"Петер Слотердайк. Критика цинического разума " - читать интересную книгу автора

Петер Слотердайк

Критика цинического разума


Критика цинического разума/Перев. с нем. А. В. Перцева.- Екатеринбург:
Изд-во Урал, ун-та, 2001.- 584 с.

Бей в барабан, и не бойся беды,
И маркитантку целуй вольней!
Вот тебе смысл глубочайших книг,
Вот тебе суть науки всей.
Генрих Гейне. Доктрина (перевод С. Я. Маршака)

Великий недостаток немецких умов в том, что они ничего не смыслят в
иронии, цинизме, гротеске, издевке и насмешке.
Отто Флаке. Немецко-французское. 1912

На протяжении века философия лежит на смертном одре и не может умереть,
ибо задача ее не исполнена. Поэтому конец вынужденно мучительно
затягивается. Она или похоронила себя, предавшись пустой игре в мысли, или
пребывает в агонии, во время которой ее посещают откровения и она
высказывает то, что забывала сказать на протяжении всей жизни. Перед лицом
смерти ей хочется быть чест ной и открыть свою последнюю тайну. Она
признает: все великие темы были сплошь уловками и полуправдой. Прекрасные,
но тщетные взлеты мысли: Бог, Универсум, Теория, Практика, Субъект, Объект,
Тело, Дух, Смысл, Ничто - всего этого не существует. Все лишь словечки для
юнцов, профанов, клерикалов да социологов.
"Слова, слова-словеса. Стоит им воспарить однажды - и ты сячелетия
могут истечь, а полет их все никак не окончится" (Готфрид Бенн. Эпилог и
лирическое Я).
Готовая к признанию, последняя философия числит все, подобное этому, по
ведомству истории - туда же, куда и грехи молодости. Ее время минуло. В
нашем мышлении больше не осталось ни проблеска от былого взлета понятий и от
экстаза понимания. Мы просвещены, мы пребываем в апатии. О любви к мудрости
уже нет и речи. Больше нет знания, любителем (philos) которого можно быть.
То, что мы знаем, мы не можем любить, но, напротив, задаемся вопросом: как
нам удается жить, вынося это знание и не превращаясь в каменный столп?
То, что предлагается здесь под названием, намекающим на ве ликие
традиции,- это размышления на тему "знание - сила"; именно этот тезис стал
могильщиком философии в XIX веке. Он подводит итог всей философии и в то же
время являет собой первое признание, с которого начинается ее агония,
продолжающаяся сто летие. Им заканчивается традиция знания, которое - как
свиде тельствует само его название - было эротической теорией: любовь к
истине и истина любви. Из мертвого тела философии в XIX веке являются на
свет современные науки и теории власти, такие как политология, теория
классовой борьбы, технократия, витализм - в любом обличье вооруженные до
зубов. "Знание - сила и власть".
Эта формула ставит точку, завершающую неизбежную политизацию мышления.
Тот, кто высказывает этот тезис, с одной стороны, вы дает истину. Но,