"Джордж Мартин. Возвращение на С'Отлэм" - читать интересную книгу автора





сотни вычурных латунных рукояток и мозаика из витражного стекла на том
месте, где должен быть смотровой экран. Деревянные стены были завешены
роскошными гобеленами ручной работы с изображением рыцарских подвигов.
Корабль, конечно же, не летал: латунные рукоятки не работали, на смотровом
экране нельзя было ничего рассмотреть, а системы жизнеобеспечения ничего
не обеспечивали. И все-таки Таф его взял.
Так и шло - корабль здесь, корабль там, и наконец причальная палуба
"Ковчега" стала похожа на межзвездную свалку. Так что, когда Хэвиланд Таф
принял решение вернуться на С'атлэм, в его распоряжении имелся большой
выбор кораблей.
Он уже давно пришел к выводу, что возвращаться туда на самом
"Ковчеге" было бы неразумно. Ведь когда он покидал с'атлэмскую систему, за
ним по пятам гналась Флотилия планетарной обороны, намереваясь
конфисковать биозвездолет. С'атлэмцы - высокоразвитая нация, и за те пять
стандарт-лет, что Таф у них не был, они наверняка создали более
быстроходные и смертоносные корабли. Поэтому для начала необходимо было
слетать на разведку. К счастью, Таф считал себя мастером в маскировке.
Он остановил "Ковчег" в холодной, пустынной темноте межзвездного
пространства на расстоянии одного светового года от звезды Салстар и
спустился на причальную палубу, чтобы осмотреть свой флот. В конце концов
он остановил свой выбор на львинолете. Это был большой и быстроходный
корабль с действующими системами звездной навигации и жизнеобеспечения, а
Коралео находился достаточно далеко от С'атлэма, так что две планеты вряд
ли общались между собой. Следовательно, изъяны в его маскировке, скорее
всего, замечены не будут. Перед отлетом Хэвиланд Таф выкрасил свою
молочно-белую кожу в темно-бронзовый цвет, на крупную безволосую голову
надел лохматый парик с огромной золотисто-красной бородой, наклеил густые
брови, задрапировал свою внушительную, с изрядным брюшком, в меха
(синтетические) всевозможных ярких оттенков и увешался золотыми цепями (на
самом деле - искусственная позолота). Теперь он выглядел в точности как
достойный представитель знати Коралео. Почти все кошки оставались в
безопасности на "Ковчеге", только Дакс, черный котенок-телепат со
светящимися глазами, сопровождал Тафа, уютно устроившись в его глубоком
кармане. Таф придумал своему кораблю подходящее название, запасся
сублимированной грибной тушенкой и двумя бочонками густого, коричневого
христофорского пива, ввел в компьютер несколько своих любимых игр и
отправился в путь.
Когда корабль Тафа вышел на с'атлэмскую орбиту, где располагались
гигантские причальные доки, ему сразу же послали запрос. На широком
телеэкране капитанской рубки - он имел форму большого глаза, еще одна
причуда львинцев, - появилось изображение маленького, худощавого мужчины с
усталыми глазами.
- Говорит диспетчерская "Паучьего Гнезда", - представился он. - Мы
видим вас. Назовитесь, пожалуйста.
Хэвиланд Таф включил связь.
- Это "Свирепый Степной Ревун", - сказал он ровным, бесстрастным
голосом. - Я хочу получить разрешение на посадку.
- Да что вы говорите, - саркастически отозвался диспетчер с
усталостью и скукой в голосе. - Причал четыре-тридцать семь. Конец связи.
Лицо диспетчера на экране сменила схема расположения названного