"Ловкач, Уилер!" - читать интересную книгу автора (Браун Картер)





Картер Браун Ловкач, Уилер!

Глава 1

Наверно, какой-то псих, подумал я. Его информация была настолько важной, что он не мог передать ее какому попало копу. Шериф Лейверс на несколько дней уехал из города, так этот ненормальный в конце концов согласилс сообщить сведения какому-то ничтожному лейтенанту, то есть мне, Элу Уилеру. Но информация была слишком важной и существенной, чтобы передавать ее по телефону. Мне следовало поспешить и прибыть к нему в офис немедленно, если не раньше. Секретарше шерифа, потрясающей блондинке Аннабел Джексон, явно надоели мои старания украдкой заглянуть ей под мини-юбку, так что, уходя, ничего не терял Его офис находился в Даунтауне, на четвертом этаже современного здания Рядом с наружной дверью красовалась начищенная до блеска медная табличка с именем — Джордж Томпсон. Я подумал, что, прежде чем войти, надо бы постучать, вот и постучал. Звук выстрела откуда-то из глубины офиса я услышал на долю секунды позже. Прижавшись спиной к стене, я выхватил из кобуры на поясе свой пистолет 38 — го калибра. В последующие десять секунд мо храбрость улетучилась, и я никак себя не проявил. Потом мне пришло в голову, что, кто бы там в офисе ни стрелял, он все равно должен пробежать мимо меня, и лучше, если проявлю инициативу именно я, Эл Уилер Свободной рукой осторожно повернул ручку и распахнул дверь настежь. Раздался еще один выстрел, пуля угодила в стену напротив открытой двери офиса и отрикошетила куда-то в сторону.

— Полиция! — крикнул я. — У тебя нет ни малейшего шанса. Брось пистолет. Ты окружен!

Кто бы ни находился в помещении, он был настолько поражен чепухой, которую я нес, что выстрелил в третий раз. Тут я вообще перестал соображать. Да и какая в этом польза, если собираешься совершить нечто крайне глупое. Я нырнул в открытую дверь, быстро перекатился, ударившись об пол, и увидел парня футах в шести от меня.

Если говорить точно, он виделся мне просто расплывчатым силуэтом. Я четко разглядел только пистолет у него в руке. Я нажал на спусковой крючок своего 38-го и расстрелял всю обойму. Не могу сказать, что сильно нервничал, скорее просто испугался. Парня будто поразила какая-то неведомая сила… Внезапно он отступил на несколько шагов, выронил пистолет и стал медленно падать. Неведомая сила вновь поразила его — не меньше двух раз как бы подняла над полом и ударила о стену. На мгновение он, казалось, завис в воздухе, а потом рухнул, превратившись в бесформенную кучу. Поднявшись на ноги, я не сразу понял, кто это, черт побери, так тяжело дышит, но мне тут же стало ясно, что это я сам.

Засунув ненужный теперь тридцать восьмой в кобуру на поясе, я осмотрелся. Поскольку я находился в офисе Джорджа Томпсона, логично было предположить, что в кресле за большим письменным столом сидит сам Джордж Томпсон. Он, правда, имел несколько странный для большого босса вид с третьим кровавым глазом в середине лба и выражением ужаса в остановившихся глазах.

Ничего себе, великолепное окончание без того неудачного дня. Сняв трубку, я набрал номер офиса шерифа и попросил дежурного сержанта как можно скорее прислать коронера и мальчиков из лаборатории криминалистики. Позвонив, почувствовал себя намного лучше: я уже не был напуган, и пульс пришел в норму.

Джорджу Томпсону было лет сорок, человек как все — среднего роста, веса и вида. Вполне заурядная личность. Мне было неясно, что сделало его настолько важной птицей, чтобы его пристрелили, когда я постучал в дверь. Убийца выглядел намного моложе — лет двадцати пяти, крупный парень с длинными светлыми волосами и светло-голубыми глазами, сохранившими удивленное выражение. На полу валялся его «магнум», который я не потрудился поднять, зная, что если сделаю это, то Эд Сэнджер из криминалистической лаборатории здорово на меня разозлится. Хорошо, что я успел разрядить свой тридцать восьмой во владельца этого пистолета: выстрел из «магнума» с близкого расстояния легко мог оторвать руку, если не голову.

Полицейскому положено проявлять излишнее любопытство, и я осмотрелся еще раз. На полу рядом с письменным столом лежала кучка одежды. Я ее поднял и обнаружил коротенькое платьице из голубого джерси, белый лифчик и маленькие трусики. Все это не имело смысла, разве что Томпсон был трансвеститом, но такое предположение не лезло ни в какие ворота. За спиной у меня послышался какой-то неясный шум, повысивший уровень адреналина у меня в крови. Я резко обернулся, мгновенно выхватив пистолет — причем я помнил, что он пустой. К моей радости, за спиной никого не оказалось, но тут я вновь услышал тот же невнятный звук. Он доносился из стенного шкафа. Держа пистолет в правой руке, левой я осторожно открыл дверцу шкафа. На меня с возмущением уставились два синих глаза. Было очевидно, что их обладательница хотела бы сказать пару ласковых слов, но рот ей закрывала широкая белая лента хирургического пластыря. Это была высокая блондинка с прекрасной фигурой, полной крепкой грудью, длинными ногами, между которыми виднелся деликатный треугольник светлых волос. Руки блондинки были связаны за спиной, связаны и лодыжки.

— Я лейтенант Уилер из службы шерифа, — произнес я ровным голосом.

— У-у-у-м! — услышал я в ответ.

— Вы хотите что-то сказать? — вежливо спросил я. Она кивнула, и синие глаза заблестели еще ярче.

— Будет больно, — предупредил я. — Синие глаза выразительно округлились. Тогда я взялся за край пластыря и сильно потянул. Блондинка прямо-таки взвыла.

— Если вы повернетесь, то я развяжу вам руки.

— Садист! Надо было осторожнее отклеивать пластырь!

— Это не то что секс, — пояснил я. — Там медлительность продлевает наслаждение, а вот с хирургическим пластырем все наоборот, потому что…

— Заткнись! — прорычала она и повернулась ко мне спиной.

У нее была стройная спинка, а уж попка просто роскошная — кругленькая, крепкая, слегка приподнятая. Моим пальцам никак не удавалось развязать узлы, и я ничего не мог с этим поделать.

— Вы, кажется, полицейский офицер, а не насильник, — произнесла она с вызовом.

— Простите, но узлы очень крепко затянуты, — извинился я.

— А вы, лейтенант, думайте лучше о своей работе! Я освободил ей руки, и она стала растирать затекшие запястья, пока я развязывал ноги… Потом она выбралась из стенного шкафа. Меня настолько захватила красота ее обнаженного тела, что я начисто забыл о двух трупах, которые засоряли окружающую территорию. Увидя их, блондинка испустила стон, глаза у нее закатились, и успел подхватить ее в процессе падения. Решив, что лучше положить ее на ковер, побрызгать водой и совершить нечто столь же профессиональное, я было наклонился и только стал укладывать ее на пол, как в комнату ворвался Эд Сэнджер, за ним доктор Мэрфи.

— Какого черта? — сдавленным голосом произнес Сэнджер, но в ту же минуту лицо его застыло.

— Я так и знал, что когда-нибудь это случится, — весело произнес доктор Мэрфи. — Вышло по-моему. Мы поймали за руку безумного насильника на месте преступления.

— Она потеряла сознание! Вы же врач. Сделайте что-нибудь.

— Хотите знать, почему она потеряла сознание? — повернулся Мэрфи к Сэнджеру. — Семья как раз счастливо воссоединилась, когда полоумный насильник ворвался в комнату, убил сначала ее отца. — Он показал на второй труп, распростертый на полу. — Потом он сорвал с девицы одежду и намеревалс ее изнасиловать, когда мы с вами вошли.

Блондинка слегка застонала и открыла глаза. Она взглянула на меня и явно сразу узнала, потом уставилась на Мэрфи.

— Это врач, — быстро произнес я. — Правда, он больше похож на графа Дракулу, но не говорите ему этого, он очень чувствителен.

— Мертв, — слабым голосом произнесла блондинка. — Мистер Томпсон мертв!

Я с мольбой посмотрел на Мэрфи. В ответ он только пожал плечами, потом наклонился, взял ее за руку и стал прослушивать пульс. Мне пришло в голову, что я с успехом мог бы справиться с этой немудреной процедурой и сам — это было бы намного приятнее, чем стоять рядом и наблюдать, как это делает Мэрфи.

— Лейтенант, что здесь все-таки произошло, черт возьми? — с явным раздражением спросил Эд Сэнджер.

— Вот он позвонил и сказал, что у него есть для нас очень важна информация, — ответил я, указав на труп в кресле у письменного стола. — Настолько важная, что я должен приехать немедленно и выслушать его лично. Едва я постучал в дверь офиса, второй парень застрелил его. Я потребовал, чтобы он бросил пистолет, но он продолжал стрелять.

— И наш бешеный насильник бесстрашно ворвался в офис и пришил убийцу, — пробормотал Мэрфи. — Теперь он или получит медаль, или ему будет предъявлено обвинение в убийстве.

Блондинка неожиданно вырвала у Мэрфи руку и так быстро встала, что ее полные груди заплясали джигуту, каждая на свой лад.

— Моя одежда! Это просто какой-то кошмар. Я совершенно голая, а в комнате полно мужчин!

— Я врач, — сказал Мэрфи в свое оправдание.

— Я знаю, лейтенант уже объяснил мне, какая у вас профессия.

Она быстро пересекла комнату и через минуту вернулась полностью одетой. Мэрфи поднялся с колен с выражением некоторого сожаления на лице.

Я заметил, что у Сэнджера то же выражение лица. И догадался, что у мен есть шанс.

— Эл, вам уже известно время смерти и вид оружия, из которого стреляли, — сказал Мэрфи. — Что еще я могу для вас сделать?

— Можете вызвать машину и забрать отсюда эти два трупа, а потом проведете вскрытие.

— Утром, — твердо произнес он. — Если я что-то ненавижу в этой жизни, так это вскрывать трупы на ночь глядя. Скальпель отбрасывает чересчур длинные тени.

При этих словах блондинка негромко взвизгнула, и на физиономии Мэрфи появилась виноватая улыбка.

— Вскрытие само по себе не так уж страшно, — сказал он. — Я всегда делаю небольшой надрез на шее и вначале выпиваю кровь, чтобы не испачкать комбинезон.

Она снова закатила глаза и поспешила сесть на ближайший стул.

— Вам еще что-нибудь нужно, лейтенант? — спросил меня Сэнджер.

— Поработайте над найденными гильзами. Хочу, чтобы вы их сравнили. Большинство из них подойдет к моему пистолету, но три наверняка от «магнума», того самого, что валяется на полу. Проверьте все сведения на убитых и свяжитесь с ФБР, пусть идентифицируют отпечатки пальцев.

— Полная программа! — Сэнджер кивнул с удрученным видом. — А я-то пообещал жене пойти с ней сегодня вечером в кино.

— Думаю, ее это не удивит. Она давно знает, что вы отъявленный лжец.

Сэнджер начал разбирать свое снаряжение, а Мэрфи звонил по телефону, пытаясь вызвать машину для перевозки трупов. Блондинка явно не собиралась умирать, и я подошел к ней:

— У вас был тяжелый день. Чуть погодя я отвезу вас домой.

— Мне кажется, что здесь происходит настоящий кошмар. Только он выглядит как живой человек, — кивнула она в сторону Сэнджера. — Вы похожи на сексуального маньяка, а что касается вот этого типа, никому бы и в голову не пришло, что он врач. Точь-в-точь персонаж из последнего сериала — тот, кого Винсент Прайс извлекает из могилы.

— Это Томпсон? — спросил я. — Тот, что в кресле за письменным столом, Джордж Томпсон?

— Да, это мистер Томпсон. — Она мельком глянула на убитого. Голос у нее дрогнул, когда она добавила:

— Это просто ужасно!

— Вы на него работали? Она покачала головой:

— Я работаю в агентстве, из которого он каждую неделю нанимал секретаршу на полдня. Я была у него лишь дважды, разбирала почту. Сегодня все шло нормально, он диктовал мне письма, которые я для него печатала. Потом ему позвонили, и этот звонок его просто взбесил. Вначале он слушал молча, потом произнес что-то вроде: «Ах ты, подонок! Я все взорву к черту, если ты попытаешься мне угрожать». Потом он еще послушал, что ему там говорили в трубке, и по выражению его лица я поняла, что он очень зол. В конце он просто швырнул телефонную трубку на рычаг и просидел несколько минут, о чем-то думая. Потом снова взял трубку и позвонил в офис шерифа.

— Когда пришел в офис этот мужчина?

— Не могу сказать точно. Почти сразу после звонка, минут через десять, не больше. Он вошел прямо в офис с пистолетом в руке, и я так испугалась, что чуть не умерла.

— Он что-нибудь сказал?

— Он не ожидал увидеть меня у мистера Томпсона, явно был удивлен и рассержен, но делал он все быстро. Обошел вокруг письменного стола и приставил пистолет к голове мистера Томпсона, пообещав, что если я начну кричать, то он выстрелит.

— Ну а потом он предложил вам раздеться? Она покраснела:

— Он приказал мистеру Томпсону связать меня и заклеить рот липкой лентой. Потом затолкал меня в шкаф.

— Сколько же вы там просидели до того, как раздался первый выстрел?

— Не знаю. Мне показалось, что прошло много времени, но, видимо, ошибаюсь. Я слышала, что они спорили, но слов не различала. Потом раздался первый выстрел, потом еще несколько. Это уже стреляли вы? — Она повернула голову и с любопытством посмотрела на меня.

— Точно.

— Стреляли долго. Это было так уж необходимо?

— Тогда мне казалось, что необходимо. Сейчас готов признать, что, возможно, и нет.

— Это больше смахивает на бойню. Я думала, что меня тоже убьют.

— Скажите, какого рода письма диктовал вам Томпсон?

— Да обычные. Отчет о поведении чьей-то жены, с точными датами и временем, когда она встречалась со своим любовником, несколько счетов, еще что-то вроде того.

— Он был частным детективом?

— Да, но все это мне казалось очень скучным. Я всегда считала, что у частного детектива должна быть более яркая и интересная жизнь. Боже мой! Это в самом деле получилось намного более захватывающим, чем мне хотелось бы!

Неожиданно сработала вспышка фотоаппарата Эда Сэнджера, девица вскрикнула, а Эд лишь улыбнулся и продолжал работать со своей камерой. Пройдя через комнату к письменному столу, доктор Мэрфи улыбнулся блондинке.

— Эл, через несколько минут приедет труповозка. Если вы еще останетесь поработать здесь, то я с удовольствием отвезу девушку домой и дам ей легкое успокоительное, — предложил он.

— От вас я не приму и стакана воды и вовсе не собираюсь ехать в вашей машине. Уверена, что у вас руки на шарнирах, — сказала блондинка.

— Жена утверждает, что все еще любит меня, — печально заметил Мэрфи. — Может, ей стоит показаться психиатру?

На письменном столе все еще лежали напечатанные блондинкой письма. Я положил их в карман, потом открыл ящик стола и увидел там пистолет. По-видимому, Томпсон не успел им воспользоваться. Взяв карандаш, я поддел им пистолет и бросил на стол.

— Правильно, я его проверю, — сказал Сэнджер. Больше ничего интересного в столе не нашел. Две стойки с выдвижными ящиками были забиты папками, и попросил Эда доставить их сержанту Петерсону. Затем подошел к девице и предложил подбросить ее домой.

— Лейтенант, к утру я передам вам список того, что содержалось в карманах убитых, если, конечно, мне не придется задержаться здесь до утра, — сухо произнес Эд.

— В этом-то и состоит преимущество быть сержантом, Эд. Приходится брать на себя всю ответственность, — ответил я.

— Теперь-то вы понимаете, почему Уилеру никогда не стать капитаном, — засмеялся доктор Мэрфи. — Немыслимый сукин сын и к тому же дрянной лейтенант.