"Владимир Соколовский. Последний сын дождя " - читать интересную книгу

Владимир Григорьевич Соколовский


Последний сын дождя


Повесть


[Image001]


Художник А. Амирханов


1

- Помело ты, помело! - сказал Федьке Сурнину бригадир Гриша Долгой. -
Уж, кажись, и воспитывали, и учили, и садили тебя, а ты все равно, как
раньше, - помело помелом! Нет, Федор, уйди, не рви мое сердце.
Федька, виновато сутулясь, пробежал по конторе, юркнул в дверь и
выскочил на улицу. За углом огляделся: никто не видит? - и разыграл
ожесточение: плюнул, потоптался на плевке и ахнул об землю дряхлую, изрытую
дробью фуражку. В общем-то особых надежд на свой поход в правление он не
возлагал, но где-то в глубине души надеялся, что, прорвавшись к председателю
Мите Колоску, найдет его чрезвычайно занятым, и тот, чтобы отвязаться,
прикажет бухгалтерше выписать Сурнину десятку. Больше Федьке и не надо было.
Пятерку он отдаст Мильке, жене, - пускай хоть сегодня не орет! - три отвалит
дедке Анфиму за старый большой бердановский приклад, а на остальные купит
чекушку и разопьет вместе с дедкой, обмоет вещь.
Спроси Федьку, зачем ему нужна давно отслужившая свои веки ружейная
принадлежность, он не ответит. Начнет суетиться, подмаргивать, выкрикивать
всякую дурость, вроде той, что "запас карман не дерет", что мы, мол, тоже
люди с понятием - "не кое-как, не хухры-мухры", однако и дурак поймет, что
никакой житейской мудрости, которую Сурнин вовсю пытается выказать, у него
на самом деле нет. Нравится собирать всякое охотничье барахло - вот и все. У
него, по правде сказать, и дома-то ничего, кроме этого барахла, не
держалось, но и оно постепенно куда-то сплывало словно между пальцев. Лет
пять назад Федька вроде опомнился: перестал прогуливать, зарабатывал
нормально; обрадованная Милька купила тогда телевизор, стиральную машину,
пальтишки себе и ребятам. Однако все кончилось довольно скоро. "Двуличный,
он строил нам Иудины надсмешки", - так сказал потом на суде общественный
Федькин обвинитель от колхоза. Оказывается, выбиваясь в число передовых
тружеников полей, Сурнин сильно в то же время лютовал по браконьерской
части. Когда после долгой слежки участковый Трясцын и егерь Авдеюшко Кокарев
застигли его наконец за разделкой лосиной туши, грянули трубы правого суда и
восторжествовал закон: Федьке определили такой штраф, что уплыли и
телевизор, и стиральная машина, и снова пришлось Мильке с ребятами
переодеться в телогрейки...
Штраф он уплатил. Уплативши, понес квитанцию Авдеюшке, егерю, домой. Не