"Палач, демон и принцесса" - читать интересную книгу автора (Александр Бережной)





"И съесть!"

"Сначала погладить!"

"О боги и демоны… неужели из этих идиотов я и состою?"

"Я этому ничуть не удивлена," -язвительно заметила Айшари.

"Молчать, ученица… И без тебя тошно. Ща сядем в лодку, погребу в Лазурный, посмотрим, что скажет Вард… Да, и не забыть тебе сделать поводок, намордник и ошейник…"


"ЭЙ!"

"Хорошо, и кормушку с поилкой и расческой тоже достану…"

"ТЫ…"

"Аллилуйя! Вот оно! Между печатями есть канал ментальной связи! Пока она там дрыхнет, ее сознание, еще не нуждающееся в отдыхе, просочилось сюда! Поэтому происходит расщепление потока сознания. Не знаю как насчет тела, а вот разум можно…"

"[цензура] твою [цензура] мать налево [цензура]!!! Сколько можно [цензура]?! Выкидывай ее на [цензура] отсюда! [цензура], чтоб тебя подняло да прихлопнуло, [цензура] [цензура] [цензура]!"

Айшари хотела что-то сказать, но не успела и провалилась в темноту, сопровождаемая затихающим рокотом голосов.


***

Омега мерно взмахивал веслами, и лодка плавно скользила, покачиваясь, в сторону видневшихся в дали огней города, местами заслоненных тенями кораблей. Ученики демона лежали на носу, на нескольких мешках с вещами. Напротив беловолосого, на корме, сидел Странник и рассказывал:

– Тогда, очень давно, мир был гораздо более опасным и непредсказуемым чем сейчас… Светила только заняли свои места в небесах… Но разумные существа уже существовали на планете. Что ты знаешь об оборотнях?

– Много разного, – буркнул Омега, выпуская дым. Сигарета ничуть не мешала ему ни грести ни говорить, – Трансформация ограничена одним или несколькими обликами, бывают с общим эгрегором-тотемом или без, истинными и инициированными…

– Эгрегор?

– Общее ментальное поле… у оборотней персонифицируется в зверя, в которого превращаются… Может появляться у больших семей оборотней.

– Интересно, что-то подобное наблюдается и у вампиров…- задумчиво отозвался Вард, ладонью отгоняя плывущий прямо ему в лицо дым, – Но для истории важно, что ты знаешь об инициировании. Тогда, восемнадцать тысяч лет назад, была большая война между королевством, чье название утеряно, и крупным племенем истинных оборотней. Люди победили, но очень дорогой ценой. Многие погибли, еще больше было ранено. Обычно, укушенный не всегда превращается в оборотня… Но то племя было уничтожено все поголовно. И их кровь… Пожалуй, даже их тотем, обратил всех укушенных… – Вард помолчал. Лодка продолжала скользить о волнам, набрав приличную скорость – Омеге оставалось только иногда ленивыми гребками корректировать движение, – Ночные улицы превратились в кровавое месиво. Королевство стремительно пустело. Число инициированных росло, и одолеть их сделалось невозможно. Тогда люди в отчаянии обратились к Светилам. И Манящая, властвующая ночью, ответила им. Она провела их по темным тропам их душ… Выйдя, они перестали быть людьми, но запечатали свою звериную сторону. Так родились Эльфы Домов Ночи, чтящие Манящую за оказанную им милость… Силу оборотни черпают из Ночного светила,- добавил Странник, – впитывая ее всем телом, растворяя в собственной жизненной силе… Благословением Богини эльфы Ночи стали ближе к природе, но дальше от небес… И сила Госпожи лишь течет по их аурам причудливой сеткой, сковывая спящих внутри зверей, не давая им пробудиться…

– Вот оно что… – протянул Омега, оглядываясь на спящих учеников, – значит, когда я заставлял ее смешивать силу Мнящей со своей, я питал ее звериную сторону?

– Именно так… Но своей печатью ты сковал обе ее стороны, и полностью подчинил их ее разуму… Можно сказать, что ты сотворил истинного оборотня…

– Слава не знаю кому,- облегченно вздохнул Омега, – Значит, она сможет превратиться обратно. А как сами эльфы отнеслись к появлению новых родственников?

– Эльфы помогали Манящей обращать проклятых… Тогда же произошла первое разделение этого народа – на Дома Ночи и Дома Рассвета, и оно произошло мирно – земель тогда хватало. Но были и недовольные… Позднее они собрались в Дома Полудня, и через тысячу лет разразилась война… Прерванная первым известным в истории Днем Багрового светила… Тогда эльфам двух враждующих домов пришлось объединиться, что бы выжить. Много времени утекло с тех пор, и только некоторые Старейшины знают об истоках глухой неприязни между Домами Ночи и Полудня…

– Даже так… Слушай, а сам-то ты откуда об этом знаешь? – подозрительно сощурившись, спросил Омега, – И как ты вообще поблизости оказался? Случайно?

– Волею светил, можно так сказать… Я странствовал вдоль побережья от Снежной Цитадели на полуденный закат, что бы исправить свои карты, – Вард похлопал ладонью по лежащей у него в ногах сумке. – Лет двести назад Госпожа Ночи обрушила на эти места гигантскую волну, и береговая линия здорово изменилась с тех пор, как я последний раз тут бывал…

Сумка, кстати была очень примечательная – из плотной кожи какого-то морского зверя, герметично закрывающаяся, с узорами из сохранившихся мелких чешуек. И очень потертая. Ей явно активно пользовались не один десяток лет, и только невероятная прочность шкуры невиданного глубинного чудища позволила ей протянуть так долго. Кроме того, столь полезная в дороге вещь была зачарована на совесть. Омега, задумчиво разглядывая пронизывающие материал сумки нити энергии, спросил:

– И вот ты так просто признаешься мне, что был здесь двести лет назад?

– Не вижу причин делать из этого тайну, – пожал плечами Вард, – Ты и так знаешь, что я не человек.

– Ну, это я еще не доказал…Покажи-ка свою ауру, дружок, хоть самый краешек, а? – улыбка демона получилась больше похожа на угрожающий оскал. Странник вздохнул и едва заметно расслабился. Омега скользнул по фигуре человека взглядом, потом его глаза расширились и он вгляделся пристальнее:

– Во имя несуществующих головешек Вечного Пожара! Первый раз вижу такое… Парень, ты хоть раз в жизни вообще лгал?

– Ты можешь читать ауры настолько глубоко?

– Только если мне интересно. Ты ведь за всю жизнь не сказал ни одного лживого слова?

– Нет, никогда. Обеты жрецов Озаряющего строги, и я всегда им следовал… С рождения.

– А людей убивал?

– Да, – после некоторой заминки ответил Вард, – Но я всегда искупал свою вину.

– Вот это да, – присвистнул беловолосый, благополучно забыв о веслах, – Ты жрец Озаряющего, на тебе его печать… Ты служишь Манящей, и отмечен ее благословлением… Ты ступаешь по Дороге, и это чувствуется, хотя и не оставляет явного отпечатка… Как ты сумел?

– Я… не могу тебе рассказать. Это не моя тайна. Но я не желаю зла ни тебе, ни твоим спутникам, – Странник успокаивающе выставил перед собой ладони, – Меня привели к вам воля Светил, случай и любопытство. Не более того. Я буду рад провести некоторое время с вами, если вы куда-то идете, и уйду, если не захотите иметь со мной дела.

Омега достал новую сигарету и откинулся назад, скрестив руки на груди. Некоторое время он задумчиво курил. Потом посмотрел на собеседника:

– Знаешь, Вард, ты настоящая заноза. Ты сложнее, чем тот телок, каким хочешь казаться – иначе бы не прожил столько. Тебе ведь значительно больше двухсот лет, верно?

– Да…

– Кроме того, что-то в твоей ауре кажется мне смутно знакомым. Ты – вероятная угроза моим ученикам. Но ты не враждебен. Сейчас. Наиболее логично убить тебя…

– Это еще почему? Из-за эльфийки?

– Ага… Она как бы сбежала… Кстати говоря, что бы не стать супругой Озаряющего…

– Мудрое решение. Я не одобряю идей Супружества, – Вард покачал головой, – я подозреваю, что во имя Господина Полудня там творятся вещи, не уступающие кощунствам Ордена Заката… Но Супруги слишком сильны, и меня попросту уничтожат, если я попытаюсь вмешаться… Да и Светило дня давно уже не говорит со мной, – в голосе темноволосого послышалась какая-то странная тоска, – Очень давно.

– И ни малейшего желания заложить нас родственникам девочки, что бы вернуть малютку в лоно семьи? – лукаво прищурился Омега. Вард не прятал ауру, и демон, максимально напрягая органы чувств, следил за малейшими ее изменениями, но никаких признаков лжи не видел, – Ты вообще хоть знаешь, что я такое?

Вард впился в демона взглядом ставших золотыми глаз, и Омега почувствовал боль, словно в виски ему вбивали мелкие гвозди. Большим молотком. Но не дрогнул, и позволил Страннику продолжать. Тот смотрел на беловолосого еще некоторое время, потом отвернулся. Демон выкинул стлевшую до фильтра сигарету и снова взялся за весла.

– Я не знаю, что ты такое, – тихо сказал Вард, вслушиваясь в тихий плеск воды под лопастями, – Сначала я подумал, что ты демон… Но ты лишь хочешь им быть. Ты больше, чем твоя маска, в этом мы похожи… Но я не знаю, что ты. Ты стоишь во Тьме, но ты не служишь Ей. Тебе не чужда доброта – ты заботишься о тех, кого взял в ученики, и эта забота искренняя. Ты необычен. Я бы хотел постранствовать какое-то время с вами. Если никто не против.

– А я бы хотел, что бы ты никуда не уходил, так как можешь стать источником неприятностей. Я вижу, что ты не лжешь, Вард… Но я видел слишком многое. Я разрешаю тебе странствовать с нами – хороший картограф всегда пригодиться. Я предупреждаю – если ты как-либо навредишь моим ученикам, ты умрешь в мучениях.

– А ты не боишься, что я могу навредить тебе? Ты ведь тоже не знаешь, что я за существо.

– Я вообще ничего не боюсь, дружище. Мой список эмоций несколько отличается от обычного. А то, что ты – неизвестного мне вида, делает все только интереснее. Со временем мы все узнаем, но зачем торопиться и портить себе удовольствие?

Вард кивнул, глядя на стремительно приближающиеся мачты стоящих в порту кораблей:

– Да… Именно поэтому странствовать лучше всего пешком…

– Ну, тут я тебе не могу ничего обещать. И вообще, раз уж ты с нами, сообщаю – мы зависнем некоторое время в Лазурном – возможно, на несколько дней. Надо научить девочку превращаться обратно. Боюсь, с этим могут возникнуть сложности – моя печать не так проста в применении…

Странник снова кивнул, и лодка начала плавно огибать стоящую у дальнего пирса галеру под ниорским флагом.


***

"Изумрудная гавань" была второй по роскошности гостиницей в городе. Снять тут трех комнатные апартаменты на неделю обошлось в кругленькую сумму. Впрочем, в начале Лун Штормов цены на жилье всегда резко возрастали – многие оставались пережидать сезон непогоды, и далеко не все имели в Лазурном Закате свои дома. Но все равно, сумма в триста золотых атоллов была баснословной – почти половина всей наличности, которую выделил Шиду Омега – стоимость ниорского лика у местных менял была сравнительно невысока… Эти ни к чему не относящиеся рассуждения промелькнули в голове у ученика демона, когда он очнулся, каким-то образом сразу поняв, где находится. Шиду тряхнул головой, очищая ее от лишних мыслей, и осмотрелся. Он лежал на мягкой и удобной кровати с короткими резными столбиками. Прямо над ним к крючку в потолке был прицеплен свернутый полог от насекомых. Ученик палача сел, потирая гудящую голову. Гостиница была построена из светлого ракушечника, добываемого на побережье неподалеку. Нижняя половина стен представляла собой каменный выступ по пояс взрослому человеку, на котором стояли нынче погашенные светильники, а дальше до потолка все было забрано темно-зеленой тканью. На полу лежал зеленый с коричневым орнаментом ковер. Так же в комнате стояли изукрашенные резьбой комод, платяной шкаф и стол с парой стульев, за одним из которых пристроился человек, что-то пишущий.

Ученик демона мгновенно узнал того самого типа, что он увидел подкрадывающимся в ночь проведения ритуала к магическому кругу. Тогда произошло что-то странное – Шиду атаковал незнакомца, так как полученный от наставника приказ был однозначен – убить любого нежданного гостя, но силуэт неизвестного внезапно размылся…Дальше удавалось вспомнить только темноту. Сидящий за столом поднял голову:

– Как себя чувствуешь, Шиду?

– Откуда ты знаешь мое имя? Почему ты здесь?

– А как много ты помнишь из того что произошло?

– Только то, что напал на тебя.

– Сильно же Омега тебя приложил, – покачал головой темноволосый, – Ты очнулся раньше, чем кончился ритуал. Потом твой наставник это понял и снова тебя оглушил.

– Омега? Ты с ним говорил? Где он?

– В соседней комнате. Хочешь, сходи посмотри сам, только тихо.

Шиду поднялся, и неуверенно – голова все еще гудела – прошел к единственной двери и осторожно ее приоткрыл. Там, в комнате, предназначенной под гостиную и прихожую, у стены спал Омега. Вместо кровати демон приспособил всю ту же полосу синего шелка, только на этот раз она не изображала гамак, а стояла, упершись концами в пол. У стены на полу лежал Попутчик, сжимаемый свисающей вниз рукой беловолосого. Ноги наставника торчали значительно выше головы. А над головой на стене был прикреплен развернутый свиток, на котором было крупно выведено: "Не будить. Убью." Ученик внял написанному и осторожно прикрыл дверь. Пройдя к столу, Шиду сел на свободный стул, аккуратно подвинув чернильницу. Уперся локтями в столешницу, положил на них голову и спросил:

– Я так понимаю, раз ты жив – значит идешь с нами? Он оставил указания?

– Хм… Ты настолько уверен в его силах?

– Да.

– Ну ладно… Вот, держи, – незнакомец взял со стола один лист тростниковой бумаги и протянул Шиду. Тот взял и вчитался:

"Шиду.

Во-первых, хвалю с мудрым решением притвориться, что ты без сознания. Во-вторых, ты все-таки не справился с поставленной задачей. Посему на время нашего пребывания в Лазурном ты освобождаешься от тренировок. Это и наказание и поощрение одновременно. Теперь о важном. Айшари спит в третьей комнате, и дня два точно еще будет спать – так что туда не заходи. Впрочем, ты и не сможешь – я повесил такую защиту, что даже дверь тебе удастся разглядеть далеко не с первой попытки. Парня, который тебе это отдал, зовут Вард. Он Странник. Не человек, но что он такое мне пока не понятно. Возьми на заметку – всегда говорит правду. Приглядывай за ним, если что, говори мне – я его сам убью, так как ты не можешь. Между прочим, он это пишет под мою диктовку, так что это распоряжение для него не секрет…"

Шиду оторвался от чтения и взглянул на Варда с интересом. Тот с абсолютно спокойным выражением лица продолжал вносить какие-то записи в толстую книгу, кожаный переплет которой был украшен массивными серебряными накладками.

– И тебя не беспокоят отданные мне распоряжения?

– Нет, – Вард даже не оторвался от своего занятия, – Омега сказал, что ты адекватно все воспримешь.

– Как восприму?

– Адекватно. То есть здраво, разумно.

Шиду продолжил чтение:

"… По поводу распоряжений. Они таковы – рассортируй жемчужины из сундучка, по форме, цвету и размеру. Вард поможет. Самые негодные и лодку продайте. На обратном пути купите фруктов, и побольше. Вина тоже. Ну и себе чего-нибудь поесть. Табличку видел? Так что мимо меня прокрадывайтесь как мышки. Серьезно. Во-первых, я устал, во-вторых мне сейчас Вард скинет телепатически несколько наиболее распространенных местных языков, и надо будет освоиться с полученной информацией. Так что не будите. Серьезно ведь убью. Вроде все. Ждите, короче, пока я не проснусь, и об Айше – никому ни гу-гу.

А, да, точно. Как занесете еду, отправься на прогулку, поищи ту девочку, познакомься. И по пути тоже поглядывай – вдруг встретишь…"

Шиду передернуло. Он был больше чем уверен, что это и есть настоящее наказание. Пересилив себя, он продолжил чтение:

"… Если ты думаешь, что это и есть настоящее наказание, то ты неправ. Просто ты боишься эту девчонку, и драконов кстати тоже. А свой страх нужно загонять в угол и побеждать, вставая с ним лицом к лицу. Но дракона мне тут достать неоткуда, так что хоть ее поищи. На этом точно все. Не подписываюсь, так как подписи моей ты все равно не знаешь. Подлинность письма узнаешь, если приглядишься."

Шиду пригляделся. Возле последних слов мерцала клякса фиолетовой ауры демона. Да уж, это было понадежнее всякой подписи. Вард закончил писать и закрыл книгу:

– Ну что, план действий ясен?

Ученик палача наморщил лоб:

– Несколько вопросов есть. Что значит эта фраза? – странник вытянул шею и посмотрел на указанное место. Шиду отметил странную, немного неестественную, но завораживающе хищную пластику движений.

– Что именно в этой фразе тебе непонятно?

– Все. Каких языков, как их ты собираешься скинуть и куда. И зачем.

– А… Омега неправильно употребил слово – прости, просмотрел, когда записывал. Имеется в виду речь, умение говорить. Телепатия – это искусство передавать и получать знания с помощью мыслей. В том числе и чтение мыслей, общение на расстоянии… Представь, что я написал книгу, в которую внес все слова какого либо наречия, их значение и правила употребления. Только написал при помощи силы мысли, и храню у себя вот здесь, – Вард постучал согнутым пальцем по лбу, – Так вот, несколько таких книг я передал в голову Омеги. Когда он их прочтет – то есть освоит полученную информацию – сможет разговаривать и писать на этих языках. Понятно?

Ученик демона помотал головой – болезненное гудение внутри черепа здорово мешало сосредоточиться.

– И на каких языках он сможет разговаривать?

– Он сможет читать, писать и говорить на трех основных диалектах Полуденного Королевства Архипелагов, восьми наречиях Великой степи, ниорском, старониорском, древнеэльфийском, эльфийском, повседневном, церемониальном, личном, рабочем языках гномов… или их устаревших версиях, моим знаниям о гномах уже несколько сотен лет, я не уверен, насколько изменились языки, – странник покачал головой, – Кроме того, еще излучный – основной говор Междуводья, вари – наречие Короны Ледяных Волн, ну и несколько менее распространенных языков…

Шиду тряхнул головой:

– А зачем излучный? Мы же на нем все это время и разговаривали?

– Это вы двое, – Вард наставительно поднял палец, – разговаривали. А Омега, пользуясь той же телепатией, слушал вас, запоминая слова и беря их значения прямо у вас из головы. Читать мысли он в основном не может, но когда вы говорили, понять смысл мог… А если он вам что-то говорил, то… Впрочем, ты же Говорящий с Драконами, – золотая искорка промелькнула по краю радужки глаз странника, – должен понимать, о чем я говорю.

Шиду кивнул. Действительно, если напрячься, он никак не мог точно вспомнить, на каком же языке говорил Омега все это время. Некромант говорил на вари, сам ученик палача на излучном… ну, на приточном говоре, который, честно говоря, отличался от излучного всего тремя словами… Айшари, видимо из вежливости, говорила на том же наречии, что и он… И гном тоже… Молодой человек вскинулся:

– Подожди-ка, тут до тебя был еще один гном… У них с Омегой вышел разговор со стихами… С ним Омега тоже этой… телепатией?

– Сомневаюсь. Гномы по своей природе защищены от любого посягательства на свой разум… По крайней мере, я не слышал ни об одном гноме-телепате, и ни об одном телепате, прочитавшем мысли гнома… Когда это было?

– Около шести дней назад…

– За то время, что Омега провел с вами, он уже вполне бегло научился говорить по-излучски… Правда, акцент у него ужасный, а половину слов так и вовсе разобрать нельзя…

– И гном этого совершенно не заметил?

– Даже если заметил… Умение говорить, будучи отражением умения писать, одного из трех вещей, что подгорный народ превратил в искусство… Критиковать речь, почерк, владение сталью и мастерство в ремесле того, с кем плохо знаком – страшнейшая грубость. В первую очередь неуважение к себе, а такого ни один гном не допустит… Так, по крайней мере, было раньше… Сомневаюсь, что что-то изменилось. Гном, если и заметил, скорее всего похвалил умение Омеги обращаться со словом, а потом, несколько позже, добавил маленькое замечание, намекая таким образом, чтобы собеседник обратил на свою речь больше внимания…

Шиду ошарашено покачал головой:

– Так и было…

Вард заметил задумчивость молодого человека, но решил не заострять на этом внимания:

– Омеге понадобиться довольно много времени, что бы освоить полученные знания. А у нас довольно много дел. Не будем же их откладывать, гневя Светило Дня бездействием…

И они приступили. Было раннее утро, и сортировка жемчужин заняла их почти до полудня – всего их оказалось две тысячи пятьсот восемьдесят три штуки. Голубоватые, розовые, зеленоватые, несколько черных. Все мелкие и неправильной формы – а таких набралось около тысячи – имели голубой оттенок. Расфасовав все это богатство по закупленным еще в прошлый раз замшевым мешочкам, ученик палача и странник отправились выполнять оставшиеся в списке поручения. На цыпочках прокрались мимо спящего Омеги, закрыли дверь и облегченно вздохнули.

– И с чего он вообще лег в проходной комнате?

– Как только мы зашли, он отнес Айшари в комнату, поколдовал с какими-то свитками. Потом достал из рукава меч, завернутый в синий шелк, и устроился так, как ты видел, заявив, что никуда больше не пойдет. Все остальное пришлось делать мне, – Вард обернул свой желто-красный шарф вокруг головы на манер капюшона, скрывая лицо.

– Спасибо, что положил меня на кровать, а не на пол.

– Не за что.

– Да, забыл спросить… Что такое "гу-гу"… – Шиду сделал первый шаг по коридору, и с ним произошло что-то неладное. Руки неожиданно прижало к бокам, а ноги – к друг другу. Ученик демона, не сумев ничего сделать, упал лицом вниз. От перелома носа его спасла толстая коричневая ковровая дорожка.

– Сам не знаю… Омега так продиктовал, и я решил, что ты поймешь… – Вард покачал головой, поднял и поставил паренька на ноги. В худых костистых руках странника была скрыта внушительная сила – Шиду почувствовал себя щенком, которого взял за шкирку волк. Пока ученик палача с удивлением осматривал и сгибал-разгибал так внезапно предавшие его конечности, темноволосый почитатель Озаряющего запустил руку в один из малых карманов своей объемистой сумки – истинный Странник все свои пожитки берет с собой, всегда. Ведь любой шаг за порог – начало нового пути и одновременно продолжение Главного Пути… и нет никакой гарантии, что ты вернешься к этой самой двери, куда бы ты ни шел… Из карманчика появился вчетверо сложенный листок тростниковой бумаги, который Вард протянул ученику демона. Тот развернул послание и прочитал:

" Шиду.

Если ты читаешь эти строки, то поздравляю, ты – недоумок!

Посмотри внимательно на свою ауру!"

Шиду посмотрел. В его ауре, вокруг голеней и запястий, кружили тусклые кольца знакомой фиолетовой энергии.

" У тебя было полдня, что бы додуматься посмотреть на себя. То, что я в предыдущем послании отлучил тебя от активных тренировок, не значит, что ты должен прекращать работать со своей аурой, придурок! Если бы у тебя хватило мозгов ее изучить сразу, как проснулся, то ты легко мог бы избавиться от этого милого плетения – Вард объяснил бы, как. Теперь ты пупок надорвешь, а его не снимешь – до самого заката время от времени будешь падать мордой вниз.

Да, на Варда не обижайся – я взял с него слово, что он ни словом, ни жестом не подскажет тебе ничего. Прими это как наказание за собственную беспечность."

Внизу снова мерцало пятно жизненной силы наставника. Шиду вздохнул, и спрятал записку за пазуху. Вард виновато пожал плечами:

– Я дал слово…

– Ничего, я понимаю… – ученик палача вгляделся в своего спутника, – А вот ауру свою ты специально прячешь?

– И да, и нет… Я так долго тренировался это делать, что теперь мне такая маскировка не стоит никаких усилий… И я поддерживаю ее постоянно.

До выхода из гостиницы лицо ученика демона встретилось с полом еще два раза.


***

Поход на базар продолжался уже целую вечность. Вечность, которую Шиду проводил в медленном, очень медленном переставлении ног и постоянном наблюдении за плетением наставника. Которое постоянно норовило прижать конечности к друг другу и уронить ученика демона лицом вниз. Поэтому выполнение поручения взял на себя Вард. Странник благополучно продал лодку старшине рыбачьей артели, а жемчужины – нескольким купцам, с каждым разом повышая цену.

– Видишь ли, – пояснил он, вышагивая рядом с молодым человеком, – Самое главное в торговле – это знание о том, кто сколько и чего покупает… И продает. Поэтому каждый купец очень внимательно следит за другими торговцами. Мы идем так медленно, что новость о продаже жемчуга успевает облететь если не весь базар, то этот уголок точно… А жемчуга сейчас мало – сезон ловли почти кончился…

Шиду кивал, практически не слушая. Вот сейчас… Ученик палача замер, встав прямо и прижав руки к бокам. Странник замолчал. Спустя пару мгновений молодой человек вздохнул – по крайней мере, в этот раз у него получилось устоять на месте. Вард одобрительно кивнул:

– С каждым разом у тебя все лучше и лучше получается.

– Это расплата за невнимательность. Радоваться тут нечему, – Единственное, чему стоило порадоваться, так это тому, что слежение за плетением поглощало все внимание. Шиду не имел возможности искать ту странную девочку, даже если бы хотел. А он очень не хотел, – Так что ты говорил о жемчужинах?

– Жемчуга сейчас мало… А тот, что у нас, – Вард похлопал рукой по сумке на боку, – Очень неплохой, несмотря на то, что это худшее из добытого Омегой… Никогда не продавай сразу лучшего – один из законов торговли. Каждый следующий купец, к которому мы приходим, уже знает о наших предыдущих сделках. И готов заплатить больше.

– За что?

– За то, что мы продадим ему жемчуг лучше, чем предыдущему.

– Как-то ты говоришь… Похоже на Омегу.

– В самом деле? – удивился Вард, – Все может быть… Много удивительного происходит под лучами Светил… Но почему ты обращаешься ко мне на ты, не обращая внимания на мой возраст?

Шиду снова остановился, пережидая очередную активацию плетения. Потом ответил:

– Потому что не вижу признаков этого возраста. И потому что ты это позволяешь. Как и Омега.

В брошенном на ученика демона взгляде странника мелькнула золотая искорка:

– Но на то имеются причины, пусть и не заметные сразу… Впрочем, о странностях твоего наставника мы поговорим в другое время… Ибо как говорили древние: "Время и место беседы должно быть правильным"…

Шиду снова кивнул. Они побродили по базару еще некоторое время, наняли носильщика, что бы нести купленные корзины с фруктами. Попутно странник ненавязчиво расспрашивал о местах, где пареньку довелось побывать, а иногда и сам что-нибудь рассказывал. За разговором и покупками Шиду наловчился точно отслеживать моменты активации плетения, и теперь всего лишь застывал на доли мгновения. Вард каждый раз одобрительно кивал.

Суета постепенно затихала – приближался закат. Люди переставали носиться туда-сюда, в движениях появлялась степенность и неторопливость, скрывающие накопившуюся усталость. Даже вездесущий рыбный дух казался уже не столь густым… или нос ученика палача уже к нему притерпелся… Тут сбоку мелькнула искорка изумрудно-янтарной ауры.

Шиду сбился с шага и не успел замереть. Плетение Омеги стянуло ноги и руки… Но с камнями, выстилавшими базарную площадь, ученику палача поцеловаться не довелось. Вместо этого его лоб с глухим стуком врезался в покрытый чешуей морского змея нагрудник. Владелец нагрудника отшвырнул паренька назад.

Вард, давно увидевший идущий им навстречу десяток Всадников Волн, лучших воинов Рэйроу, Королевства Полуденных Архипелагов – только они обтягивали свои доспехи чешуей собственноручно добытых морских змеев – ни капли не удивился, когда десятник обратился к нему:

– Вы Странник по имени Вард?

– Да, – спокойно отозвался он, помогая встать своему спутнику и краем глаза следя окружающими их воинами. Десятник кивнул, не убирая руку с рукояти на поясе:

– Именем Правителя Города, вы и ваши спутники пойдете с нами.

– Хорошо. Могу я узнать причину этого распоряжения?

– Вас ждет человек, который все объяснит.


***

… Шорох подошв по асфальту. Теплые солнечные лучи, давящие на плечи. Ветерок, щекочущий шею и кончики ушей. Усталость, сгибающая спину, словно ярмо на шее… Ритм, бьющий через уши прямо в мозг, отражающийся от стенок черепа… Потом рывок, и мир вращается перед глазами безумной каруселью… Боль удара, которого даже не успел почувствовать. Кусок бетонного забора, выкрашенный голубенькой краской. Небо, серое унылое небо большого города. И ощущение чужого взгляда, высасывающего последние крохи жизни из изломанного тела…

… Он плавал в пустоте. И не было ничего. Только безбрежный океан темноты. Потом, откуда-то из глубин, пришел звук. Смесь скрежета и звона. Следом всплыл образ. Имя. И связанная с именем личность.

Омега проснулся. Распахнул пасть в зевке, явив миру свой набор клыков. Мир отреагировал на это зрелище судорожным всхлипом. Беловолосый моргнул. Он лежал на левом боку. И смотрел прямо в лицо служанке, сидящей на полу и руками зажимающей себе рот. В ее широко распахнутых глазах стояли слезы, а чепец был надрезан лезвием Попутчика. Фактически, бедная девушка сидела под изогнутой и остро заточенной полосой стали, рукоять которой сжимал в правой руке Омега. Беловолосый перевел взгляд наверх и обнаружил здоровенную дыру в драпирующей верхнюю часть стен и потолок ткани. Судя по всему, это был след от поднимания меча и последующего удара сверху вниз с одновременным поворотом на бок.

Девушку спасли подкосившиеся ноги. Клинок демона, за счет своих габаритов и обратного изгиба, вонзился острием в пол раньше, чем разрубил плоть.

Омега еще раз зевнул и плавно перетек в сидячее положение. Одновременно он вырвал меч из пола и пристроил тупой стороной себе на загривок. Почесал макушку, недовольно вздохнул и сграбастал служанку за верхний край белого передника. Подтянул поближе и спросил, кивнув на чудом сохранившийся свиток на стене:

– Ты что, читать не умеешь?

Та не смогла ничего сказать. Демон еще раз посмотрел на надпись. "Не будить. Убью." Четким подчерком Варда, красивыми междуводскими буквами… Омега в сердцах хлопнул себя по лбу правой ладонью, едва успев снова схватить выпущенную рукоять меча. Затем встал, легко поставив служанку на ноги и слегка оттолкнув. Пока та делала несколько шагов назад, чтобы устоять на ногах, полоса синего шелка обвила Попутчика, и демон мгновенным движением спрятал получившийся сверток в рукав. Посмотрел на забывшую от удивления об испуге служанку, потер ладонями лицо:

– Значит, по-междуводски читать не умеешь… Кстати, ты вообще кто? И на каком языке мы сейчас говорим?

– На рэйро, господин, – оторопело отозвалась та, – я Лэйша, горничная…

– А… вот как, значит, говорят в Королевстве Полуденных Архипелагов…- Пробормотал Омега, проходя к столу. Усевшись на стул и закину ноги на столешницу, он смерил девушку взглядом, – И хотя незнание закона не освобождает от ответственности… Зачем пришла?

– Зажечь светильники. Спросить, не желаете ли чего на ужин, – перед глазами горничной все еще блестело остро отточенное лезвие, чуть не оборвавшее ее короткую жизнь. Если бы рука странного постояльца не вывернулась из-за тяжести, и острие меча не уперлось в пол…

Омега посмотрел на царящие за окном сумерки. Покачал головой, пытаясь избавиться от странной ноющей боли в висках:

– Мои спутники еще не появлялись?

– Нет, господин… они вышли около полудня, и с тех пор не появлялись…

– Понятненько. Сегодня удача на твоей стороне, – Омега щелкнул пальцами, и все светильники в комнате зажглись, – Но тебе же лучше, если ты забудешь о том, что тут увидела. Понятно?

– Да господин, – горничная нерешительно переступила с ноги на ногу.

– Умница. На ужин я буду фрукты… Много, и желательно посвежее… И вина… Стучись, перед тем как зайти. Вопросы?

– Какое вино вам подать, господин? – горничная потихоньку поправлялась от шока. Омега раздраженно махнул рукой:

– Сладкое. Ступай.

Девушка вышла, ступая несколько неуверенно. Демон посмотрел на закрывшуюся дверь и вздохнул:

– Ну в самом деле, не убивать же эту несчастную дурочку… А Вард – скотина. Мог и на рэйро написать… Вечным Пожаром клянусь, он это специально… Однако, – демон с хрустом потянулся, – давно мне не снились такие хорошие сны!

Тут беловолосый остановился. Последнюю фразу он произнес на совсем другом языке. И самое странное, это наречие не было в списке тех, что он получил от Варда.

– Однако же, – протянул Омега, осторожно пробуя слова на вкус, – как странно заговорить на давно позабытом родном языке… Как он там называется? Ирили? А на чем же я говорил, когда только прибыл в этот мир?

Задумавшись над этим вопросом, демон потянулся за сигаретой и некоторое время даже не замечал, что достал совсем не то, что собирался. Однако вскоре трудности при попытке затянуться заставили обратить внимание на извлеченный предмет. Это была прямоугольная пластинка какого-то прозрачного минерала, длиной в три ладони, шириной в одну и толщиной с палец. Сквозь гладкие грани были видны изломы кристаллической структуры, причудливо преломляющие свет. Огонек, которым демон пытался прикурить, не оставил даже следа на этом странном предмете. Омега посмотрел сквозь пластинку, пару раз моргнул. На верхней стороне обнаружился символ. Окружность, в нее вписан незамкнутый круг, а в нем прямой отрезок, немного выходящий сквозь незаполненный участок. Беловолосый повертел загадочный кусок минерала, присматриваясь к символу и так и эдак. Затем положил эту странную штуковину на стол, резьбой вверх, и откинулся на спинку стула. Достал-таки сигарету, некоторое время курил, стряхивая пепел на пол. Головная боль по-прежнему не желала рассасываться… Для Омеги не было новостью, что с его головой не все в порядке, а в памяти многого не хватает. Эта часть его разума и вовсе напоминала проходной двор. Воспоминания приходили и уходили, словно суетящиеся горожане, торопящиеся покинуть неприглядную подворотню. Некоторые задерживались, словно остановившись на перекур, а некоторые и вовсе оставались ночевать на лавочке… Возникали имена, названия, различные куски забытых жизней… И так же пропадали, если им не за что было зацепиться в окружающей реальности. Впрочем, Омега совершенно точно знал, что раньше было еще хуже. Даже теперь окружающий его мир казался демону немного иллюзорным, ненадежным…да и собственные эмоции иногда вызывали сомнение… Обычно это ни капли не мешало беловолосому жить. Но в данном случае было что-то еще. Что-то, прячущееся в немногих сохранившихся воспоминаниях и вызывающее головную боль… Среди того самого знания местных языков, которым так щедро поделился Вард… Затушив окурок о столешницу, Омега решительно накрыл странный знак подушечкой указательного пальца.

Раздалось какое-то странное жужжание, а канавки на полированной грани, из которых состоял загадочный символ, налились зеленым свечением. Омега изумленно таращился на переливающиеся в глубине кристалла искорки и странные значки. Спустя несколько мгновений жужжание смолкло, и в локте над пластинкой появился частично прозрачный желтый шар. Шар некоторое время висел в воздухе, неторопливо вращаясь вокруг своей оси, потом остановился и обзавелся двумя черными точками-глазками и черной же изогнутой полоской – улыбкой.

Омега потер лоб. Он точно помнил, что подобные штуки назывались смайликами. И вообще, начинали появляться смутные подозрения о том, что же он такое достал из рукава…

Под смайликом появились два полупрозрачных синих оконца. Расположенное горизонтально было разделено тонкими белыми линиями на множество небольших многоугольников с разным числом граней. На них были нанесены разнообразные символы, в том числе и алфавит какого-то другого языка… Клавиатура. Омега вгляделся в знакомые буквы. Это было очень странно. Беловолосый знал, что он свободно может читать, писать, говорить, и даже сочинять стихи на этом наречии. И при этом овладел он им раньше ирили. Как такое может быть, Омега не понимал, потому что ирили абсолютно точно был его родным языком… Зато вопрос о том, на каком наречии Омега разговаривал, только прибыв в закрытый мир, отпал. На том самом, на котором сейчас читал надпись, расположенную на втором окошке, расположенном вертикально.

"Дата не имеет значения. Сегодня я закончил теоретические расчеты Оков… Или Врат… Или Печати… Короче, тех светящихся узоров, что иногда на тебе появляются…"

Омега хмыкнул, доставая новую сигарету:

– Удивил. Про Печать я и сам знаю…

"Пишу я это потому, что я – это ты. При наложении печати возможно изменение моей ментальной структуры различных масштабов. В чем я точно уверен, так это в том, что ты как личность во многом будешь от меня отличаться…"

– Это точно…

"Эта пластина – инструмент для диагностики и тонкой настройки Печати и браслета, которые слишком затратно осуществлять обычным выходом в транс. Кроме того, включено множество других, весьма полезных функций. То, что ты перед собой видишь – интерфейс этого устройства. Надеюсь, эти слова тебе понятны?"

– Вот ведь… хотя в чем-то он конечно прав… – задумчиво пробубнил Омега, доставая новую сигарету. Поскольку послание обрывалась, то он набрал на клавиатуре "ДА". Довольно хмыкнул, глядя, как введенная им надпись появилась в дополнительном маленьком окошке, и нажал клавишу ввода.

"Что ж, прекрасно. Перед тем, как система окажется полностью в твоем распоряжении, придется пройти небольшой тест. То есть я не сомневаюсь, что ты это я – система работает только при наличии всех трех компонентов, один из которых – твоя татуировка, которую даже вместе с кожей не снимешь. Но этот тест поможет выявить, насколько ты адекватен, и, возможно, разобраться в твоей текущей ситуации. Извини, конечно, но поверить, что смогу ни во что не вляпаться, при всем желании не могу. Начать тест?"

Омега расхохотался:

– Нет, ну надо же… Насколько я адекватен? И это я писал еще до наложения Печати, которая, кстати, должна была если не исцелить, то хотя бы ослабить мое безумие?… Ну-ну… Странно, конечно, что я не помню о такой забавной штуке… Впрочем, я много чего не помню, и о Печати тоже… Даже то, что в свое время поведал Айшари, для меня самого было новостью…- демон оборвал свои рассуждения и ввел: "Начать тест"

"Прежде чем начать, хочу напомнить – этот тест составлял ты сам, даже если не помнишь об этом. Начнем. Ты помнишь свое имя?"