"Либеро Биджаретти. Он жил не здесь " - читать интересную книгу автора





ЛИБЕРО БИДЖАРЕТТИ

ОН ЖИЛ НЕ ЗДЕСЬ

Перевод Т.Блантер


"...Наконец Джо Рассел, преодолев страх, толкнул дверь, ведущую в сад,
и увидел невысокую, словно детскую, движущуюся фигуру, которая даже в
бледном свете луны не была похожа ни на ребенка, ни на лилипута. Странное
существо можно было принять и за обезьяну с длинными передними конечностями.
Незнакомец, стоящий в десяти шагах от Джо Рассела, поднял руку, и из его
сжатого кулака или того уродливого вздутия, что заменяло кулак, внезапно
вырвалось ярко-фиолетовое пламя. Оно вспыхнуло трижды, и с этой минуты Джо
потерял способность двигаться, но сохранял при этом сознание и ясность ума:
он вдруг почувствовал, как тело его окаменело, а голос пропал. Он
превратился в статую, которая все видит и понимает..."
Джованни Корсетти заснул на этом месте, читая, как и все предыдущие
вечера, фантастический роман, который выскользнул из его рук и упал прямо на
туфли. Минуту назад, уже погружаясь в сон, Джованни машинально нажал кнопку
выключателя и так же машинально или по привычке прошептал неизвестно кому
"спокойной ночи". Ведь другое человеческое существо, которое находилось в
комнате, его жена, не могла слышать это пожелание, ибо заснула уже полчаса
назад. Ее спокойный и глубокий сон почти никогда не нарушался, тогда как
Джованни все ночи напролет ворочался с боку на бок, вздрагивал, тяжело и
прерывисто дышал, хотя настоящей бессонницей еще не страдал.
Чтение фантастики вошло в привычку Джованни Корсетти совсем недавно,
раньше он перед сном всегда читал исторические романы, увлекательные
беллетризованные жизнеописания, а иной раз и серьезные книги по истории, но
почти никогда не дочитывал их до конца. Жена, безучастный свидетель его
чтения, пользовалась этим иногда, чтобы похвастаться мужем, а иногда чтобы
вызвать сочувствие к себе, изображая Джованни эдаким философом, который
"весь ушел в свои книги", или ученым-мучеником, который "все ночи напролет
проводит за книгами..."
На самом же деле Джованни любил чтение, как иные любят кинематограф: он
с головой погружался в книгу, пассивно отдаваясь фактам, событиям и интригам
псевдоисторических персонажей. А с некоторых пор его страсть к прошлому
обогатилась живым интересом к будущему, болезненным любопытством к
неизвестному. Открыв для себя фантастические романы после затяжного периода
скептического и довольно презрительного к ним отношения, он внес в чтение
прежнюю пассивность и прежнюю видимость культурного интереса. Время от
времени он щеголял перед женой своими знаниями.
Елена, или, как он ее называл, Лелла, слушала его весьма рассеянно. Она
бы предпочла, чтобы муж, как бывало прежде, делился с ней служебными
новостями или чтобы он вместе с ней разделял заботы и переживания, которые
вызывала непонятная ей жизнь их дочери Луизы. Однако каждый вечер - они
почти всегда оставались вечерами одни - она вынуждена была выслушивать
рассказы мужа. Она по-настоящему любила его: они были женаты тридцать лет,
и, несмотря па ссоры, дурное настроение и вполне нормальное, так сказать,
взаимное непонимание, присущее всякой супружеской паре, их союз был мирным и