"Иван Сергеевич Тургенев. Живые мощи (Из цикла "Записки охотника")" - читать интересную книгу автора





Иван Сергеевич Тургенев

Живые мощи

(Из цикла "Записки охотника")


---------------------------------------------------------------------
Книга: И.С.Тургенев. "Записки охотника"
OCR & SpellCheck: Zmiy ([email protected]), 25 декабря 2001
---------------------------------------------------------------------


Край родной долготерпенья -
Край ты русского народа!

Ф.Тютчев

Французская поговорка гласит: "Сухой рыбак и мокрый охотник являют вид
печальный". Не имев никогда пристрастия к рыбной ловле, я не могу судить о
том, что испытывает рыбак в хорошую, ясную погоду и насколько в ненастное
время удовольствие, доставляемое ему обильной добычей, перевешивает
неприятность быть мокрым. Но для охотника дождь - сущее бедствие. Именно
такому бедствию подверглись мы с Ермолаем в одну из наших поездок за
тетеревами в Белевский уезд. С самой утренней зари дождь не переставал. Уж
чего-чего мы не делали, чтобы от него избавиться! И резинковые плащики чуть
не на самую голову надевали, и под деревья становились, чтобы поменьше
капало... Непромокаемые плащики, не говоря уже о том, что мешали стрелять,
пропускали воду самым бесстыдным образом; а под деревьями - точно, на первых
порах, как будто и не капало, но потом вдруг накопившаяся в листве влага
прорывалась, каждая ветка обдавала нас, как из дождевой трубы, холодная
струйка забиралась под галстук и текла вдоль спинного хребта... А уж это
последнее дело, как выражался Ермолай.
- Нет, Петр Петрович, - воскликнул он наконец, - Этак нельзя!.. Нельзя
сегодня охотиться. Собакам чучъе заливает; ружья осекаются... Тьфу! Задача!
- Что же делать? - спросил я.
- А вот что. Поедемте в Алексеевку. Вы, может, не знаете - хуторок
такой есть, матушке вашей принадлежит; отсюда верст восемь. Переночуем там,
а завтра...
- Сюда вернемся?
- Нет, не сюда... Мне за Алексеевкой места известны... многим лучше
здешних для тетеревов!
Я не стал расспрашивать моего верного спутника, зачем он не повез меня
прямо в те места, и в тот же день мы добрались до матушкина хуторка,
существования которого я, признаться сказать, и не подозревал до тех пор.
При этом хуторке оказался флигелек, очень ветхий, но нежилой и потому
чистый; я провел в нем довольно спокойную ночь.
На следующий день я проснулся ранехонько. Солнце только что встало; на
небе не было ни одного облачка; все кругом блестело сильным двойным блеском:
блеском молодых утренних лучей и вчерашнего ливня. Пока мне закладывали