"Ольга Громыко. Сотвори себе кумира" - читать интересную книгу автора





(c) Ольга ГРОМЫКО

Сотвори себе кумира

Предисловие: кофе я терпеть не могу, равно как и любовные романы.

"...надвигался шторм. Смолистая гряда облаков затянула весь горизонт,
выпуская серые щупальца смерчей. Свиваясь и развиваясь, они слепо
обшаривали клокочущую воду в поисках кораблей. Разъяренное море раз за
разом штурмовало неприступную скалу, истекая белой пеной. Одинокая женская
фигурка в немом отчаянии застыла на узком уступе, прижавшись спиной к
холодному камню. Веревка, стянувшая запястья несчастной, двойным морским
узлом крепилась к увесистому кольцу, вбитому в неподатливый камень и
изъеденному водой до пористой рыжины. Очередная волна накрыла её с головой,
а когда схлынула - перед лицом героини оказалась ужасная в своем безобразии
морда морского дракона.
- Пришел мой смертный час, - обреченно подумала она, закрывая глаза.
И тут появился Он"
На этом месте шелест клавиатуры затихает - начинается тяжелое
творческое раздумье. В конце концов, не селедку на рынке выбираем - Героя
создаем. Идеал мужественности для всех женщин и даже некоторых мужчин.
"Он был красив" - наконец решается писательница, и торопливо уточняет
- "как бог". Бога она никогда не видела, как, впрочем, и настоящего
супермена, так что смело ставит между ними знак равенства. "Его длинные
волосы цвета..."
Писательница шарит глазами по комнате и, вдохновленная рыжим котом,
дрыхнущим на подоконнике, самозабвенно строчит: "...расплавленной меди с
редким вкраплением седины спускались ниже подоконника... (торопливо
стирает) ...плеч, обрамляя суровый профиль". Или анфас? Ладно, "обрамляя
суровое лицо".
Горький опыт общение с сильным полом подсказывает писательнице -
красота не главное, и, хотя никогда не помешает, должна подкрепляться
чем-то еще. И она дописывает: "и силен, как бык. Под его кожей
перекатывались комья мышц..."
Подумав, она стирает последнюю фразу. Слишком сильный мужчина её тоже
не устраивает - а ну как он занимался физической подготовкой в ущерб
интеллекту?
"Комья мышц" заменяются на "рельефные мышцы", а те на "довольно
заметную мускулатуру". На "гордом лице" ставится "печать мудрости, живого
ума и перенесенных страданий".
Писательница готовит себе крепкий кофе с лимоном и возвращается к
монитору с твердой решимостью выцарапать у музы своего Любимого и
Единственного.
Интересно, а чем страдал герой? Чем-то он определенно страдал, иначе
не шлялся бы где попало, спасая незнакомых девиц из смрадных пастей
чудищ-юдищ.
Писательница задумывается надолго, благо кофе горячий и его можно
прихлебывать маленькими глоточками, растягивая удовольствие. Образ героя
маячит на задворках сознания, не желая выходить из тени. Женщины - существа
не менее загадочные, чем драконы; ей хочется не просто укрыться от