"Николай Алексеевич Некрасов. Макар Осипович Случайный " - читать интересную книгу автора





невыгодно? И вот наш Зорин решился во что бы ни стало добиться порядочного
места, которое бы могло обеспечить его семейную жизнь. Он имеет
рекомендательное письмо к какому-то действительному статскому советнику
Случайному, но не знает об успехе рекомендации, потому что был уже несколько
раз и не заставал его дома; в последний раз он оставил письмо. Все к
лучшему: на днях он узнал, что у этого Случайного открылась ваканция в
канцелярии. Вероятно, он не приискал еще никого. "И как кстати я теперь
явлюсь к нему, когда он уже предупрежден письмом! - думал Зорин.- Потом мои
убеждения подкрепят письмо, и дело в шляпе, и Леленька, или, говоря, как
принято, Елена Александровна,- моя!" Леленька обещала быть на бале. Один
приятель его, знакомый в этом доме, имевший поручение привезти четырех
кавалеров, с радостью вызвался привезти его в числе прочих и
отрекомендовать. Зорин ждал бала с большим нетерпением; он думал, что это
будет рай наслаждения. Леленька обещала танцевать с ним две кадрили и
мазурку; но вот уже скоро двенадцать, а ее нет! - досадно, нестерпимо. А он,
в ожидании ее, не танцевал ни одной кадрили, тогда как здесь есть дамочка,
право, премиленькая; конечно,- это не она, однако ж лучше б поболтать с ней,
чем стоять у окна обрубком и увертываться от хозяина, бегающего из угла в
угол, от одного гостя к другому, с вечным вопросом: "Что же вы не танцуете?
вот возьмите хоть мою дочку, она, кажется, без кавалера".
Тут еще подбежал и приятель его и говорит:
- - Пожалуйста, танцуй! хозяин несколько раз спрашивал меня: что ваш
товарищ не танцует?
- - Да, право, дам нет.
В это время подбежал хозяин и, услышав его слова, схватил его за руку,
потащил через комнату к даме в голубом платье и шепнул, поставив его перед
нею: "Просите ее превосходительство на мазурку!"
- - На мазурку! - сказал он почти машинально. Кажется, дама
согласилась,- едва слышно пролепетала она что-то и опустила глазки.
"Она довольно мила",- подумал Зорин; поклонился и отошел, чтоб
приготовить место. Дама, которую он ангажировал, была в самом деле недурна:
двадцать с небольшим лет, русые локоны, голубые глаза, черты лица довольно
приятные, но с отпечатком деревенской простоты; вообще в ее движениях была
видна неловкость провинциалки; ей было неловко на шумном бале, она мало
танцевала, потому что почти не имела знакомых и к тому же старалась
держаться в стороне, чувствуя какое-то неудобство, когда сидела на виду,
подверженная очкам, лорнетам и просто глазам бальных франтов.
Зорин ожидал начала мазурки, отчаявшись уже увидеть тут Леленьку. И вот
смычки ударили, пары разместились вкруг залы, и первая пара открыла мазурку.
Зорин натянул перчатку и побежал отыскивать свою даму... туда - сюда: нет! и
след простыл.
- - Не видали ли вы дамы в голубом платье и токе с перьями? - спросил
он какого-то старика в вицмундире. Тот посмотрел на него и ничего не
отвечал.
Зорин побежал дальше, спрашивал о даме с кавалером со звездой: нет! Он
воротился и вдруг в дверях встретил отца Леленьки и мать, а за ними и самую
Леленьку.
- - Что это ты бежишь?
- - Ах! я ищу дамы! - сказал Зорин, едва опомнившись и чрезвычайно
обрадованный неожиданною встречею.