"Драконы во гневе" - читать интересную книгу автора (Стэкпол Майкл)





ГЛАВА 1

Голубая туманная завеса окутала Алексию, принцессу Окраннела, лишив ее возможности видеть. Под ногами девушка ощущала нечто твердое, и это был единственный способ отличить верх от низа. Неизвестно, есть ли тут в самом деле какая-нибудь почва… или верх и низ вообще…

Принцесса подняла голову и посмотрела вперед, пытаясь различить среди лоскутов тумана гору, которая, как она знала, должна возвышаться вдали. Повинуясь ее мысли, лазурная субстанция закружилась водоворотом и потекла вниз, расползаясь у кромки подола. И в отдалении девушка увидела горный пик, темнеющий на фоне усыпанного звездами неба.

Несмотря на то что горная вершина находилась на расстоянии нескольких миль, Алекс добралась до нее, совершив всего три длинных шага. Принцесса улыбнулась — туман истаял, мили оказались столь короткими, — но не только это было удивительным в ее пути. Сначала на девушке было простое белое платье с легкой накидкой, но к тому моменту, когда она достигла горы, а точнее, арочного входа в пещеру на склоне, платье сменилось туникой воина, кожаными штанами и парой добрых сапог.

Именно так был одет Ворон, когда Алекс видела его в последний раз. Забавно. Да, сейчас она в царстве магии, где реальность соткана из ее капризов и прихотей, и все же она не выбирала одежду Ворона сознательно. Либо ее предал собственный разум, либо во владениях Союза действуют и другие силы.

Алекс перекинула длинные светлые волосы через плечо и, задумчиво заплетая их в косу, прочла надпись на арке над входом в пещеру: «Тайны, которые заключены внутри, должны ради блага всего мира остаться тайнами и во вне». Это не просто лирическое высказывание и не заклинание, обладающее каким-то особым могуществом; это всего лишь указание, как следует вести себя в отношении всего, что произойдет по ту сторону входа. О том, что Алекс увидит или услышит здесь, не должно стать известно никому в мире бодрствующих.

Принцесса вздрогнула и расправила плечи. В Ислине — всего несколько месяцев назад, хотя кажется, с тех пор прошли годы, — ее пригласили вступить в самое древнее в мире тайное общество: Великий Союз Драконов. Любой член Союза мог попасть в это зачарованное место встреч, находясь в трансе, который для непосвященных выглядел бы как обычный сон. Прежде чем отправиться сюда, Алексия улеглась в постель в таверне «Алая маска». Это было ее первое сознательное путешествие в тайное место встреч Союза; неудивительно, что по спине бегали холодные мурашки.

Продолжая плести косу, принцесса вошла в пещеру, наклонив голову, чтобы не задеть низко свисающие сталактиты. Она шла по тускло мерцающей извилистой тропе в сторону большой дуги моста, перекинутого через ущелье. Дна ущелья видно не было; девушка подозревала, что его нет и вовсе. Мост выглядел слишком узким, но все попытки сделать его шире ни к чему не привели. На другой стороне открывался вход в извилистый туннель. Алекс пошла по нему и в конце концов оказалась на берегу подземного озера. В воздухе ощущалась влага, по омывающей берег воде пробегала мелкая рябь.

У песчаной косы, выдающейся в озеро, ждала лодка, нос которой украшала весьма впечатляющая голова дракона. У штурвала стояло магическое создание, напоминающее человека и в то же время дракона. Его массивные, заканчивающиеся когтями руки лежали на штурвале. Когда принцесса ступила на борт, в темных глазах существа не мелькнуло ни искры узнавания.

— Марот, перевези меня, — приказала она.

Лодка слегка накренилась и заскользила по водной глади. Алексия устроилась на носу. Вода с шумом обтекала киль, в лицо летели ледяные брызги. Движение ощущалось только благодаря треплющему волосы ветру — лодка неслась в пустоте, лишенной каких бы то ни было ориентиров. Оглянувшись, принцесса не заметила никаких признаков песчаной косы, но когда снова посмотрела вперед, увидела остров. Его громада росла над лодкой, несущейся к маленькому причалу.

Слегка ударившись о пирс, лодка замерла. Алексия легко спрыгнула на гранитные плиты причала, повернулась и отсалютовала кормчему.

— Благодарю тебя, Марот.

Магическое создание никак не отреагировало.

Алексия медленно поднималась по ступеням. По отдельным деталям того, что представало перед глазами, она угадывала источники, в которых черпали вдохновение создатели острова. Несмотря на то что в маленькой гавани не было видно никаких драгонелей, лестница напоминала вход с моря в Крепость Дракона. Остров венчали цилиндрические башни, характерные для крепостей тех времен, когда Кайтрин еще не создала оружия, способного сровнять их с землей. Никаких следов сражения на острове не было. И хотя Крепость Дракона еще не пала, когда принцесса видела ее в последний раз, она живо представляла себе, что после нападения Кайтрин крепость наверняка превратилась в дымящиеся, усеянные трупами развалины.

Алекс миновала лестницу, двинулась дальше, вглубь острова, и оказалась в саду, где, несмотря на сумеречный свет, пышно цвели цветы, а симфония запахов поражала даже сильнее буйства красок. На некоторых деревьях висели плоды. Рот принцессы наполнился слюной.

«Интересно, — с улыбкой подумала она, — это ощущение влаги во рту — наведенная иллюзия или остатки выпитого в таверне? А можно ли сорвать какой-нибудь плод? И будет ли он вкусным?»

— Будет, дочь моя.

Она резко развернулась, приняла боевую стойку, но тут же расслабилась.

— Ты застал меня врасплох.

— Мои извинения.

Из тени выступил человек могучего сложения, в темной накидке с чешуйчатым рисунком, напоминающим драконью плоть. Словно чтобы увеличить сходство, из перчаток и сапог выпирали драконьи когти. Искусно сделанный шлем в виде морды дракона полностью скрывал лицо, однако золотистые глаза мерцали и двигались как настоящие, и даже уши, похоже, не были бутафорией.

Алекс знала, что этот человек способен придать себе такой вид, какой пожелает, и, видимо, здесь он предпочитал выглядеть именно таким образом. Те метаморфозы, что она могла творить с одеждой, он умел производить со всем своим обликом. И даже гораздо больше.

Черный Дракон сорвал с ближайшего дерева спелое красное яблоко.

— Это, конечно, не особо питательно, но вкусно.

Алекс выпрямилась и прижала руку к животу.

— Есть мне что-то пока не хочется.

Черный Дракон сощурился.

— Ну, и какие же новости в мире? Что произошло?

Алексия потерла лоб и окинула Дракона внимательным взглядом фиалковых глаз.

— С тех пор как я в последний раз говорила с тобой, случилось многое, очень многое. Прислушавшись к твоему предостережению, Адроганс послал нас во Вруону, чтобы попытаться отобрать джеранский фрагмент Короны Дракона у пиратов. Мы завладели им и скрылись. То немногое, что осталось от пиратского флота после рейда на Вильван, потопил Керриган.

— Я знал, что вы добились успеха, но кто такой Керриган?

Она на мгновенье заколебалась.

— Керриган Риз. Он из Вильвана, и ему всего семнадцать. Высокий, но слишком толстый… похож на ребенка, привыкшего хорошо, много и вкусно поесть. Однако он умен и обладает невероятной магической силой. Владеет заклинаниями, недоступными прежде никому, и даже теми, которые не применялись со времени Урулфа Кируна.

Черный Дракон серьезно кивнул.

— Наставника Кайтрин. Молодой человек, обладающий таким могуществом, может быть опасен. Он, наверное, весьма рассудителен, несмотря на юный возраст?

Алекс посмотрела на яблоко в руке Черного Дракона и представила себе, что сжимает плод у себя в ладонях. Там он и оказался, но тотчас же исчез.

— Хотела бы я, чтобы так оно и было, но, увы… Его последняя наставница, Орла, старалась делать все, чтобы он наконец повзрослел, но она погибла во Вруоне. С тех пор Керриган стал заметно серьезнее и очень успешно помог барону Дракона… Однако каким он станет без направляющей руки… Не знаю. Он все еще сильно переживает из-за гибели Орлы, и если внезапно потеряет контроль над собой, то да, может стать очень опасным.

Собеседник принцессы медленно пошел вдоль сада.

— Норрингтон. Он тоже был с вами?

— Уилл. Да, — Алекс улыбнулась. — Он вор и очень умелый. Правда, с совестью дело у него обстоит неважно, хотя и в этом отношении он не совсем безнадежен. Пери… Перрина, моя сестра-гирким… считает, что он человек незлой. Я доверяю ее суждению. После Вруоны мы отправились в Локеллин. Эльфы не хотели пускать туда Пери, но Уилл заставил их пересмотреть свое решение. В каком-то смысле, он просто ходячий сюрприз. Он тоже юн — моложе Керригана — и временами невероятно ребячлив. Он играет в сражения, хотя, надо сказать, с незаурядной ловкостью.

— Ловкость — это хорошо, поскольку, согласно пророчеству о низвержении Кайтрин, он является ключевой фигурой. Прежде мы полагали, что речь идет о его деде или отце, Босли. Однако Кайтрин превратила их в сулланкири, и тогда все надежды сосредоточились на другом представителе рода Норрингтонов.

Алекс вздохнула.

— Нам уже довелось иметь дело с сулланкири. Мы даже уничтожили кое-кого из них. Знаешь, я сама убила одного в Свойне. Позже Резолют убил Ганагрея к югу от Крепости Дракона, когда мы выводили оттуда беженцев. У тебя есть новости из Крепости?

Черный Дракон покачал головой.

— Ничего достоверного. Могу сказать одно — новостей оттуда поступает крайне мало. Это заставляет предполагать самое худшее: по-видимому, Кайтрин удалось полностью завладеть ею. Однако хорошо уже то, что она еще не двинула свои армии на юг. Это говорит о том, что, возможно, Кайтрин все еще обретается в Крепости, ищет фрагменты Короны Дракона.

— Или защитники крепости так потрепали ее армию, что ей не обойтись без подкрепления, — Алекс задумчиво постучала пальцем по подбородку. — А быть может, и то и другое. Крепость очень велика, там целый лабиринт подземных туннелей и помещений. Может, кто-то из защитников уцелел, и они все еще сражаются. Крепость можно захватить, но разрушить ее полностью практически невозможно.

Черный Дракон взглянул на принцессу:

— Надеюсь, ты права. Ну, как бы то ни было, как сложились дела, ты узнаешь раньше меня. Кстати, почему ты не там?

— Кайтрин позволила жителям Ориозы и горожанам покинуть крепость. Я не хотела уходить, но Дотан Каварр попросил меня сопровождать его жену и детей на пути в Ориозу и обеспечить их безопасность. До сегодняшнего дня я не знала, что у него был и другой, скрытый, мотив, — Алекс на мгновение заколебалась. — Керриган создал для барона Дракона дубликат одного фрагмента Короны Дракона. Его оставили в крепости вместо подлинного, который Керриган тайно вывез. Обмануть Кайтрин удалось, хотя она все время посылала нам вдогонку отряды. Мы не давали им приблизиться… вот тогда Резолют и убил Ганагрея.

— Убийство сулланкири — благое дело. Как давно это произошло?

— Две недели? Нет, восемнадцать дней назад. В Себции нам пришлось задержаться, чтобы сменить лошадей, а потом нагонять Райгопу. Мы хотели войти в Ориозу вместе с ней. И вот когда мы пересекали границу, Керриган сказал, что у него при себе фрагмент Короны. Более того, выяснилось, что он наложил заклинание на другой фрагмент. Он не знал, почувствует ли Кайтрин присутствие этого заклинания, а если нет, то оно все равно основательно потреплет ей нервы, и это даст нам преимущество.

Черный Дракон кивнул.

— Определенно, причем немалое, — он устремил на принцессу пристальный взгляд. — Ты не появлялась здесь, пока была в дороге, хотя к этому времени уже покинула Крепость Дракона и участвовала в уничтожении сулланкири.

Алекс удивленно посмотрела на него.

— Я не считала, что было что-то…

Черный Дракон покачал головой.

— Нет необходимости в объяснениях, дочь моя. Я веду вот к чему: и то и другое — очень важные события, и было бы вполне естественно, если бы тебе захотелось посмотреть на них с точки зрения дальнейшей перспективы. Ты, однако, пришла сюда, когда опасность фактически оказалась позади. Что еще произошло?

Она нахмурилась.

— В первую нашу встречу ты говорил, что я могу доверять Ворону. Когда мы добрались до Ориозы, его арестовали. Взяли под стражу. Ты знал, кто он такой?

Темная фигура медленно кивнула.

— Я уже давно знаю это.

— Как же ты мог сказать, что я должна доверять ему? Он Таррант Хокинс, предатель, который погубил последний отряд, посланный, чтобы убить Кайтрин. Это он виновен в том, что Кенвик Норрингтон превратился в сулланкири, — пальцы Алекс сжались в кулаки. — Поговаривают даже, что он убил моего отца.

— Ты чувствуешь себя преданной.

— Да!

Алекс сама удивилась силе собственных эмоций. Нельзя сказать, что она придавала такое уж большое значение словам Черного Дракона, однако его замечания относительно Ворона способствовали тому, что она почувствовала расположение к этому человеку. И в результате выяснила, что, если не считать легионы Кайтрин, он был самым дурным человеком на свете. Эта мысль причиняла боль.

— Ты чувствуешь себя преданной мною, ведь это я советовал тебе доверять ему? Но еще в большей степени преданной самим оороном, правда? — Черный Дракон слегка наклонил голову. — Может, удивляешься, почему он не рассказал тебе, кто он такой, и реагируешь на эту новость с тем же возмущением, что и всякий другой. Да, Тарранта Хокинса изображают дурным человеком, но ведь ты сама имела с ним дело. Что, Ворон и в самом деле таков?

— Это не имеет значения. Человек, однажды совершивший подлость, не может измениться.

Черный Дракон фыркнул, выдув из ноздрей холодное голубое пламя.

— Тогда, девочка, предлагаю тебе выбрать одно из двух объяснений. Первое, что Ворон действительно такой же дурной человек, как Хокинс из легенды, и сумел обмануть тебя. Второе…

Алекс сощурилась.

— Второе, что Хокинс был таким же отважным, как Ворон, и легенды врут. Но, если дело обстоит именно так, почему он допустил, чтобы о нем распространяли заведомо ложные слухи?

Губы Черного Дракона искривила истинно драконья усмешка.

— Потому что ему не оставили выбора, Алексия. Были люди, которые воспринимали его как угрозу. Они постарались нейтрализовать его. Ему вообще повезло, что он до сих пор жив. Терпеть ложь лучше, чем лежать в могиле.

— Какую такую угрозу мог он собой представлять?

— Он сказал правителям, что Кайтрин снова нападет на их королевства, и довольно скоро — не успеет вырасти новое поколение. Но они не пожелали прислушаться к этому предостережению и еще меньше хотели, чтобы его услышали другие.

— Они знали, что она собирается вернуться? — Алексия прижала ладони к вискам. — Гирким предполагали, что когда-нибудь такое может случиться, но никто из них не знал, что она поклялась сделать это. По-твоему, наши правители знали, что она вернется, но ничего не сделали, чтобы подготовиться к этому? Кроме барона Дракона и короля Августа, я имею в виду? Как такое возможно?

— Корона на голове не является свидетельством того, что в этой голове есть мозги.

— Но игнорировать такую угрозу… это… это же преступно!

— Да, однако вспомни — они жили в постоянном страхе. Сулланкири убил королеву Ланиветту в Мередо, прямо в замке, и никакие охранники не защитили ее.

Алекс кивнула.

— И королем стал Скрейнвуд, готовый сотрудничать с Кайтрин добровольно.

— Да. И разве у любого другого правителя не было причин опасаться той же судьбы для себя и своего народа? — Черный Дракон на мгновение прикрыл глаза. — Многие сумели внушить себе, что если сидеть тихо и не рыпаться, Кайтрин не станет воспринимать их как угрозу. Они не понимали одного — не делать ничего, чтобы противостоять тирану, это все равно что оказывать ему помощь.

Алексия на мгновенье открыла рот и… снова закрыла его. Помолчала задумавшись.

— И Ворон с Резолютом вот уже двадцать пять лет всячески досаждают ей.

— Они были не одни. Им доверяли, — Черный Дракон зашагал дальше. — Барон Дракона никогда не позволил бы Ворону сопровождать тебя, если бы не доверял ему.

— Ты хочешь сказать, что Каварр тоже знал?

— Должен был, да.

— И кто еще?

Черный Дракон пожал плечами.

— Август, определенно, и некоторые другие. Поскольку считалось, что Хокинс погиб, Ворон выпал из поля зрения. Некоторые воркэльфы знают, но они никогда не выдадут Ворона, поскольку он — ключ к возвращению их родины.

Алекс вздрогнула. Истина относительно личности Ворона потрясала и сбивала с толку. Он стал для нее товарищем по оружию, другом. Она полюбила его. Он рисковал жизнью, спасая ее. Он боролся с сулланкири, уничтожал их. Он давал ей добрые советы. Он лгал ей, но лишь ради того, чтобы она не узнала, кто он такой.

— Ворон знал моего отца?

— Они провели вместе какое-то время. Хокинс поразил твоего отца своей честностью и мужеством.

Она вскинула бровь.

— А ты знал моего отца?

— Я никогда не имел удовольствия называть его братом, но я знал его и, определенно, знал многое о нем. Он был хорошим человеком и, конечно, очень гордился бы тобой, — Черный Дракон снова усмехнулся. — Однако мы поговорим о твоем отце как-нибудь в другой раз, поскольку сюда тебя привело беспокойство о судьбе Ворона.

Его замечание заставило принцессу на мгновение остановиться.

— Ты что, читаешь мои мысли?

Он пожал плечами.

— Побудешь здесь подольше, и такие вопросы не будут тебя беспокоить. Нет, конечно, я не читаю твои мысли; просто есть вещи, о которых ты словно думаешь вслух. Например, ты права, считая, что Ворон не должен расплачиваться за преступления, которые он якобы совершил много лет назад. Ты наверняка станешь обдумывать план его спасения, хотя я настоятельно предостерегаю тебя не предпринимать ничего, что может повредить твоему авторитету. Ты принцесса, пусть и государства, все еще захваченного авроланскими войсками, но от этого твое положение отнюдь не утратило своей значимости.

Алекс улыбнулась.

— Что, мне даже нельзя просто вызволить его из подземелья, где его держат?

— Прямой подход мне нравится не меньше, чем тебе, однако этот план не даст тебе ничего, кроме репутации человека, хорошо владеющего мечом. Тут нужен другой план: такой, который собьет с толку твоих врагов и выведет их из равновесия.

— Кайтрин все равно.

— Я не о ней говорю, — Черный Дракон устремил на нее взгляд своих золотистых глаз. — Кайтрин не одинока в своем желании властвовать на юге. Чем могущественнее ты станешь, тем больше людей под тем или иным предлогом будут противостоять тебе. Они, однако, очень осторожны. Постарайся, чтобы им было о чем задуматься, и они станут не так быстро собираться с силами.

— Пока, судя по всему, ты изо всех сил стараешься, чтобы мне было о чем задуматься, — она улыбнулась, услышав в словах Черного Дракона намек на то, о чем Ворон говорил ей в Ислине. — Да у меня есть план спасения Ворона. Все, что мне нужно для этого сделать…

Черный Дракон вскинул руку.

— Не говори ничего, или ты не сможешь упоминать об этом в физическом мире. Однако, если я правильно расшифровал обрывки твоих мыслей, этот план не только поможет спасти Ворона, но и приведет в замешательство твоих врагов… и то и другое я от всего сердца одобряю.

— Спасибо. И пусть с опозданием, благодарю за то, что ты предупредил нас о краже джеранского фрагмента Драконьей Короны. Если бы не ты, он достался бы Кайтрин.

Черный Дракон покачал головой.

— Не стоит благодарности. Поведать тебе об этом — это все, что я мог сделать. Ты проделала трудную работу и заслужила все похвалы. А теперь ты спасешь Ворона, за что я также буду очень тебе благодарен. А теперь уходи, дочь моя, и делай, что должно. Мир нуждается в тебе.

Черный Дракон сделал пас рукой, и волна головокружения нахлынула на Алексию. На мгновение она провалилась во мрак и очнулась уже в своей постели. Сквозь деревянный пол, снизу, из общего зала таверны, доносился шум. План, о котором Алекс говорила, уже принял в сознании принцессы четкие очертания. Отбросив одеяло, она свесила с постели длинные, стройные ноги и принялась натягивать сапоги.

— Ворон, ты всю жизнь спасал других, и теперь настало время отплатить тебе за труды.