"Иван Иванович Лажечников. Несколько заметок и воспоминаний по поводу статьи "Материалы для биографии А.П.Ермолова"" - читать интересную книгу автора





Иван Иванович Лажечников

Несколько заметок и воспоминаний
по поводу статьи
"Материалы для биографии А.П.Ермолова"


---------------------------------------------------------------------
Книга: И.И.Лажечников.
"Басурман. Колдун на Сухаревой башне. Очерки-воспоминания"
Издательство "Советская Россия", Москва, 1989
OCR & SpellCheck: Zmiy ([email protected]), 1 ноября 2002 года
---------------------------------------------------------------------

{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.


В "Русском Вестнике" помещен ряд статей М.П.Погодина{443}: "Материалы
для биографии А.П.Ермолова" - драгоценные материалы, за которые нельзя не
поблагодарить почтенного их собирателя. Читая их, переносишься мыслию и
сердцем в великую эпоху 1812-1815 годов, этот "век богатырей", как называл
его наш знаменитый партизан и поэт Давыдов. Из плеяды личностей, блиставших
в эту дивную эпоху, ярко выступает А.П.Ермолов. Да, природа редко создает
таких мужей, в которых богатырская наружность соединялась бы с такими
богатырскими силами ума и духа, какими он был наделен. Присоедините к этому
дар слова, дар обворожать своим обращением всех, кто к нему приближался, и
особенно своих подчиненных "боевых товарищей", как он их называл.
Подчиненных - сказал я потому, что с высшими он не умел ладить, вследствие
ли своего характера, с которым знакомят нас статья Погодина и собственные
записки Ермолова{443} (к сожалению, написанные латинским строем), или
вследствие того, что его проницательный ум быстро замечал чужие ошибки и
недостатки, скрывать которые он не считал нужным, или вследствие врожденной
его склонности к сарказму, для успеха которого он пренебрегал иногда
благоразумием. Во всяком случае, можно сказать, что в его благородной натуре
не было умения подлаживаться.
Я сказал, что Ермолов имел дар особенно привлекать своих подчиненных.
Только одного современного ему, также знаменитого генерала, знал я с
подобным даром: - это был H.H.Раевский. Но у этого он выливался безрасчетно,
от душевной доброты, а у Ермолова, может быть, и от расчетов ума. Алексей
Петрович выигрывал в этом отношении еще своим остроумием. Известно, что его
остроты электрически расходились по армии и приобретали ему немало жарких
почитателей, особенно среди молодежи, но немало и непримиримых врагов между
теми, на кого были устремлены. Раевский терял еще и тем, что, по
расстройству слухового органа, не мог надлежащим образом поддерживать
разговор.
В должности адъютанта генерала Полуектова{444}, которого Ермолов любил
за его умную, приятную беседу, часто приправленную, с грехом пополам,
красным словцом, я имел счастие служить под начальством Алексея Петровича во
время походов 1814 и 15 годов, когда он командовал гренадерским корпусом, и
часто видел его в офицерском кругу. Здесь-то, душою весь нараспашку, он