"Владимир Соколовский. Планида" - читать интересную книгу

Владимир Соколовский


ПЛАНИДА

Повесть


1

Так дело было. Как поперла немчура по всему фронту - валит валом,
пулеметиками стрекочет, рвет подметки на ходу. Бежали, бежали, покуда от
полка поменьше батальона не осталось. Остановились тогда, отдышались.
Помитинговали. Никифор в первых крикунах ходил: за что воюем-то, братцы?
Домой пора, семьи ждут! Откричались, подняли на штыки офицеров, какие в
живых остались, и - кто куда. У Никифора митинговый азарт еще не кончился,
глаза вразбег, дышит тяжко: кому еще окопную правду-матку показать - ну-ко,
подходи! Никифор Крюков большевик с шестнадцатого году - окопного дерьма
понюхал, по трое суток, не подымаясь, в болоте лежал, да живой остался -
тронь-ко его. А ведь глотку сорвал, когда кричал серой лошадке (в те поры
сам господин-товарищ Керенский по фронту ездил, перчаточкой помахивал), что
кончать пора эту войну до победного. Ну, господин-товарищ, я до тебя и в
Питере доберусь, ты у меня еще барыню спляшешь, как старый солдат Крюков
разить тебя почнет.
Почистил Никифор свой трофейный "манлихер" и махнул прямым ходом в
Питер. Партийный документ в полу шинельную зашил, шинель в скатку, мешок на
плечо и - айда к господин-товарищу в гости. Самокруточкой попыхивает,
солдатские сухари грызет. Кончились сухари - выпорол документ, заховал в
фуражку, толкнул мужику за два каравая хлеба. Опять хорошо. Однако
притомился. Аж только к середине августа в Питер пришел, отощал, поизносился
сильно. Но - в городе пободрел, приосанился - столица! Идет по набережной,
смотрит: офицерики, господа с дамами гуляют, волками на него глядят.
Раненько ты, Крюков, штычок в земельку засадил. Однако приспосабливаться
надо, а то - фюйть! - только и был. Выглядел Никифор офицерика поплоше,
пообод - раннее, - так и так, ваше благородие, разрешите обратиться! У того
взгляд тоже волчий, корежит под ним Крюкова, однако форс до конца держать
надо. Позвольте узнать, господин прапорщик, какая власть в энто время на
Руси быть имеет: его величество божьей милостью, али... Керенский господин?
Тот оторопел, буркалы выпучил: кто таков? - Так и так, вашбродь, из плену
германского следую, надысь попал в отступлении, а потом аж через всю Румынию
драпа задавал. Плохо в плену, вашбродь, тяжко. То ли дело Расея-матушка! -
Ну-ну, молодец, хороший солдат. А как сейчас надумал - бунтовать или России
служить? - Служить, ясно дело, вашбродь. Подобрел офицерик. Рассказывает. -
Сейчас, - как фамилия-то? - Крюков, судьба России решается. Большевики
голозадые (слыхал, нет?) вздумали бузу поднять: дескать, давайте исконних
хозяев помойные ямы заставим копать, а мы к ним в начальство пойдем, да
пусть-де они нас "товарищами" называют. А мы их - кха! - к ногтю, чтобы не
щеперились, - вот они теперь и сидят по норам, как крысы. Но - ждут моменту,
чтобы основы подточить. Потому господин Керенский строго власть держит. Все
начеку! У нас строго! Документы твои где?!