"Айзек Азимов. Двухсотлетний человек" - читать интересную книгу автора






Айзек АЗИМОВ

ДВУХСОТЛЕТНИЙ ЧЕЛОВЕК




1

- Благодарю вас, - сказал Эндрю Мартин и сел на предложенный стул. Он
не выглядел как человек, доведенный до последней черты, но дело обстояло
именно так.
На его лице не читалось никаких особенных эмоций, лишь спокойное
безразличие, разве что в глазах угадывалась печаль. У него были гладкие
черные волосы, довольно густые, на коже лица волос не было совсем. Он
выглядел недавно и тщательно выбритым. Одежда была явно старомодной, но
аккуратной, в ней преобладал бархатистый красновато-пурпурный оттенок.
Хирург сидел за столом лицом к нему, и именная табличка на столе
содержала полностью идентифицирующую его серию букв и цифр, на которую
Эндрю не обратил внимания. Вполне достаточно называть его "доктор".
- Когда может быть выполнена операция, доктор? - спросил он.
Хирург ответил мягко, с той явно отчуждающей ноткой уважения, которую
всегда применяли роботы, обращаясь к людям:
- Я не совсем уверен, сэр, что понял, как и на ком должна быть
выполнена подобная операция.
Тут на лице хирурга могло бы появиться выражение почтительной
непреклонности, если бы роботы его типа, сделанные из нержавеющей стали с
оттенком бронзы, могли менять выражение лица.
Эндрю Мартин разглядывал правую, режущую руку робота, которая
совершенно неподвижно лежала на столе. Пальцы были длинные и столь
артистически изогнутые, что легко было представить, как они держат
скальпель, который на время становился с ними единым целым.
В его работе не будет неуверенности, колебаний, дрожи пальцев, не
будет ошибок. Это, разумеется, приходит со специализацией, которую
человечество желало столь упорно, что лишь немногие роботы теперь
снабжались независимым мозгом. Хирург, разумеется, должен иметь такой
мозг. И все же этот робот, несмотря на мозг, настолько ограничен в своих
способностях, что не узнал Эндрю - вероятно, он и не слышал о нем.
- Тебе никогда не хотелось стать человеком? - спросил Эндрю.
Хирург на мгновение помедлил с ответом, словно вопрос затерялся в его
позитронных схемах.
- Но я робот, сэр.
- Не лучше ли было бы быть человеком?
- Лучше, сэр, было бы стать более опытным хирургом. Я не могу стать
таким, будучи человеком, зато могу стать более усовершенствованным
роботом. Мне было бы приятно стать более усовершенствованным роботом.
- А тебя не оскорбляет, что я могу тебе приказывать? Что я могу
заставить тебя встать, сесть, пойти направо или налево просто велев тебе
так сделать?