"Юрий Сальников. БУПШ действует!" - читать интересную книгу автора





Юрий Васильевич Сальников

БУПШ действует!

Многие люди ведут свой дневник. Они записывают и него самое главное из
жизни. Вот и я решил записывать.
Правда, еще вчера я не думал ни о каком дневнике.
Вчера мой брат Леха принес красивые общие тетради. Он принес их целую
стопу - поступает в заочный институт и покупает всякие принадлежности для
занятий и чертежную бумагу. Ну, я и выпросил у него одну тетрадку с зелеными
корочками. Она мне особенно поправилась.
- Зачем тебе? - спросил Леха.
- Пригодится, - ответил я.
- Запасливый, - усмехнулся он, но тетрадку в мою сторону слегка
подшвырнул. - Забирай! Фиксируй свои великие деяния.
Великих деяний у меня пока нет. Я запрятал тетрадку в тумбочку, под
старые учебники. Может, так и пролежала бы она все лето, но сегодня я ее
вытащил и написал заголовок: "Дневник Г. Д. Зайцева". Г. Д. - это я, Георгий
Данилович.
И опять- таки, может быть, ничего больше я не придумал бы, если б не
приезжая Люська. Сказать откровенно -из-за Люськи я и извлек тетрадку на
свет белый. Ведь только подумать! Эта самая Люська назвала меня сегодня...
кровожадным троглодитом!
Я сразу обиделся, хотя и не знал, что такое троглодит. Но догадался: не
очень это приятно. Если он - кровожадный.
Конечно, я мог бы тут же спросить у Назара Цыпкина. Он знает все слова
и часто объясняет нам, почему мы так говорим. Но я спрашивать не захотел, а
когда зашел к Назару, то незаметно сам заглянул в словарь русского языка.
Книг у Цыпкиных - огромная комната. Ну и убедился: троглодит - это пещерный
житель, первобытный человек, а если обзывают троглодитом, так понимай
просто, что, значит, ты грубый и некультурный дикарь. Каково?
А все из- за толстощекого Сашуни.
Играли мы по-обычному - сражались на шпагах. Он размахнулся да как
долбанет меня палкой по голове: аж искры из глаз. Это он не нарочно сделал,
я понимаю. Но ведь все равно больно. Я взвыл и наскочил на него. И начал
лупить всерьез. Он тоже взвыл. А тут возьми да и вывернись из-за угла
девчонки. Вика с Машей-Ревой и эта Люська. Люська закричала:
- Перестань сейчас же!
Подбежала и двинула меня от Сашуни в сторону. Я чуть с ног не
сковырнулся. А она стоит - сама худющая, а кулаки сжала, глаза сверкают. На
защиту мальчика поднялась - смех, да и только!
Не стал я с ней связываться - не хватало девчонку лупить, да еще такую
тонконогую. Повернулся и пошел.
Вот тут- то она мне в спину и бросила:
- Троглодит кровожадный! Если драться хочешь, на свою улицу уходи!
Я ответил:
- Не твое дело! Где хочу, там и дерусь.
- Иди, иди! - задергала она головой. До чего же противная!
Я, можно сказать, сто лет по этой улице бегал. Все овраженцы меня давно
своим считают, даже прозвали так: "Гошка с соседней улицы". Чтобы не путать