"Андрей Белозеров. Роскошь нечеловеческого общения " - читать интересную книгу автора





руководящие посты, как быстро внедряются в директораты компаний, как в
считанные годы достигают того, на что средний американец тратит существенную
часть жизни: учится в школе, затем в колледже, может быть, и в университете, а
эти - упс! - приехали с чемоданом барахла, поболтались полгода-год на
Брайтоне, глядишь - устроились на курсы, перебрались в более приличное место
Бруклина, поближе к Манхэттену, и через пять лет - упс! - у них уже свои
конторы, - упс! - свои клиники, - упс! - свои офисы на Манхэттене и домики в
Нью-Джерси с видом на Гудзон.
А тут еще бум программирования, сетовал этот средний американец. Ведь они
все, говорил он, раньше такси водили... Теперь же бывшие таксисты работают в
приличных компаниях ведущими специалистами...
Зависть была слышна в его голосе, зависть и недовольство.
Анджей усмехался. Он знал русских значительно лучше, чем этот тупоголовый
средний-американец-коренной-нью-йоркер, разоряющийся в студии местного радио.
Что он там говорил о таксистах? Анджей поморщился. Знал он этих таксистов.
Не всех, конечно, но многих. Знал и то, что как минимум половина из них - люди
с высшим образованием, а иные имеют и... - как это у них называется? -
кандидатские степени. "Таксисты" быстро смекнули, что их знания есть куда
приложить, и в одночасье окончили курсы, необходимые для движения вперед,
благо в Америке этих курсов - что небоскребов в даунтауне. Но главное,
конечно, - головы на плечах. Немудрено, что ученые ребята из России стали
высокооплачиваемыми специалистами.
Уважал Анджей русских, а ведь сначала не любил. И на работу, было время,
не брал.
Леша - первый, кого он взял в свой ресторан. Нелегал, конечно, но ведь
если выбросить из Штатов всех нелегалов, жизнь в стране просто остановится.
Взять этих "белых воротничков", они же не то что обед приготовить - гвоздя
вбить не умеют. В буквальном смысле! Чуть что - вызывают мастера по телефону.
А мастера откуда? По столярной и слесарной части - из Польши. Программисты -
из России. Повара - французы, русские, китайцы. Строители - опять-таки из
Восточной Европы. Ну и, конечно, мохавки. Правда, их почти не осталось.
Мохавки - индейское племя. Они весь Манхэттен построили, все эти хваленые
билдинги...
Леша много чего рассказал Анджею за четыре года своей работы в ресторане.
Анджей взял его посудомойкой, а потом оказалось, что Леша и сторожить не
отказывается, и электрику знает, и плотничать может так, что нужда в вызове
мастера сошла на нет, и компьютер в офисе Анджея наладил, когда там что-то
произошло (Анджей так и не понял, что именно) и вместо привычной заставки
"Windows" экран стало заливать густым синим тоном, испещренным белыми
закорючками.
Леша говорил о том, что образование в России, возможно, самое лучшее и что
образование на самом-то деле - это не набор большого количества фактов, не
превращение собственной головы в живую энциклопедию, а некая система усвоения
информации, и тот, кто этой системой правильно овладевает, на всю жизнь
получает способность к быстрому обучению в любой области. Он рассказывал о
России, о бандитах и женщинах, о милиции и автомобилях, о художниках, которые
живут на чердаках и пишут картины, которые продаются здесь, в Америке, за
десятки тысяч долларов, о том, как люди там корячатся до седьмого пота за
мизерную зарплату и остаются веселыми, жизнерадостными и открытыми. Леша
избегал только разговоров о войне - война в России шла уже много лет, в разных