"Иммануил Кант. Собрание сочинений т.5" - читать интересную книгу автора





факт или явление природы значило, согласно понятиям передовой науки, вывести
этот факт или это явление по закону механической причинности из всеобщих
законов физики и механики. Наука все более и более решительно и бесповоротно
отказывалась от объяснений, в основе которых лежало представление

5

о целях, к которым направляется природа в целом и в своих отдельных
явлениях.

По мере того как анатомия и физиология человека и высших животных
изучали причинно действующие механизмы также и в существах органического
мира (механизм кровообращения Гарвея, механизм безусловного рефлекса
Декарта), все усиливалась тенденция распространить принцип механической
причинности и на органическую природу.

Однако стремление это, овладевшее умами передовых математиков, физиков,
астрономов и физиологов, встретилось с препятствиями, которые казались
неодолимыми, прежде всего в вопросе о возникновении жизни. Наука XVIII в. -
ни в своей экспериментальной технике, ни в теории - еще не располагала
средствами для объяснения того, каким образом по законам одной лишь
механической причинности из тел и веществ неорганической природы, лишенных
какой бы то ни было целесообразности, могли возникнуть хотя бы низшие и
простейшие организмы. Ибо в отличие от неорганических тел организмы
обнаруживали несомненное, резко бросающееся в глаза целесообразное строение
своих органов, целесообразную связь между ними и целесообразность в
отношении самих организмов к внешнему миру. Если несомненными становились
успехи механистического причинного объяснения в области неорганической
природы, то, напротив, невозможным казалось применение этого метода не
только к проблеме возникновения жизни, но и к объяснению строения и
деятельности существующих на земле организмов.

В признании невозможности механистического объяснения жизни и
органических структур науку, остановившуюся перед барьером этих трудностей,
всячески поддерживала религия. В особенности христианское богословие,
сложившееся под сильным влиянием сначала платонизма и неоплатонизма, а затем
телеологической космологии Аристотеля, стремилось утвердить веру в
целесообразный строй мира и в несостоятельность попыток механистического
причинного объяснения жизни.

6

Кант нашел яркое выражение для этого состояния остановившейся на
половине пути современной ему науки. В своем раннем космогоническом трактате
"Всеобщая естественная история и теория неба" (1755) он одновременно выразил
и гордую уверенность науки в законности, силе механистического причинного
объяснения явлений неорганической природы, и смиренное признание ее
неспособности дать такое же объяснение явлениям природы органической. "Мне
думается... - писал Кант, - можно было бы в некотором смысле сказать без
всякой кичливости: дайте мне материю, и я построю из нее мир" 1. Но уже в