"Юлия Морозова. Знак Единения ("Телохранитель для Мессии" #3) " - читать интересную книгу автора

Юлия Морозова

Знак Единения

"Телохранитель для Мессии" #3

Каждому Пророчеству - свой мессия. Каждому мессии - свой тернистый
Путь. А у каждого Пути есть своя Цель, но не каждому дерзнувшему пойти
дорогой Предназначения хватит сил, терпения, да и просто удачи ее
достигнуть. Впрочем, если вам совершенно наплевать на Пророчества, мессий,
их Пути и Цели, позаботьтесь лучше о своей судьбе и своем личном счастье.
Иначе об этом позаботятся другие. Но совпадет ли их представление о счастье
с вашим?

Автор выражает признательность всем, кто помогал, вдохновлял и просто
ждал окончания этой истории. Особая благодарность Маргарите Рожковой -
самому первому читателю, самому верному бета-тестеру и просто хорошей
подруге.

Каждому Пророчеству - свой мессия. Каждому мессии - свой тернистый
Путь. А у каждого Пути есть своя Цель, но не каждому дерзнувшему пойти
дорогой Предназначения хватит сил, терпения, да и просто удачи ее
достигнуть. Впрочем, если вам совершенно наплевать на Пророчества, мессий,
их Пути и Цели, позаботьтесь лучше о своей судьбе и своем личном счастье.
Иначе об этом позаботятся другие. Но совпадет ли их представление о счастье
с вашим?

ГЛАВА 1

Край мира. Маслянисто-перламутровая пленка Перепонки мягко пульсирует в
сером вязком нутре Межмирья. Впрочем, нет, не пульсирует - дышит.
Вдох. Выдох. Вдох. Выдох...
Перепонка осторожно заигрывает с Гранью: то жаждет приблизиться, то
отпрянет в испуге. Снова потянется...
Грань между Светом и Тьмой. Она острым лезвием Бытия покоится в руках
Вечности. Чем станет для Мира этот клинок? Оружием справедливого возмездия?
Карающим мечом? Или, быть может, орудием самоубийства?
Ей решать.
Вдох. Выдох. Вдох...
Ночь была ясной и по-осеннему прохладной. Где-то неподалеку выли
собаки, бездарно подражая доносящемуся из леса волчьему вою. Сгусток мрака
отделился от каменной кладки и бесшумно стек на землю.
Если бы поблизости оказался случайный наблюдатель, он мог бы хорошенько
присмотреться (благо полнолуние позволяло это сделать) и разглядеть в
спустившемся с крепостной стены мужчину с двумя заплечными мешками. Черты
его лица скрадывала тень от потрепанной шляпы с большими обвислыми полями. В
правой руке он держал длинный кинжал, который, судя по темным пятнам на
блеснувшем в лунном свете лезвии, недавно пускали в ход. Странный незнакомец
огляделся, спрятал оружие в ножны, поправил сумки и бесшумно скрылся в лесу.
Если бы поблизости оказался случайный наблюдатель, он мог бы,