руку, пожал ладонь Хоттабыча. Сморщившись от боли, старик поспешно вырвал руку. – До свидания, – шагнув к двери, вежливо попрощался капитан.

– Прощайте, – разминая руку, буркнул Хоттабыч.

– Иван Федорович, – милиционер остановился в дверях, – сотрудничать с нами не желаете?

– Убирайтесь! – крикнул Хоттабыч.

– Ну что же, – улыбнулся милиционер. – Я просто хотел сказать, что людей, сотрудничающих с нами, мы стараемся оберегать. И это, как правило, удается. Бывают, конечно, единичные случаи…

– К чему это ты? – подозрительно осведомился Хоттабыч.

– Только к тому, – серьезно сказал капитан, – что Генерал может узнать о вашем гражданском порыве и понять это по-своему.

– Но, – Хоттабыч мгновенно побледнел, – мне же обещали…

– Конечно, от нас он ничего не узнает, – прервал его милиционер. – Но ведь вы знаете, что сейчас многие сотрудники повязаны с мафией. Так что такая возможность не исключена. Подумайте о моем предложении. – Капитан протянул Хоттабычу листок с номером телефона. – Позвоните. Разумеется, если надумаете. Тогда с вами буду работать только я. А мне, человеку холостому, вполне хватает зарплаты, так что с мафией я не связан.


– Белкину ты шею сломал? – спросил Абрека Тигр.

– А может, следовало подождать, пока он Лудовой обо всем доложит? – протянул Абрек. Тигр молча покачал головой.

– Они, духи, Надюшу и мальчишек на ура взяли, – глухо проговорил лежавший на кровати Корсар, – а мы с ними церемониться должны.

– Хватит, – вздохнул Федор. – Сейчас нужно думать, как нам захватить Лудову. На ура не годится, – взглянул он на открывшего рот Абрека. – С ней постоянно пятеро крепеньких мальчиков. А когда она едет куда-нибудь, сзади идет машина с пятью «гориллами». Вычислять, при каких обстоятельствах ее захват будет удачным, нет времени. Неизвестно, что с Надей и с мальчишками. Кроме того, пожалуй, впервые не знаем, почему пропал Ковбой.

– По-моему, – возразил Юрист, – почему, мы как раз знаем.

– Итак, – обвел взглядом всех троих Федор, – что будем делать?

– А чего тут думать – вскочил Алексей. – Может…

– Юра, – в приоткрытую дверь заглянула жена Корсара, – тут какая-то непонятная телеграмма. На мое имя. – Она довольно враждебно осмотрела друзей мужа и протянула ему бланк телеграммы.

– «Встречайте восемнадцатого Тузова. Юрий Юркин», – вслух прочитал Юрист. Недоуменно посмотрел на Тигра. Пожав плечами, тот с милой улыбкой обратился к женщине:

– Мы еще немного побудем, ладно?

– Я бы вас, – сердито проговорила она, – а особенно тебя, взашей вытолкала! – И, громко хлопнув дверью, вышла.

– Моя о вас, – Юрист поочередно взглянул на Тигра с Абреком, – тоже очень невысокого мнения.

– Вот это да! – притворно возмутился Алексей. – Я же говорил, давай я в Ялту поеду.

– Кто что понял? – прервал его Федор.

– Дай. – Юрист взял бланк телеграммы. Внимательно вчитавшись в текст, задумался. Затем нетерпеливо защелкал пальцами. Юрий протянул ему авторучку. Юрист начал что-то быстро писать. Иногда, всматриваясь в текст, шевелил губами. Трое, затаив дыхание, смотрели на него. Павел снял очки, протер их носовым платком, потом надел, подчеркнул время отправления телеграммы. Потом, облегченно вздохнув, прочитал вслух: «Третьего в восемнадцать Туз встречается с Юрием Юркиным». Самолет из Петропавловска-Камчатского прибывает на Домодедово. Значит, встреча там. Время мы знаем, число тоже. Туз, – задумчиво пробормотал он. – Кому что-нибудь говорит эта кличка?

– У Лудовой есть боевик, – сказал Тигр, – что-то вроде главшпана. Бывший боксер, потом занимался каратэ. В общем, собрал команду и работает на Лудову.

– Тогда все сходится, – подал голос Корсар. – Лудову мы сами на крюке держим. Вот только кто такой Юркин? – Он пожал плечами.

– Варианты? – обратился ко всем Тигр.

– Летун, – убежденно проговорил Абрек. Юрист кивнул.

– Тогда схема проста, – поставил точку Федор. – Какой-то летчик связан с Лудовой. Он встречается с Тузом. Остается самое малое – узнать причину встречи. Ты уверен, что не ошибся? – спросил он Юриста.

– Ковбой дал телеграмму ровно в три. В тексте есть число. Телеграмма отправлена из аэропорта Петропавловска-Камчатского. Кроме того, в тексте…

– Немедленно найти Туза, – прервал его Федор. – Мы должны знать, как он выглядит. Ну, а третьего… Туз твой. – Он посмотрел на Абрека.

– Самое плохое, – довольно улыбнулся Абрек, – всегда мне.

– Не трогать! – приказал Тигр. – Просто мы должны знать, как он выглядит, понял?

– Разумеется, – кивнул Алексей.

– Ты на связи. – Федор повернулся к Корсару: – Ты займись списками экипажей, которые сейчас находятся в Петропавловске-Камчатском. Это легче сделать через Татьяну.

– Но летчик – не обязательно москвич, – немного подумав, решил Павел. – Просто третьего он должен встретиться в Домодедово с…

– Если не москвич, – сказал Корсар, – то почему ты решил, что в Домодедово?

– Это и ежу понятно, – отрезал Павел. – Если бы встреча должна состояться в другом месте, Ковбой указал бы его.

– Чуть не забыл, – хлопнул себя по лбу Абрек. – У меня сегодня встреча с Красоткой. Так что есть шанс узнать о Бурлаке. Кстати, – он довольно улыбнулся, – милиция до сих пор не нашла его труп. Поэтому ищут его как пропавшего. Мол, ушел тогда-то, был одет так и так, и все такое прочее.

– С Красоткой осторожнее, – предупредил Тигр. – Она барышня еще та. Ведь с Бурлаком довольно долго общалась. А если она тебя в постель потащит? – неожиданно спросил он.

– Внешне она даже очень ничего, – засмеялся Алексей. – К тому же чего не сделаешь для пользы дела.

– Черт бы побрал этих придурков, – раздраженно пробормотал Корсар, – лежи как привязанный!

– Подставляться не надо было, – поддел его Алексей.

– Говорить всегда легче, чем делать! – принял упрек и на свой адрес Юрист.

– Все! – резко прекратил ненужный, по его мнению, разговор Тигр. – Работаем!


– Мне пора отправляться на Камчатку? – заходя в кабинет, спросил Рваный.

– Забудь об этом! – воскликнул Хоттабыч. – И никогда больше не вспоминай! Ты должен найти Генерала и убрать его, но убрать чисто, за ним охотится милиция. Ты должен опередить уголовный розыск.

– Генерала? – переспросил Рваный. Шумно выдохнув, криво улыбнулся.

– В чем дело? – спросил Хоттабыч.

– Его шлепнуть вообще-то можно, – пробормотал Рваный, – но если узнают, кто… – Он снова с шумом выдохнул.

– Ты боишься, – сердито сказал Хоттабыч. – Я думал…

– Я когда на тебя пахать начал, – раздраженно напомнил Рваный, – с ходу предупредил, что тех, кто вес у братвы имеет, мочить не…

– А про Огурца ты забыл? – всплеснул руками Хоттабыч. – Он ведь тоже какой-то там…

– Он беспредел был! – зло перебил его Рваный. – За ним все одно приговор ходил. Он же, падло, сухарился в…

– Вот что, – насупился Хоттабыч, – ты должен убить Генерала до того, как найдет милиция. Иди. – Он указал рукой на дверь. – Ты можешь не делать этого, – спокойно проговорил он вслед шагнувшему к выходу боевику, – но не забудь, что пистолет, из которого ты застрелил милиционера, цел. А ведь тогда только его не хватало.

Что-то буркнув, Рваный вышел.

«Он убьет Генерала, – посмотрел на хлопнувшую дверь Хоттабыч. – Но нужно будет убирать и его. На милицию я вышел. Отдал им Генерала. Теперь немного позже, после того как Рваный убьет его, обращусь в милицию по поводу Альбины. Мол, давно должна была вернуться. Билет на ее имя зарегистрирован. Времени, чтобы в аэропорту все записи уничтожили, пройдет достаточно. Тем более что туда она летела». Он довольно улыбнулся. Посмотрел в сторону бара, за которым был потайной ход, зло блеснул бесцветными глазами.


– Вот старый козел! – Сев за руль, Рваный с силой хлопнул дверцей. – Дуру закурковал! За черта меня держит! Но ведь он, по натуре, может пушку мусорам сплавить! Тогда все! Валить его? Но у него прихлебателей море! – Зло выматерившись, тронул машину.


– Что-то пропала ты совсем! – входя в квартиру, усмехнулась Таиса. Молодая, в меру накрашенная красивая женщина удивленно сказала:

– Ты?

– А ты вроде как собралась куда-то? – осмотрев ее одежду и почувствовав аромат дорогих духов, сказала Лудова. – Не к Бурлаку?

– Тебе чего надо? – зло спросила Красотка. – Выметайся! – Она подошла к Таисе.

– Ой, как страшно, – засмеялась Таиса. – Нет бы кофе подругу угостить, а ты в драку лезешь. Совсем зазналась, Красотка.

– Это когда же мы подругами были? – насмешливо поинтересовалась Красотка. – Может, когда ты в отделе работала, а я на нарах…

– Заткнись, – по-прежнему улыбаясь, но уже с угрозой посоветовала Таиса.

– Да ты! – Красотка взмахнула рукой.

– Ну, – засмеялась Таиса, – что же ты?

– То-то ты такая смелая, – опустив руку, буркнула Красотка.

В дверь молча вошли двое крепких парней.

– Мне нужен Бурлак! – требовательно проговорила Лудова. – Где он?

– А я откуда знаю, – раздраженно бросила Красотка. – Он пропал куда-то. Вот уже неделю не бывал!

– А если подумать, – криво улыбнулась Таиса, – может, все-таки вспомнишь, где он?

– Да иди ты! – огрызнулась Красотка. – Я же говорю…

Уловив короткий кивок Лудовой, один из парней резким ударом в живот согнул Красотку.

– Дурочка, – подождав, пока Красотка не отдышалась, громко сказала Таиса. – Может, все-таки вспомнишь, где твой хахаль?


Абрек, в потертых джинсах и такой же рубашке, увидел стоявшую перед нужным ему подъездом «ауди» и коротко улыбнулся. Сидящий за рулем рослый парень курил, распахнув дверцу. Алексей неторопливо вошел в подъезд. На площадке между первым и вторым этажами встретил быстро спускавшегося рослого парня. Следом за ним шла темноволосая женщина Парень мускулистым плечом оттолкнул Алексея к стене.

– Извини, – виновато улыбнулся Абрек.

Парень с ухмылкой протопал дальше. Мимо стоявшего у стены Алексея быстро спустилась женщина.

– Тая! – крикнул взбегающий по ступенькам мускулистый мужчина. – Почему уехала без меня? Я же…

– Я обошлась малыми козырями, – засмеялась она. – Туз был бы лишним.

– Простите, – повернувшись к ней и скользнув взглядом по лицу Туза, вежливо спросил Алексей, – который час?

– Свои иметь надо. – Толкнувший его парень взглянул на Алексея.

– Без десяти пять, – спокойно ответила Таиса и быстро пошла вниз по лестнице. Тронув плечо перегонявшего ее парня, что-то тихо сказала. Удивленно взглянув на нее, но, зная характер хозяйки, тот кивнул, бегом спустился по лестнице и выскочил из подъезда.

– А где Слон? – догнав Таису, спросил Туз.

– У Красотки.

– Тогда на кой ты этого отпустила? – кивнув в сторону Алексея, поразился Туз. – Ведь он, сука, видел тебя!

– Не лезь не в свое дело, – выходя из подъезда, сердито сказала Таиса.


Абрек поднял руку к дверному звонку и замер. Криво улыбнувшись, мощно толкнул дверь ногой. Услышав глухой стук упавшего тела, Абрек снова толкнул дверь и впрыгнул в прихожую. Увидев очумело мотавшего головой крепкого парня, впечатал носок правой ноги ему в солнечное сплетение и бесшумно шагнул к двери комнаты. Посреди комнаты в луже крови лицом вниз лежала Красотка. Вздохнув, Алексей повернулся назад и подошел к надсадно хрипящему парню. Достав носовой платок, обмотал им руку и начал прохлопывать карманы парня. Удовлетворенно улыбнувшись, достал из кармана куртки пистолет. Вложил его в руку парня. Тот судорожно сжал рукоятку. Алексей рывком поставил его на ноги. Отпустив, подпрыгнул и ногой ударил начавшего падать парня в горло. Сняв с руки платок, подошел к телефону.

– Руки! – в распахнутую дверь ворвался рослый человек в камуфляже с закрытым маской лицом. Алексей поднял руки. Второй омоновец ударом ноги в живот согнул его, перехватил правую руку, повалил Абрека лицом на пол и защелкнул наручники.


– Вот это да, – удивленно пробормотал Туз. – Откуда они появились?

– Поехали. – Таиса легко коснулась плеча водителя.

– На хрен ты того придурка отпустила? – нервно спросил ее Туз. – Ведь он, сука, нас видел. Наверняка…

– Ты неплохо работаешь кулаками, – негромко сказала она, – и совсем не умеешь головой.

Расширив глаза, он удивленно уставился на нее.


– Вот пес! – с яростью сказал Генерал. – Шлепнуть меня хочет! Значит, он с мусорами базарил? – спросил он стоящего у двери Рваного.

– Ага, – кивнул Рваный. – Он тебя с потрохами сдал. Базарил, что ты Костю пришил.

– Вот, значит, почему они мне на хвост сели, – догадался Генерал. – Свидетель нашелся. Ну, сучара! Я тебя, пса поганого, сделаю раньше, чем ты показания против меня давать начнешь!

– Может, мне им заняться? – предложила сидящая с поджатыми ногами на кровати Валерия. – Тебе сейчас показываться опасно. Если увидят…

– Завянь, – посоветовал ей Генерал. Затем посмотрел на Рваного и подозрительно осведомился: – А с чего ты обо мне вдруг заботиться начал? Ведь Хоттабыч тебе бабки платит, а ты его под сплав пускаешь.

– Да так, – попытался уйти от ответа тот.

Ухватив за ворот рубашки Рваного, Генерал рывком подтянул его к себе.

– Может, ты меня ментам сдал? И поэтому Хоттабыча под поезд кладешь? Наверное, с его телкой снюхался и решил Хоттабыча уделать, а потом мусорам капнете.

– Да на хрен ты мне это говоришь? – не пытаясь освободиться, прохрипел Рваный. – Просто ты же на зоне не колхозником ходил.

– Ну, смотри, – оттолкнув его, пригрозил Генерал, – если воду мутишь, я тебя с ходу закопаю, усек?

Бросив взгляд на Валерию и увидев скользнувшую по ее губам презрительную улыбку, Рваный вспылил.

– Ты хочешь на меня жути нагнать? – зло процедил он. – Не на того нарвался! Ты меня за черта держишь? Да я…

– Завянь! – рявкнул Генерал. Снова сграбастав Рваного за грудки, подтянул к себе и прошипел: – Я такими, как ты, питался, понял? А если еще откроешь пасть… – Не договорив, замер.

– Я, наверное, приму заказ Хоттабыча, – усмехнулся Рваный.

Выпучив наполненные ужасом глаза, Генерал хотел что-то сказать, но не успел. Одновременно с глухим хлопком выстрела он, содрогнувшись сильным телом, схватил Рваного за горло. Снова глухо ударил выстрел. И еще один. Словно подавившись, Генерал ткнулся лицом в грудь Рваного. Из полуоткрытого рта, окрашивая рубашку Рваного, пошла кровь. Рваный с кривой улыбкой оттолкнул Генерала.

– Козел, – ухмыльнулся Рваный. – Я думал, в натуре… – Он не договорил, выгнулся и вздрогнул. Широко открытым ртом втянул воздух, потом с трудом поднял руку с пистолетом.

Валерия, сжимая рукоятку ножа, ударила его снова. И, добивая, полоснула острым лезвием по горлу. Потом стала быстро собирать вещи. Открыла стоявший в углу дипломат, довольно улыбнулась: дипломат был набит тщательно уложенными пачками денег.


– Тормози! – заорал, повернувшись к водителю, Туз. Под пронзительный визг покрышек «ауди» остановилась.

– Ты что, – закричала побледневшая Таиса, – чокнулся? – Она выразительно покрутила пальцем у виска.

– Давай назад, – не обращая на нее внимания, бросил Туз водителю.

– Домой, – услышал тот требовательный голос Лудовой.

– Да ты понимаешь, – повернувшись к ней, спросил Туз, – что тот фраер нас наверняка срисовал и опишет?…

– Я думала, ты умнее, – укоризненно ответила Таиса.


– Абрек арестован! – встретил вошедших Юриста и Тигра Корсар. – Его по подозрению в убийстве…

– Работай, – не дослушав, бросил Федор Юристу. – И постарайся переговорить с ним, что-то здесь не так.

– Звонила Рая, – продолжил Корсар. – Леху арестовали на квартире одной бабы. Два трупа. Она плачет, но я разобрал, что трупы вешают на Абрека.

– Узнай, кто убит, – взглянул на рванувшегося к двери Юриста Тигр, – и почему Абрек не ушел. – Немного помолчав, спросил Корсара: – Кто сообщил Рае?

– Она не сказала, – пожал плечами Юрий. – А спрашивать я не стал. Неужели понять не можешь…

– Ты должен был спросить! – рявкнул Федор. Шагнув к двери, добавил: – Если будут новости, звони мне.

* * *

– Спал я с ней! – воскликнул Абрек. – Вот и ходил! А этот амбал, видно, приревновал. Я захожу, а он на меня пистолет…

– Хорош! – рявкнул плечистый человек в камуфляже. – Сказки будешь следователю рассказывать! – повернулся к старшему лейтенанту милиции, махнул рукой. – Твой он. Сними с него браслеты, – бросил он рослому омоновцу.

– Давно бы, – пошевелив плечами, поморщился Алексей. – А то хана рукам придет. И так уже пальцев не чувствую.

– Моя бы воля, – буркнул плечистый, – я бы таким, как ты, вообще руки отрубал.

Поняв эти слова по-своему, подошедший к Абреку омоновец резко дернул соединяющую наручники цепочку.


Молодой капитан милиции удивленно покрутил головой. Затем взглянул на вытиравшего руки врача.

– Оба готовы, этому три пули в брюхо всадили. А этому, – он дернул подбородком на Рваного, – два раза ножом. И еще по горлу. Бил профессионал, сильно и точно, это я без экспертизы сказать могу.

– Так я тебя и не посадил, – проворчал капитан. – Ушел ты от меня, Генерал, на этот раз навсегда, – уже весело добавил он.

– Знакомый? – спросил врач.

– Дважды встречались. Первый раз память оставил, – чуть поддернув рукав, показал широкий короткий шрам на кисти. – Матерый был, но отгулял свое.

– А этого, – спросил врач и кивнул на Рваного, – знаешь?

– Рваный, – ответил милиционер, – раз сидел, потом не попадался. Он на Хоттабыча работал. Где с кого долг выбить или еще что-нибудь в этом роде. Интересно, – пробормотал он, – чего они не поделили? Рваный, кажется, чтил тех, кто в уголовной среде выше его стоял. Да и кто-то убил его. Кто же этот третий? – Задумчиво, словно пытаясь найти ответ в мертвом, застывшем лице Генерала, всмотрелся в него.

– С ним последнее время какая-то дамочка крутилась, – подсказал худощавый блондин в штатском. – Мы о ней, правда, ничего узнать не могли. Но то, что у нас она не зафиксирована, точно.

– Вот это и хреново, – буркнул капитан. – Но ведь не баба Рваного ножом била? – Он вопросительно взглянул на врача.

– Мое мнение ты уже слышал, – отозвался тот. – Если это женщина, то физически сильная и знает, как и куда бить. То, что удары нанесены не наугад или в горячке, утверждаю. В другом случае ран было бы несколько и края порезов были бы шире. А здесь просто глубокий проникающий удар. Что первый, что второй. И горло вспорото умело. Так обычно в деревнях режут коров, вернее, после того, как убьют, кровь спускают.

– А вот это уже кое-что, – проговорил капитан. – Фотографии дамочки Генерала есть? – спросил он сотрудника в штатском.

– Их снимали в одном баре, – немного подумав, сказал тот, – так что…

– Отлично, – подмигнул ему капитан. – С Генералом просто барышня гулять не будет. Сейчас эмансипация во всем. Иная красавица так ножом работает, что любой баклан позавидует.


– Он говорит, что уйти не мог, – сказал Юрист, – потому что взяли бы этого придурка, который Красотку доделывал, а он запросто мог Таису сдать. С ней и Туз угорел бы, а это все, – затянувшись, Павел махнул рукой, – мы бы сели в лужу. Так что поступил он в общем-то правильно. Доказать, что он убил Красотку и того парня, не смогут. К тому же, как только мы перехватим Туза и летчика, Абрек сможет говорить правду.

– Ты думаешь, ему поверят? – усмехнулся Тигр. Вздохнув, поморщился. – Но поступил он правильно. Иначе мы упустили бы Туза и Лудову. А так очень скоро узнаем, что почем и почему. – Задумавшись, некоторое время молчал. – Значит, знает что-то Туз, если Ковбой телеграмму прислал, – пробормотал он. – Прихватив летуна, он сдал ему Туза. Летун, судя по всему, просто звено работающей за приличные деньги цепи. А может, сам по себе. Или, – он нахмурился, – что вполне возможно, знакомый Туза. Это тоже надо учитывать. Так что надо брать обоих, – решил он, – и потрясти хорошенько.

– А если все сойдется на Лудовой? – предположил Корсар.

– Скорее всего так оно и есть, – кивнул Федор. – Но если сейчас мы просто предполагаем, то после разговора с летуном и Тузом у нас будут доказательства, а в этом случае с Таисой говорить намного легче.


– Узнаешь, что произошло, – сказала Лудова, – почему перестали поступать кассеты.

– Думаешь, он знает? – ухмыльнулся Туз. – Ему просто платили хорошие бабки, вот он и…

– Я сказала! – Она повысила голос. – Узнаешь, что говорит ему она. И не надо твоих домыслов. Изволь делать то, что я говорю!

Помрачневший Туз кивнул.


– Что?! – поразился Хоттабыч. Выслушав ответ по телефону, аккуратно пригладил длинную бороду. – Но это точно? – спросил старик. Выслушав ответ, облегченно вздохнул. – Это самая приятная новость за последние дни, – чуть слышно проговорил он, а в трубку сказал другое: – Узнай подробности и немедленно сообщи. И еще! – Его голос построжал, а в глазах промелькнул страх. – Кто убил Рваного? Я должен узнать это первым! – Не прощаясь, положил трубку. – Тот, кто зарезал Рваного, наверное, слышал, о чем они говорили, – прошептал он. – Не похоже, чтобы Рваный пришел убить Генерала, а перед этим решил распить с ними коньяк. Да еще и кофе в придачу. И вот этого третьего я должен найти раньше милиции.


Поставив бокал на стол, Валерия долго и весело смеялась. Потом взглянула на сидевшую напротив блондинку:

– А вот это мне не подходит. Он делал заказ на нее. Она хочет убить его. И выходит, что я должна работать на обоих и в то же время против них. А где гарантия, что на меня не выйдет Петровка? – Валерия внимательно взглянула на женщину. – С Генералом меня наверняка засекли. Правда, выхода на меня у ментов нет, но кто-то из оставшихся, подстраховываясь, может сдать меня. Или сделать проще, – ее глаза зло прищурились, – убрать, как это получилось с Генералом, а потом и с Рваным. Так что я буду говорить не с тобой, а с ней!

– Хорошо, – кивнула блондинка. – Я передам твои слова. И прими добрый совет: не переигрывай. В этом случае ты умрешь. До свидания. – Блондинка направилась к выходу из пельменной.

– Я постараюсь, – с усмешкой прошептала ей вслед Валерия.


Войдя в небольшую тускло освещенную комнату, Якин поморщился, вытащил из кармана белоснежный платок и поднес его к носу. Стоявший рядом Андрей почувствовал запах одеколона.

– Где он? – спросил Якин.

Малыш торопливо прошел вперед, протянул руку к выключателю. Комнату осветили лампы дневного света. Якин увидел привязанного к бетонному столбу человека, вынул из нагрудного кармана очки, надел и всмотрелся в лицо Атамана. Тот, дрогнув, открыл глаза и прищурился от света.

– Кто ты? – спросил Якин.

– Не узнаешь? – прохрипел Атаман. – Короткая память у тебя, Авдеич, – усмехнулся он.

Взглянув на Малыша, Якин пожал плечами. Потом махнул рукой и брезгливо проговорил:

– Делай свое дело. Он должен сказать, где мальчишки, – и быстро пошел к двери.

– Старлей Якин. – Негромкий голос Атамана задержал его на пороге. – Неужели забыл Атамана?

Якин быстро подошел к старику.

– Признал красноперый. – Старик обнажил в кривой улыбке неожиданно белые зубы.

Якин всмотрелся в его лицо. Затем обеими руками ухватился за надорванную на плече старика старую косоворотку и резким движением разорвал ее. Увидев вытатуированный на груди трезубец и перечеркнутый двумя молниями череп, отступил на шаг.

– Данила? – пораженно прошептал он. – Чубак.

– Ну вот, – обратился Атаман к удивленному Малышу, – видал, хлопец? Признал старика Авдеич. Ведь немало водицы утекло, а признал. Вновь наши пути-дорожки пересеклись, а, старлей? Небось мыслил, что Данила на Колыме сгинул? Да не вышло по-твоему, – злорадно выдохнул он. – Давно хотел тебя бачить. И другана твоего. Но что-то не слыхать про него. Никак Богу душу отдал? – Он с надеждой глянул на Якина.

– Да нет, – разочаровал его Якин. – Жив он. А ты, значит, вернулся. И как давно ты здесь?

– Да немало, – проскрипел старик. – Только до тебя добраться не мог. Надеялся вздернуть тебя на осине. Да вишь как, – разочарованно вздохнул он, – ты и этой власти угодить сумел. А ведь нашего брата немало сгубил! – Он смачно плюнул. Густой плевок попал на колено Якина. Малыш рванулся к Атаману.

– Оставить, – негромко скомандовал Якин. – Настоящий враг достоин уважения. – Посмотрев на часы, махнул рукой. – Спрашивать тебя, Данила, о чем бы то ни было бесполезно. Поэтому потолкуем позже. Не трогать, – требовательно взглянув на Малыша, бросил Якин. – И постарайся найти Романа. – Краем глаза увидев, что Атаман дернулся в его сторону, засмеялся. – Не кори себя, Атаман. Я не из-за тебя Ромку вычислил. Он же с Лилькой последнее время любовь крутил, а теперь я понял, почему Бурко в психушку угодил. Ты ему посоветовал. Но, похоже, он там действительно тронулся. Куда же он с мальчишками от меня денется. Может, облегчишь его участь и скажешь, где пацаны? Слова даю, не трону Ромку.

– Знаю я твое слою, Якин, – процедил Атаман. – Ты же хлопцев Запорожца пострелял, а они вышли оружие сдать. Ты обещал их по хатам отпустить.

– То война была, – засмеялся Якин, – так что…

– А я и сейчас воюю! – крикнул Данила.

– Потом в воспоминания ударимся, – отмахнулся Якин. – Найди Романа. Съезди к лечащему врачу, забыл, как его… У секретаря спроси. И запомни, – угрожающе проговорил он. – Мне нужны мальчишки!

– Петр Авдеевич, – не удержавшись, спросил Андрей, – а кто он? – Кивнул в сторону молча с ненавистью смотревшего на Якина старика.

– Бандеровец, – кратко ответил Якин. – Службу «безпеки», безопасности, возглавлял. Ярый бандит был. Я его во Львове в сорок восьмом брал.


– Ты можешь толком объяснить, – Влас недовольно посмотрел на Лешего, – на кой хрен тебе эта чува нужна? За ней Авдеич охотится! А Малыш, сучонок, с…

– Вот что, – прервал его Леший. – Не суйся не в свое дело. Мы с тобой за эту телку можем бабки хорошие выхватить. Так что смотри за ней в оба. Я скоро вернусь.

– «Не суйся не в свое дело», – пробасил Влас вслед Лешему. «Вот так всегда, – сердито думал он, – предупреждаешь его, что дело дерьмом попахивает, а он все одно вперед лезет, пока мордой не ткнется. А сейчас и вообще можно жбан потерять. Авдеич с ходу кровь спустит. Его придурки по два кирпича рукой разбивают». Выматерившись, вернулся в дом.

– Чай будешь? – спросила Надя.

– А почему не буду? – Удивленный спокойным голосом, он внимательно и даже подозрительно посмотрел на нее.

– Тогда иди, – Надя поставила на стол чистую чашку, – сейчас заварится. Вот, – она поставила рядом с чашкой тарелку с блинами, – напекла. Мои мужики их очень любят, – вздохнула она. Порывисто отвернувшись, всхлипнула и быстро ушла в соседнюю комнату, которую мужчины отвели ей под спальню.

– А на кой ты Якину потребовалась? – крикнул Влас.

– Не знаю я никакого Якина! – сердито отозвалась Надежда. – Никого не знаю и вообще не знать бы вас никогда! Вы же хуже духов! Там хоть мы чужие были! А вы, сволочи… – Не договорив, замолчала.

– Закрой пасть, – на всякий случай решил пригрозить Влас, – а то с ходу зубы выплюнешь. Не хватало еще, чтобы на меня баба наезжала.


– Ну, – торжествующе посмотрел на коренастого мужчину с покрытыми татуировкой руками невысокий юркий худощавый парень, – что я говорил? Видишь, Леший вышел. – Он махнул рукой в сторону «Жигулей». – Наверняка эта телка здесь! Так что…

– Проверим, – легко поднявшись, плечистый пошел к воротам.

– Тормози! – протестуя, воскликнул парень. – Казак…

– Казак базарил – выцеплять «шкуру», – перебил его сутулый здоровяк.

– Но если она там не одна, – предостерег парень, – тогда…

– Ее не трогать, – вытаскивая из кармана «макаров», буркнул плечистый. – Остальных делаем!


– Значит, это ты, – проговорила в телефонную трубку Татьяна. – Как же я сразу догадаться не смогла. Что ты хочешь? – Выслушав ответ, засмеялась. – Сколько? Где и во сколько обмен?


– Вкусно, – промычал Влас набитым ртом. – Можешь ты блины делать.

Пристально глядя на него, Надя взяла чайник с кипятком, вздохнула и бросила его в голову Власа. Влас отпрянул в сторону.

– Завалю, сучка! – заорал он и, выхватив финку, бросился к Серовой.

– Бей! – шагнула она навстречу. – Дух! Гад! – Размахнувшись, влепила опешившему Власу полновесную пощечину. И еще раз. Влас блокировал руку женщины. Надежда сделала быстрый шаг вперед и ударила его коленом между ног. С глухим воем он присел. Схватив тарелку с блинами, Надя замахнулась ею.

– Ша! – раздался от двери мужской голос. – Ты Серова? – Коренастый засовывал за пояс пистолет.

Надя бросила в него тарелку и кинулась в соседнюю комнату. Наклонившись, коренастый захохотал. В дверь ворвались еще трое.

– Там она. – Коренастый махнул рукой на дверь. – А Власа… – он громко захохотал, – она уделала! Ха-ха-ха!

Влас приподнял голову, выбросил вперед руку с револьвером. Сухо треснул выстрел, потом второй. Ухватившись руками за живот, один из людей коренастого рухнул на пол. Коренастый и двое других открыли ответную стрельбу. Вокруг Власа засвистели пули. Он выстрелил еще дважды и, уходя от целящихся противников, перекатился за большой ящик.

– Влас! – крикнул коренастый. – Отдай «шкуру» и можешь валить! Тебя никто не тронет!

Влас ответил выстрелом. Плечистый и его двое людей начали стрелять. Вдруг в распахнутую дверь ворвался молодой парень с автоматом. Он, не останавливаясь, всадил три пули в спину коренастого. Потом отскочил в сторону и короткой очередью свалил одного из обернувшихся к нему парней. Другой с криком вскочил и, пытаясь на ходу заменить обойму, бросился к двери Надиной комнаты. Влас выстрелил в него. На бегу, словно ударившись обо что-то невидимое, парень упал. В окно за спиной Власа заглянул ствол автомата. Влас успел среагировать на звон разбитого стекла и рванулся влево. Догоняя его, на полу застучали пули. Две последние пробили бедро и свалили Власа.

– Я же говорил, – к нему подошел Леший, – не суйся не в свое дело.

– Сучара, – простонал Влас. Вскинув револьвер, нажал на курок. Сухо щелкнул боек.

От двери раздался пистолетный выстрел. Леший повалился вперед и ткнулся лицом в раненую ногу Власа, который закричал и потерял сознание. Двое парней с автоматами вбежали в комнату Нади. И через пару минут вытащили ее. Надя безуспешно пыталась вырваться, но увидела лежащих без движения Лешего и Власа и замерла.

– Отпустите ее, – услышала она женский голос. Вскинув голову, увидела вошедшую Татьяну. – Ты?! – поразилась она.

– Узнала, – засмеялась та. – А я думала…

– Где дети?! – Серова бросилась к ней. Один из парней взмахнул автоматом. Приклад угодил ей в затылок. Надя упала.

– Отлично, – кивнула Татьяна. – Добейте остальных, – приказала она и начала щелкать фотоаппаратом.


– Ну и как? – Роман подошел к столу, за которым Алешка и Димка ели манную кашу.

– Вкусно, – вздохнул старший, – но вы бы лучше…

– Хватит, – поморщился Роман, – а то весь кайф испортишь. Я, можно сказать, впервые детишек кормлю, а ты скулишь. Ты же мужчина, посмотри на младшего, – Роман кивнул на Димку, – молодцом держится, ест, и все.

– Да я просто, – Алешка опустил голову, – хотел сказать, что вы нам обещали маму найти.

– Обещал, – согласился Роман. – И найду. Вот только немного пересидим тут – и вперед. А то сейчас на неприятности запросто нарваться можно.

– Тогда лучше выждать. – Вспомнив отца, Алешка ответил его словами.

– Конечно, – улыбнулся Роман. Взяв чистое полотенце, начал вытирать перемазанного кашей Димку.

– Я сам, – подбежал к ним Алеша.

– И то правильно, – облегченно вздохнул Роман.

– Дядя Рома, – спросил Алешка, – а зачем вы нас похитили?

– Ну, во-первых, – улыбнулся Роман, – я пока что не дядя. Хотя для вас, конечно. – Расправив плечи, он подбоченился. Но не выдержал и засмеялся. А потом серьезно сказал: – Понимаешь, парень, любил я ее, а она стервой оказалась, подставила. Говорила, что вы не родные вашей матери. А где и как она вас взяла, не знаю. Да и вообще, не мой профиль детишек воровать. Поломать кого, даже шлепнуть – это да. А с малышами не связывался. А может, оно и лучше. Мне многие говорили, что Лилька стерва. И дед Данила говорил. В общем, давай больше об этом не будем, – вдруг жалобно попросил он. – А то я сам постоянно про это думаю. Но где ваша мать, – его лицо затвердело, – кажись, знаю. А чуток погодя – точно узнаю. Но если это так, то ты подскажешь, как вашего папку найти. Я не трус, – засмеялся Роман, – но боюсь. Слишком серьезный там дядя. Может почти все. Человека для него убить – как воды напиться. Тем более что делает он это чужими руками. Мне о нем дед Данила много чего рассказывал. Разговорился я.

Оглядев мальчишек и увидев, что младший, прижавшись головкой к коленям старшего, спит, Роман осторожно взял его на руки и отнес в соседнюю комнату. Выходя, подмигнул Алешке:

– Ты молоток. Мужиком держишься. Еще пара дней, и я все о вашей мамке узнаю. А там посмотрим, как быть. Но скорее всего придется вашего отца вызывать. Как он, – спросил Роман, – крутой мужик?

– Папа этого слова терпеть не может, – скривился Алешка. – Он просто хороший солдат, – с гордостью проговорил мальчик.

– Ну и отлично, – по-своему оценил его слова Роман. – Вот он и разберется за вашу маманю.

– Ему дяди Леша, Федор, Павел и Юрий помогут, – добавил Алеша.

– Тогда совсем немного прождать осталось, – утешил его Роман.


Малыш со злобным блеском в глазах коротким резким ударом в живот сложил пополам худощавого мужчину с наколками на кистях и пальцах. Тот обхватил живот обеими руками и медленно опустился на колени. Коснувшись лбом асфальта, хрипло задышал и повалился на правый бок.

– Казак, – процедил Малыш, – я тебе что говорил, помнишь? – и мощно ударил его ногой в лицо.

Казак, дернувшись, раскрыл в пронзительном крике окровавленный рот. Малыш каблуком врезал ему в зубы. Казак вместе с обильной кровью выплюнул три зуба. Он хотел что-то сказать, но Малыш с коротким резким выдохом ударил его ногой по шее. Казак расслабленно раскинул руки.

– В воду! – приказал Малыш четверым крепким парням около джипа. – Поехали, – забираясь в открытую дверцу, бросил Малыш водителю.

Подхватившие Казака парни поднесли его к скалистому берегу и, раскачав, бросили в пену разбивающейся о камни воды.


– Что это? – Якин растерянно посмотрел на стоящую у стола дочь.

– А ты не видишь? – улыбнулась она. – Фотографии. Надеюсь, женщину узнать можно. – Она взяла большую цветную фотографию, на которой вверх лицом лежала Серова. Вокруг ее разметавшихся волос виднелась темно-красная лужа.

– Что это? – повторил свой вопрос Якин. Но на этот раз в голосе не было удивления. В нем она услышала злобу. В глазах Татьяны лишь на мгновение вспыхнуло мстительное торжество.

– Я не понимаю тебя, – стараясь, чтобы это прозвучало немного испуганно, сказала она. – Если ты имеешь в виду снимки, то это…

– Откуда они у тебя? – строго перебил ее отец.

– Ах, вот ты о чем, – вздохнула Татьяна. – Не знаю. Мне передал их какой-то мальчишка. Я ему отдала десять долларов, а когда вскрыла конверт, его и след простыл. Я подумала, что тебе, наверное, будет интересно увидеть это. Поэтому и приехала.

– Черт! – выкрикнул Якин. – Насколько я понял, это люди Казака. Где это снималось? – пробормотал он.

– Не знаю. – Татьяна пожала плечами. – Я сама пыталась понять. – Она взяла фотографию Серовой. – Ее я узнала сразу. Кажется, знаю этого, – аккуратно положив фотографию Надежды, подняла снимок с мертвым Лешим. – Этот парень работал…

– Я знаю, кто эти мертвяки! – заорал Якин. – Это люди Казака. С ним сейчас Малыш разбирается! Но почему они убили ее? – громко спросил он себя. – Ведь Малыш объяснил Казаку, что тот получит очень хорошие деньги за одну только информацию о местонахождении Серовой. Не мог Казак…

– А ты не думал о том, – негромко сказала дочь, – что кто-то предложил больше?

Нахмурившись, отец остро взглянул на нее.

– Но кому это нужно? – чуть слышно спросил он. – Кто заинтересован в смерти Серовой?

– Я, – кратко сообщила Татьяна. – Но я сначала поиздевалась бы над ней.

«Кто же вмешался, – задумался Якин. – Он? – Прикусив нижнюю губу, отрицательно помотал головой: – Нет. Ему это совсем невыгодно. Тогда кто же?»

– Что ты решил? – по-своему истолковала его молчание дочь.

– Не знаю, – честно признался он. – Я не пойму, кто это сделал. И главное – зачем.

– Шеф, – в дверь заглянул Спартак. – Малыш.

– Давай его сюда, – устало бросил Якин.

– Казак мертв, – доложил вошедший Малыш. – Он утверждал, что не знал о том, что Серова находится на даче матери Лешего. Влас доставлен в больницу. Он без сознания. Возле него двое из уголовного розыска. Не нервничайте, – увидев волнение в глазах шефа, успокоил он. – Как только Влас придет в себя, он расскажет все. Но только этим двоим. И умрет. А потом и они. Но сначала все расскажут мне.

– Сволочи, – прошептала Татьяна.

Но отец услышал ее.

– Упокойся, – криво улыбнулся он, – Влас все расскажет.

– А если он умрет? Или ничего не знает? Ведь парни Казака…

– Он скажет, откуда у них появилась Серова! – зло оборвал ее Якин.

– Так это могу сказать и я, – спокойно проговорила она.

– Ты? – поразился отец.

– Леший вместе с Мамелюком, – начала она, – был…

– Вообще-то ты права, – кивнул он. – Но кто их перестрелял? Где труп Серовой? Как выглядел тот мальчишка, что принес тебе конверт с фотографиями? И кстати, – нахмурился Якин, – я хотел бы видеть этот конверт.

Татьяна достала из сумочки самодельный конверт.

Схватив его, Якин осторожно подушечкой мизинца провел по заклеенному краю конверта.

– Что ты делаешь? – поинтересовалась Татьяна.

– Ты можешь идти, – не глядя на нее, буркнул он.

Как только она вышла, Якин бросил острый взгляд на Малыша:

– Посади ей на «хвост» толковых парней. Что-то она недоговаривает. И к тому же, – пробормотал он, – она довольна случившимся. Черт возьми! – громко проговорил Якин. – Это ломает мне все планы. Я слишком много теряю! А что, если все это – плод фантазии Фигаро? – Он задумчиво уставился на фотографию Серовой. – Но почти все, о чем он говорил, сходится. Ладно, – Якин хлопнул по столу ладонью, – мне нужны мальчишки. Это пусть малый, но козырь. Ему придется считаться со мной. И труп Серовой. В том, что она мертва, – он вгляделся в снимок, – сомневаться не приходится. Но где труп? – Взглянув на Малыша, нахмурился. – Ты был у Афанасьева?

– Его нет, и никто не знает, куда он уехал.

– Ну что же, – Якин грузно поднялся, – придется говорить с Данилой. Маловероятно, что он что-то скажет, но ведь и по интонации, и по недоговоренности можно кое-что понять. Да, – вспомнил он, – нашли человека, передававшего видеокассеты в Москву?

Малыш покачал головой.

– Кассеты отвозил сам…

– Черт бы вас подрал! – взъярился Якин. – Ничего вы не можете! А что, если я предложу тебе прокатиться на дальневосточные рубежи России-матушки? – неожиданно спросил он.

– Если нужно, я готов ехать куда угодно.

– Это делает тебе честь, – одобрительно улыбнулся Якин. – Вполне возможно, тебе придется туда поехать. – Замолчав, вздохнул.

– Вы сейчас будете говорить с Данилой? – осмелился спросить Малыш.

– Завтра, – отмахнулся Якин. – Сегодня и так слишком много на меня свалилось, я должен все обдумать. А ты постарайся найти Романа. Насколько я понял, это он убил Лильку и уволок мальчишек. Он не думает, что делает.

– Позвольте не согласиться, – осторожно возразил Андрей. – Роман был арестован за двойное убийство супружеской пары из Минска. Они, вы это знаете, были поставщиками наркотиков. Он убил их, как говорится, по наводке и забрал крупную сумму денег. Но сумел разыграть полного идио-

та. Да так, что в это поверила целая комиссия психиатров. Роман, несмотря на свою молодость, прошел отличную школу. С детства занимался самбо, боксом, пулевой стрельбой. Во всех видах не единожды занимал призовые места. Службу проходил в морской пехоте, там усовершенствовал искусство рукопашного боя и обращения с оружием. У него прекрасная школа восточных единоборств. Вы же знаете, что Роман не дурак и, пробыв в психбольнице полтора года, снова появился в Ялте. Этим он, если так можно сказать, обезопасил себя на будущее. Дурак, он и есть дурак. А с дурака, как говорится, взятки гладки. Так что…

– Хватит! – резко прервал его Якин. – Я рад, что ты это понимаешь, но пойми еще одно: Роман сейчас опасен и для меня, и для тебя. Он убил женщину, которую любил. Все, кроме него, знали, что она просто использовала его. И сейчас я пытаюсь и никак не могу понять причину, по которой он скрылся вместе с мальчишками. Ведь Роман хищник-одиночка. И вдруг его непонятная забота о мальчишках. Они наверняка мешают ему. Почему он скрылся с ними? Найди его! – Не выдержав, Якин сорвался на крик: – Мне нужны дети Серовой!


– Странно, – пробормотал Роман, – почему дед Данила не едет? Он должен был приехать еще вчера. Неужели что-то случилось? – Пригладив длинные волосы, быстрым движением выхватил из-за ремня сзади пистолет. Вскинув его, прицелился. «Завтра надо будет съездить к нему. А как же пацаны? – спросил он себя. – Ладно, Алешка – парень сообразительный. Скажу, что поехал об их матери узнавать. Мне и нужно-то всего часа два. За это время ничего с ними не случится».


– Почему не убили Власа?! – зло воскликнула Татьяна. – Он сейчас в больнице. С ним двое купленных Малышом милиционеров! Вы понимаете, что будет, если он очнется? Он видел меня! Его надо убить!

– Не волнуйся, – спокойно проговорил рослый молодой мужчина. – Просто мы думали, труп он. Это моя вина, я ее и исправлю.

– Ладно, – вздохнула она. – Ты, Толик, отвечаешь за Власа. А ты, Игнат, – она повернулась к загорелому крепышу, – должен найти человека, который отвезет это, – Татьяна взвесила на ладони конверт с фотографиями, – на Камчатку. И вручит их лично Серову.

– Найти такого человека, – тот ухмыльнулся, – за хорошие деньги можно. Но как он отыщет этого самого Серова? Да и зачем тебе это? Ведь ты нас наняла, чтобы с Авдеичем разделаться. – Он заиграл желваками. – У нас к твоему отцу свой интерес имеется. А вот…

– Какая тебе разница? – перебила она. – Плачу я. Тебе только нужно найти верного человека. Серов сейчас у дочери Палусова. Вот к ней твой человек и поедет. Она сведет его с Серовым.

– Так какого хрена кого-то искать? – пожал плечами Игнат. – Сам и слетаю. Рыбы хорошей привезу, – он подмигнул Анатолию, – с пивком очень даже пойдет.

– Тогда вылетай сегодня же, – решила Татьяна. – Чем быстрее здесь объявится Серов, тем лучше.

– Вот оно что, – догадался Игнат. – Ты хочешь, чтобы Серов Авдеичу голову свернул. Оно, конечно, неплохо, – усмехнулся он. – Но уж больно много охочих на это дело и здесь имеется. Лично я готов твоего батяню больно и долго убивать. – В его глазах блеснула застарелая ненависть.

– Отца Серову я не отдам. – Она покачала головой. – У него здесь дел и без него много будет. Ты летишь на Камчатку? – спросила она Игната. Тот молча кивнул.


– Это точно? – Палусов бросил быстрый внимательный взгляд на сидевшего перед ним русобородого здоровяка.

– Точнее некуда. – Тот пожал широкими мускулистыми плечами.

– Отлично, – довольно потер руки Палусов. – Вижу, ты удивлен? – улыбнулся он.

– Так оно конечно. – Тот снова дернул плечами. – Ведь раньше ты все как бы торопил события. И вдруг тебя устраивает то, что…

– А вот это, Роберт, тебя не касается, – отрезал Палусов. – Мой план изменился. Теперь, как говорится, и волки будут сыты, и овцы целы. – Он неожиданно подмигнул окончательно опешившему здоровяку. – И знаешь, – весело добавил Палусов, – все-таки новая работа наложила на тебя свой дальневосточный отпечаток. Ты и говорить стал по-другому. Надеюсь, мыслишь не так? – Он внимательно взглянул на Роберта.

– Обижаешь, Василий Антонович, – укоризненно покачал головой Роберт. – Сколько лет я среди работяг хожу. – Он усмехнулся. – С волками жить – по-волчьи будешь выть. Волей-неволей с ними на одном языке говорить нужно.

– Это правильно, – согласился Палусов, – нас этому учили. Не выделяться среди тех, против кого работаешь. – Прощаясь, пожал сильную руку Роберта. – Связь по-прежнему через…

– Он последнее время мне что-то не нравится, – сказал Роберт.

– Чем же? – быстро спросил Палусов.

– Да так… – неопределенно начал тот. Увидев во взгляде Палусова злость, торопливо продолжил: – Разговор об алмазах, как он докладывал, не просто слова. Их видели. И я думаю, вернее, уверен, – тут же поправился Роберт, – что у него они действительно есть.

– Мне об этом ты не первый говоришь, – тихо произнес Палусов, – но пока все останется так, как есть. Он нужен мне. Точнее – его люди. В чем, в чем, – усмехнулся Палусов, – а в организаторских способностях…

– Хозяин, – заглянул в кабинет Кинг-Конг, – этот гад приехал.

Увидев в его узких под лохматыми бровями глазах бешенство, Палусов с улыбкой поднялся, подошел к Кинг-Конгу и хлестнул ладонью по его грубому лицу.

– Я создал тебя как неуязвимое чудище, – спокойно сказал он, – я же и уничтожу тебя. Серов мне нужен в данное время больше, чем ты. Поэтому не старайся отомстить ему – я буду на его стороне. Но обещаю тебе, Миша, – засмеялся Палусов, – это временно. Тогда как наши с тобой отношения вечны.

Шумно выдохнув, Кинг-Конг мотнул кудлатой головой.

– И еще, – Палусов брезгливо зажал нос надушенным платком, – хоть иногда снимай свой бронежилет. От тебя такой запах…

– Сегодня же вымоюсь, – поспешно заверил его Михаил.

– Серов один? – вернулся за стол Палусов.

– Зинаида Васильевна только привезла его.

– Как они прощались? – неожиданно спросил Палусов. Увидев непонимание в глазах Михаила, махнул рукой. – Иди. И помни, что я сказал.

– Я вымоюсь, – снова фыркнул тот.

– Это твое дело. Я говорю про Серова.

В узких глазах амбала вспыхнула ярость. Но он поспешно закивал.

– Все, – засмеялся Палусов, – вижу, что понял.

– Кто он, – спросил Роберт, – этот Серов?

– Мое состояние, – ответил Палусов. – Человек, который может все. И что самое ценное в нем, он ни у кого не вызовет подозрений. К тому же он ненавидит меня. А это здорово щекочет нервы. – Палусов засмеялся. – Грея змею на груди, знать, что она сгорает от желания укусить тебя.

– Рисковый вы человек, Василий Антонович, – недовольно заметил Роберт.

– Таким сделала меня профессия. – Палусов широко улыбнулся. – И от этого я испытываю ни с чем не сравнимое удовольствие. Но тебе это знать совсем ни к чему. Можешь идти. – Он махнул рукой на дверь. – Связь все та же. Ничего не изменилось. Если возникнут какие-то трудности, немедленно связывайся.


«Отлично, – бросившись на прикрепленную к стене каюты койку, выдохнул Серов. – Юрист телеграмму поймет правильно и сможет прочитать. А если его нет? – Он покрутил головой. – Куда он, к черту, денется. Подведем итоги. Послезавтра они перехватят Туза и Юркина. Правду узнать смогут быстро. Абрек в этих делах спец. И что дальше? Наверняка выйдут на Лудову. Прижать ее сразу не смогут. Пара дней потребуется на изучение ее образа жизни. Чтобы найти слабое место и взять, когда серьезного сопротивления никто оказать не сможет. Господи, – в который раз за последнее время обратился он к тому, о ком всегда говорил с иронией, – пусть у нее будет любовник. Там ее прихватить не составит труда. – Закрыв глаза, Серов потянулся. В то, что Юркин никуда обращаться не будет, он был уверен. Во-первых, кто ему поверит, если он обратится в милицию. И кроме того, вскроется его связь с Тузом, московским уголовником. А вот рассказать Тузу о визите троих или четверых амбалов в масках он, конечно, может. Что его спеленал один человек, Юркин, конечно, не скажет. Впрочем, не это главное. Если парни правильно поймут телеграмму, то пусть он говорит Тузу что угодно».

– Гром и молния! – зло прошептал Ковбой. – Ведь Туза никто из парней не видел! – Он с чувством выматерился.

– Ты чем-то недоволен? – услышал он голос Палусова.

– Я органически не перевариваю бездеятельности! – резко ответил Серов. – Вы похищаете моих детей и жену! Я выполняю все требования. Еду к вашей дочке! А здесь, – Сергей вскочил, – какого дьявола вам надо?! Где Надя и сыновья?! Вы же обещали! В ад без парашюта тебя и твоих шестерок!

– Ну вот, – укоризненно сказал Палусов. – Я думал, сутки с Зиной пойдут вам на пользу, ан нет. А о том, зачем все это, ты узнаешь чуть позже. Сейчас я занят спасением твоих детей и жены. Я человек слова, и поэтому они будут возвращены целыми и невредимыми. Что же касается того, в чем ты меня обвиняешь, то мне просто обидно слышать это. Я уже говорил и повторяю, хотя никогда ни для кого не делаю этого. Я понимаю твое состояние. В похищении твоих детей и жены я не принимал никакого участия. И на тебя вышел совершенно случайно. А вот когда узнал, кто ты, – голос Палусова построжал, – решил, что ты мне понадобишься. Тем более выбора у тебя и нет. Или ты будешь работать на меня, или… – Он замолчал.

– Слушай сюда, – жестко проговорил Серов. – Я сделаю все, что ты захочешь. Приму как задание любую бредовую идею. Но только после того, как Надя и сыновья будут в Москве и я буду уверен в этом. Надеюсь, я сказал понятно? – спросил Сергей.

– Разумеется, – согласился Палусов. – Так все и будет. А сейчас я, в свою очередь, хочу предостеречь тебя. Любой твой неверный шаг, и все. Ты меня понял? – Не успел Сергей ответить, как раздался негромкий металлический щелчок. Палусов отключил микрофон.

* * *

– Что? – поразилась Зинаида.

– А то! – прошипел Рошфор. – Иначе он нас всех подведет под статью. Если у тебя будет какой-то шанс смягчить наказание и отделаться червонцем усиленного режима, то меня расшмаляют. И президент не помилует! – зло закончил он.

– Радужную перспективу ты мне нарисовал, – нашла в себе силы сыронизировать Палусова.

– Я сказал о том, что будет. Он сдаст нас. Понимаешь ты это? Как только он выйдет из психушки, с ним сразу будут говорить ребята из ОББ. И все! – воскликнул Пахомов. – Нам крышка. Наверняка кто-то уже сообщил в отдел, что Раков постоянно твердит о присланной ему голове. О том, что мы…

– Но как это сделать? – кусая губы, спросила Зинаида.

– А вот об этом надо думать тебе, – отрезал он. – У тебя связи. В конце концов, ты втянула меня в это. И все замутила ты! Если меня сцапают, я так и буду говорить. И смогу доказать это, ясно?

– Куда яснее, – сказала она. – Я-то думала, мы делаем одно дело, и поэтому…

– Сейчас главное – спасти свою задницу, – перебил он.

– Ты насмотрелся видиков, – усмехнулась она, – и говоришь языком их героев. Но тем не менее ты прав. Спасти себя можем только мы. Хорошо, я постараюсь сделать так, чтобы Раков из психушки не вышел. Но мне не понравились твои слова. – Зинаида посмотрела ему в глаза.

– Да я это в горячке ляпнул, – отводя взгляд, буркнул Рошфор.

– Значит, ты можешь в горячке и еще что-то вроде этого ляпнуть, – усмехнулась она. – Оказывается, ты собираешь доказательства моей преступной деятельности, – засмеялась она. – Вот уж не думала, что Станислав Пахомов, гроза местных уголовников, прозванный за ум, хитрость и жестокость Рошфором, может подставить под топор палача женщину, которую он когда-то обожал. Или ты обожал моего отца, – она усмехнулась, – который в свое время мог все?

– Он и сейчас может многое, – буркнул Пахомов.

– Ему недолго осталось. – Поняв, что сказала лишнее, засмеялась. – Правда, это пока только мечта, которую я выдаю за действительность. Но ты знаешь, как я отношусь к отцу.

«Что-то она задумала, – решил Рошфор. – Неужели нашла способ разделаться с Паулюсом? Но, впрочем, сейчас куда важнее Раков». Он шумно выдохнул. Ладони стали влажными.

– Почему ты молчишь? – спросила Зинаида.

– Я подумал, что будет, – сипло проговорил он, – если Раков расскажет…

– Не начинай все снова! – воскликнула она. – Давай решим, как нам быть с заказом на меня. Ты взял аванс, а товара у нас нет. Заказчик требует, понимаешь? Уже требует товар.

– Во-первых, – криво улыбнулся Пахомов, – деньги взяли мы – ты, я и Раков. Во-вторых, первую партию мы отослали. Так что…

– Не выходит! Ты же знаешь, что в первой партии много брака. Питер требует или меха, или деньги и дал нам срок – полмесяца.

– Но почему раньше ты ничего не говорила? – опешил Пахомов.

– Я не хотела тебя тревожить, – вздохнула Зинаида. – Надеялась, что смогу уладить сама. И если бы не твои слова о…

– Надо решать с Раковым! – закричал Пахомов. – Питерские дали нам срок. Если Мишка что-то скажет милиции, нас упрячут по гроб! Неужели не понятно?

– Найди… – сказала Зинаида и замолчала. – Пришли ко мне Хасана, – негромко сказала она, – и успокойся. С Раковым кончат раньше, чем он переговорит с милицией.

– Ну-ну, – пытаясь понять ее «найди», буркнул он. – Давай. А Хасан здесь. Только я бы на твоем месте не особо доверял ему. Он, оказывается, и на твоего папочку работал. А как дело паленым запахло, то есть пришлось выбирать, ты или Паулюс, ушел в сторону.

– Позволь мне решать, кому верить! – отрезала Зинаида. – А сейчас иди, я буду говорить с Хасаном без тебя. Извини, – она усмехнулась, – но после твоих слов о доказательствах против меня полностью доверять тебе я не могу.

Что-то зло буркнув, Пахомов вышел. Через некоторое время в комнату вошел кудрявый черноволосый парень.

– Найди мне Мурзаева, – приказала Зинаида. – Я должна встретиться с ним вечером.

– Понял, – гортанно отозвался Хасан. – Где вы будете его ждать?

– Ресторан «Парус», – немного подумав, решила Палусова.


– Ребята, – скуляще проговорил сквозь решетчатую дверь одиночной палаты Раков, – меня убить могут. Прямо здесь. Им это надо. Во главе Зинка…

– Заткнись, – недовольно бросил один из сидевших перед палатой людей в белых халатах, – или мы тебя сейчас сами сделаем.

– Плюнь ты на него, – разглядывая карты, усмехнулся другой. – Дурик, он и есть дурик. Ходи.


– Нашел я ребятишек, – войдя в комнату, бросил Паленый. – Ребята что надо – умеют стрелять, ножами неплохо работают, каратэ этим хреновым занимаются. Цена их устраивает.

– Они знают, что должны сделать? – спросила Галина.

– В курс дела введешь их сама. Все равно тебе с ними базарить придется. Так что о том, кого и когда, сама скажешь.

– Что слышно о Ракове? – поинтересовалась Галина.

– Да он вроде как разговорился, – усмехнулся Паленый. – Мол, ему посылку с головой Грифа передали. А потом хотели убить. Но сначала Зинку Палусову требовали. Мол, она у них за главшпана катит.

– Это хорошо, – довольно улыбнулась Галина. – Как отреагировал на это ее отец, – тихо пробормотала она.

– Чего? – не расслышал Паленый.

– С парнями поедешь ты? – спросила Галина.

– А вот для этого, – ухмыльнулся Паленый, – найди какого-нибудь придурка на стороне. Колдун, как я понял, мужик серьезный. Или ты хочешь и мой жбан в посылке получить?

– Раньше ты был смелее.

– Раньше и ты другой была.

– А вот об этом не надо, – тихо, но с угрозой сказала она. – Потому что, если кто-то что-то узнает, убьют нас всех. Тебя тоже.

– На кой хрен я с тобой связался? – поморщился Паленый. – Баба ты, конечно, ништяк. Но вот как подумаю, что с тобой можно влипнуть так, что и скелет не найдут, – криво улыбнувшись, махнул рукой, – все твои прелести не такими привлекательными кажутся.

– Так в чем же дело? – Она пожала плечами. – Сходи к Паулюсу и расскажи все. Или к Колдуну съезди. И тот, и другой благодарны тебе будут.

– А может, лучше москвичу подсказать, – ухмыльнулся он, – как ты его отпевать готовишься?

– Моя ошибка, – зло блеснула она глазами, – что я сразу не убила его. Думала, примет нашу сторону, но не получилось. А убивать его необходимости нет, он ничего не знает. Да и узнать не сможет, здесь я обезопасила себя. Правду знают только трое – ты, я и Галька.

– А она рисковая «шкура», – восхитился Паленый. – В капкан сама голову сунула. – Не находя слов, покрутил головой.

– Если бы все получилось, как думали, – недовольно проговорила Галина, – она имела бы очень хорошие деньги. Но там что-то вышло не так, кто-то вмешался. И черт возьми! – взорвалась она. – Я до сих пор не пойму, что там случилось! Вот и хочу послать кого-то, чтобы знать правду. Может, ее уже и в живых нет.

– А с москвичом ты вообще-то правильно придумала, – некстати засмеялся Паленый. – Колдун его с ходу хлопнет, если уже не уделал. Не было его вчера на шхуне, я с кентом базарил. Тот и сказал, что москвича нет. Может…

– Нет, – покачала головой Галина. – Его Зинка куда-то возила. Знать бы куда.

– А ты откуда знаешь? – Паленый удивленно и недоверчиво посмотрел на нее.

– Знаю, – отрезала Галина.

– А что, если с Мурзаевым перебазарить? Сахид за хорошие бабки кого хочешь на тот свет отправит.

– А что? Это неплохая мысль. Да, надо поговорить с Мурзаевым.


– Ну что же, – тонко улыбнулся узкоглазый человек, – это, конечно, не так просто. Но тем не менее…

– Не тащи кота за хвост, – прервала его Зинаида. – Говори сразу, сколько ты хочешь.

– Каким временем я располагаю? – спросил он.

– Самое большее – три дня. Но лучше, если он умрет завтра или даже сегодня.

– Все люди смертны, – усмехнулся Мурзаев, – и никто не знает конца своей жизни. Но дело не в этом. Если он умрет сегодня, это будет стоить дороже, чем его смерть завтра. И…

– Сколько? – сердито перебила его Зинаида.


– Передашь Фигаро, что мне необходимо встретиться с ним, – сказал Палусов, – и желательно у меня.

– А если он предложит встречу на его территории? – спросил Гогин.

– Уточни, где именно, – спокойно сказал Палусов, – но постарайся с местом встречи опередить его. То есть сразу, как только он согласится встретиться, скажи, что я приглашаю его на Камчатку. Здесь хорошая охота, богатая рыбалка. Кроме того, я покажу ему долину гейзеров. Таких мест во всем мире только три. И ни слова о том, что он перехватил мою пушнину. О Колдуне тоже молчи. Если же начнет он, то скажи, что ты не в курсе, кто такой Колдун. А если Фигаро он интересует, то при встрече мы с ним все обсудим и наверняка придем к единому мнению.

– Василий Антонович, – поняв, что все инструкции даны, осмелился спросить Гогин, – что вы решили насчет Серова?

– А почему тебя это интересует? – засмеялся Палусов. – Не можешь забыть, как он отделал тебя с твоими парнишками? Кинг-Конг тоже на него зубы точит. Но Серова я пока вам не отдам.

– Поэтому вы и отправляете меня во Владивосток, – догадался Гогин.

– Мюллер, – укоризненно покачал головой Палусов, – от тебя я не ожидал такое услышать.

– Извините. – Гогин смутился.

– Ладно, – вздохнул Палусов. – С Серова, так и быть, ты свое возьмешь. Но только немного позже. Как насчет поединка с ним? – с неожиданным азартом спросил Паулюс. – Как говорили в дни моей молодости, один на один.

– Да я его! – зло выдохнул Гогин. – На…

– Все, – жестко прервал его Палусов. – Разговор окончен. Во Владивосток улетаешь сегодня ночью. После первого разговора с Фигаро свяжись со мной. Мне нужно знать его реакцию на предложение о встрече.


«С этой посудины выбраться я смогу, – полежав некоторое время с закрытыми глазами, вспомнив весь путь от каюты до широкого трапа на берег, подумал Ковбой. – И лучше делать это во время обеда с двенадцати до половины первого. В это время на шхуне только четверо моих охранников и трое на палубе. На берегу у трапа еще двое. Пройду. Стрелять они не будут: выстрелы привлекут внимание. В рукопашном я их сделаю. Ребята тренированные, но зажравшиеся. К тому же ко мне после Гогина и этого лохматого придурка Кинг-Конга относятся с боязливым уважением. Так что два раунда я выиграл. Хотя бы в том, что напугал парней шхуны. Но вдруг с Надей пока все нормально и задержка видеокассет – случайность? Мало ли – заболел кто-то из этой цепочки. Юркин говорил, что Туз просто не принес кассеты. Палусов уверяет, что Надя и пацаны вернутся в Москву и я об этом узнаю. Может, зря я послал телеграмму? А Юрист где? Ведь Палусов говорил, что с ним и Корсаром в Ялте что-то случилось. Кто-то из них ранен. Гром и молния! – разозлился Сергей. – Никто, кроме Юриста, правильно прочитать телеграмму не сможет».

Серов закрыл глаза и, стараясь успокоиться, начал медленно считать про себя. Не выдержал, вскочил и заметался по каюте. Остановился. «Спокойно, Ковбой, – подумал он. – В атаку всегда успеешь. Зачем я нужен Палусову? Это он, дух, организовал похищение Нади с сыновьями, – внезапно понял он. – Стоп. А Лудова? Значит, Бунин, сам ничего не зная, подыграл Тайке. Но зачем я нужен Палусову? – снова попытался понять Серов. – Какого дьявола он держит меня здесь? Отправляет со своей дочерью в город. Закрывает глаза на избиение его людей. Ни вопроса о том, как и зачем я отключал систему прослушивания. Что ему нужно? – Резким ударом ноги расколол висевшее над умывальником зеркало. – В ад без парашюта, вопросы без правильного ответа». Хищно сверкнув глазами, Сергей выбросил ногу вверх, мягко коснулся носком выключателя. И тут же снова включил свет. «Жду три дня, – решил он. – И если не появится ничего нового о Наде и сыновьях, иду в атаку. За это время и парни успеют протрясти Туза, Лудову и выйти на тех, кто захватил Надю и детей. И все-таки, – невольно спросил он себя, – что от меня нужно Палусову? Что-то такое, чего он не может доверить своим людям. Значит, ему нужен камикадзе, – внезапно понял он, – который сделает свою работу и отправится на тот свет. И ни у кого не возникнет вопроса почему. Но камикадзе должен быть отличным солдатом. Что-то крупное задумал Василий Антонович. Гром и молния». С коротким выдохом Ковбой впечатал кулак в дверь.

– Чего тебе? – раздался ленивый голос.

– В морду кому-нибудь дать, – громко отозвался Сергей, – очень хочется. Может, заглянешь? Харя у тебя широкая, в темноте не промахнешься.

– Добазаришься, – так же равнодушно пообещал голос.

Усмехнувшись, Серов бросился на койку.

«А стреляли в меня скорее всего люди женщины, которая встретила меня в аэропорту. Впрочем, в ад без парашюта всех стрелков и заказчиков, – криво улыбнувшись, равнодушно подумал Сергей. – Пока с Надей и сыновьями неизвестность, я скован по рукам и ногам. И ничего не могу предпринять».


– Отлично, – удовлетворенно кивнул Мурзаев. Коротко улыбнувшись, спросил: – Это точно?

– Да, – кивнула ярко накрашенная женщина средних лет. – Я как раз дежурство заканчивала. Тут санитары и заорали…

– Все, – оборвал ее Мурзаев, взглянул на часы и задумчиво пробормотал: – Что нужно этой фифочке? На кого она заказ делать хочет? – Не найдя ответа, равнодушно махнул рукой. – Черт с ним. В общем так, – обратился он к женщине. – Пусть кто-нибудь звякнет Зинке и скажет. Просто скажет, и все. Никаких разговоров.


– Здравствуйте, Василий Антонович, – поздоровалась с Палусовым молодая симпатичная женщина.

– Тамара, – приветливо улыбнулся он. – Добрый день. С чем пожаловала? Обидел кто?

– Нет, – улыбнулась она. – Веня сказал, что уезжает. А надолго ли, не сказал. Когда он вернется?

– Томочка, – укоризненно покачал головой Палусов, – ведь я всегда требую, чтобы мои люди сообщали родственникам о сроках командировки.

– А Веня мне ничего не сказал, – смутилась она.

– Ну я ему задам, – по-отцовски сурово пообещал Палусов. – Вернется, я ему устрою. Конспиратор. Вернется Вениамин через четыре дня.


– Извините, – с тревогой спросила Зинаида – а кто говорит? – Услышав в трубке гудки отбоя, немного постояла у телефона. Аккуратно положила трубку, сразу сняла ее и набрала номер.


– Вот это да! – воскликнул Мурзаев. – Ты думаешь, я соглашусь?!

– Я не считала тебя трусом, – спокойно сказала Галина. – И думала, что для тебя нет авторитетов. Но оказывается… – Она вздохнула.

– Тебе легко говорить! – немного помолчав, снова громко начал Сахид. – Палусов здесь – первая фигура. У него везде и все схвачено. На него работают и в милиции, и в…

– Ладно, – недовольно перебила она. – Надеюсь, у тебя хватит здравого смысла не сообщать о нашем разговоре Палусову или кому бы то ни было из его команды.

– Крутая ты бабеха, – усмехнулся Мурзаев. – А если я сейчас тебя повяжу и отдам Палусову? И перескажу то, что ты мне говорила? Не думаю, чтобы ему это понравилось.

– Прежде чем ты это сделаешь, – немного побледнев, но, сумев не выказать охватившего ее страха, спокойно проговорила Галина, – прежде чем меня убьют твои люди, ты получишь пару пуль.

Увидев, как ее рука быстро скользнула в сумочку, Сахид засмеялся.

– Лихо! – с уважением проговорил он. – Меня давненько не пугали. А ты, в натуре, стрелять будешь или только…

– Попробуй мне что-нибудь сделать, – тихо сказала Галина, – тогда узнаешь, насколько я серьезна.

– Лады, – кивнул Сахид, – мне это тоже в масть. Зажрался он, сука! Строит из себя «крестного отца». До него-то мне навряд ли дотянуться, но его гостя сделать можно. И сделаю, потому что это для Палусова удар ниже пояса. Давай клиента. Кого ты хочешь на тот свет спровадить?

– Колдуна.

На лице Мурзаева появилось выражение крайнего удивления.

– Но погоди, – пробормотал он, – ты ведь говорила, что это гость Палусова, а Колдун…

– Колдун и будет гостем, – улыбнулась Галина. – Он приезжает к Паулюсу. Так ты согласен принять заказ?

– Что-то ты крутишь. – Сощурив и без того узкие глаза, словно стараясь узнать ее мысли, он внимательно всмотрелся в лицо Галины.

– Ты согласен или нет? – нетерпеливо спросила она.

– Ты знаешь цену, – ровно сказал он. – Так вот, она увеличивается вдвое. Если сможешь набрать такую сумму…

– Половину в качестве аванса, – перебила его Галина, – ты получишь вечером. Остальное после того, как выполнишь работу. – Поднялась и, не прощаясь, быстро пошла к выходу.

Из-за соседнего столика встал Паленый, бросил быстрый взгляд на Сахида и последовал за ней. Мурзаев увидел, что трое парней, сидевших справа, тоже вышли.

«Вот сучка, – невольно восхитился он, – с охраной пришла. Паленый, похоже, на нее пашет. А что она против Колдуна имеет? – Вздохнул и взял фужер с шампанским. Сделал глоток, сунул в губы сигарету. – Откуда она знает, что к Палусову Колдун приедет? И как я его узнаю?»

– Вот, – вздрогнув, Сахид взглянул на подошедшего к нему парня, – эта телка дала. – Он протянул конверт.

Удивленно хмыкнув, Сахид достал из конверта фотографию. Всмотрелся. Вскочил. Рванулся к выходу, но остановился. Снова посмотрел на фотографию.


– По-моему, тебе не следует ехать в Петропавловск, – сказала Алевтина.

– Почему же? – усмехнулся Колдун. – Я прокачусь туда с удовольствием. Давненько не бывал в городе. Как там все сейчас? – пробормотал он. – Я только по телевизору да в газетах про новую жизнь при демократии знаю.

– Тебе не кажется, что это ловушка? – быстро спросила Алевтина. – Откуда Паулюс узнал, что ты находишься именно здесь? И как к тебе попало его приглашение?

– Гонцов от кого бы то ни было, – ответил Колдун, – я всегда принимаю с миром. Посол – персона грата, так принято во всем мире. Что же касается твоих опасений, – он благодарно взглянул на нее, – спасибо. Все-таки приятно чувствовать, что кто-то беспокоится о тебе.

– И все же я настаиваю – тебе не нужно туда ехать, – твердо проговорила Алевтина. – Если Паулюс хочет встречи, пусть приедет сам.

– Позволь мне самому решать, куда мне ехать! – раздраженно сказал Колдун.

– Как хочешь. – Обиженная Алевтина пошла к двери.

– Не вздумай тронуть Галину, – сказал ей вслед Колдун.

Она резко обернулась.

– Эта гадина чуть не убила меня! – закричала Алевтина. – А ты…

– Я сказал, – грозно повторил он, – не вздумай прикоснуться к ней даже пальцем.

– Вот это да, – удивленно проговорила Алевтина. – Пожалуйста, объясни мне причину такой трогательной заботы о ней.

– Всему свое время, – ответил Колдун. – А ты запомни мои слова. Кстати, к Шерифу это тоже относится. Скажи, – его глаза неожиданно повеселели, а губы расплылись в широкой улыбке, – ведь здорово она тебя отделала.

Алевтина крепко сжала кулаки.

– Я не ожидала, что она осмелится напасть! А то бы… – Видно было, Алевтина жаждет отмщения. Колдун понял это.

– Ладно, – усмехнулся он. – Поговорим об этом позже. Сейчас не до ваших бабских скандалов.

– Бабских скандалов?!

– Да… Все! – крикнул Колдун. – Хватит!

Алевтина вышла, хлопнув дверью.

– Как Шериф?! – крикнул Колдун. Не услышав ответа, выглянул в окно.

Алевтина быстро уходила к окутанной дымкой пара ложбине.

– Строишь из себя принцессу, – усмехнулся Колдун. – Правду узнаешь, вообще с ума сойдешь, – пообещал он.


Галина затянулась и положила окурок в пепельницу. Все это время она пыталась понять поведение Колдуна. Ее должны были убить. Женщина зябко передернула плечами, вспомнив угрожающие взгляды и слова в свой адрес. Но ее положили в неплохо оборудованный лазарет. Помощь ей оказал, как она поняла, личный врач Колдуна. У двери постоянно дежурили двое вооруженных парней. Но она поняла, что они охраняют ее от желающих разделаться с ней.

«В чем же дело? – пыталась понять Галина. – Как это все объяснить?» Не найдя убедительного ответа, вернулась на кровать. Страх прошел, и теперь она чувствовала интерес к происходящему. Бросив взгляд в окно, увидела Алевтину, которая спускалась к речке.

– Сучка, – с ненавистью прошептала Галина. – Надо было тебя вообще прибить! – Ей было ясно, что в лице Алевтины она приобрела заклятого врага. Галине было известно, какое влияние Алевтина оказывает на Колдуна. Но видно, и это не помогло расправиться с Галиной. – В чем же дело? – прошептала она.


– Надо идти к нему! – возбужденно проговорил крепыш, обросший жесткой щетиной. – И пусть объяснит, почему эта мымра жива. Она двоих наших угрохала! Альку подранила и тебя подстрелила! – Он взглянул на лежащего на кровати Шерифа. – И как с гуся вода! В чем дело?

– А ты пойди, – усмехнулся Иван, – и спроси его.

Этот совет заставил крепыша сразу замолчать и как-то смущенно и даже испуганно оглядеть дружно дымивших в комнате Шерифа еще четверых людей.

– А он тебе скажет, – продолжил Иван, – недоволен – сваливай. И куда ты пойдешь? Или ты? – повернулся Шериф к другому. – Всем нам идти некуда, – сказал он, – потому что мы живы до сих пор благодаря Колдуну. Он дал нам все это. – Шериф повел рукой вокруг. – Кто мы есть? Ты – приговоренный к пятнадцати годам убийца. Колдун помог тебе и троим твоим приятелям, когда вы замерзали после побега, а теперь вы и жрете вдоволь, и баб имеете. А ты? – повернулся он к крепышу. – Ты убил жену и ее хахаля, бежал в тайгу. Или сдох бы там, или под расстрел пошел бы, если бы менты нашли. А теперь ты Вепрь, тебя боятся и считаются с тобой. А я? – усмехнулся он. – Я труп. Нырнул с корабля в штормовое море. Кто спас меня? Колдун. И теперь я Шериф, и со мной считаются. Так что, мужики, – закончил он, – не о чем нам его спрашивать. Здесь все и всё его. И убрать его нельзя, – заметив, как крепыш хочет возразить, сказал Иван. – У него связи. Кормежка, патроны и все остальное поступает к нам потому, что есть Колдун. Не будет его, и нас через неделю с вертолетов покосят, как сорняк. Так что, мужики, – повторил он, – мы есть потому, что есть Колдун. А с нечистой силой всегда жить веселей.

– Так то оно так, – недовольно сказал рыжебородый лысый человек, – но уж больно обидно. Она, проститутка, Вальку шлепнула. А мы с ним столько вместе прошли. – Выплюнув на пол окурок, подошвой сапога растер его. – Вот с этим я несогласный. Выходит, мы вроде как игрушки. Любой, кто захочет, может, как куропаток, перещелкать. Валек верный Колдуну был, сколько раз за него голову подставлял. А сколько народу положил! А его эта баба, как муху, щелкнула. Ну ладно. Согласен, недоглядели. Алька виновата. Но ведь…

– А ты, Ржавый, ему самому все это скажи, – снова посоветовал Шериф. – Здесь можно всю ночь базарить. И что? Да ничего и чуть больше. Лично мне эта Галька, кем бы она ни была, до лампочки. Свое я с нее все одно получу. А уж вы решайте, кто чего хочет. И топайте, – Шериф зевнул, – я раненый, мне спать нужно.

– Сейчас уйдем, – прогудел мощного сложения громила. – Ты только вот что скажи: правда, что Колдун с Владивостоком войну начинает? Если да, то интересно знать, из-за чего?

– Фигаро, – немного подумав и решив, что может сказать, ответил Иван. – Есть там один такой оперник, перехватил партию пушнины. И деньги заграбастал. Как я знаю, при этом наших двоих завалили. Вот Колдун и послал Кэпа поговорить с этим самым певцом. Должен был я поехать, – он дотронулся до перебинтованного живота, – да не вышло. А Кэп – мужик тертый. Он сумеет и в накладе не остаться, и свое получить.


– «Фигаро здесь, – приятным сильным голосом пропел худощавый мужчина с бородкой, – Фигаро там…» – Прервавшись, взглянул на стоящего у двери Мюллера. – Павлик Гогин, – приветливо улыбнулся он. – Не думал, что встречу тебя как посланника Палусова.

– Я тоже не думал, – ухмыльнулся тот, – что ты станешь Фигаро.

– А что тебя так удивило? – засмеялся Фигаро. – Ты же всегда знал, что я напеваю эту арию. И согласись, делаю это к месту. Иначе ты не был бы здесь.

– Вообще-то да, – кивнул Мюллер. – Но, по-моему, ты перебрал лишнего. Паулюс…

– Знаешь, – поморщился Фигаро, – мне никогда не нравилось пристрастие полковника Палусова называться и называть своих людей именами фашистов. Это порой отталкивает от вас людей, тех, кто хотел бы быть с вами.

– У каждого свои пороки, – согласился Гогин, – но я здесь не за тем, чтобы обсуждать, кто как себя называет. Ты перехватил партию пушнины. Палусов потерял большие деньги. Зачем ты это сделал?

– Хотя бы ради того, – засмеялся Фигаро, – чтобы увидеть тебя. А если серьезно, я предлагал Палусову платить мне пять процентов от стоимости всей партии. Согласись, это мизер по сравнению с тем, что имеет он. Но, увы, – Фигаро с сожалением пожал плечами, – его обуяла гордыня. Я отдам партию, – улыбнулся он, – хотя бы из уважения к своему бывшему приятелю и не поставлю никаких условий. Но постарайся объяснить ему ситуацию: если партию накроет милиция или какая-то комиссия, расплачиваться придется мне. А ради чего я должен терять деньги и людей? – Он развел руками. – Уважение, конечно, хорошее качество, но в разумных пределах. Сейчас время реформ. Пока можно, все стараются заработать. Я не являюсь исключением. Так что будь добр и объясни популярно все это твоему хозяину. – Увидев, что Гогин доволен, Фигаро широко улыбнулся. – Извини, но я всегда называю вещи своими именами.

– Вот и Василий Антонович просил тебе напомнить об этом, – спокойно проговорил Гогин.

Узкое лицо Фигаро мгновенно побледнело.

– Что ты хочешь этим сказать? – сиплым от страха голосом спросил он.

– Странно, ведь ты всегда был понятливым человеком, Ляхович, – усмехнулся Гогин. – Я не думаю, что это понравится тем, кто сейчас на тебя молится. Это не пользовалось уважением ни в какие времена.

– Подожди, ты хочешь сказать…

– Я уже сказал. А сейчас, – Гогин взглянул на часы, – извини, но я должен уехать.

– Но у него ничего нет, – неуверенно проговорил Ляхович. – Он блефует.

– Ты прекрасно знаешь, что Василий Антонович никогда не блефует, а говоришь это, стараясь успокоить себя. В общем, Фигаро, выбор за тобой. Если Василий Антонович потеряет всего лишь несколько миллионов, то ты… – Многозначительно замолчав, Гогин вышел.

– А где гарантия, что он не потребует еще что-то?! – воскликнул Фигаро.

– Но до этого он от тебя ничего не требовал. – Гогин вернулся.

– Хорошо, – поморщившись, согласился Фигаро. – Я верну…

– А кроме этого, – не терпящим возражений тоном перебил его Гогин, – ты воспользуешься своими связями в Симферополе. Надеюсь, помнишь Ваньку. Твои люди должны связаться с ним послезавтра. Шхуна-бар «Эспаньола».

Широко раскрыв глаза, Фигаро беззвучно шевелил губами.

– Палусов все равно попросил бы тебя об этом, – продолжил Гогин, – но ты сам виноват в том, что он заставляет тебя это делать. А так как сейчас время рыночных отношений и всякая работа оплачивается, двадцать процентов от стоимости партии перехваченной пушнины – твои. И еще: не вздумай преподнести это своему брату в выгодной для тебя форме, ведь ты мастак на подобные штуки. Так вот, Василий Антонович предупреждает: твоему брату будет интересно знать истинного виновника гибели его отца. Вот так-то, Павлик Морозов. – Рассмеявшись, Гогин вышел.


– Ты уверен, что узнаешь его? – спросил Федор. Расслышав волнение в его голосе, Юрист удивленно взглянул на друга.

– Абрек описал его внешность, – успокоил его Павел.

– Смотри внимательно, – сказал Федор, – мы должны взять Туза!

– Если он придет с пятеркой «горилл», – пробормотал Павел, – то скорее всего нас всех заберет скучающая без дела милиция. – Он кивнул на патрульных, лениво помахивающих дубинками. И тут же приглушенно добавил: – Он.


Туз вышел из машины и посмотрел на часы. В последнее время он был недоволен отношением Таисы. Она перестала ему доверять. Это он понял после ее визита к Красотке. «Хотя, – он усмехнулся, – все получилось клево. Там загребли хахаля, появившегося в ее квартире. Непонятно, кто пришиб боевика. Впрочем, – он пренебрежительно улыбнулся, – мяса для битья хватает. Занырнешь в любую секцию, а их сейчас до едрени фени, и выбирай. Но все равно…»

– Здравствуй, – услышал он голос сзади. Обернувшись, увидел подошедшего Юркина. Они были знакомы с детства. Потом их пути-дороги разошлись. Юркин закончил летное училище. А Туз в семнадцать лет угодил за решетку. Когда освободился, то решил, что сейчас самое время, чтобы делать деньги. Он сколотил гоп-компанию. Но уже через три месяца им на «хвост» плотно села милиция. И если бы не Лудова, которая непонятно как сумела замять дело, сидеть бы Тузу снова. И он стал работать на нее. Работа, как говорится, не пыльная – поломать кого-то или выбить нужную сумму, зато почет, уважение и хорошие бабки. А когда Тайка узнала, что у него есть знакомый пилот, пришла в восторг. Он четырежды передавал Юркину видеокассеты. Но потом Таиса сказала, что передавать нечего, и на некоторое время он прекратил встречи с Юркиным. Но Туз не мог с ним не встречаться. Юркин привозил с Камчатки пусть немного, но быстро расходящиеся по хорошей цене морские продукты. Икра, консервированные спруты и тому подобное. А в этот раз Юркин позвонил и потребовал встречи, сказав, что должен сообщить нечто важное.

– Салют, – усмехнулся Туз. – Говори, что у тебя… – и тут же замер. Увидев испуганно выпученные глаза Юркина, понял, что тот чувствует то же.

– Рыпнешься, – услышал он тихий голос сзади, – получишь пулю, усек?

Стараясь делать это как можно спокойнее, Туз кивнул. За спиной бледного Юркина он увидел лицо мужчины в очках.

– А что дальше? – Туз попробовал сыграть крутого. – Будешь стрелять или как? Видишь товарищей? – Он насмешливо дернул подбородком в сторону двух приближающихся милиционеров.

– Они сейчас будут заняты, – услышал он спокойный голос.


– Все. – Небритый верзила повернулся к двум мужикам и кивнул: – Начали.

– А вдруг они нас обуют? – спросил один.

– Не боись, – убедительно посоветовал верзила. – Мы к бабе одной пристали. Перепало, правда, крепко, но зато и плату получили вдвое больше обещанной. Давай, – подмигнул он второму.

– Ах ты гад! – громко заорал тот. – Да я тебя, пса, завалю! – Ухватив за грудки первого, он широко размахнулся. Шарахнувшись в сторону, пронзительно закричала молодая женщина. Обернувшиеся на крик патрульные бросились к махавшим кулаками мужчинам.


– Ништяк, – оценил Туз, – классно работаете. На кого пашете?

– Вперед, – чувствительно ткнув его стволом между лопаток, бросил Тигр. – И не дергайся, пристрелю с ходу, и сделаю это с удовольствием.

– А вот это, – шагнув вперед, усмехнулся Туз, – удовольствие я тебе хрен доставлю.

Юркин, беспомощно озираясь, двинулся за ним следом.

– Открывай дверцу и садись, – тихо предложил Тигр подошедшему к задней дверце «шестерки» Тузу. То же предложил остановившемуся у передней дверцы Юркину Юрист.

– Нарветесь, фраера, – зло пообещал Туз, – я вас из-под земли достану. – Но ощущаемый под левой лопаткой ствол пистолета был гораздо убедительнее слов. Туз открыл дверцу, нагнулся и тут же потерял сознание от резкого удара в затылок. Коленом затолкав Туза на заднее сиденье, Тигр забрался следом.

Юрист коротким рубящим по шее выбил сознание из усевшегося на место рядом с водительским Юркина. Усадив так, чтобы он не заваливался на бок, Юрист пристегнул его ремнем безопасности. Быстро обежал машину спереди, сел за руль.


– Господи, – насмешливо всплеснув руками, сказала Таиса, – да в тебе никак отцовские чувства проснулись.

– Да! – воскликнул Бунин. – Уже столько времени от нее ничего нет! И твой наемник, – он криво улыбнулся, – тоже молчит. Что-то не то у тебя вышло. Просчиталась ты. А говорила…

– Заткнись, – тихо посоветовала она. – И давай говорить откровенно. Тебя волнует не Галька, на нее тебе совершенно наплевать, а алмазы, которые она должна привезти. Поэтому ты согласился и на привлечение Серова. А знаешь ли ты, что для этого потребовалось похитить его жену и детей? – насмешливо спросила она.

– Но я ни при чем. – Бунин вскинул пухлые руки, словно защищаясь, и замотал головой. – Я ничего не знал. Это все ты!

– Суд поверит мне, – усмехнулась Таиса. – Я скажу, что похищение женщины и ее детей организовал ты. А кроме этого, – прошипела она, – ты же организовал и убийство Флоры. Надеюсь, ты помнишь ее слова о том, что она пойдет в милицию и все расскажет?

Бунин снова замотал головой.

– А я сделаю это, если ты не прекратишь скулить. Сейчас нельзя расслабляться, – зло проговорила Лудова. – Кто-то копается в наших делах. Один за другим бесследно исчезают работающие на меня люди. А потом милиция находит их мертвыми. По каждому из них, – она криво улыбнулась, – расстрел плакал. Но дело не в этом. Кто-то, а я до сих пор не могу понять кто, влез в наши дела. Да-да. – Увидев, что Бунин хочет возразить, она опередила его. – Ведь твои дела с алмазами – преступление, за которое грозит большой срок. Так что не будь тряпкой. Галька тебе не нужна. Не надо строить из себя заботливого папашу. Если бы ты действительно пекся о ней, ты не послал бы ее на Камчатку. А оттуда никаких вестей. Из Крыма тоже. Впрочем, если это он, – ее голос повеселел, – то все идет как надо. Но он бы не молчал, – возразила себе Лудова. – Что же там происходит? И кто здесь пытается выйти на меня? Кто?

– Может, Хоттабыч? – несмело предположил Бунин. – Он мне говорил…

– А что? Вполне может быть. Впрочем, если это он, – засмеялась Лудова, – тогда многое понятно. Он ведь тоже посылал людей на Камчатку. К тому же уже сколько времени нет Альбины. Как же я раньше не могла догадаться, где она. Ну что же, – голос Лудовой построжал, – будем говорить с тобой, Хоттабыч, на понятном тебе языке. Как только вернется Туз, – обратилась она к Бунину, – пусть немедленно приезжает ко мне. Я буду на даче.

– Значит, ты тоже думаешь, что это он? – тихо спросил Бунин.

– Я не уверена, – спокойно ответила Лудова, – но проверить стоит. Он вполне может попытаться навредить мне. То есть нам.


– Кто вы? – строго спросил Хоттабыч. – И что вам угодно? Если можно, побыстрее объясните причину своего визита. – Давая понять, что торопится, он взглянул на часы.

– Нехорошо, – усмехнулась стоявшая у двери Валерия, – так принимать тех, кому должен.

– Что? – насмешливо спросил он. – Я вам должен? Убирайтесь. – Хоттабыч протянул руку к кнопке вызова охраны.

Сделав шаг вперед, Валерия поставила на стол маленький магнитофон и включила его.

– …нужно убить его, – услышал Хоттабыч свой голос. – Мне все равно, как и кто. О цене не беспокойтесь, в обиде не будете.

Отдернув руку, он откинулся на спинку кресла.

– Но я думал, что Валерий – это мужчина, – растерянно проговорил Хоттабыч.

– Валерия, – поправила она. – Надеюсь, теперь вы понимаете, что должны мне за двоих?

– А вы не боитесь, – усмехнулся он, – что я сейчас прикажу охране связать вас и сдам в органы. Ведь, как мне известно, милиция с ног сбилась, разыскивая убийцу Генерала и Рваного. А вы заявляетесь ко мне…

– Уверяю, – холодно улыбнулась она, – прежде чем прийти к тебе, старый хрыч, – неожиданно проговорила Валерия, – я подстраховалась. И если ты отдашь меня ментам, попадешь в соседнюю камеру, где тебя сразу, несмотря на возраст, сделают мальчиком. Впрочем, это не разговор. – По ее губам снова скользнула улыбка. – Вы сделали заказ, он исполнен. Я пришла за деньгами.

– Ясно, – приглаживая бороду, буркнул Хоттабыч. – И как долго ты хочешь сосать из меня деньги?

– Я не шантажистка, – обиженно возразила женщина. – Меня вполне устраивает то, что я делаю. В общем, – голос Валерии снова прозвучал резко, – давай бабки!

Хоттабыч внимательно осмотрел ее с головы до ног.

– У тебя, наверное, уже не стоит, – по-своему отреагировала на это Валерия, – а все туда же.

– Позволь спросить, что заставило тебя, молодую, красивую женщину, стать убийцей?

– Любовь, – тяжело вздохнув, ответила она.

Хоттабыч понял, что она сказала правду.

– Я без ума от одного человека. – Видимо, желание выговориться было сейчас сильнее всего. – А он поиграл мной и бросил, другую завел. Я его в горячке ножом. – Красивые губы женщины изломала ухмылка. – Потом и ее, чуть позже. Меня бы посадили, но Генерал помог. Вот с тех пор я и работала с ним. А когда ты позвонил, я поняла, что он меня засветит. Поэтому и пришила его. Тебе номер телефона Генерал дал? – зная ответ, спросила она.

– Да, – кивнул Хоттабыч. – Он сказал, что если чего срочное потребуется, то нужно позвонить и спросить Валерия. Я, конечно, рисковал, – он развел руками, – но Рваный меня, если так можно сказать, за горло взял. Впрочем, чего уж теперь об этом. Деньги я тебе сейчас отдам. И хочу кое-что предложить. Ничего особенно сложного, а получишь прилично.


– Ну, сучары! – угрожающе проговорил Туз. – Я вас, гребни… – Не договорив, согнулся всем телом и взвыл. Его искаженное лицо и расширенные глаза говорили о нестерпимой боли.

– Повторяю, – наклонился к нему Тигр, – кому делала заказ Лудова в Ялте? Кто похитил Серову с детьми? – Федор задавал вопросы наугад. Он не был уверен в том, что Туз знает правду. Захватив его и летчика, он пошел ва-банк. Рядом с непроницаемым видом стоял Юрист, изредка, по короткому взгляду Тигра, наносящий вызывающие жгучую боль точечные удары.

– Да иди ты, – промычал Туз, – я же говорю, что… – Удар-тычок в нервный узел правого плеча снова заставил Туза, взвыв, замереть. – Сукой буду – не знаю, – искренне заговорил он. – Она мне ничего не говорила. Просто…

– Спрашиваю в последний раз, – спокойно перебил его Тигр. – Потом умрешь. Но будешь делать это долго и болезненно. Кого подключила Лудова к похищению Серовой?

Федор понял, что Туз знает больше. Вконец перепуганный Юркин, с которым он говорил перед этим, не дожидаясь вопросов, быстро рассказал, что к нему обратился Тузов и попросил за хорошие деньги, сумму не назвал, передавать видеокассеты в аэропорту Петропавловска одной женщине, которую Юркин знал. Тигр допускал, что Лудова просто использовала Туза, но только допускал.

– Итак. – Федор прикурил. – Слушаю.

– Тайка просила найти кого-нибудь из летунов, – сглотнув, затараторил Туз, – который без лишних вопросов будет передавать видеокассеты в Петропавловске-Камчатском одной бабе, она работает в аэропорту. Но…

Уловив кивок Тигра, Юрист ладонями обеих рук одновременно сильно хлопнул Туза по ушам. Туз замычал, дергая привязанными к спинке стула руками. Схватив горло Туза, Тигр чуть сдавил пальцы. Поперхнувшись, чувствуя, что задыхается, Туз прохрипел:

– Она какого-то знакомого просила, он в Ялте…

Тигр одним движением выбил сознание из Туза и бросил взгляд на Павла.

– Надо брать Лудову. Он имени не знает.

– Того тоже? – кивнув на дверь в соседнюю комнату, спокойно спросил Юрист.

– Юркина, конечно, не стоило бы, – сказал Федор, – но выхода нет. К тому же он сволочь. За деньги и мать родную продаст. В общем…

– Как же мы их оставим? – прервал его Юрист. – Туз наверняка сообщит.

– Сработаем на опережение, – бросил Федор.


Подойдя к непробиваемой стеклянной перегородке, Хоттабыч всмотрелся в лежащую у стены исхудавшую Альбину. Пригладил бороду, злорадно улыбнулся. Нажал кнопку, поднял стекло и осторожно подошел к ней. Достал из кармана небольшую фляжку, открутил пробку и вылил воду на потрескавшиеся губы женщины. Чуть слышно вздохнув, она шевельнулась. Из приоткрытого рта вырвался короткий всхлип.

– Ну как? – с деланным участием спросил Хоттабыч. – Надеюсь, у тебя все хорошо?

Приоткрывшиеся глаза Альбины заслезились. Хоттабыч смачно плюнул ей в лицо. Альбина закрыла глаза.

– Нет, – он покачал головой, – ты так легко не умрешь. Я дал тебе в жизни все, о чем только может мечтать женщина. Деньги, власть. Ты имела все, и… – Он быстро вышел. Вернулся через несколько минут. В руках у него была кастрюля с водой. Зачерпнув ладонью, плеснул воду на истощенное лицо Альбины.

– Иван Федорович! – услышал он женский голос. – Где вы?

Хоттабыч бросился в широкую щель потайного входа.

– Иван Федорович! – удивленно оглядывая кабинет, громко говорила стоявшая у двери молодая женщина. – Вы где?

– Что тебе? – услышала она недовольный голос слева. Повернувшись, увидела вышедшего из-за угла бара Хоттабыча.

– Звонила Лудова, – растерявшись, проговорила она. – Ей необходимо встретиться с вами.

– Чего это вдруг, – сухо проговорил он, – ей взбрело в голову? – Шаркающей походкой, не отрывая ног от пола, вернулся к столу. Плюхнувшись в кресло, взглянул на женщину. – Что тебя так удивило? – насмешливо спросил Хоттабыч. – Орала как блаженная!

– Но я думала, вы здесь, – окончательно смутившись, ответила женщина. – А вы, оказывается…

– Как ты вошла? – строго перебил ее старик. – Дверь была заперта. Я рылся в архиве и не хотел, чтобы мне кто-то помешал.

– Но вы совсем недавно дали мне ключ и сказали, чтобы я, если что-то срочное, входила без предупреждения. Я посчитала, что звонок Лудовой…

– Ты сделала правильно. А сейчас иди. У меня непочатый край работы. Кстати, от Альбины что-нибудь было?

– Да, – кивнула она. – Сегодня утром пришло письмо. В нем указания насчет партии рыбы из Астрахани. Я отдала его…

– Хорошо, – Хоттабыч махнул рукой, – иди.

Женщина быстро вышла.

– Что-то она все же поняла, – пробормотал он. – Поверила или нет? Забрать ключ нельзя. Это только укрепит ее подозрения. Что же делать? Ведь она может воспользоваться моим отсутствием и проверить кабинет. Найдет вход в комнату. Рваный мертв. Вот сволочь! – прошептал Иван Федорович. – Сам виноват, – упрекнул он мертвого боевика, – нечего было мне условия ставить. А она, – имея в виду Валерию, сказал он, – сможет узнать то, что нужно. Надо же! – Хоттабыч удивленно покрутил головой. – Баба, а как ведет себя! – В его голосе прозвучало уважение. – А что, если обратиться к ней по поводу Лидии?


– Немедленно найти и убрать Туза! – со сдержанной злостью проговорила вошедшая в комнату, где сидели перед видео трое молодых парней, Лудова.

– Ясно, – кивнул один. – А где он может быть?


– Думаешь, клюнет? – Павел вопросительно посмотрел на сидевшего за рулем Федора. Тот молча кивнул на остановившуюся «шестерку». Из нее вышли двое. Оглядевшись, неторопливо двинулись в сторону двух машин. Проходя мимо «ауди», в которой сидели Туз и Юркин, парни выхватили пистолеты и в упор выстрелили им в головы, потом, угрожая оружием всполошившимся прохожим, бросились к «шестерке», которая сразу рванула вперед.


– Берем Лудову, – заводя машину, решил Федор. – Значит, это все она мутит. Я позвонил и сказал, что Туз с приятелем-летчиком собираются на Петровку. Что получилось, ты видел. Еще вопросы есть?

– Так вот зачем ты оставил их здесь, – понял Юрист. – Но экспертиза докажет, что они убиты раньше, чем получили пули.

– Это уже другие дела, – засмеялся Федор. – Главное – сейчас их расстреляли люди Лудовой. И сделали это после моего звонка. Значит, все затеяла она. Будем брать!

– Но нам, чтобы изучить время и путь ее следования, – осторожно напомнил Павел, – нужно, самое малое, двое суток. А идти на ура нельзя. Иначе…

– Ты водишь ее до утра, – оборвал Тигр. – Завтра, в это же время, берем. Сейчас каждая минута работает против нас. Точнее, против Нади и мальчишек. Выбора нет. Будем брать!

* * *

– Ты слышала! – взволнованно сказал вошедший в комнату Бунин. – Туза с каким-то летчиком убили прямо на Петровке!

– И что? – расчесывая перед зеркалом волосы, не поворачиваясь, спокойно спросила Лудова. – Зачем ты мне об этом говоришь?

– Как зачем? – негодующе протянул Бунин. – Туз был…

– Вот что. – Отложив расческу, она повернулась к нему: – Не важно, кем был Туз. Меня не интересует, кто и за что убил его. Но зачем ты мне это говоришь? И откуда, кстати, ты узнал об этом?

– Как это зачем? – поразился Бунин. – Ведь Туз работал на тебя! Только на тебя. А его убивают прямо у МУРа вместе с каким-то летчиком. А что касается второго, – он понизил голос, – у меня везде есть друзья, которые…

– Ты называешь друзьями тех, – спокойно парировала она, – кто берет с тебя меньше или дает за более крупную сумму правдивую информацию?

Бунин, открыв рот, замер.

– Вот что, Яша, – усмехнулась она, – ставки сейчас высоки, как никогда. И если мы в чем-то ошибаемся, нас просто-напросто убьют. Кто-то, – крикнула Таиса, – начал охоту за мной! Я сопоставила факты последних дней и пришла к выводу, что на нас – на тебя и на меня – кто-то пытается выйти. И идет к этому по трупам. Убит Бурлак, который пристрелил Флору. Затем погибает…

– Перестань! – крикнул Бунин. – Я знал! Это ты убила Флору. Как ты могла?! Ведь она была…

– Хватит! – заорала Лудова. – Если бы ее не убили, мы бы уже давали показания на Огарева. Я никогда не доверяла тебе полностью. А ты только пользовался моими связями в уголовном мире! И вот что, Яша, – тихо, с явной угрозой добавила она, – если ты хоть как-то попытаешься помешать мне, то умрешь. Я тебе это обещаю!

– Но, Тая, – залепетал Бунин, – я ничего такого не хотел сказать. Ей-богу! – Он прижал руки к груди.

– Кто сообщил тебе об убийстве Туза? – спросила она.

– Ты его видела. Он позвонил мне сразу же. Перепуган. Думает, что Туз хотел идти на Петровку. А также…

– Пусть он сообщает тебе немедленно все, что узнает. В любое время дня и ночи. И еще. Что известно милиции о напарнике Генерала? Тот как-то проговорился, что работает на пару с каким-то Валеркой.


Валерия достала сигарету, порылась в сумочке и смущенно обратилась к проходившей мимо женщине:

– Извините, у вас зажигалки или спичек не найдется?

– Не курю, – не останавливаясь, резко ответила та, – и тебе не советую.

Валерия коротко усмехнулась. Шагнула к остановившейся у лифта женщине, сунула руку в сумочку. Услышав веселые голоса молодой пары, быстро пошла назад, к выходу из подъезда.


– Слышь, земляк, – отщелкнув окурок в сторону туалета, обратился к сидевшему на полу у батареи Абреку покрытый татуировкой верзила, – ты за что угорел?!

– Меня об этом и следователь спрашивает, – спокойно ответил Алексей.

– Чего?! – угрожающе рявкнул верзила и шагнул к нему. – Ты чего вякаешь?!

– Ты спросил, – не глядя на него, тем же тоном сказал Абрек, – я ответил.

Верзила ухватил рубашку на груди Алексея и рывком поставил его на ноги.

– Да ты знаешь, – прошипел он, – с кем… – и тут же со стоном присел, разжав пальцы.

– Сука! – бросился к Алексею длинноволосый парень.

Поднырнув под выброшенную для удара руку, Абрек впечатал локоть ему в подреберье. Сдавленно промычав, парень начал падать вниз лицом. Поймав его за плечи, Абрек аккуратно уложил парня на бетонный пол. На Алексея бросились трое.

– Тормози! – рявкнул сидевший за прикрепленным к стене столом невысокий человек с коротким седым ежиком. И взглянул на Абрека: – Подойди.

Тот спокойно подошел к столу.

– Лихо машешься, – одобрительно проговорил человек с ежиком. – Кто есть? Откуда?

– Из Москвы, – улыбнулся Алексей.

– Москвич. – Невысокий нахмурился. Затем вдруг рассмеялся. – Жора, – протянув руку, назвался он, – Артист.

– Леха, – пожимая руку, сказал Алексей, – Абрек.

– Чечен, что ли? – быстро спросил невысокий.

– Самый что ни на есть настоящий русский. Просто друзья так зовут.

– Где срок тянул? – понимающе кивнув, спросил Жора.

– Бог миловал. – Алексей широко улыбнулся.

– Ясно, – засмеялся Артист. – Значит, по первой пойдешь. Лихо ты этого отработал, – кивнул на застонавшего парня. – Каратэк?

– Офицер ВДВ, – с явно прозвучавшей гордостью ответил Алексей.

– Вообще-то погонников здесь не жалуют, – усмехнулся Жора.

– А мне как-то все равно, – сказал Абрек. – Из песни слова не выкинешь. Я офицер, бывший офицер ВДВ. Вопросы есть? – Он с вызовом осмотрел остальных.

– Лады, – кивнул Жора. – Значит, Офицером и будешь.


– За нами следят, – не поворачиваясь к Лудовой, сказал сидевший рядом с водителем здоровяк.

– Его нужно захватить, – сумев не выказать свой страх, спокойно ответила она. – А впрочем, не надо. Вполне возможно, это милиция. Меня засекли во время разговора с Генералом. Так что…

– Это не мент, – возразил здоровяк.

– Тогда возьмите его! – приказала Лудова.

Здоровяк достал переговорное устройство.

– Не надо! – сказала Лудова. – Нужно проследить за ним, узнать, кто такой, понял?

– Понятнее не бывает, – усмехнулся здоровяк.

Таиса услышала, как он говорит в передатчик.

– Запомни номер его тачки. Скажешь мне. – Отключив переговорное устройство, повернулся к Лудовой: – Через пару часов мы будем знать о нем все. По номеру узнаем владельца, а там и все остальное.

– Ты умнее, чем я думала, – одобрительно улыбнулась она.

– А Туз – сука, – осмелел после похвалы здоровяк, – на Петровку пахать начал. Он с каким-то фраером в тачке базарил. Видно, что-то срочное сдавал. Ведь Петровка совсем рядом…

– Хватит, Гроб! – недовольно бросила Таиса. – Меня не интересует твое мнение о ком бы то ни было. Я плачу тебе не за это.


– Ты чего? – услышав в сотовом телефоне смех Юриста, удивленно спросил Корсар.

– Передай Тигру, – посмеиваясь проговорил Павел, – меня срисовали, но вести не стали. Будут выяснять все по номеру. – Не сдержавшись, снова рассмеялся.

– Тигр тебе устроит веселье. – Не понимая причины, Юрий на всякий случай решил подпортить настроение другу, которому завидовал. Надвигались активные действия, а Корсар в постели! – Вечером ко мне. Не забудь «хвост» скинуть.


Загорелый крепыш, выйдя из здания аэропорта, поправил на плече ремень спортивной сумки. Посмотрел на часы, поежился.

– Зайко? – услышал он женский голос за спиной. Ухмыльнулся и, не оборачиваясь, кивнул.

– Кассету привез? – нетерпеливо спросила Зинаида.

– Кое-что другое, – повернувшись, снова усмехнулся он, – но отдам не тебе, – сразу же предупредил он, – а Серову. Ведь тебе…

– Поехали, – перебила она и быстро пошла к стоянке автомобилей.


– Не спускать с него глаз, Янки, – строго предупредил Палусов невысокого худощавого мужчину с рыжей бородой. – Он что-то повеселел, – уже для себя пробормотал он.

– Ясно, – коротко ответил Янки.

– И еще, – добавил Палусов. – Он мне нужен живой. Вполне возможно, Кинг-Конг воспользуется моим отсутствием и попытается отомстить Серову, так что будь внимателен!

– Конечно, – кивнул Янки. – Я знаю, что Кинг-Конг в бешенстве, но я умею управляться с такими. А что касается этого, – сказал он, имея в виду Серова, – с ним все будет в порядке.


Серов, допив молоко, со стуком поставил бутылку на стол. Лег на спину и сунул в губы сигарету. Выдохнув дым, криво улыбнулся.

«Надеюсь, Юркина уже взяли, – подумал он. – И Туза тоже. Если да, то Тигр уже что-то узнал. Впрочем, в том, что самое прямое отношение к этому имеет Тайка, сомневаться не приходится. Раньше я сообщить об этом не мог. Но как только перестали поступать кассеты, пришлось рискнуть. Гром и молния! – разозлился он. – Как мне надоело размышлять и ничего не делать! Впрочем, я готов делать это вечно. Скорее бы этот придурок, присвоивший себе имя плененного генерала, сказал, что я должен делать. Что угодно! Я сделаю все, что ему нужно, на большой палец! Со знаком качества!» – В несколько жадных затяжек докурив сигарету, растер окурок пальцами.

Палусов несколько минут назад заглянул к нему в каюту и сообщил, что некоторое время его на шхуне не будет, и попросил, именно попросил, больше времени находиться в каюте.

«С чего бы это, – прищурился Сергей, – такая забота? А-а, – усмехнулся он, вспомнив о Кинг-Конге. – Но теперь я тебе горло сломаю. Своей кровью захлебнешься. – Поморщившись, грустно улыбнулся. – Раньше со мной такого не бывало. Невидимому врагу угрозы адресуют только слабые. – Снова взял сигарету. – Совсем расклеился, – устало упрекнул себя Сергей. – Куда, интересно, Паулюс отправился? – прикуривая, подумал он. – И Зинки нет. Может, этот летун…»

– Добрый вечер, – негромко поздоровалась вошедшая Зинаида.

– Легки черти на помине, – вспомнил Сергей бабушкину поговорку и внимательно всмотрелся ей в лицо. В ее голосе он услышал напряжение. В таких случаях лучше ни о чем не спрашивать, и тогда человек раскроется сам. Этому правилу, которое выработала в нем служба и полная опасностей жизнь, он следовал твердо.

– Я сказала здравствуй! – повысила голос Палусова.

Усмехнувшись одними глазами, Сергей кивнул и, расслабленно зевнув, вдруг рассмеялся. Палусова растерянно отступила к двери.

– Ты сказала не «здравствуй», – продолжая посмеиваться, сказал Сергей, – а «добрый вечер».

– Какая разница? – смешалась Зинаида.

– Не буду читать лекцию о приветствиях, ибо, если я правильно понял, госпожа Палусова не знает, как начать сообщение, которое как-то касается меня. Я прав? – Его голос прозвучал спокойно. А слева, в груди, коротко и резко отдалось болью. Впервые в жизни Серов почувствовал свое сердце.

– Понимаешь, – опустив голову, прошептала Зинаида, – тут к тебе приехал человек, мужчина, – зачем-то уточнила она.

– Ну?! – вскочив, рявкнул Ковбой. – Рожай!

Палусова хотела что-то сказать, но, увидев прищур пылающих бешенством глаз, ойкнула и вжалась спиной в стену.

– Можно? – в каюту заглянул смуглый крепыш. Увидев у него в руке видеокассету, Ковбой, стремительно бросившись вперед, схватил кассету и вставил ее в видеомагнитофон.


Из спокойной глади морской воды у якорной цепи появились две руки в перчатках. Ухватившись за одно из звеньев, они как бы вытянули из воды голову в маске и с трубкой. Словно прислушиваясь, аквалангист замер. Затем, перебирая руками, начал медленно подниматься. Едва ласты поднялись над водой, рука другого аквалангиста быстро сняла их с ног первого. Почти невидимый в темноте, аквалангист достиг борта шхуны и беззвучно перевалился через него. Из воды вылетели три «кошки» с закрепленными на концах тонкими шнурами. И еще три аквалангиста полезли наверх.


Ковбой встретил выброшенной назад ногой ворвавшегося в каюту парня. Охнув, тот согнулся. Серов резко вскинул вверх каблук. С моментально распухшим носом, заливая рубашку кровью, парень упал на спину. Ребром ладони Серов рубанул бросившегося к нему второго боевика. Прижавшаяся к стенке бледная Зинаида услышала его хрип. Покачнувшись, он ударился головой о раковину умывальника и тяжело упал. Из приоткрытого рта хлынула кровь. Сергей подскочил к другому и ладонями ударил его по ушам. Тот взвыл и распластался на сбитом половике. Сергей коротко и мощно ударил его в область сердца. Потом подпрыгнул и с силой опустил обе ноги на грудь парня с разбитым носом. Присев, Серов быстро обыскал его, достал нож и шагнул к выходу. Казалось, он только теперь заметил пытавшуюся вжаться в стенку Палусову.

– Кто? – прохрипел он.

– Все здесь, – б