"Леонид Зорин. Трезвенник (Роман)" - читать интересную книгу автора

снискавший общее уважение - некто Козимо Великолепный. Козимо! Именно это
имя и соответствует Козьме. Можно еще упомянуть почтенных Косьму и Дамиана.
Я уж не говорю о Пруткове, этом писателе божьей милостью, носившем с
необычайным достоинством "имя громкое Козьмы". Надеюсь, что больше никто из
вас не назовет меня так неряшливо Илларионом Кузьмичом.
Эта чеканная декларация произвела на нас впечатление. Особенно бурно
прореагировали двое - Випер и Богушевич. Они попытались зааплодировать, но
Мельхиоров пресек их порыв.
- Не надо, Випер и Богушевич, воспринимать с такой экзальтацией мое
деловое пояснение. Реакция ваша неадекватна, и я могу ее интерпретировать в
самом невыгодном для вас свете. Либо как жалкое подхалимство, либо как еще
более жалкую и тщетную попытку насмешки. Ни то, ни другое вас не украсит.
Искательство было бы недостойно будущих шахматных мастеров, а Хамовы ухмылки
над Ноем, над вашим наставником и просветителем, могут вас только опозорить.
Когда Мельхиоров возбуждался, его хрипловатый обычно голос сперва
обретал трубную силу, потом походил на рычание льва. Тем не менее суровый
отпор не смутил ни Випера, ни Богушевича. Скорее он их воодушевил. Это были
весьма живые ребята, закадычные друзья и соседи, вскорости я с ними сошелся.
Випер был очень пылкий тинейджер, как выяснилось, писал стихи, а Богушевич
был посдержаннее, не торопился раскрываться, задумывался о чем-то своем.
Кроме шахмат он увлекался книгами весьма серьезного содержания. При этом он
легко отзывался на шутки и острословие Випера, умел их с изяществом
поддержать. Они постоянно о чем-то шушукались, никак не могли наговориться.
Я не скажу, что мы подружились, третьему тут не было места, но я и не
слишком искал их дружбы. Внутренний тенорок мне шепнул, что эта дружба была
бы нелегкой. Мы были совсем по-разному скроены. Их шуточки были только
одежкой, взятой обоими напрокат для того, чтобы соответствовать принятой
манере общения. Нет, необязывающее приятельство выглядело намного
комфортней. Уже в те годы я ощутил: легче и проще держать дистанцию.
И все-таки я любил захаживать в свободное время к Богушевичу. Випер,
как я, был единственным сыном, Борис был братом своей сестры. Она была
старше двумя годами, высоконькая красивая девушка, с пушистыми черными
волосами, тонким носиком, аккуратным бюстиком, длинными точеными ножками.
Она мне нравилась чрезвычайно. Смущало меня различие в возрасте, в ту пору
казавшееся громадным, но больше всего - выражение глаз. Эти зеленоватые очи
бросали на вас трагический свет. Словно от каждого, кто приближался на
расстояние трех шагов, она ждала рокового удара. Когда Рена одаривала меня
взглядом, мне становилось не по себе. Чудилось, что-то она прочитывает,
неведомое тебе самому.
В ее присутствии мне хотелось выглядеть взрослей и значительней, я
становился совсем лапидарным и замкнутым, как обладатель секрета. Вообще
говоря, искусство помалкивать - одно из самых дорогостоящих, но надо, чтобы
оно отвечало вашей сути, чтобы в нем не было вызова. Всегда инстинктивно я
сторонился людей со вторым и третьим планом и вот оказался одним из них. Я
изменял своей основе и потому был зол на себя, а особенно сердился на Рену.
Глупо с такими ладными ножками изображать вселенскую скорбь.
В шахматном кружке Мельхиорова я чувствовал себя много свободней. Во
всяком случае, много естественней. Часы занятий мне были в радость.
Бесспорно, наш рябой декламатор был педагогом незаурядным.
Он не боялся, что его речи покажутся мне чрезмерно мудреными, и никогда